Подходы и методы экономической оценки ущерба здоровью и жизни населения

В научной литературе сформировались два научных подхода к определению экономических оценок ущерба здоровью и жизни населения, каждый из которых, в свою очередь, разделяется еще на целый ряд направлений. Заметим, что эти подходы базируются на оценках физического ущерба здоровью, выражаемого продолжительностью и тяжестью болезни, недожитыми годами жизни.

Согласно первому подходу экономическая оценка ущерба здоровью и жизни человека определяется на основе расчета стоимости болезни, которая также подразделяется на прямую и косвенную. В общем случае в прямую стоимость обычно включают стоимость лечения, ухода и реабилитации заболевшего, расходы на мероприятия по охране здоровья, а также социальные трансферты (пенсии по инвалидности, выплаты по социальному страхованию). Косвенная стоимость представляет собой упущенную выгоду в производстве ВВП, вызванную людскими потерями, т.е. утратой трудоспособности в связи с гибелью и заболеваемостью, травматизмом персонала.

Согласно второму подходу стоимость времени болезни, не- дожитые годы определяются исходя из понятия стоимости человеческой жизни как таковой, с учетом ее дифференциации по возрасту человека.

В зависимости от того, какие статьи расходов учитываются при определении стоимости болезни или какое экономическое содержание вкладывается в понятие стоимость человеческой жизни, в рамках первого и второго подходов выделяются более конкретные направления оценки экономического ущерба здоровью и жизни.

Так, например, в некоторых работах среди статей ущерба здоровью и жизни человека предложено выделить:

  • • потери тарифной и дополнительной заработной платы по основному месту работы и совместительству, определяемые как разница между ежемесячным систематическим доходом и пособием по временной нетрудоспособности;
  • • потери дополнительного дохода от личного подсобного хозяйства, предпринимательской деятельности, договоров подряда и прочих источников несистематического дохода; дополнительные затраты на лечение, включающие расходы на медикаменты и платные медицинские услуги;
  • • дополнительные затраты на продукты питания, имеющие ограниченное потребление в повседневной жизни;
  • • дополнительные затраты на реабилитацию больного, включающие расходы на санитарно-курортное лечение, оздоровление в учреждениях отдыха и т.д.;
  • • сопряженные потери, включающие транспортные расходы членов семьи на поездки в магазины, аптеки, больницы и пр., а также упущенную выгоду членов семьи;
  • • убытки, связанные с необходимостью профессиональной переподготовки, изменением места жительства, преждевременным выходом на пенсию и пр.

В качестве методов оценки ущерба по этим позициям предлагается использовать метод прямого счета или метод эмпирических оценок.

Метод прямого счета является более объективным и предполагает непосредственную калькуляцию затрат и потерь по расходным и доходным статьям. На практике его целесообразно использовать при относительно небольшом количестве пострадавших от ухудшения качества окружающей среды.

Метод эмпирических оценок предполагает использование усредненных нормативов при расчетах экономической величины ущерба. Он применяется при значительном числе пострадавших, когда посчитать ущербы для каждого из них по всем статьям становится практически невозможно.

Расчеты, выполненные специалистами Института проблем рынка РАН с использованием метода эмпирических оценок на основе информации 1989 г. по Российской Федерации, показали, что величина и состав экономического ущерба (прямого) существенно зависят от группы болезни и возрастной категории населения (I категория — население трудоспособного возраста и работающие пенсионеры, II — дети до 14 лет включительно, III — неработающие пенсионеры).

Результаты расчетов, представляющие собой уровень экономического ущерба в расчете на 1 человекодень, дифференцированные по группам болезней и категориям населения, представлены в табл. 7.2. В предположении о том, что к 2000 г. пропорции между «стоимостями» болезней не изменились, для получения показателей цен болезней в расчете на человекодень, соответствующих началу XXI в. в Российской Федерации, приведеные в табл. 7.2 цифры должны быть увеличены примерно в 100 раз.

