Схематизация социальной реальности. Стереотипы

Отношение к объектам социальной реальности в повседневной жизни зачастую приобретает упрощенные, схематизированные формы. В социальных практиках формируются некие шаблонные, раз и навсегда усвоенные представления о различных объектах и явлениях, а отношение к ним становится стереотипным.

Стереотип — это относительно устойчивый и упрощенный образ социального объекта (человека, группы, явления), складывающийся в условиях дефицита информации как на основе обобщения личного опыта индивида, так и с помощью многообразных источников информации. Термин впервые введен У. Липманом. В основе позиции этого автора лежит отказ от традиционного понимания сознания как регулятора наших представлений об истинности анализируемого явления, события, знания. Он полагает, что основу человеческого мышления составляют устойчивые доминанты, которые формируют некие шаблонные, раз и навсегда усвоенные представления о социальной реальности. Базовыми признаками стереотипа являются иррациональность, массовость и устойчивость1.

Посредством стереотипа человек стремится воссоздать для себя привычную, понятную, в каком-то смысле упрощенную картину мира. При этом он схематизирует социальную реальность, отражая в своем сознании лишь те ее свойства, которые для него несомненны. «Все, что является несомненным, — пишет А. Шюц, — основано на привычке: в ней содержатся рецепты для решения проблем, встречающихся мне по мере моих поступков. Мой запас знания содержит варианты решения таких проблем»[1] [2]. Поэтому стереотип призван регулировать взаимодействия людей в обществе на основе формирования устойчивых образцов отношения к объектам социальной реальности.

Стереотип складывается из трехкомпонентной структуры, в которой выделяются аффективный, когнитивный и поведенческий уровни (Ж. Т. Тощенко)[3]. Аффективный уровень стереотипа отражает эмоциональное отношение к объекту реальности, когнитивный связан с познанием, как правило, его внешних проявлений, поведенческий характеризует использование стереотипной формы объекта в социальной практике. Во взаимосвязи этих уровней обеспечивается целостность стереотипа и процесса его формирования (стереотипизации).

Являясь продуктом социализации, стереотип формируется как механизм идентификации, в котором выделяются, по Г. Тажфелу, три основания: 1) Я-образ (с помощью схематизации, упрощения социальной реальности); 2) Мы-образ (посредством адаптации Я-образа под потребности референтной группы); 3) Они-образ (продуцирование идеологем как инструмента группового отношения к нереферентным группам)[4]. В связи с этим поддержание идентификаций рассматривается в качестве основной функции социальных стереотипов.

Самоидентификация предполагает отождествление себя с группой, прежде всего на основе внешних признаков, которые существуют в массовом сознании в стереотипной форме. Отождествляя себя с нацией, этносом, профессиональной группой, индивид пытается воссоздать понятную для себя систему этих признаков, максимально упрощая свои представления о них. Упрощенность определяется на индивидуальном уровне таким базовым свойством процесса стереотипизации, как экономия времени. В привычных ситуациях человек не стремится расходовать время и энергию на рациональный анализ своего поведения, а предпочитает выбор стандартных, стереотипных действий. В социальной жизни исторически апробированный набор навыков и стандартов социального поведения содержится в массовом сознании в форме исторической памяти. Не случайно в социологии историческая память рассматривается как социокультурный стереотип. Трансформируясь в индивидуальном сознании в опыт человека, существующие социокультурные стереотипы приобретают личностный смысл, превращаясь, по выражению А. Шюца, посредством рутинного течения переживаний в естественную установку. То есть результатом стереотипизации выступает установка, означающая готовность воспринимать явление или объект определенным образом, в определенном свете, в зависимости от предшествующих восприятий. Установка непроизвольна и не осознается самим субъектом. Но именно она определяет его отношение к объекту и способ его восприятия. Здесь стереотип смыкается с габитусом, представляя собой стандартизированный образец объекта социальной реальности, формируемый в процессе хабитулизации социальных взаимодействий. В данном исследовании такими объектами являются межличностные взаимодействия, семья, труд, образование, власть.

Под социокультурным стереотипом, таким образом, понимается «существующая бессознательно, стандартизированная, схематичная, устойчивая форма реагирования, в основе которой лежит ценностно- обусловленное отношение к сферам социальной реальности»[5]. Ценности как эталоны должного хотя и являются общим ориентиром в отношении индивида к объектам действительности, но отличаются от стереотипов тем, что последние имеют более выраженный вектор. Он направлен на определенные формы проявления социальных объектов, конкретизируя отношение людей к ним.

В. В. Ковалев отмечает двойственную природу социокультурных стереотипов, обусловленную разными источниками происхождения: естественную и искусственную. По его определению, естественные стереотипы, будучи производными от ценностей, являются продуктом социальных взаимодействий. Их можно оценивать в качестве невидимого слоя социальных ценностей, т. е. как неактуализированные до конца ценности. Искусственные стереотипы являются проявлением рефлексии элитарных слоев общества на типичные свойства объекта и функционируют в обществе в виде мифологем. Мифологемы отражают в стереотипной форме как истинные, так и ложные признаки социальных групп, поэтому нередко существуют в форме предрассудков, предубеждений[6].

Двойственная природа социокультурного стереотипа позволяет рассматривать его роль в механизме формирования как базового, так и социально-ситуационного основания отношения к объектам. Очевидно, что роль естественных стереотипов оказывается доминирующей в формировании базового основания отношения к социальной реальности, а искусственных — социально-ситуационного. На эмпирическом уровне отношение к объектам реальности оценивается как один из способов самоидентификации индивида с другими, семьей, трудовым и учебным коллективами, властными структурами, выраженный в стереотипной форме. Тем самым определяются важнейшие функции стереотипов в этом механизме: идентификация — на групповом уровне и интеграция — на социетальном.

Образы объектов социальной реальности, сформировавшиеся в архетипах, ментальных структурах, габитусах и стереотипах в форме коллективного бессознательного, преобразуются в пространстве массового сознания в потребности, интересы, ценности, установки, экс- пектации, которые исследуются на эмпирическом уровне.

  • [1] См.: Lipman W. Public Opinion. Toronto, 1965.
  • [2] Шюц А. Избранное. Мир, светящийся смыслом. М., 2004. С. 62.
  • [3] См.: Тощенко Ж. Т. Стереотипы и парадоксы: общее и особенное в сознании различных групп населения // Тощенко Ж. Т. Парадоксальный человек. М., 2001. С. 11.
  • [4] См.: TajfelH. Social Stereotypes and Social Groups. Oxford, 1984. P. 32—45.
  • [5] Ковалев В. В. Роль и значение социокультурных стереотипов в процессе формирования устойчивости российского общества. Ростов н/Д, 2008. С. 77.
  • [6] См.: Ковалев В. В. Указ. соч. С. 79, 80.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >