Полная версия

Главная arrow Социология arrow Маргинальность в спорте: морфологические и динамические аспекты анализа

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

МАРГИНАЛЬНАЯ ЛИЧНОСТЬ В СПОРТЕ: ПАРАМЕТРЫ ИДЕНТИФИКАЦИИ

Одна из ипостасей спорта в социуме - предоставлять свое пространство для утверждения индивидом себя среди других себе подобных, для поиска возможностей реализации всех заложенных природой потенций, для выбора идентификационных стратегий и многое другое. Конкретика времени лишь расставляет акценты.

В современном обществе спорт достаточно определенно ассоциируется и с социальным институтом, имеющим функциональные, организационные и субъективно-идентификационные параметры, и со сферой социально-профессиональной деятельности и с образом жизни. Выбирая спорт в качестве пространства социализации, индивиды преследуют различные цели:

  • • для одних включенность в спортивную деятельность предоставляет социальные технологии с четко организованной системой заранее известных правил и моделей поведения;[1]
  • • для других личностные достижения, доминирующие в спорте, повышают возможности адаптации к вызовам внешней социальной среды;
  • • для третьих включенность в спортивную деятельность выступает как механизм восходящей социальной мобильности, который обеспечивает доступ к социальным ресурсам через наличие спортивных достижений (Мид Дж, Лазарсфельд П., Барбер Б.);
  • • для четвертых подразумевает приобщение к социальному корпусу, обладающему идентичностью, общими интересами, социальным родством и социальной номинацией, к системе социальных взаимодействий (Бурдье П., Греньон К., Пасрон Ж.К., Клеман Ж.-П.);
  • • для пятых способствует обретению социального контроля, самоидентификации и предупреждению девиантного поведения (Блау П., Рейсс Э. Дж, Коэн А.);
  • • для шестых включенность в спортивную деятельность подразумевает возможность «социального призвания», независимого от социальных позиций.

Конкретика настоящего, обусловленная наступлением эпохи «высокой современности» (Гидденс Э.),[2] актуализирует определенное изменение ожиданий от включенности в спортивную деятельность:

  • • акцентирование внимания на приоритетности личных успехов в спорте, а не только статусных или деловых достижений;
  • • ослабление достиженческих мотиваций и предпочтение ценностей «престижного потребления»;
  • • усиление ощущения «онтологической безопасности», снижение неопределенности и противоречивости идентификационных моделей (Гидденс Э., Бауэрс Н., Бэрдон Л.);
  • • оказание определяющего влияния спортивных достижений или неудач не только на отношение к спорту, но и к обществу в целом, другому населению, своим ровесникам (Бурдье П., Гидденс Э., Бауэрс Н., Бэрдон Л.).

Перечисленные факторы и, вероятно, еще целый ряд других, обусловливают притягательность спорта как сферы самореализации личности. Однако еще раз напомним, специфика пространства спорта в отличие от большинства других сфер человеческой жизнедеятельности выражается в приоритете востребованности таких генетических и природных особенностей двигательной, сердечно-сосудистой, эндокринной, нервной и других систем организма человека, которые позволяют ему демонстрировать свои предельные физические возможности в процессе многолетней соревновательной деятельности. Соответственно, для полноценной самореализации в этом пространстве озвученными особенностями необходимо обладать в полной мере. В то же время, как уже обсуждалось, пространство спорта органически встроено в социум и складывается из взаимодействия физического и социогенного полей. Социогенное поле состоит из экономического, политического, правового, образовательного, культурного, информационного и нравственного полей и активно влияет на формирование и действие многогранных спортивных отношений в пространстве спорта в целом.[3]

Таким образом, спорт как, вероятно, и любое другое пространство социума может и способствовать успешной социализации, максимальному раскрытию своих потенций индивидом и создавать предпосылки ущербного развития (телесного и духовного), социальной инвалидизации.

В рамках данной главы сконцентрируем внимание на анализе личностных и поведенческих особенностей действующих спортсменов, представителей магистральной «внутри-спортивной» группы, для которых тренировки, подготовка и выступления на соревнованиях являются основой профессиональной деятельности (подразумевается занятость в спорте высших достижений и в профессиональном спорте). В соответствии с авторским видением проблемы предпримем попытку обозначить, рассмотреть и подтвердить эмпирически существование тенденций их маргинализации в пространстве спорта, выражающихся, в следующем:

  • • существование атрибутивных форм маргинальное™: генетической и телесной, которые влияют на становление, протекание, завершение спортивной карьеры, а также посткарьерную жизнедеятельность;
  • • перманентное появление у спортсменов социально-психологических маргинальных состояний на протяжении всей спортивной карьеры;
  • • периодическое попадание спортсменов в маргинальные ситуации
  • (экономические, социокультурные), пребывание в маргинальном статусе (социальном или культурном);
  • • формирование личностной маргинальное™.

Начнем анализ с особенностей генетической маргинальное™ индивида и ее влияния на выбор и становление спортивной карьеры. Само понятие (как и аналогичные - спортивная, телесная и т.п.), с одной стороны, может вызвать некое неприятие и попытку предложить другой термин для обозначения сущности данного явления, хотя, на наш взгляд, оно достаточно точно определяет вкладываемое в него содержание. Многолетняя практика подтверждает, что из огромного количества желающих стать чемпионами мира и Олимпийских игр достигают этого статуса единицы. И дело тут не только в психологических особенностях личности, но и природных и генетических особенностях индивида.

В последнее время стала активно развиваться молекулярная генетика спорта - наука, история которой насчитывает только второе десятилетие (с 1998 года). Ее задачами являются поиски полиморфизмов (вариаций) генов, обусловливающих индивидуальные различия в развитии и проявлении различных физических и психических качеств человека, а также изучение степени влияния наследственных и средовых факторов (питание, тренировка и т.п.) на эти качества. К настоящему моменту известны, по меньшей мере, 29 генов, определяющих успехи в спорте, что указывает на полигенный характер наследования физических и психических качеств. Структурные особенности генов могут сказаться на их функциональности, что определяет индивидуальные различия между людьми: у одних определенный ген либо не работает, либо работает сверх уровня популяционной нормы (идентично понятию маргинальное™ - сверх уровня / на границе, за границей).[4]

В принципе, спортивные генетики занимаются поиском наиболее благоприятных для конкретной спортивной деятельности аллелей (различных вариантов одних и тех же) генов. Так, выделяют аллели выносливости, аллели быстроты/силы, аллели ловкости и др. В большинстве случаев каждый индивид является носителем двух копий одного гена, доставшихся ему от отца и матери. Это значит, что он может унаследовать, к примеру, либо 0, либо 1, либо 2 аллеля выносливости по определенному полиморфизму гена.

В недавней теоретической работе британских ученых (Williams and Folland) на примере использования 23 генов, ответственных за проявление выносливости, было показано, что вероятность того, что в мировой популяции можно обнаружить одного человека с наличием всех 46 аллелей выносливости, равна 0,0005%. Это значит, что мировые рекорды будут продолжать расти даже при отсутствии дальнейшего прогресса в совершенствовании тренировочного процесса и спортивной фармакологии.[5]

Российские ученые из лаборатории спортивной генетики Санкт- Петербургского НИИ физической культуры провели генеалогический анализ семьи, в которой все представители по мужской линии профессионально занимались футболом. На основании данных этого анализа и генетического тестирования футболистов было сделано предположение, что как минимум три генетических маркера являются значимыми для наследственной предрасположенности к занятиям футболом. Это аллели PPARA С, UCP2 Val и VEGF 634С, влияющие на энергетику мышечной деятельности и обеспечение скелетных мышц и миокарда кислородом (иными словами, аллели, улучшающие «физику» футболистов).[6] [7]

Показателен пример ситуации, в которую попал полузащитник испанского футбольного клуба «Атлетико» Карлос Гурпеги. Один раз в Сан- Себастьяне сезона — 2002/03 в матче с «Реалом Сосьедад», где Карлос забил два гола, другой раз после встречи с «Вальядолидом», данные традиционного допинг-контроля показали в крови Гурпеги норандостерон - запрещенный анаболический стероид, производный от нандралона. «Исследование показало, что до игры нандролон не был обнаружен, а вот после матча его уровень достигал 7,15 нанограмм на миллиметр, в то время как максимально допустимая норма - 2 нанограмма на миллиметр», - сообщил врач команды. В конце декабря 2003 г. Гурпеги прошел тест на искусственную стимуляцию, чтобы доказать: при максимальном напряжении его тело само производит норандостерон. Результаты отдали на расшифровку независимым экспертам - Университету Эстремадуры. 27 января 2004 г. представитель Университета, изучавший анализы, заявил, что футболист не принимал запрещенный препарат, а появление но- рандостерона в данном случае имеет эндогенную (то есть внутреннюю) природу.

Российские и американские исследователи определили полиморфизмы генов, влияющие на мышечную массу и силу, а также на рельефность мышечных групп. Было установлено, что преимущества в развитии силы и приросте мышечной массы дает наличие следующих аллелей генов:

  • • ACTN3 R (высокие сократительные характеристики мышечных волокон, преобладание быстрых мышечных волокон),
  • • АСЕ I (оптимальный сосудистый тонус, возможность увеличения силы в семь раз, преобладание быстрых мышечных волокон),
  • • AMPD1 С (быстрое восполнение запасов АТФ при выполнении физических нагрузок),
  • • AR L (высокая концентрация эндогенного тестостерона в организме),
  • • MYF6 С (высокие анаэробные возможности), PGC1A Ser (высокие анаэробные возможности),
  • • PPARG Ala (повышенная утилизация инсулина),
  • • UCP2 Val (высокая метаболическая эффективность мышечной деятельности).

У бодибилдеров также была обнаружена низкая частота генотипа XX по гену ACTN3 по сравнению с популяционными данными, что способствует активному продуцированию в мышечных волокнах белка альфа- актинина, способствующего сокращению мышц.[8]

В рамках крупного научного проекта Caudwell Xtreme Everest британские ученые провели генетическое тестирование альпинистов высокой квалификации. Они обследовали 139 человек и обнаружили различия в генотипе альпинистов, успешно преодолевших 8000-метровый барьер, и альпинистов, которым это не удалось сделать. Выяснилось, что носители генотипа II (наличие двух длинных копий гена АСЕ) в среднем достигали 8559 метров, в то время как носители двух коротких копий гена АСЕ (генотип DD) останавливались в среднем на отметке 8079 метров, причем у 15 спортсменов, достигших высоты более 8000 метров без запаса кислорода, ученые вовсе не обнаружили генотипа DD. Ген АСЕ кодирует энзим превращения ангиотензина, протеинового гормона, который вырабатывается почками и участвует, в частности, в нормализации артериального давления.[9] [10]

На рубеже XX-XXI веков независимые израильские и американские исследователи выделили ген DRD4, выделяющий в мозг фермент допамин (Dopamine), именно он отвечает за поиск новизны. Некоторые мутации гена DRD4 приводят к появлению желания постоянно испытывать новые ощущения, совершать рискованные поступки. В качестве одного из вариантов объяснения увлечением экстремальными видами спорта считают наличие этого гена и его работу сверх уровня популяционной нормы.[11]

С генетическими маркерами тесно взаимосвязаны такие психоэмоциональные качества, как высокое стремление к победе, спортивная злость, некоторые виды агрессии, пониженный уровень тревожности. По мнению Малюченко Н., доцента кафедры биоинженерии биофака МГУ, существование «полезной спортивной агрессии», которая помогает преодолевать трудности и добиваться успеха, на 50-70% определяется наличием соответствующих генов.

Ранняя диагностика генетических маркеров предрасположенности к спорту (генетическая маргинальность индивида) позволит огромному числу людей не тратить значительную часть жизненной энергии на ежедневные многолетние изнурительные тренировки, не придерживаться жесткого режима питания, добровольно не отрекаться на длительное время от многих жизненных соблазнов в погоне за титулом олимпийца и даст возможность заняться другими видами деятельности, получить полноценное образование, найти иные пути самореализации. Тем более, для того чтобы все-таки достичь заветного титула и связанных с ним жизненных благ, начинать заниматься спортом необходимо еще в детстве (с 4-5 лет), поскольку в большинстве видов спорта к 30 годам спортивная карьера уже завершается.