Таблица 7.2

Уровни экономического ущерба в связи с причинением вреда здоровью населения и среднестатистическая длительность болезней

Нозологические классы

Размер ущерба по группам населения, руб./ человекодень

Средняя продолжительность болезни, дней

I

II

III

1

2

3

4

5

Инфекционные и паразитарные болезни

6,47

4,17

2,67

87,0

Новообразования

8,98

6,58

5,18

23,2

Болезни эндокринной системы

6,39

4,09

2,59

18,4

Болезни крови и кроветворных органов

7,21

6,91

3,41

17,6

1

2

3

4

5

Психические расстройства

6,59

3,59

2,79

25,3

Болезни нервной системы и органов чувств

6,43

5,13

2,63

13,6

Болезни системы кровообращения

6,51

4,31

2,71

22,2

Болезни органов дыхания

6,48

3,88

2,68

10,5

Болезни органов пищеварения

6,43

3,53

2,63

15,9

Болезни мочеполовой системы

6,55

5,35

2,75

ПД

Болезни костномышечной системы

7,16

6,16

3,36

13,3

Болезни кожи, подкожной клетчатки

6,59

6,39

2,79

8,4

С учетом показателей, представленных в таблице 7.2, стоимостная оценка ущерба от заболеваемости населения, обусловленной ухудшением качества окружающей среды, определяется на основании следующего выражения:

где У(7У,Д5) — величина ущерба, обусловленная повышенным уровнем заболеваемости;

А^{Д6) — дополнительное по сравнению с фоном количество лицу'-й категории, заболевших /-й болезнью;

  • — базовый показатель ущерба здоровью в расчете на одного человека у'-й категории в день (руб./человекодень);
  • 7} — средняя продолжительность /-й болезни.

В рекомендациях по использованию выражения (7.19) также указывается, что ущерб должен определяться в рамках однотипных по социально-экономическому развитию районах, что позволяет избежать погрешностей, обусловленных социальной дифференциацией населения.

На уровне теории оценки экономического ущерба от потери здоровья можно встретить модификации рассматриваемого подхода к получению прямых оценок ущерба от заболеваемости, основанных на использовании понятия «качество жизни». В общем случае это понятие включает в себя широкий круг физических и психологических факторов, в совокупности характеризующих способности человека выполнять свойственные ему функции и получать от этого соответствующее удовлетворение. Одним из таких факторов является состояние здоровья. В научной литературе используется специальный термин для отражения качества жизни в зависимости от состояния здоровья: health — related quality of life (HRQOL).

По мнению специалистов, при оценке качества жизни на практике в первую очередь следует учитывать такие факторы, как подвижность (способность самостоятельно передвигаться и т.д.), наличие болевых ощущений, моральных страданий, способность к самообслуживанию и исполнению обычных социальных ролей (работа, семья, досуг). Ощущения пострадавшего и его функциональные возможности служат основой для измерения качества жизни при данном состоянии здоровья.

В свою очередь, состояние здоровья количественно определяется как «индекс здоровья», на основании значений которого измерение качества жизни сводится к ее сокращению, т.е. к потерянным годам. Основная проблема при этом состоит в определении времени жизни при данной болезни как доли того же времени, проведенном в здоровом состоянии. В связи с этим уровень здоровья обычно представляется как точка на отрезке [0,1], где позиция «0» отражает состояние «мертв», а позиция «1» — «совершенно здоров».

При этом позицию точки на практике рекомендуется определять по характеристикам фактического поведения человека, а не по его клиническим параметрам (симптомам, признакам, результатам анализов и т.п.).

С учетом индекса здоровья продолжительность потерянного из-за болезни, ухудшения самочувствия времени определяется так:

где — индекс здоровья во временном интервале At= (q, t2)

?2 t — интервал времени болезни.

Напомним, что величина х(Дt) характеризует физический ущерб здоровью населения. Для его преобразования в стоимостный вид необходимо иметь оценки приведенных к временным единицам показателей экономического ущерба. Такие оценки, приведенные к годичному интервалу времени, в научной литературе получили название стоимости года жизни (value of life- year) или просто стоимости жизни (value of life).

При получении количественных значений стоимости жизни обычно используют ряд альтернативных концептуальных предположений. Например, стоимость потерянного времени определяется с помощью ряда методов, в том числе:

  • 1) по величине потерь дохода;
  • 2) по уровню платы, которую человек готов внести, чтобы избежать этих потерь (метод готовности платить);
  • 3) по уровню затрат в общественном секторе на обеспечение нормальной жизнедеятельности в рассматриваемый период;
  • 4) по методу «страхования жизни»;
  • 5) с использованием показателя «цена времени».

Рассмотрим более подробно первые два, поскольку они наиболее часто используются на практике.

