Полная версия

Главная arrow Психология arrow Дифференциальная психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

О дифференциальной психологии синдромов антиципации в системных исследованиях целостной индивидуальности

Конкретные исследования, выполненные за последние 40 лет, основывались на разработанной в системной типологии индивидуальности психотехнологии, позволяющей объективизировать специфику функциональных систем в предваряющих феноменах пре- дактивности, таких как антиципация, преднастройка, установка, ожидание, акцептор результата действия [8, 16, 44].

Привлечение понятия «антиципация» с его многозначностью прежде всего связано с универсальностью этого феномена. По мысли Б.Ф. Ломова и Е.Н. Суркова [44], в деятельности невозможно найти такие ситуации, в которых антиципация не играла бы существенной роли. В своей книге «Антиципация в структуре деятельности» они глубоко и всесторонне анализируют уровневое строение процессов антиципации, отмечая при этом их связь (в физиологическом плане) с акцептором действия и другими феноменами опережающего отражения действительности.

Все вышесказанное показывает логичность экспериментального исследования индивидуально-типологических факторов антиципации, реализующей деятельность человека, для познания закономерностей целостной индивидуальности. Особенности антиципации исследовались с помощью методики вызванных потенциалов (МВП) в так называемых потенциалах антиципации — ПА [12, 16].

Специальные исследования регистрировали ПА, которые были получены в следующих условиях регистрации: 1) при обычных произвольных движениях, которые испытуемые совершали в моменты времени, выбранные по своему усмотрению; 2) при счете таких действий; 3) в начале формирующейся стратегии вероятностно-прогностической деятельности при относительно частом «успехе», а также при редком угадывании; 4) при стабилизации стратегии поведения в ходе развития вероятностно-прогностической деятельности отдельно в ситуациях редкого и частого «успеха». В качестве типологически апробированных характеристик использовали параметры лабильности — критические частоты мельканий и критические частоты звуков (КЧМ, КЧЗ) — и силы (коэффициент в) нервной системы, относительно которых в работах по генетической психофизиологии, выполненных с помощью метода близнецов, выявлена высокая степень генетической обусловленности дисперсии данных признаков [47].

Особое значение для оценки пригодности системотехники и методики в плане проблем дифференциальной психологии имело изучение типологических факторов антиципации в ходе реализации действий разного личностного смысла. Для этого сравнивали факторные отображения взаимосвязей характеристик ПА, зарегистрированных в ситуациях решения испытуемым разных задач (при различающихся смыслах моторных действий), но в условиях сходства сенсомоторной организации произвольного движения. Выяснение сходства синдромов антиципации, реализующей тождественные по сенсомоторным характеристикам, но различные по целям и смыслам действия, позволяло раскрыть степень подверженности ПА влияниям со стороны психологически существенных трансформаций движений (операция — действие — деятельность).

Полученные материалы имели четкий результат: факторы, реализующие действия разного смысла, но тождественные по сенсомоторным компонентам их реализации, резко отличаются по своему составу [12, 27].

Резюмируя сказанное, отметим, что представленные материалы экспериментально показывают существенные различия синдромов типологических параметров антиципации, реализующей произвольные действия, сходные по сенсомоторным компонентам, но различающиеся задачами и, как показывает специальный анализ, целями и смыслами. Результаты экспериментов показывают, что в период формирования стратегии поведения, а также в период ее стабилизации функциональные системы, объективизированные в процессах антиципации, складываются с учетом индивидуально-типологических характеристик, таких как сила и лабильность нервной системы. Структура этих синдромов существенно различна в разные периоды становления вероятностно-прогностической деятельности. Эти факты свидетельствуют об общих причинах, лежащих в основе интериндивидуальных вариаций характеристик антиципации, включенной в естественное течение деятельности, и тех типологических свойств индивида, которые при этом опосредствуют влияние на человека внешних причин.

Другими словами, процессы антиципации, реализуя ориентировку человека в плане образа, вместе с тем выполняют в активном поведении своеобразную интегрирующую функцию, заключающуюся в индивидуально-своеобразном синтезе прошлого, настоящего и будущего. Важность этой функции во многом определяется взаимосодействием разных уровней индивидуальности получению значимого для человека результата в ходе решения поставленных субъектом задач. Данный процесс находит отражение в гетерогении синдромов антиципации, которые реализуют целеполагание человека по мере достижения промежуточных результатов действий. Их смысл наиболее полно раскрывается в структуре целостного поведения и, в частности, соотносится с важнейшим вектором деятельности «Мотив — Цель» [45].

Как показало представленное дифференциально-психологическое исследование, индивидуальные особенности антиципации содержат как природные, конституциональные, генотипические характеристики, так и психологические параметры, изменяющиеся под влиянием формирующейся деятельности. Развивая логику намеченного обсуждения, можно было бы включить в подобные регуляторные детерминанты иерархию мотивов и потребностей человека, а в более широком контексте — образование, воспитание, обучение, а также обобщенные установки и направленность личности.

Можно полагать, что антиципация составляет тот важный механизм, который обеспечивает взаимосодействие свойств индивида и личности достижению результата и реализации целей действий. Сфера особенностей, механизмов и факторов преддеятельностных феноменов, таким образом, становится в центр работ по дифференциальной психологии.

Обобщение итогов анализа материалов данного параграфа требует рассмотрения специфических «узлов» реализации эволюционносистемного подхода к проблемам дифференциальной психологии в контексте целостной природы индивидуальности. Стало несомненным, что системный ракурс многогранных проблем индивидуальности является оптимальной стратегией интеграции данных о законах соотносимости разнообразных индивидуальных особенностей человека при естественном развитии субъектно-объектного взаимодействия. Такой подход к рассмотрению неизбежно ограниченных экспериментальных фактов в плане развития дифференциальной психологии создает новое проблемное поле, позволяющее перейти от постулирования «мозаичной» феноменологии индивидуальности к изучению закономерностей, связывающих разные ее уровни в субъекте психической деятельности.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>