Козловская Г.В., детский психиатр, доктор медицинских наук, участвующая в программе обследования состояния здоровья российских спортсменов-юниоров, отмечает, что многие юные спортсмены находятся в состоянии хронической субдепрессии, обусловленной длительным пребыванием в ситуации спортивного марафона. Подобное положение провоцирует выработку антител к фактору роста нервов. Возникает некое аутоагрессивное состояние организма, который начинает отторгать свою собственную нервную систему. Внешне спортсмены выглядят психически здоровыми, а на самом деле находятся на грани срыва, пребывая в ситуации непрерывного психического стресса. Стресс, в свою очередь, влияет на состояние нервной, сердечно-сосудистой, вегетативной систем... Организм подвергается разбалансировке и работает на пределе. Последние исследования демонстрируют, что под влиянием монотонных тяжелых физических нагрузок у большинства детей настолько изменяется работа нервной системы, что к концу юниорского периода многие из них бросают спорт, не выдерживая режима. Они сходят с дистанции, фактически лишившись детства, не добившись желаемых результатов, испытав в итоге горькое разочарование и подорвав здоровье.

Показателен пример жизненной ситуации, приведенной Козловской Г.В. Процитируем: «Девочку - назовем ее Настей - отдали на плавание в пятилетием возрасте, она проявляла способности, и из нее стали делать юную спортсменку. Все ее детство и отрочество шли под знаком тренировок. Каждый день она плавала по шесть часов: три часа до школы и три - после. Занимала призовые места, добивалась успехов. Но когда решался вопрос о включении ее в олимпийский резерв, подруга опередила Настю буквально на десятую долю секунды. Они приплыли к финишу одновременно, но подруга успела чуть быстрее высунуть из воды руку и схватиться за ленточку. Поэтому в сборную взяли ее. Для Насти это был страшный удар. Она бросила спорт. Но... вскоре оказалось, что ее организм, привыкший к большим нагрузкам, перестал нормально функционировать. Настя начала толстеть, у нее появилась одышка. И хотя в спорт она не вернулась, весь распорядок ее жизни по-прежнему привязан к бассейну, поскольку для поддержания здоровья на более или менее приемлемом уровне она теперь вынуждена ежедневно тренироваться. Правда, не по шесть часов, а по три, но Насте от этого не легче. Ведь она фактически стала заложницей бассейна. Можете себе представить, что это за жизнь и что творится с психикой бедной девушки».[12]

С другой стороны, именно генетическая маргинальность является маркером для определения потенциальных и существующих спортивных гениев и талантов. Соответственно, своевременная диагностика и отбор подающих надежды детей позволит концентрировать внимание тренера на подготовке именно этих детей и денежные средства использовать с большей эффективностью. В упоминаемом интервью Козловской Г.В. психиатр упоминает об озабоченности Спорткомитета России количеством юниоров, в подготовку которых вкладываются большие деньги, а они не выдерживают нагрузок и выбывают из спорта. Ситуация приобрела массовый характер, что и обусловило включение Центра психического здоровья в исследование проблемы.

Следующий объект анализа - телесная маргинальность индивида. Наполнение содержанием данного понятия обусловлено ракурсами трактовки тела человека как социокультурного феномена. К базовым понятиям концепции телесности относятся, прежде всего, понятия тело и телесность. Термином тело принято обозначать природное органическое тело человека, являющееся предметом естественнонаучного познания. Характеризуя с данных позиций тело, обычно подразумевают конституцию человека - его телосложение: рост, вес тела, окружность груди и др., а также многообразные функции организма в целом и его отдельных органов, например двигательную функцию, которая определяется уровнем развития двигательных способностей. Под термином телесность подразумевают преобразованное «благоприобретенное» состояние, которое возникает в дополнение к естественному благодаря социокультурному бытию «человека телесного» (Быховская И.М.). Соответственно, телесность рассматривают как «очеловеченное» тело, приобретшее в дополнение к своим изначально данным, естественным характеристикам те свойства и качества, которые порождены спецификой человеческой социокультурной среды, определяющей условия существования, характер осмысления, принципы использования и преобразования свойств и качеств человеческого тела.[13]

Быховская И.М. выделяет следующие аспекты социокультурного анализа телесности:

  • • изменения человеческого тела под воздействием экологических факторов, социально-экономического уклада отдельных социальных групп, образа жизни и социальных институтов;
  • • формирование обыденных представлений и специализированного знания о границах, атрибутах, ценностях, смыслах, знаках и символах телесности в системах восприятия обществом, группой, индивидом;
  • • факторы, агенты и механизмы соматической социализации, их изменения в динамике общества, особенности соматической инкультурации в различных культурных и субкультурных пространствах;
  • • контроль, ограничения, «дисциплинирование» тела человека в социальной практике, инструментальное и экспрессивное использование соматических, двигательных характеристик человека, преобразование, целенаправленное формирование телесных характеристик, двигательных навыков на основе принятых ценностей, норм, образцов, идеалов (там же, С.95)

Фуко М. в своих исследованиях показал взаимообусловленность социальных практик и соответствующих им телесных практик, а также механизмы формирования типов телесности, адекватных тому или иному типу общественного устройства. В этом контексте можно говорить, например, об «аскетической», «экстатической», «невротической» и других типах телесности применительно как к отдельным индивидуумам, так и к отдельным культурам.[14]

Говоря о телесной маргинальное™, мы берем за точку отсчета органическое тело человека и его антропометрические параметры. Впервые исследованием проблемы пропорций тела среднего человека занялся бельгиец Адольф Кетле. В своей работе «Антропометрия, или исследование различных способностей человека», вышедшей в 1869 году, он заявил, что вся масса фактов, собранных и собираемых статистикой, есть временная и пространственная фиксация изменений свойств и элементов человеческого тела, о сохранении которого заботится сама природа; этот тип, слагаемый из разрозненных черт, и есть средний человек.[15] Кетле вывел индекс массы тела, определяемый как отношение веса человека к его росту, и обозначил соответствующие пределы. Показатели индекса различны для мужчин и женщин. Люди с индексом веса, выходящим за эти пределы, считаются потенциально нездоровыми и подверженными различным заболеваниям.

Однако не только соотношение веса и роста может быть показателем отклонения от нормы, сам по себе рост (очень высокий или маленький), вес (слишком большой или маленький), несоразмерность длины туловища и конечностей, ширины, конфигурации отдельных частей тела индивида и т.п., может являться основанием для утверждения о правомерности употребления понятия «телесная» маргинальное™. Индивиды, чьи тела в значительно меньшей степени вписываются в язык современной культуры, чем тела других людей, начинают испытывать трудности коммуникации, поскольку тело является исходным коммуникативным кодом. Возникающие проблемы в общении трансформируются в личностные отклонения, которые, в свою очередь, проецируются на социальные группы, что, в конечном счете, затрудняет продуктивное существование и развитие общества.

Как уже отмечалось, в социуме спорт является почти единственной сферой, где объектом профессиональной востребованности являются физические параметры и возможности органического тела человека. Поэтому пространство спорта активно привлекает индивидов, физические кондиции которых соответствуют требованиям избираемого вида спорта, также тех, кто воспринимает свое тело как потенциальный инструмент достижения каких-то меркантильных целей, а также недовольных своим телом в надежде коректировать собственную телесность в соответствии с канонами времени.

Как показывает практика, специфика данного пространства, с одной стороны, способствует нивелированию действия телесной маргинально- сти, которая вкупе с генетической (но не обязательно) может формировать спортивную профпригодность одновременно создавая предпосылки для решения социально-психологических проблем человека, в частности, повышение самооценки, облегчение коммуникации, а с другой, спортсмен в результате усиленных тренировок, употребления фармакологических препаратов и т.п. вынужденно приобретает и телесную маргиналь- ность и связанные с нею проблемы. Приведем конкретные примеры.

Екатерина Кейб - абсолютная чемпионка мира по борьбе сумо, выпускница Саратовского социально-юридического университета. Ее рост - 180 сантиметров, вес - 160 килограммов. Размер обуви - 45. В настоящее время она - мировая знаменитость и вполне довольна собой. Однако так было не всегда. По воспоминаниям самой Кати и ее мамы в детстве и школе над девочкой смеялись. 1 сентября, когда Катя пошла в первый класс, из школы она прибежала в слезах. Какие-то мальчишки сказали ей, что «...таких огромных в школу не берут, так что уноси, девочка, свои телеса домой». Естественно, ее не взяли в танцевальную секцию, не брали в детские спектакли. Даже на уроках физкультуры не давали заниматься вместе с одноклассниками. Катина мама неоднократно ходила в школу, разговаривала с учителями. Всякий раз физкультурники отвечали отказом, считая ее нездоровой из-за неадекватных размеров. Мать Кати, врач- педиатр, даже расписки писала, что разрешает дочери ходить на физкультуру. Учителя с настойчивым упорством отправляли ее на скамейку.

Когда Кате было 13 лет, ее маму попросили заменить заболевшего штатного врача в соревнованиях по самбо. Без дежурного доктора судьи отказывались открывать первенство спортивной школы. Вместе с мамой на соревнования в качестве зрителя пошла и Катя, захватив с собой подруг. Возвышающуюся на две головы над подругами Катю заметил тренер и поделился своими впечатлениями с ее мамой: «Какие хорошие пионервожатые в вашей школе. И сама пришла, и детей привела». Мама в ответ охнула и заметила, что это вовсе не пионервожатая, а ее дочь 13-ти лет. Тренер искренне удивился и сразу предложил Кате заняться борьбой. Первоначально Катя отказалась наотрез. Тренер Сергей Антипов настойчиво в течение года уговаривал Катю записаться в секцию. Сам приходил к ней домой и других детей подсылал. Катя не шла. Она боялась, что и в этой секции над ней будут смеяться. Лишь через год решила переступить порог спортзала. Только в спортивной секции по борьбе, как потом высказалась Катя в интервью: «В первый же день я наконец-то почувствовала себя такой, как все. Меня там не дразнили», были созданы предпосылки по нивелированию ее телесной маргинальное™.[16]

Аналогичная ситуация наблюдалась и с мировой рекордсменкой по плаванию 70-х годов XX века Линн Гаутчи. Она писала: «В школе я себя чувствовала глупой и комплексовала по поводу своей внешности, которую считала не очень привлекательной. Поэтому бассейн был тем местом, где я получала основу для самоуважения. Там я была звездой, и никто не смел обидеть меня. В бассейне я обретала блеск и красоту».[17]

Акэбоно Таро - настоящее имя Чад Роуэн (Chad Haaheo Rowan). Родился 8 мая 1969 года. Один из самых высоких (203 см), и, одновременно, один из самых тяжелых (около 235 кг) борцов сумо в истории. Является первым неяпонцем, которому удалось стать екодзуна. За 13 лет карьеры борца, Акэбоно 11 раз завоевывал Императорский кубок. После отставки ушел из мира сумо и пытался найти себя в роли профессионального борца в разных коммерческих шоу.[18]

Сунь Мин-Мин - китайский баскетболист, стал самым высоким игроком в истории профессионального баскетбола. Его рост - 2,36 метра, а вес - почти 160 килограммов. Во время торжественной церемонии в клубе «Мэриленд», в который его взяли центровым, зафиксирован забавный момент - майка клуба с 55-м номером, которую вручили Сунь Мину, оказалась для него маленькой, несмотря на то, что ее размер был XXXXXXL. Кстати, китаец мог бы быть и выше своих 236 сантиметров, но по просьбе его матери врачи в США сделали ему операцию по купированию гормона роста. Ближайшая цель самого высокого баскетболиста в мире - пробиться в НБА.[19] [20]

Маноэлъ Франциско дос Сантос Гарринча - бразильский футболист, чемпион мира 1958 и 1962 годов. В детстве он перенес болезнь, которая жестоко искривила его ноги - правая нога стала короче левой на шесть сантиметров. Врачи, делавшие операцию, считали, что для ребенка было бы счастьем просто ходить. Никто тогда даже представить не мог, что этот парень станет двукратным чемпионом мира. В течение восьми лет сборная Бразилии проиграла только один матч, пока в ее составе играл Гарринча.

Список примеров можно было бы продолжить. Представленные эпизоды, на наш взгляд, подтверждают потенциал пространства спорта в нивелировании негативной коннотации статуса телесной маргинальное™, формируемой другими пространствами социума, и превращении ее в профессионально значимые особенности, что может влиять на изменение психологического самочувствия и социальной позиции индивида.

Другая ситуация складывается, когда многолетние профессиональные занятия спортом в результате систематических физических нагрузок и применения фармакологических препаратов приводят к трансформации тела спортсмена. Если говорить о мужчинах, то наибольший отрицательный эффект наблюдается от занятий силовым экстримом (strong-man), а также бодибилдингом, которым занимаются и женщины. Через некоторый промежуток времени мужское тело теряет приятные мускулистые очертания и превращается в «груду мышц и мяса», что впоследствии влечет за собой не только проблемы со здоровьем (в частности, есть примеры мужчин бодибилдеров, которые самостоятельно не могут завязать шнурки на своих ботинках), но и проблемы с социально-психологической адаптацией к повседневной жизни. Женское тело подвергается более трагичным изменениям: увеличение массы мышц ведет к трансформации женского тела в мужское. Приведем выдержки из блога бодибилдеров.

Первый пример характеризует последствия женских занятий бодибилдингом.

Консультант В.:

- Я, как тренер, здесь испытываю двойственные чувства. .. .девушки- культуристки хороши только на фото - после того, как бригада мастеров их побрила, намазала тональным кремом с головы до ног, а потом эту картинку еще подчистили на компьютере. Утро такой бедняжки начинается с того, что она бреет щетину на лице. Без анаболиков женщинам выступления заказаны. В отличие от мужчин мышцы у них без анаболических стероидов не растут вообще.

Второй пример иллюстрирует последствия мужских увлечений силовым экстримом.

Консультант В.:

- Почему все профессиональные качки сидят на анаболиках? Ведь есть люди, которые и без медикаментов здоровые, как лоси. Я, скажем, шел к своему бицепсу десять лет, а они с таким уже чуть ли не родились. Генетика! Парадокс в том, что такие лоси, как правило, редко идут в спорт и уж точно не идут в качалку. Им не надо самоутверждаться, они свою силу и так чувствуют. А я в пятнадцать лет, когда начал качаться, весил 58 кг...

Консультант М:

- Так я покруче тебя был. Я начал качаться в семнадцать лет и весил 48 кг! Правда, и когда я уже 128 кг набрал - все равно оставался самым худеньким в том спорте, куда пошел: среди стронгменов. Вот где самый нездоровый вид спорта, там дозы препаратов - бодибилдерам и не снились. Пробежать с коромыслом в 400 кило... Что при этом творится с суставами, с сердцем - не описать. В ход идут и стероиды, и гормоны роста, и психотропные вещества.

Консультант В.:

- Да что говорить - оба вида абсолютно искусственные. Все эти стронгмены, бодибилдеры - это же нелепо. Человеку не нужна такая груда мышц для жизни в городе. То, что я здесь весь сижу в буграх мышц - ну я просто в таком состоянии себя комфортнее чувствую. Но у меня уже достаточно опыта, чтобы не платить за эти мышцы потерями в организме.[21]

Специфика вида спорта может не только способствовать формированию телесной маргинальное™ спортсменов в результате приема ими фармакологических препаратов, но и приводить к вероятаым психологическим изменениям. Речь идет об андрогинноста - так называемом промежуточном психологическом поле, которому присущи особенности, как мужского, так и женского пола. Андрогинность в спорте свойственна и мужчинам и женщинам.

По мнению Врублевского Е.П. «...наблюдается жесткий отбор существующих в популяции маскулинных женщин, у которых внутренняя мотавация их «мужского» мозга влечет их в спорт, с другой - физическая нагрузка как стрессорный фактор для организма сопровождается снижением синтеза женских гормонов (в частности, эстрогенов) и увеличением мужских гормонов - андрогенов. В основном эти два фактора запускают механизм, приводящий к «синдрому гиперандрогении». Именно он формирует у женщин, в том числе и у спортсменок, мужское телосложение, вызывает нарушение менструальной функции, мужской тип оволосения, слабое развитие (гипоплазия) молочных желез, изменение голоса и характера».[22] Цитируемый автор, исследуя поведение спортсменок, занимающихся скоростно-силовыми видами легкой атлетики, заметил, что особенно очевидно происходит маскулинизация психики у бегуний на 100- 200м и прыгуний тройным и в длину, что, проявляется, в первую очередь, в повышенном уровне агрессивности.

Тематический пример ситуации, сложившейся с южноафриканской бегуньей Кастер Семени. В августе 2009 года спортсменка стала чемпионкой мира в забеге на 800-метров с барьерами, показав лучший результат в сезоне. Однако специфическое телосложение 18-летней бегуньи вызвало подозрение в ее принадлежности к женскому полу. Перед финальным забегом, принесшим Семене К. победу, спортсменку заставили сдать гендерный тест. До получения результатов теста IAAF запретила бегунье принимать участие в соревнованиях. Решение вопроса о допуске Семени к соревнованиям заняло у IAAF 11 месяцев.[23] В прессе не сообщается о психологическом самочувствии спортсменки в этот период ожидания, но с уверенностью можно предположить, что маргинальное™ положения могла негативно отразиться не только на психологических, но и на ее физических кондициях.

Спортсмены-мужчины, избравшие фигурное катание, спортивные танцы, мужскую художественную гимнастику, синхронное плавание, подвержены процессу феминизации. Специфика этих видов спорта подразумевает восприятие мужского тела, прежде всего, как эстетического объекта, а не как могучую, всесокрушающую машину, что требует соответствующих методик тренировок, приоритетное внимание к развитию пластики и красоты движений, что также постепенно порождает перестройку психики. Таким образом, процессы феминизации мужчин- спортсменов и маскулинизации женщин-спортсменок, приводящие к изменению внешнего облика и формированию андрогинности, являются мощным маргинализирующим фактором, создающим спектр препятствий для комфортного пребывания в социуме, где жестко прописаны требования к мужскому и женскому канонам телесности и ожидаемому набору паттернов поведения. К тому же продуцируемая определенными видами спорта телесная маргинальность влияет и на ухудшение здоровья индивидов.

Следующий объект анализа - социально-психологические маргинальные состояния, периодически появляющиеся у спортсменов на протяжении всей спортивной карьеры. К таким состояниям можно отнести спортивную злость, фрустрацию, психологические барьеры и другие.

Спортивная злость - эмоциональное состояние раздражения с оттенком агрессивности, направленное либо на себя (как досада из-за неудачного действия, оплошности, неверно принятого решения), либо на других (на спортивного судью, на зрителей, на тренера). Во многих случаях спортивная злость помогает мобилизации спортсмена, зачастую спортсмен специально вводит себя в такое состояние во время соревнований.

Однако могут возникать ситуации, когда спортивная злость как бы ослепляет спортсмена - тогда его поведение и тактика утрачивают гибкость, он начинает действовать шаблонно, упрямо стремясь доказать повторением одних и тех же действий свою правоту себе и другим. Очень часто это состояние возникает у спортсменов, отчисленных из команды. Такие люди с ущемленным самолюбием, попав в другую команду, в матче со своей бывшей командой всеми силами стремятся доказать свою состоятельность и играют зло и агрессивно, подчас не стесняясь в средствах достижения своей цели.

Спортивный психолог Ильин Е.П. приводит пример поведения одного из бывших игроков футбольной команды «Зенит». Тот, каждый раз играя против своей бывшей команды, проявлял необычайную активность и провоцировал судью на назначение пенальти умелыми падениями в штрафной площадке. И судьи попадались на его уловки. Удивительным в его поведении было то, что своими некорректными действиями он огорчал не только своих болельщиков, земляков, но и своих близких друзей, игравших в «Зените».[24]

Фрустрация (обман, расстройство, разрушение планов) - состояние человека, возникающее при встрече индивидом на своем пути субъективно непреодолимого препятствия для удовлетворения своих жизненных потребностей. У спортсмена такое состояние часто бывает следствием расхождения его уровня притязаний и реального результата выступления, когда первый выше второго. Состояние фрустрации может быть обусловлено и несовпадением ожиданий окружающих от выступления спортсмена на конкретных соревнованиях, что приводит в ряде случаев к его социальной изоляции (маргинальному статусу). Спортсмен либо стремится уйти от контактов, замыкается в себе, либо люди из его окружения как-то сразу теряют интерес к нему. Тогда как именно в подобных ситуациях спортсмен больше всего нуждается в поддержке извне, (там же)

Олимпийский чемпион в беге на 800м Юрий Борзаковский в начале своей международной карьеры испытал это в полной мере. В беседе с корреспондентом, спросившим его о самом печальном событии в его спортивной жизни, он рассказал: «Самое печальное, безусловно, Олимпиада 2000 года в Сиднее. Хотя лично для меня никакой трагедии с точки зрения результата не произошло. Более того, я, 19-летний дебютант, расценил как успех уже само попадание в олимпийский финал, не говоря уже о занятом шестом месте. Но это оказалось никому не нужным. От меня даже многие отвернулись, поскольку после того, как я за полгода до этого выиграл зимний чемпионат Европы, ждали как минимум олимпийской медали. Очень тяжело переживал этот удар».[25]

Интересно такое социально-психологическое состояние как с трах успеха (никофобия). Спортсмен может внезапно остановиться перед самой победой, стоит ему только подумать: «Я могу его победить?! Его, до сих пор непобедимого? Нет, здесь что-то не так». Это относится как к отдельным спортсменам, так и командам. Страх успеха может возникнуть и у тренеров команд, которые предпочитают быть в числе ведущих, но не первых, поскольку в случае неудачи в следующем сезоне руководство клуба может поставить вопрос о снятии тренера.[26]

Приведенные примеры и анализ других подобных социальнопсихологических состояний, на наш взгляд, правомерно отнести к разряду маргинальных, причем пространство спорта является лишь сферой их проявления, а источником формирования и провоцирования следует считать социум. Упоминаемые нами ранее Алан С. Керкхофф и Томас МакКормик исследовали природу взаимосвязи статуса маргинальной личности и ее психологических характеристик. По их мнению, человек, приобретший маргинальный статус и не сумевший его преодолеть (изменить), склонен испытывать определенные психические переживания и состояния: «Его гиперчувствительность видна в его обостренном переживании о будущем. Он характерно озабочен любым новым предприятием и, кажется, старается найти причины быть несчастным. Он смотрит на жизнь как на плохой опыт. Кажется, все идет не так, что бы он ни делал, и он с трудом может радовать сам себя».[25] Формирование и спортивной злости, и фрустрации, и никофобии и ряда других обусловлены наличием некой

референтной группы, в которой индивид хочет пребывать или его там хотят видеть окружающие, а он еще не достиг уровня этой группы, или в случае никофобии хочет быть, но боится социальных санкций отторжения из-за возможного несоответствия. В такой ситуации индивид вынужден находиться в состоянии постоянного выбора той или иной позиции в зависимости от особенностей отношения к нему тех или иных людей в тех или иных случаях. Это провоцирует его быть исключительно чувствительным к малейшим изменениям в поведении других по отношению к себе и повышает уровень внутренней психической маргинализации.

К особым социально-психологическим состояниям, возникающим у спортсменов, можно отнести «закрытость» («замаскированность»), которое следует выделить в отдельное маргинальное образование. Термин был предложен спортивным психологом Загайновым Р.М. после многолетнего наблюдения за поведением спортсменов-чемпионов для обозначения определенного психологического конструкта, формирующегося у них как защита от необязательного и всегда нагрузочного общения, от вторжений со стороны малознакомых и незнакомых людей в личную жизнь и в саму деятельность, особенно в условиях ответственных соревнований. Этот конструкт - специфический внешний образ, обеспечивающий чувство дистанции, недоступность, некоторого рода отдаленность от основной массы людей.[28] По опыту исследователя численность категории спортсменов, для которых «закрытость» является естественным состоянием, а тяга к одиночеству и изоляции - желательным и привычным образом поведения и жизни - достаточно мала. Основная категория спортсменов, и в том числе спортсменов-чемпионов, по своей природе относится к «открытым» типам людей, любящим общение и испытывающим потребность в нем.

Однако «замаскированный образ» практически обязателен особенно в условиях многолетней соревновательной борьбы, которая превращается в психологическую войну - в периоды общения с соперниками и их «командами» (тренерами, психологом, врачом и др.), прежде всего, как защита от различных психологических воздействий с их стороны, а также судей, зрителей, прессы. Крайне важно максимально закрыть информацию о себе и, прежде всего, о проблемах в психофизиологическом состоянии (наличии травм, недомогания и пр.), в настроении, в неуверенности, в каких-либо переживаниях. Учиться жить в таком искусственном, артистическом «образе», то есть конструировать не себя, быть как бы на границе или за границей себя, не быть самим собой - проблема, которую решают для себя многие спортсмены-чемпионы.

Загайнов Р.М. в течение двух лет (1992-1993) работал в Национальной хоккейной лиге (США), помогая российским спортсменам адаптироваться к совершенно новым для них условиям жизни. И проблемой номер один для большинства из них было вживание в такой не свойственный им «замаскированный образ». Как правило, пока этот процесс не завершался благополучно, они не могли играть в соответствии со своими возможностями, что осложняло их жизнь во всех смыслах.

Психолог иллюстрирует свои умозаключения. В своем интервью отец сверхпопулярного горнолыжника Альберто Томбы отметил: «В ближайшее время Альберто отправится в США, где, возможно, будет жить в будущем. В Италии он больше не может чувствовать себя свободно и оставаться самим собой. Он вынужден следить за каждым своим словом и жестом, а это почти невозможно при его характере. А потому отъезд в США - наилучший выход для него».[29] О своих ошибках в процессе вживания в новый образ рассказывают: футбольный вратарь Гунтар Стауче (играл в «Спартаке» и в «Галатасарае» - Турция): «Я понял, что никогда нельзя признаваться в своих ошибках»;[30] штангист Юрий Власов: «Зарекся показывать публике чувства. Нельзя выдавать обыкновенную физическую боль».[31] Один из лучших хоккеистов мира Павел Буре заметил: «Раньше я не верил в какие-либо чудеса. И лишь с опытом, когда накапливались наблюдения, когда снились, а затем забивались точно, как было во сне, немыслимые шайбы, когда после собственных грехов мгновенно наказывался травмой, я поверил, что существует какая-то магия. И теперь я серьезно воспринимаю советы старших товарищей, что нужно иметь броню от темных сил, от лишних людей, приносящих несчастья, от нечистой силы, от не-фарта».[32]

По мнению Загайнова Р.М., «закрытость» формируется не только против перечисленных категорий людей, но и от общества в целом, что, на наш взгляд, усиливает правомерность отнесения данного конструкта к категории маргинальных образований. Он приводит в пример Анатолия Карпова, одного из немногих, которому удалось в годы своего чемпионства предложить общественности «образ», совершенно не соответствующий реальной действительности, (там же)

Загайнов Р.М. считает, что в связи с бурным развитием современного профессионального спорта в интересах безопасности жизнедеятельности спортсмена, тренерам, в том числе и детским, необходимо воспитывать подобный «замаскированный» образ у своего ученика на самом раннем этапе его спортивной карьеры. Соответственно, данное маргинальное образование выполняет позитивную функцию, способствуя концентрации спортсмена на своей деятельности и улучшению личностного самочувствия.

Правомерность отнесения социально-психологического состояния «закрытости» («замаскированности») к маргинальному образованию можно подтвердить, ориентируясь на анализ Парком Р.Э. понятия «социальной дистанции». Ортодокс, анализируя данное понятие, подразумевает наличие у индивидов психологических «зон недоступности» (reserves) и связывает их развитие с историческим процессом индивидуации. В «зону недоступности» попадает та часть сознания и переживаний индивида, которая закрыта и непроницаема для восприятия другого. Пиком взаимной «недоступности» становится полная взаимная анонимность и эмоциональная бесчувственность. В простом сегментарном обществе вся жизнь человека протекает на виду у собратьев по группе, индивиды не разделены дистанциями и абсолютно прозрачны друг для друга, а сознание индивида полностью конгруэнтно коллективному сознанию внутри группы. Одной непроницаемой «зоной недоступности» являются чужаки из других групп. Усложнение функционирования социума, запустившее его дифференциацию, приводит к обособлению частного сознания от коллективного, что влечет за собой увеличение количества индивидуальных «зон недоступности» и углубление психологической закрытости. «Границы», подчеркивающие «чуждость», превращаются из межгрупповых в межиндивидуальные. «Чуждость» может приобретать более мягкий характер «странности».[33]

Следующим объектом анализа является маргинальный статус спортсмена. Он может порождаться и экономическими причинами, и социальным взаимодействием, а также психологическими и культурными факторами. Глобализация и ряд социально-экономических процессов сповоци- ровали коммерциализацию и профессионализацию спорта, что увеличило социальную мобильность спортсменов, привело к развитию практики легионерства, повлекло ряд других изменений.

Современный спорт высших достижений объединяет в своих рядах далеко не однородных по составу субъектов спортивной деятельности:

  • • участников чемпионатов мира и континентов среди старших юношей и юниоров;
  • • спортсменов-студентов, участвующих в международных и национальных универсиадах;
  • • спортсменов-военнослужащих (например, лучшие бегуны мира из Кении являются военнослужащими);
  • • спортсменов, участвующих в крупнейших международных официальных и коммерческих соревнованиях на основе контракта лишь со своими менеджерами;
  • • спортсменов-профессионалов, среди которых также есть градации. Пытаясь определить социально-правовой статус перечисленных выше

категорий, не учитывая последних, даже ведущие специалисты не могут дать определенного ответа. Кто они? Полулюбители, полупрофессионалы, любители? Понятие «любитель» в настоящее время практически исключено из специализированного лексикона и не заменено другим, позволяющим характеризовать спортсменов, стремящихся к высшим достижениям в разном возрасте и на разных уровнях мастерства. Ориентировочное понятие «квалифицированный спортсмен-любитель» лишний раз демонстрирует существование маргинального социально-правового статуса многих категорий спортсменов, что особенно проблематично и создает громадные трудности для НОКа, МСФ и НСФ при подготовке к Олимпийским играм, поскольку их интересы часто расходятся с интересами менеджеров и спонсоров, с одной стороны, и спортсменов и тренеров - с другой.[34]

О предпосылках формирования «полупрофессионалов» (налицо - маргинальный статус) заявляли в своих исследованиях и немецкие специалисты. По мнению Weber М.,[35] у спортсменов лишь в отдельных случаях имеется возможность профессионально заниматься своей деятельностью как источником существования. По сравнению с другими профессиональными группами у них нет возможности представлять свои интересы через профсоюзы, которые занимались бы заключением выгодных тарифных договоров, обеспечением социальных гарантий, регулируемых отпусков. Маргинальный статус «полупрофессионалов» они получают еще и потому, что результаты их достижений не полностью подсчитаны. Поскольку спорт живет моментами напряжения и неожиданностей, профессионализация в спорте означает подсчет однозначных результатов в рамках профессии. Вне зависимости от профессионального статуса от лучших спортсменов ждут необычных обязательств, нетипичных для других профессиональных ролей. Социальные ожидания предполагают, что спортсмен свою жизнь должен полностью пожертвовать спорту, как монах - аскезе. У таких требований мало общего с ограниченной профессиональной ролью, с точно сформулированными правами и обязанностями в формальной организации.[36]

Маргинальный статус спортсмена может порождаться социальнопсихологическими отношениями основных и запасных участников команд. Практика показывает, что первой задачей руководства команды является точное определение делового социального статуса каждого игрока в команде: от этого зависит и социально-психологический климат в команде, и результативность выступлений на соревнованиях. Известный волейболист Мондзолевский Г. достаточно давно обозначил существование данной проблемы: «Мне из собственной практики известно, что неуверенность в определении состава отрицательно отражается на обстановке в коллективе. Создается ситуация, когда волейболисты не знают, когда, где и с кем они будут играть в одной шестерке. И единый коллектив перестает существовать. Исчезает атмосфера взаимного доверия, уважения, доброжелательности. А как итог всего этого - неудачная игра».[34]

Рыжонкин А.В. исследовал положение в команде игроков ближайшего резерва, которые выходят во время матча на замену основных игроков, и сделал вывод, что они занимают промежуточное положение по социальному статусу между игроками основного состава и запасными («глубоким резервом»). Такой ярко выраженный маргинальный статус влечет за собой психологические последствия. Поскольку у игроков ближайшего резерва нет статусно-ролевой определенности, поэтому у них нередко формируется внутриличностный конфликт, приводящий к проявлению повышенной тревожности, конформизму, неадекватному уровню притязаний (отказ тренера поставить их на игру расценивается ими как незаслуженная обида), снижению фрустрационного порога.[38] Очень похоже на описание Стоунквистом Э. внутреннего состояния маргинальное™, приведенное нами в первой главе.

Маргинальный статус приобретают и спортсмены-легионеры. Поскольку само понятие «легионер» в спорте интерпретируется по-разному, его формулировка время от времени корректируется. Напомним, что под «легионерами» подразумевают иностранных (российских) игроков, которые заключают контракты с российскими (иностранными) клубами, оставаясь при этом гражданами своих государств и, соответственно, членами зарубежных (российских) национальных сборных. «Легионерами» называют и уроженцев друшх стран и воспитанников иностранных клубов, формально имеющих российский паспорт, но во время проведения крупных чемпионатов выступающих за сборные родных стран.

В данном случае маргинальный статус порождается социокультурными факторами. Приведем выдержку из интервью корреспондента Sports.ru с Кириллом Кулеминым - нападающим сборной России и французского «Кастра» - одним из немногих российских легионеров, которому удалось добиться успеха за рубежом. Кулемин К. перебрался во Францию в 2004-м году. Причем ему пришлось адаптироваться не только к новой стране, но и к другому виду спорта. В России Кирилл был игроком регби- лиг, выступал за московское «Динамо».

  • - Сложно ли было адаптироваться к жизни во Франции?
  • - Язык я знал. Слава богу, спецшколу закончил. А иначе было бы намного тяжелее. Все равно, когда период адаптации проходил, было очень трудно: не с кем было общаться. Но после первого года привык, да и команда попалась дружная. Мы все, иностранцы, отлично общались друг с другом.
  • - Много было легионеров?
  • - Легионеров во французском чемпионате очень много. В первом моем клубе выступали игроки 15 национальностей. Да и в новом тоже, как подсчитал, играют люди из 15-16 стран.
  • - Есть ли в сборной России игроки, которые тоже могли бы повторить ваш путь?
  • - Конечно, есть такие ребята. Самая главная проблема - языковая. Из- за этого многие не выезжают. Еще, может, боятся стабильность потерять, ехать в неизвестность. Именно общения на русском языке мне и не хватает во Франции. Изо дня в день говорю по-французски, по-английски. Душевно с французами не посидишь, у них по-другому все. Культура другая.[39]

Опыт российского легионерства берет начало еще в советском прошлом. Самым первым советским «легионером» был футболист Анатолий Зинченко, который выступал за волгоградский «Трактор», ростовский СКА, ленинградские «Зенит» и «Динамо». Не случайно понятие легионер взято в кавычки, ведь на тот момент футболист находился в маргинальном (в первую очередь, в правовом, не говоря уже о других) статусе. Зинченко был командирован в Австрию как инженер «Союзвнештехники», а выступал за венский клуб «Рапид», в котором отыграл три сезона, дважды став чемпионом Австрии, а один раз - обладателем кубка Австрии. Поскольку фактическое нарушение было очевидным, в советской прессе этот случай почти не освещался.[40]

В дальнейшем практика легионерства стала развиваться и расширяться, приобретая позитивные и негативные коннотации. С одной стороны, игра за рубежом подразумевает обогащение новым опытом, рост мастерства, расширение кругозора, приобретение «европейского мышления». В одном из своих интервью футболист Владимир Бесчастных комментирует: «... Кержаков, например, в «Севилье» без году неделя, а уже заметно, что стал более разносторонним, понял, что на поле он не один, есть и партнеры, и явно пересматривает свой прежний девиз «Бил, бью и буду бить». Думаю, что и Будянский, если уровень его игры соответствует критериям главной команды страны, войдет в нее без проблем. У парня, не первый сезон выступающего в Италии, уже европейское мышление, не зашоренное всевозможными накачками, лозунгами, собраниями».[41]

С другой стороны, ситуация, когда талантливый российский футболист, перейдя в западный клуб, большую часть времени сидит на скамейке запасных, теряя лучшие годы, - не редкость (пример маргиналъности положения). Такое, по оценке заслуженного тренера России Александра Тарханова, случилось с Владимиром Бесчастных в Германии и Испании, с Владиславом Радимовым в Испании и с Дмитрием Сычевым во Франции, что помешало им проявить свой потенциал в полной мере.

Были периоды, когда Дмитрий Павлюченко далеко не в каждом матче выходил на поле в стартовом составе, на что спортивные комментаторы отреагировали, определив ему роль «вечно запасного» и советовали перейти в другой клуб (возможно - и возвращение в Россию). Не самым удачным образом сложилась судьба Ивана Саенко в Германии, хотя он единственный российский легионер, участвовавший в Евро-2008, был вынужден вернуться в Россию. Похожая проблема стояла и перед Маратом Измайловым, выступающим в лиссабонском «Спортинге» (данные на 2009г.). (там же)

Какие бы причины не лежали в основе формирования маргинального статуса (экономические, социальные, культурные, психологические), порождаемая им внутренняя психическая маргинальность оказывает весомое негативное влияние на самочувствие и поведение спортсмена, а, соответственно, на успехи и неудачи в профессиональной деятельности.

Однако следует привести пример и позитивного влияния маргинального статуса. Речь идет о немецкой сборной по футболу. И пусть команда на мундиале-2010 заняла лишь 3-е место, хотя как выражаются болельщики: «почти на самой верхушке футбольного Олимпа», Германия обожает и восхищается своими кумирами. В стране ее называют - «команда мульти-культи», поскольку в одной сборной играют спортсмены самого разного «рода-племени». Одиннадцать из 23 игроков немецкой сборной - не коренные немцы.

Защитник Денис Аого - нигерийского происхождения. Центральный защитник Жером Боатенг родом из Ганы. Бразильянец с длинным именем Джеронимо Мария Баррето Клаудемир да Силва известен как любимец фанатов Какау. У нападающего Марио Гомеса Гарсии смешанные корни: его отец испанец, родом из Гранады, а мать - немка. Атакующий полузащитник Месут Озиль, который вывел сборную Германии в плей-офф, забив победный гол в ворота сборной Ганы, родом из Турции. Три «жемчужины» команды - из соседней Польши. Второй бомбардир в истории сборной Германии Мирослав Клозе - сын немца и полячки, полузащитник Петр Троховски родился в польском городе Тчев, а родина Лукаса Подольски, который при рождении был назван Лукашем Подольским - польский Гливице. Кроме того, в национальной сборной - Сами Хедира из Туниса, Марко Марин из югославского Босанска-Градишка и турок Сердак Таски, родившийся в Германии. Сама Ангела Меркель гордо заявила, что такая команда - идеальный пример интеграции иностранцев в немецком обществе. По словам бундесканцлерин, футболисты сборной могут в этом смысле стать «примером для подражания для всей нашей страны... И для тех, кто имеет немецкое происхождение, и для тех кто хочет интегрироваться».[42]

Вновь вспоминаются рассуждения Парка Р.Э. о том, что маргинальная личность, ощущая свою принадлежность двум (и более) социокультурным мирам, привыкает усматривать альтернативы развития, в привычном она скорее увидит неожиданное или несоответствующее. Маргинальный опыт приучает творчески разрешать кризисные ситуации, оценивать их созидательные возможности.

Говоря о маргинальном статусе (маргинальности положения) следует затронуть и гендерный аспект. Исследователь Магуайр Дж. отмечает, что спортсменки из разных стран сталкиваются с проблемами, неизвестными мужчинам. Например, Хасиба Бульмерка - бегунья из Алжира, олимпийская чемпионка, подверглась социальному и религиозному давлению у себя на родине: исламские фундаменталисты восприняли ее успех как покушение на традиционные ценности.[43]

Фактором маргинализации статуса женщин-спортсменок является и деятельность СМИ, которые посредством рекламы, публикаций в глянцевых журналах способствуют сексуализации и/или банализации их образа. Согласно выводам социологов разных школ это приводит к символической дискредитации женщин в мировом спорте. Так, в ГДР статус женщин-спортсменок намного превосходил их статус в Западной Европе, тогда как после воссоединения Германии прежняя женская спортивная элита, влившись в существующую в ФРГ систему, была вынуждена вписаться в иные рамки. Например, Хайке Дрехслер, олимпийская чемпионка по прыжкам в длину, превратилась в «гламурную» модель блондинки нордического типа, широко представленную в рекламе и на обложках глянцевых журналов, (там же) Современные российские спортсменки Елена Исинбаева, Мария Шарапова, Ирина Слуцкая и ряд других, подписав контракты с зарубежными партнерами о съемках в рекламе определенных товаров, также создали прецедент по банализации своего образа в глазах российской общественности.

Следующий объект анализа - это кризисы спортивной карьеры (СК). Спортивные психологи данной проблематикой стали заниматься в начале 1990-х годов. С позиции поиска маргинализирующих факторов нам наиболее интересен период, следующий после завершения спортивной карьеры, а также переходы от одного этапа карьеры к другому. Таких этапов - переходных фаз - было выделено 7. Напомним их названия.

  • 1) кризис начала спортивной специализации;
  • 2) кризис перехода к углубленной тренировке в избранном виде спорта;
  • 3) кризис перехода из массового спорта в спорт высших достижений;
  • 4) кризис перехода из юношеского спорта во взрослый спорт;
  • 5) кризис перехода из любительского спорта высших достижений в профессиональный спорт;
  • 6) кризис перехода от кульминации к финишу СК;
  • 7) кризис завершения СК и перехода к другой карьере.[44]

Термин «кризис» взят исследователями не случайно. Любой кризис подразумевает: а) «поворотный пункт, решающий момент в развитии чего-нибудь»; б) «время, характеризующееся большой опасностью или трудностью».[45]

Кризисные состояния, возникающие в переходные фазы спортивной карьеры, обусловлены появлением противоречий (например, между новыми требованиями к спортсмену и его возможностями; между новыми потребностями спортсмена и возможностями их удовлетворения и т.д.), преодоление которых имеет решающее значение для успешного продолжения СК в целом. Неспособность спортсмена преодолеть кризис, разрешить породившие его противоречия обычно ведет к преждевременному уходу из спорта и «свертыванию» СК.

Парк Р.Э., исследуя «своего» marginal man, говорил, что каждый человек в своей жизни попадает в переходные и кризисные периоды, но у маргинальной личности периоды кризиса склонны затягиваться, что ведет к формированию личностного типа.

Эмпирические исследования СК российских спортсменов показали, что у конкретных спортсменов разное число кризисов-переходов, разная острота их протекания, разные способы преодоления. Соответственно и степень маргинализации разная. Психологи описали каждый из кризисов- переходов СК с точки зрения тех противоречий, которые приходится разрешать спортсмену. В принципе, каждая из описанных переходных фаз провоцирует появление конструктивных и деструктивных маргинализирующих факторов. Рассмотрим те из переходных фаз, которые согласно практике провоцируют дестабилизацию и усиливают маргинализацию.

По мнению специалистов, этап начальной спортивной специализации, когда впервые решается вопрос о «перспективах» юниора в спорте, проверяются его способности, сила и устойчивость мотивации, является чрезвычайно значимым именно в аспекте построения жизненных планов, выбора сферы социализации, самоутверждения себя как личности.

Поскольку, как уже указывалось, с наступлением эпохи «высокой современности» (Гидденс Э.) спорт стал рассматриваться как пространство достижения личных успехов, реализации ценностей «престижного потребления» и т.п., стремление юниоров закрепить свои позиции в спорте, перейти на уровень спорта высших достижений достаточно сильно выражено. Не следует забывать и об активном участии родителей в стимулировании юных спортсменов.

Однако не все юниоры преодолевают кризис и переходят к углубленной тренировке в избранном виде спорта. Достаточно большое количество детей не справляются с ритмом, задаваемым спортивной деятельностью. По словам детского психиатра Козловской Г.В., уже упоминаемой нами, последствия непрерывного марафона тренировок начинают выражаться в истероидности, излишней демонстративности, болезненной жажде признания своих успехов, поверхностности, что в дальнейшем ведет к формированию весьма дискомфортного, дисгармоничного существа, которое мало пригодно к каким-либо занятиям и плохо адаптируется в коллективе.1

Однако такая маргинализация личности юниора не часто имеет фатальные последствия в силу незначительности возраста (12-15 лет), есть еще возможности переориентироваться на другой вид спорта или другие виды деятельности.

Более глубокой маргинализации подвергаются спортсмены, не справившиеся с кризисами перехода из массового спорта в спорт высших достижений и из юношеского спорта во взрослый спорт. Эти кризисы тесно взаимосвязаны, поскольку спортсмен, вышедший на уровень спорта высших достижений, обычно как бы «автоматически» начинает участвовать во взрослых соревнованиях независимо от своего паспортного возраста (низкий возрастной порог наблюдается в гимнастике, фигурном катании).

По мнению специалистов, данные кризисы являются самыми тяжелыми в СК для большинства спортсменов. Именно в этот период происходит так называемый «пресс отбора» при подготовке к главным соревновательным стартам, именно на это время приходится необходимость завоевания престижа - авторитета в собственной команде, среди соперников, судей, зрителей, именно в это время происходит испытание славой и возникает необходимость выработки адекватного к ней отношения. Кроме того, именно в это время спортсмены разделяются на «достигнувших среднего уровня» и «спортивную элиту». И требуется немало личностных усилий для преодоления всех препятствий и приобретения личностной зрелости.

Ранее нами приводился случай, когда из-за десятых долей секунды, проигранных Настей подруге, девочку не взяли в олимпийский резерв, и как тяжело это событие отразилось на ее дальнейшей жизни. Практика накопила много подобных примеров, особенно велик массив проблем, связанных со звездной болезнью после головокружительного успеха спортсмена.

Показательна публикация Пастушенко И. «Тяжелое бремя славы», напечатанная в газете «Советский спорт»: [46] [47]

- 2002 год. На звездном небосклоне отечественного футбола появился талантливый мальчишка, сумевший показать высококлассную игру на мировом чемпионате. ...Случившееся с 19-м номером «Спартака», возможно, является самым ярким примером звездной болезни в истории российского футбола. В июльском матче чемпионата России с «Зенитом» Дм. Сычев, забивший победный гол, получил травму голеностопа и с тех пор так и не мог показать яркой и результативной игры. Во встрече с «Аланией» Романцев О. заменил слабо выглядевшего форварда уже в перерыве. По некоторым данным, именно этот факт стал решающим в демарше Сычева, который вскоре потребовал либо пересмотреть контракт в сторону увеличения зарплаты, либо отпустить его из команды.

Потом молодой нападающий собрал все свои вещи в Тарасовке и уехал. Так российские болельщики лишились своего любимца, олицетворявшего будущее нашего футбола.

- Звезды мировой величины тоже «болели». 2000 год. Тренер «МЮ» Алекс Фергюсон не выпустил Дэвида Бекхэма на поле после того, как тот пропустил тренировку накануне центрального матча с «Лидсом». По словам сэра Алекса, у Бекхэма возникла опасная мысль, будто он важнее, чем команда.

Был момент, когда под бременем славы прогнулся суперфорвард сборной Испании и мадридского «Реала» Рауль. Испытание звездной болезнью, казалось, стало непреодолимым для него. Он пустился во все тяжкие: веселился до рассвета с друзьями на модных дискотеках и на холостяцких вечеринках, менял подружек, как перчатки, все чаще нарушал спортивный режим, (там же)

Звездную болезнь с полным правом можно рассматривать как серьезный маргинализирующий фактор, деструктивно влияющий на профессиональную деятельность спортсмена. Звездная болезнь как проблема стала предметом изучения в специальной литературе по психологии спорта.[24]

Следующий кризис, провоцирующий маргинализацию - это кризис перехода из любительского спорта высших достижений в профессиональный спорт. Усиливается он для тех, кто заключает контракт с зарубежным клубом, поскольку возникает необходимость социокультурной адаптации. О практике легионерства мы уже писали. Спортсмены, попадая в новые социокультурные условия, испытывают стресс, связанный с необходимостью адаптации к социальным нормам, культурным обычаям и ожиданиям новой группы, членами которой они становятся. Ситуация, очень близкая той, которую описывали в свое время Парк Р.Э., Стоун- квист Э. и другие.

Однако приобретение социальной мобильности благодаря своим успехам в спорте предоставляет спортсменам возможности получения образования и повышения своего социального статуса и престижа. Тематический пример с футболистом Жирковым Ю., выходцем из глухой деревни Тамбовской области, который благодаря своему упорству и наличию задатков, за короткий период времени, буквально несколько лет (около 6 лет), стал игроком английской команды «Челси». Другое дело, дав ему немного проявить себя, его посадили на скамейку запасных.

Ну и, наконец, самый глубокий кризис, дающий наибольший процент маргинализации личности, ломавший судьбы многих спортсменов, это кризис завершения спортивной карьеры и перехода к другой карьере. Он связан с коренным изменением места спорта в жизни человека и влечет за собой необходимость перестройки образа «Я» и осознания ценности своей личности вне социальной роли спортсмена. Острота протекания данного кризиса обычно усиливается при следующих условиях: внезапности ухода, отсутствии предварительной подготовки к нему, пассивной позиции спортсмена, отсутствии материальной и психологической поддержки. Кроме того, чем больше разница между статусом спортсмена в спорте и после завершения СК, тем при прочих равных условиях данный кризис протекает психологически тяжелее.[44]

Долгое время, подразумевая годы жизни в Советском государстве, затем в постсоветский период, проблема существования спортсменов после завершения или прерывания ими по разным причинам фактически профессиональной деятельности замалчивалась, не изучалась. Накопился весомый багаж данных, подтверждающих маргинальное существование значительной прослойки бывших спортсменов (алкоголизм, безработица, хулиганство и т.п.).

Наибольшую угрозу обществу, которая не снята и по сей день, доставляла проблема преступности в среде действующих и особенно закончивших СК спортсменов. Пиком размаха криминальной деятельности банд, состоявших из спортсменов, стали 90-е годы XX века. Интересные данные в свое время были представлены ГУОП Украины. Им удалось раскрыть 10 преступных групп, состоящих исключительно из разрядников, кандидатов и мастеров спорта, и еще 37 групп, где спортсменом был каждый третий боец. Только за два года обладатели значков и медалей совершили 398 тяжких и средней тяжести преступлений: несколько десятков нападений и ограблений, более ста краж, более двухсот вымогательств и т.д. и т.п.[50]

Наиболее востребованы в криминальной сфере были (и остаются) спортсмены, занимающиеся разными видами силовых единоборств, биатлонисты, стрелки (причем, и женщины тоже), легкоатлеты, пловцы и т.п. Направления деятельности: спекуляция, а затем контроль над продажей винно-водочных изделий, мошеннические операции с машинами, азартные игры («наперсток», рулетка), выбивание долгов, чуть позже и, в принципе, до сих пор, заказные убийства неугодных, причем и самих спортсменов тоже. Приведем некоторые примеры.

12 января 1994-го года в половине пятого утра с неустановленным мужчиной Олег Каратаев, один из самых титулованных российских (советских) боксеров, вышел из ресторана «Арбат» на Брайтон-Бич и получил пулю в затылок. Его тело перевезли в Россию и с почестями похоронили на Ваганьковском кладбище. Этот спортсмен одержал в 1974 году на чемпионате мира победу над самим Мохаммедом Али. Он только на официальных соревнованиях отправил в нокаут 160 соперников. Пятикратный чемпион СССР, призер чемпионатов Европы и мира, первый советский боксер, которого официально пригласили в США работать в профессиональном боксе. К сожалению, уже к началу 1990-х в его криминальном бытии никто не сомневался. Одни считали его влиятельным членом бауманской группировки, другие зачисляли его в мафию Екатеринбурга. После отъезда с помощью фиктивного брака в Нью-Йорк Олег Каратаев близко сошелся с Вячеславом Иваньковым «Япончиком» (криминальным авторитетом, мастером силовых единоборств), что не мешало ему оставаться вице-президентом Всемирной боксерской ассоциации и одним из руководителей Ассоциации профессионального спорта России.

В том же 1994 году, но в апреле похоронен председатель Фонда социальной защиты спортсменов (ФСЗС) имени Льва Яшина, мастер спорта международного класса, заслуженный тренер по греко-римской борьбе Отари Витальевич Квантришвили. Отари пользовался непререкаемым авторитетом в столичном криминальном мире, проводил широкомасштабные мероприятия по легализации преступных капиталов (под видом пресловутой благотворительности), мирил и судил конкурирующие криминальные группировки. И при этом был теневым владельцем целой сети столичных казино.

Автоматная очередь оборвала жизнь самого главного российского кикбоксера, президента профессиональной лиги кикбоксинга «Китэк», учредителя нескольких фирм с аналогичным названием 34-летнего Юрия Ступенькова. Он сделал немало для популяризации в России кикбоксинга. Именно по его инициативе впервые бои за звание чемпиона мира в этом молодом виде спорта прошли в России.

Через год после убийства основателя лиги «Китэк» выстрелом в упор был убит и основатель Международной академии восточных единоборств, руководитель Центра боевых искусств, единственный тогда еще в СНГ обладатель шестого дана хапкидо Вячеслав Цой (кузен известного певца).[51]

Из серии представленных примеров можно сказать «повезло» только чемпиону СССР по боксу Анатолию Коптеву. Получив тяжелейшее ранение во Владивостоке, в августе 1995-го, он все-таки выкарабкался, поскольку имел богатырское здоровье. При этом пострадала его спортивная карьера, но по сравнению с жизнью - что она значит? (там же)

Следует заметить, что явная деструктивность маргинальных действий, маргинальной позиции по отношению к обществу, законопослушным гражданам, спортсменов - участников бандитских группировок, в принципе, обернулась конструктивной составляющей поведения в общефилософском контексте приспособляемости к жизни в изменяющихся условиях функционирования социума. Игорь Имашев в своем исследовании «Криминологическая характеристика преступной деятельности спортсменов» констатирует, что спортсмены явились той социальной группой, которая оказалась наиболее подготовленной (физически и психологически) к деятельности в новых условиях - когда социальный контроль был серьезно ослаблен в угоду «рыночной» идеологии.[52]

К сожалению, маргинализационные процессы, связанные с закреплением криминалитета в сфере спорта, продолжают перманентно развиваться. В 2007 году новосибирский областной суд приговорил биатлониста Александра Тихонова, обвиняемого в подготовке покушения на губернатора Кемеровской области Амана Тулеева, к трем годам лишения свободы и освободил его в зале суда по амнистии. Подсудимый - 4-кратный олимпийский чемпион, 13-кратный чемпион мира, награжден орденами Ленина и Красной Звезды. Суд признал Тихонова А. виновным в подстрекательстве к убийству по найму. По словам судьи Олега Ефимова, наказание назначено «ниже низшего» с учетом смягчающих обстоятельств. Отвечая на вопрос о своих планах на будущее, Тихонов сказал, что намерен заниматься подготовкой к Олимпиаде-2014 в Сочи.[53]

Публицист Максимов А., выпустивший свою книгу о российской преступности в 1997 году, в главе «Кровавый спорт» подробно описывал, в частности, связи тогдашнего экс-министра физкультуры и спорта, действующего капитана российской теннисной сборной Шамиля Тарпищева с мафиозными авторитетами: Япончиком, Тайванчиком, братьями Черными - известными теневыми дельцами, оперировавшими на алюминиевом рынке, измайловским авторитетом Антоном Малевским и другими. Совершенно официально была доказана противоправная деятельность Тарпищева Ш., обнародованы зашкаливающие суммы в долларах, которые «зарабатывал» чиновник от спорта. Тем не менее, в 2002 году Шамиля Тарпищева выбирают членом президиума Совета при президенте России по ФКС, а в 2010 году он - член исполкома ОКР и МОК.

И, наконец, следует обозначить существование собственно самого феномена маргинальной личности в спорте. Имеет ли он место быть? И в чем это выражается?

Обращаясь к исследованиям ортодоксов Парка Р.Э. и Стоунквиста Э., напомним, что они положили начало изучению культурного маргинала, их marginal man - это личность, в сознании которой культуры, конфликтующие при взаимопроникновении, встречаются и сплавляются воедино. Интерес к феномену способствовал исследованию характеристик маргинальной личности в других сферах социума, что позволило обогатить и расширить содержание данного понятия.

Как уже неоднократно указывалось, пространство спорта специфично приоритетной востребованностью развития физических кондиций индивида, поскольку во главу угла поставлена многолетняя особого вида физическая соревновательная деятельность, направленная на максимальный результат. В то же время сфера спорта органично встроена в целостное пространство социума, которое также оказывает влияние на пребывание спортсмена в виде спорта, формируя у него определенную культуру двигательных действий, позволяя впитывать нарабатываемые в обществе ценности, социальные опыт и отношения, складывающиеся в ходе соревнований и спортивной подготовки к ним.[54]

Соответственно, появление и существование маргинальной личности в спорте обусловлено и генетическими факторами, и телесной структурой, и спецификой вида спорта, а также воздействием социокультурных факторов и личностными особенностями.

В качестве иллюстрации вновь обратимся к биографиям упоминаемых нами спортсменов, которым общественность уже присвоила статус маргинала, или которых с полным правом можно отнести к таковым.

Ранее мы обсуждали игровой стиль Фабриса Санторо, за который одни прозвали его «волшебником», а другие теннисным маргиналом. В источниках информации об этом спортсмене мало представлено фактического материала. Поэтому с уверенностью утверждать, повлиял ли его игровой стиль на формирование личностной маргинальное™ - некорректно. Однако косвенные свидетельства имеются.

В материалах, собранных журналисткой Юлией Ниткиной, содержатся мнения нескольких значимых экспертов из мира тенниса. Один из них Джоэль Дракер считает, что Санторо на данный момент ярче всех воплощает в себе идею игры в теннис. «Если Сампраса и Коннорса можно было сравнить с машинами, Федерер сочетает в себе машину и артиста, а Санторо - чистый артист... Такие игроки, как Санторо, и если брать уровнем выше, как многоликий Роджер Федерер, добиваются большего успеха, когда не следуют указаниям инструктора, тренера, а когда вносят что-то свое в игру». У Санторо - это игра двумя руками с обеих сторон, которая отличает его от других игроков и с которой им трудно справиться.[55] Следует отметить, что Санторо - теннисный долгожитель. Ему принадлежит рекорд Открытой эры по количеству сыгранных турниров «Большого шлема» - 65. И второе достижение - он и его соотечественник Арно Клеман в первом круге «Ролан Гаррос»-04 сыграли самый длинный матч в истории тенниса. Их поединок продолжался 6 часов 37 минут - 6 часов 37 минут интереснейших теннисных трюков, 6 часов 37 минут теннисной магии, (там же)

Ирландского футбольного гения Джорджа Беста, который также выделялся особенностями игрового стиля, отличала к тому же низкорос- лость и худоба, а также целый комплекс личностных проблем: скрытность, стеснительность, закрепощенность.[56] Джордж Бест стал одним из немногих первых, кому выпало испытание истинной и великой славой, еще и раздутой СМИ и окружающими, но он не сумел справиться со своими недостатками. Его пьянство перешло границы простой утехи и стало пагубной привычкой, которая начала разрушать организм и психику футболиста. Бест пил по-черному, водил машины в нетрезвом виде, бил полицейских, устраивал дебоши и скандалы. У него забирали права, арестовывали и даже сажали в тюрьму на 3 месяца. Судьба определила ему роль первопроходца, наделила талантом, но и дала характер упорного, эгоистичного, капризного, местами слабохарактерного человека. Результат - он не сумел раскрыть свой талант до конца и не достиг всех вершин, которые в действительности мог покорить.

Еще один футболист, «Радость Народа», игрок, который приводил в неистовство ведущие стадионы мира и на 15 лет стал горем тех, кому случалось выходить на левом краю обороны, Маноэл Франсиско дос Сантос, более известный как Гарринча, в большой футбол пришел поздно и где-то случайно, в 20 лет. Гарринча был, по сути, инвалидом, мы упоминали, одна нога у него была на 6 сантиметров короче другой и чтобы удержаться на ходу, он должен был выгибать более длинную ногу вперед. По мнению специалистов, в начале своей карьеры этот провинциальный увалень напоминал кого угодно, только не футболиста. Но именно Гарринча обладал уникальной техникой обращения с мячом и ударом с обеих ног. Только он мог внезапно менять траекторию движения, на большой скорости владея мячом. В сборной Бразилии Гарринча обычно играл на позиции правого нападающего, откуда выдал немало выверенных передач партнерам.[57]

Анализируя практикуемые тенденции объединения несовместимых видов спорта из уже существующих в целях обретения необычного опыта (Алкемайер Т.), мы упоминали о триатлоне. В России есть чемпион Европы в ультратриатлоне. Зовут его Александр Симонов, причем он единственный представитель нашей страны в данной спортивной дисциплине. Приход его в этот вид спорта - пример преодоления себя. В середине 1980-х он был неизлечимо болен. За два года службы в Афганистане Симонов А. четыре раза перенес гепатит и вдобавок переболел малярией. В 1984-м он вернулся в родной Питер с диагнозом «цирроз» печени. «Не повезло тебе, парень. Максимум лет пять еще протянешь», - сочувственно слышал он, кочуя по больницам. Однако ему вовремя попалась на глаза научно-популярная книга, где утверждалось, что печень - орган, способный к регенерации, но для этого необходима длительная аэробная нагрузка и, естественно, строжайшая диета. Александр вспоминает: «Бегать я не мог - живот разрывался от боли. В итоге купил велосипед. Накручивал на нем от 6 до 10 часов в день. Личное же мое достижение - 16 часов в седле без перерыва. И постепенно действительно все пошло на поправку. На здоровье, тьфу-тьфу, давно не жалуюсь». В 37 лет он выполнил норматив мастера спорта. На коротких дистанциях тягаться с молодежью было все труднее, и Симонов переключился на ультратриатлон. Вид спорта менее интенсивный, но куда более суровый, в котором скорость уступает место выносливости, а счет идет не на часы - на сутки. В 2000-м он выиграл чемпионат Европы, а в 2004 на первенстве мира завоевал бронзу.[58]

К маргинальным личностям в спорте вполне обоснованно можно отнести обсуждаемого нами ранее Златана Ибрагимовича - самого противоречивого игрока сборной Швеции. В популярном итальянском интернет-портале Smemoranda появилась запись, в которой Златан Ибрагимович характеризует самого себя. «Я - это север, юг, запад и восток. Я Златан Ибрагимович. Я - север, потому что родился в Мальме и хочу, чтобы меня считали шведом. Я очень привязан к своему родному городу, где живут мои настоящие друзья. Я - юг, потому что у меня горячий норов. Я люблю сильные эмоции, мне нравится играть на стадионах, где все болельщики против меня. Я не чувствую страх. Я - запад, потому что люблю Соединенные Штаты, где мне нравится отдыхать с семьей. Мне нравится английский, как универсальный язык общения. Я - восток, потому что там корень моей семьи - отца боснийца и матери хорватки. Мне, как и раньше, нравится разговаривать на их родных языках».[59] Довольно характерный пример маргинального сознания.

Игру российского футболиста Эдуарда Стрельцова и тренеры, и болельщики, и журналисты признавали виртуозной, отмечали его непохожесть на других игроков: и своих, и зарубежных. Ульянов В. в материале «Лучший футболист года» пишет: «...Стрельцов не только всегда видит мяч, партнеров и соперников, но и предугадывает развитие игры, предчувствует голевую ситуацию и умело способствует ее созреванию. Быстрота его игрового мышления, можно сказать, уникальна».[60]

Однако, анализируя жизненные пути спортсменов с гениальными задатками, заявивших о себе и добившихся рекордных результатов, наблюдается негативное маргинализирующее влияние социогенного поля.

После Олимпиады в Мельбурне на Эдуарда Стрельцова обрушилась немыслимая слава. Она задавила его, он совершенно изменился, постоянно дрался даже на поле, попадал в милицию, потом кто-то выбил ему зуб. «...В 23 часа 26 января 1957 г. Стрельцов около вестибюля ст. метро «Динамо» в нетрезвом виде приставал к гражданам, на их предупреждения не реагировал, учинял шум, сквернословил, наносил оскорбления гр. Иванову, ударил его по лицу. В комнате милиции вел себя буйно, набрасывался драться на работников милиции. За эти действия Стрельцов был привлечен к ответственности за мелкое хулиганство».[61]

В 21 год Стрельцов Э. в должен был стать главной звездой чемпионата мира 1958 года, ему прочили славу Пеле, но он был осужден по обвинению в изнасиловании и получил 7 лет лагерей. Спортсмен мог бы выступить на трех чемпионатах Европы и трех чемпионатах мира, но не сыграл ни на одном.[62]

Показательна судьба советского спортсмена Юрия Степанова, ставшего первым европейским легкоатлетом, установившим мировой рекорд по прыжкам в высоту. 13 июля 1957 года в Ленинграде на стадионе «Динамо» в ходе состязаний между командами Ленинграда и Хельсинки Степанов преодолел высоту 2м 16см, тем самым, побив рекорд Чарльза Дюма- са, первого атлета, взявшего 2м 15см. Буквально сразу после установления рекорда в европейской газете «Экип» была опубликована статья под заголовком «У советского чемпиона туфли-трамплины!» и напечатана крупным планом фотография левой туфли Степанова, где якобы спрятана какая-то хитрая пружинка. Писали даже, что сантиметры в СССР короче общепринятых. В те годы в туфлях с утолщенной подошвой на толчковой ноге прыгал не только Степанов, но именно против него была развязана кампания в прессе. И она дала свои результаты - Международная федерация легкой атлетики тянула с утверждением рекорда почти год. Степанова критиковали не только западные журналисты и спортсмены, но даже товарищи по сборной СССР. Игорь Кашкаров заявил, что прыжковый сектор на стадионе «Динамо» в Ленинграде имеет значительный уклон, что заставило главного судью матча Ленинград-Хельсинки в присутствии официальных лиц измерять уровень прыжкового сектора, а затем составлять акт о полном соответствии. Степанов впоследствии еще раз победил Чарльза Дюмаса - в Москве в 1958 году на матче легкоатлетов СССР и США, причем с преимуществом в целых 9см - и тут же подарил Дюмасу ту самую пару спортивных туфель... Однако репутация Юрия Степанова была испорчена навсегда. Он серьезно заболел, попал в клинику нервных болезней, не смог поехать на Олимпиаду в Рим в 1960 году, а в 1963-м покончил с собой.[63]

К маргинальным личностям вполне правомерно отнести спортсменов - первопроходцев в разработке новых видов спорта. Тенденции появления такого типа маргиналов обусловлены и действием экстремальных генов, в частности, мутациями гена DRD4, приводящими к появлению желания совершать рискованные поступки,[10] и психологическими особенностями.

Еще в конце 1950-х Марвин Цукерман (Marvin Zuckerman) разработал теорию «поиска ощущений» («sensation seeking»), согласно которой «поиск ощущений» - это «черта личности, выражаемая на поведенческом уровне в форме генерализованной тенденции к поиску ранее неизведанных, разнообразных и интенсивных ощущений и переживаний и подвергание себя физическому риску ради такого чувственно-эмоционального опыта».[65]

Позже другой исследователь, психолог Фрэнк Фэрли (Frank Farley), профессор университета Темпл в Филадельфии (Temple University), отнес искателей острых ощущений к людям «Т-типа» («Thrill-seeking»). По мнению ученого, посвятившего более 30 лет изучению этой проблематики, люди Т-типа «творят жизнь по собственному разумению». Причем такое «творение» может выражаться в различных формах, начиная от активного творчества и увлечения экстремальными видами спорта («Т- тип позитивный, ментальный или физический»), и заканчивая наркоманией, хулиганством и преступностью («Т-тип негативный»).[66]

Жанна Кудрявцева в статье «Риск в крови» собрала ряд примеров экстремального поведения спортсменов-одиночек. Сирото Франсуа в испанском парке Ордесса ночью прыгнул на каяке с 28-метрового (высота девятиэтажного дома) водопада. «Я спускался в одиночку, безо всякой страховки, - гордо сказал Сирото. - Удар о воду был страшный. Ведь когда имеешь дело с такой высотой и сумасшедшей скоростью падения, то вода становится твердой как бетон».

Гуви Бруно развил предельную скорость свободного падения вниз по вертикали: 503,64 км/час. Он прыгнул с парашютом головой вперед руки по швам, чтобы уменьшить сопротивление воздуха, с высоты 11 км, куда был доставлен самолетом, и где столбик термометра показывал 63 градуса ниже нуля.

26-летний Андерсон Рой ездил на мотоцикле по крышам домов в канадском Торонто и перепрыгнул с одной шестиэтажки на другую, пролетев расстояние между домами в шесть с половиной метров.

И еще один пример. Француз Пьер Ален совершил прыжок на мотоцикле с трамплина Сент-Низе, знаменитого тем, что с него в 1968 году прыгали лыжники олимпийского Гренобля. Его машина рванулась с вершины Сент-Низе и приземлилась на отметке 84 м 30 см.[67]

Экстремальная деятельность спортсменов-одиночек достаточно часто, о чем в принципе уже говорилось, способствует рождению новых видов спорта. Естественно, достаточно трудоемкая работа проследить, какие конкретно обстоятельства легли в основу возникновения того или иного вида экстремального спорта, но тот же прыжок на мотоцикле с трамплина Сент-Низе француза Пьера Алена вполне мог послужить началом развития маунтинбайка, а свободное падение Гуви Бруно - дать старт такому виду спорта как затяжные прыжки с парашютом и т. п.

Еще одним источником появления обсуждаемого типа маргинально- сти могут быть внутренние психические резервы спортсмена. Гордон Пири писал в своих мемуарах: «В 1954 году меня назвали сумасшедшим, когда я пообещал понизить мировой рекорд на 5 000 м с 13.40. Спортивная пресса назвала меня бегающим «идиотом» (по видимому, из-за моей любви к этому слову). Вообразите удивление моих оппонентов, когда 19 июня 1956 года я пробежал 5 000 м за 13.36,8, став первым атлетом, покорившим «непреодолимый» барьер 13.40».[68]

Именно из такого контингента формируется когорта спортсменов, отправляющихся на Северный или Южный полюс, пересекающих на веслах Тихий океан или пускающихся вплавь по Атлантическому. Именно они становятся участниками автогонок формата Париж-Дакар, капитанами парусных яхт, в одиночку ходящими в кругосветные путешествия, или альпинистами, совершающими рискованные восхождения.[69]

Подобные, на границе физических и психических возможностей, безумные поступки: и само по себе их содержание и увеличение их количества, рождают у людей веру в реальность их повторения другими желающими. Еще одно подтверждение конструктивного влияния деятельности маргинальных личностей на сознание социума. Не случайно, средства массовой информации проявляют повышенный интерес к спортивным достижениям уникальных, непредсказуемых личностей, все они становятся настоящими героями СМИ. Создатели рекламы для усиления эффективности воздействия на целевую аудиторию используют для продвижения товаров и услуг в качестве фона сложные комбинации трюков, выполняемых спортсменами-экстремалами (сноубордистами, райдерами, серферами и т.п.), не забывая в то же время писать комментарий: «не пытайтесь повторить, трюки выполняются профессионалами».

Подводя итоги анализу теоретического и эмпирического материала, нам представляется обоснованным говорить о наличии и функционировании феномена маргинальное™ и его составляющих в пространстве спорта. Существуют основания для признания существования маргинальной личности спортсмена и таких составляющих (эмпирически верифицируемых конструктов) феномена как: генетическая и телесная марги- нальность, социально-психологические маргинальные состояния, маргинальные ситуации, маргинальный статус и другие. Практика подтверждает факт формирования и развития конструктивного и деструктивного влияния феномена маргинальное™ и его составляющих на самого спортсмена, на его технику выполнения двигательных действий, на его самочувствие, на его отношения с другими спортсменами и с социумом.

  • [1] Апциаури Л.Ш. Спорт как социальное явление и фактор социализации личности[Электронный ресурс]. М.: Теория и практика физической культуры. - 2003. - №1.- http://lib.sportedu.rn/press/tpfk/2003N 1/р 12-14.htm
  • [2] Giddens A. Modernity and Self-Identity: Self and Society in the Late Modem Age. -Cambridge: Polity. - 1994
  • [3] Лубышева Л.И., Филимонова С.И. Современный подход к исследованию пространства физической культуры и спорта. М.: Теория и практика физическойкультуры и спорта. - №2. -2004. - С. 3-5
  • [4] Ахметов И.И., Хакимуллина А.М., Дружевская А.М., Можайская И.А., ШиховаЮ.В., Хальчицкий С.Е., Астратенкова И.В., Комкова А.И., Рогозкин В.А. Оценкасуммарного вклада аллелей генов в определение предрасположенности к спорту //Теория и практика физической культуры. - 2008. - №3. - С.67-72.
  • [5] Williams A.G, Folland J.P. Similarity of polygenic profiles limits the potential for elitehuman physical performance // J Physiol. - 2008. - V. 586(1). - P.l 13-21.
  • [6] Мазурик H. Генномотивированные чемпионы [Электронный ресурс] STRF.ru. -http:// strf.ru/ material.aspx?CatalogId=347&d_no= 13733
  • [7] http://history.mytimes.ru/list3_lb76.html
  • [8] Мазурик Н. Генномотивированные чемпионы [Электронный ресурс] STRF.ru. -http:// strf.ru/ material. aspx?CatalogId=347&d_no= 13733
  • [9] Мазурик H. Генетическая карта здоровья и спорта [Электронный ресурс]STRF.ru. - http://www.genoterra.rU/news/view/4/l 120
  • [10] http://www.utexas.edu/research/asrec/dopamine.html
  • [11] 5 Мазурик Н. Генномотивированные чемпионы [Электронный ресурс] STRF.ru. -http://strf.ru/material.aspx?CatalogId=347&d_no=13733
  • [12] http://www.sports.ni/tribuna/blogs/navosha/31798.html
  • [13] Быховская И.М. «Человек телесный» в социокультурном пространстве и времени (очерки социальной и культурной антропологии). М. - 1997. - С. 105
  • [14] Фуко М. Психиатрическая власть: Курс лекций, прочитанных в Коллеж де Франсв 1973-1974 году. - СПб.: Наука. - 2007. - [Электронный ресурс]. ?http://culture.niv.ru/doc/aesthetic/lexicon/263.htm
  • [15] Quetelet Ad. Anthropometrie, Ou Mesure Des Differentes Facultes De L’Homme. -Bruxelles: C. Muquardt. - 1870
  • [16] Челиков В. Я наконец-то почувствовала себя такой как все. [Электронный ресурс]. - http://www.peoples.nl/sport/sumo/keib/
  • [17] Ангерлейдер С. В поисках успеха (дорогою побед). - СПб. - 1999. - С.77
  • [18] Акебоно Таро. [Электронный ресурс]. - http://fightnews.ru/content/akebono-taro-0
  • [19] Сунь Мин-Мин. [Электронный ресурс]. - http://www.gazeta.ru/sport/2007/02/kzl 319970.shtml
  • [20] Власов П. «ГАРРИНЧА: Собрал Das ist DAS» [Электронный ресурс]. -C:Usersl 32Эв8кЮррефНарод_Ру ГАРРИНЧА.тШ
  • [21] Слободенюк Д. Какая анаболь-2 [Электронный ресурс]. - ж. «Патрон». -http://ms.delfi.lv/news/man/extreme/article.php?id=12476714
  • [22] Врублевский Е.П. Особенности подготовки спортсменок в скоростно-силовыхвидах легкой атлетики. М.: Теория и практика физической культуры. - 2005. - №7
  • [23] http://lenta.ru/news/2010/07/07/woman
  • [24] Ильин Е.П. Психология спорта [Электронный ресурс]. - http://www.fictionbook.ru/author/evgeniyi_pavlovich_ilin/psihologiya_sporta/read_onli ne.html?page=5#part_548
  • [25] «Советский спорт». - 15 августа. - 2007
  • [26] Ильин Е.П. Психология спорта [Электронный ресурс]. - http://www.fictionbook.ru/author/evgeniyi_pavlovich_ilin/psihologiya_sporta/read_onli ne.html?page=5#part_548 1 Kerckhoff A. and McCormick Т. The Marginal Status and Marginal Personality. SocialForces 1955. - vol. 34. - n. 1. - P. 48-55
  • [27] «Советский спорт». - 15 августа. - 2007
  • [28] Загайнов Р.М. Психологическое мастерство тренера и спортсмена [Электронныйресурс]. - http://www.shooting-ua.com/books/book_179.htm
  • [29] «Спорт-Экспресс». - 28 марта. - 1996
  • [30] «Спорт-Экспресс». - 11 января. - 1995
  • [31] http://def.kondopoga.rU/2006/l 1/16/superkachestva_sportsmenachempiona.html
  • [32] Загайнов Р.М. Психологическое мастерство тренера и спортсмена [Электронныйресурс]. - http://www.shooting-ua.com/books/book_l 79.htm
  • [33] Николаев В.Г. Проблема маргинальности: ее структурный контекст и социальнопсихологические импликации. Социальные и гуманитарные науки за рубежом[Электронный ресурс]. Серия 11. Социология. М.: ИНИОН РАН. - 1998. - № 2.С. 156-172. - http://socportal.ucoz.ru/publ/2-l-0-l
  • [34] Переверзин И.И., Суслов Ф.П. О структуре современного спорта высших дости жений и социально-правовом статусе спортсменов-профессионалов. - М.: Теорияи практика физической культуры. - 2002. - №5. - http://lib.sportedu.ru/press/tpfk/2002N5/p57-61 .htm
  • [35] Weber М. Wirtschaft und Gesellschaft. GrundriB der verstehenden Soziologie. -Tiibingen. - 1980
  • [36] Ласкене С., Чингене В. Возможности анализа спорта как социального феноме-на//Социологические исследования. - 2007. - № 11. - С. 12 1 «Советская Россия». М. - 17 февраля. - 1975
  • [37] Переверзин И.И., Суслов Ф.П. О структуре современного спорта высших дости жений и социально-правовом статусе спортсменов-профессионалов. - М.: Теорияи практика физической культуры. - 2002. - №5. - http://lib.sportedu.ru/press/tpfk/2002N5/p57-61 .htm
  • [38] Рыжонкин А.В. Спортивные команды как малые группы и коллективы [Электронный ресурс]. - Омск 2009. - http://revolution.allbest.ru/sport/00063180_0.html
  • [39] http://www.memoid.ru/node/Rossijskie_%C2%ABlegionery%C2%BB_v_inostrannyh sportivnyh_klubah гТуаев К. Российские «легионеры» в иностранных спортивных клубах. - Советский спорт [Электронный ресурс]. - 13 октября 2009 г. http://www.memoid.ru/node/Rossijskie_%C2%ABlegionery%C2%BB_v_inostrannyh_
  • [40] sportivnyhklubah
  • [41] http://www.sports.ru/football/3030698.html Sports.ru, 1 июня 2007 года
  • [42] http://gennania-online.m/gesellschaft/obschestvo-detal/datum/2010/07/09/geroi-intemacionalnogo- masshtaba.html
  • [43] Jarvie G., Maguire J. Sport and Leisure in Social Thought. London: Routledge. - 1994
  • [44] Стамбулова Н.Б. Кризисы спортивной карьеры [Электронный ресурс]. - М.: Теория и практика физической культуры. - 1997. - №10. - http://lib.sportedu.ru/press/tpfk/1997N10/р 13-17.htm
  • [45] Active Study Dictionary of English. Longman Group Limited. - London. - 1983; Oxford advanced learner's dictionary. - Oxford University Press. - 1989
  • [46] Шишова Т.Л. Дети и спорт [Электронный ресурс].http://www.sports.rU/tribuna/blogs/navosha/31798.html
  • [47] «Советский спорт» [Электронный ресурс]. - 05 ноября. - 2002. -№203/43( 15897), http://www.sovsport.ru/gazeta/article-itern/89587
  • [48] Ильин Е.П. Психология спорта [Электронный ресурс]. - http://www.fictionbook.ru/author/evgeniyi_pavlovich_ilin/psihologiya_sporta/read_onli ne.html?page=5#part_548
  • [49] Стамбулова Н.Б. Кризисы спортивной карьеры [Электронный ресурс]. - М.: Теория и практика физической культуры. - 1997. - №10. - http://lib.sportedu.ru/press/tpfk/1997N10/р 13-17.htm
  • [50] http://compromat.ru
  • [51] Максимов А. Российская преступность: Кто есть кто. Глава. Кровавый спорт[Электронный ресурс]. - М.: ЗАО «Издательство «ЭКСМО». - 1997. http://lib.ru/POLITOLOG/r-prest.txt
  • [52] Имашев И. Криминологическая характеристика преступной деятельности спортсменов [Электронный ресурс]. http://www.socgazeta.ru/index.php?type=special&area= 1 &p=articles&id=339
  • [53] http://www.grani.ru/criminal/23/07/2007/
  • [54] Лубышева Л.И. Спортивная культура как учебный предмет общеобразовательной школы. М.: Физическая культура. 2004. - № 4. - С.45-46 http://lib.sportedu.ru/press/fkvot/2004N4/p2-6.htm
  • [55] Ниткина Ю Просто я работаю волшебником [Электронный ресурс]. -http://www.sports.ru/tennis/6388064.html
  • [56] Джордж Бест. Путь гения [Электронный ресурс]. - http://www.youtube.com/watch?v=nplemK3Y4ns&eurl=http://axelius.hiblogger.net/269 84.html
  • [57] Власов П. «ГАРРИНЧА: Собрал Das ist DAS» [Электронный ресурс]. -C:Usersl 32Эе8кЮррефНарод_Ру Г APPHHHA.mht
  • [58] Кружков А. Триатлон. Гремучий коктейль, заставший бога врасплох [Электронный ресурс]. - http://www.sport-express.ru/newspaper/2005-08-15/13_2
  • [59] Ибрагимович: я - гражданин мира [Электронный ресурс].http://zlatan.ru/analitiklist_all.php?id=20
  • [60] Ульянов В. Футбол’69. Спутник любителя футбола [Электронный ресурс]. - М.:Физкультура и спорт. - 1969 http://zatorpedo.narod.ru/statyi8.html
  • [61] Шпиз Е. Эдуард Анатольевич Стрельцов [Электронный ресурс]. 16.10.2004. -http ://www .peoples .ru/ sport/football/strelcov/
  • [62] Хрусталев С. Форвард на все времена [Электронный ресурс]. -http://persona.rin.ru/view/fall/10/34700/strelcov-eduard
  • [63] http://www. strana-oz.ru/?ozid=3 3&oznumber=6
  • [64] http://www.utexas.edu/research/asrec/dopamine.html
  • [65] Врожденная любовь к риску (экстремальные гены). [Электронный ресурс]. -http://www.jabfm.Org/cgi/reprint/19/l/l.pdf (Marvin Zuckerman)http://www.vocrugsveta.ru/vs/article/2723
  • [66] Врожденная любовь к риску (экстремальные гены). [Электронный ресурс]. - http://abcnews.go.com/2020/story?id=1387316 (Frank Farley) http://www.vocrugsveta.ru/vs/article/2723
  • [67] Кудрявцева Ж. Риск в крови. - Спортивная жизнь России. - М. - №6 - 1999
  • [68] Журило М. Польза целей в спорте и жизни [Электронный ресурс]. -http://www.sport-business.ru/analitika/polza_celej_v_sporte_i_v_zhizni/
  • [69] Посьелло К. Спорт как всеобъемлющее социальное явление. Перевод с франц.В. Мильчиной // Отечественные записки. - №6. - 2006
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>