Согласно первому методу величина потерь в связи с болезнью или смертью человека определяется как текущая стоимость потерь дохода за вычетом стоимости потребительских расходов с учетом вероятности дожить до следующего периода. В свою очередь, накапливаемая стоимость потерь определяется как дисконтированная сумма текущих потерь с положительным коэффициентом дисконтирования, если речь идет о приведении будущих потерь к настоящему времени. Иными словами, будущие доходы имеют меньшую ценность по сравнению с доходами настоящего времени. Это вызвано следующими причинами:

  • • ожидаемые в будущем доходы подвержены риску и характеризуются неопределенностью;
  • • будущий прирост дохода будет давать все меньший рост экономического благосостояния (эффект снижения предельной полезности дохода);
  • • общество предпочитает настоящее будущему (больше дорожит настоящим, чем будущим).

Классическая формула для определения стоимости средней человеческой жизни с момента его рождения согласно оценке дохода выглядит следующим образом:

где Уо — стоимость жизни с момента рождения;

V, = (1+/*)-' — дисконтирующий множитель;

/, — вероятность дожития до возраста /;

Ж, усредненный годовой доход человека в возрасте от г до t+ год;

/), — доля населения в возрасте от / до /+1 год, имеющего доход Ж,, в общей численности населения этого возраста;

С, — средние потребительские расходы человека в возрасте / лет.

Заметим, что согласно этому методу экономическая ценность жизни человека, находящегося в возрасте а, должна определяться по формуле, учитывающей накопление дохода только в последующий период его жизни:

Из выражения (7.22), в частности, вытекает, что стоимость человеческой жизни, после того как человек перестал получать доход, становится отрицательной из-за того, что накопленный в течение жизни капитал тратится на потребление. Присутствие потребления с отрицательным знаком означает, что для поддержания жизни человеку требуются определенные инвестиции (потребительские расходы). Их вычитание означает, что выражения (7.21) и (7.22) характеризуют «нетто-стоимость» жизни. Без учета потребления (т.е. при С, = 0) формулы (7.21) и (7.22) определяют валовую ее стоимость.

В других модификациях формул стоимости жизни может отсутствовать поправка в виде доли занятых (7),), которая учитывает уровень безработицы среди населения трудоактивных возрастов. Без ее учета, например, выражение (7.22) приобретает следующий вид:

Недостатки рассматриваемого метода обусловлены несовершенством лежащей в его основе концепции. Трудно согласиться, что ценность лет человеческой жизни определяется величиной ожидаемого дохода. В связи с этим метод готовности платить оценивает года человеческой жизни с учетом значительно большего числа факторов. В сущности, здесь используется критерий Парето, согласно которому любые меры признаются приносящими эффект, если ни одна из групп населения (в пределе — ни один человек) в результате их внедрения не ухудшает своего состояния, а хотя бы один человек его улучшает.

При оценке стоимости человеческой жизни по данному методу предполагается, что все люди вкладывают определенные средства в мероприятия по снижению риска смерти (потери здоровья и т.п.). Однако очевидно, что риск полностью не исключается, а уменьшается лишь вероятность смерти. Это означает, что все общество как бы разделяется на три группы. Люди, входящие в первую из них, благодаря внедрения этих мер избегут смерти, входящие во вторую — и в прежних условиях сохранили бы свою жизнь, а входящие в третью — умрут (погибнут, потеряют здоровье) и после внедрения этих мер. Но дело в том, что изначально никто из инвесторов не знает своего будущего. Им известна лишь информация о величине снижения вероятности смерти (потери здоровья). В результате по критерию Парето внедряемые меры следует считать эффективными, поскольку никто из инвесторов своего состояния не ухудшает, а часть из них — улучшает.

Вопрос состоит в том, какую сумму денег в условиях неопределенности результата для себя лично инвесторы готовы заплатить за снижение вероятности смерти среднего человека на известную величину. Если эта сумма для каждого из инвесторов составляет х руб., а снижение вероятности смерти обозначается как АР, то стоимость человеческой жизни согласно методу готовности платить равна х/АР руб.

Например, если за снижение вероятности смерти на величину АР= 2 • 10_6 в расчете на одного человека каждый из членов общества готов заплатить 500 руб., то стоимость человеческой жизни обществом оценивается величиной 500/2 • 10_6 = 250 млн руб.

Гипотеза о существовании определенной суммы, которую человек согласен заплатить за снижение риска смерти на некоторую величину или, наоборот, согласен подвергнуть себя этому риску, основывается на предположении, что в нормальных условиях он организует свою жизнедеятельность так, чтобы максимизировать собственную функцию полезности (ожидаемую полезность собственной жизни). Предположим, что эта цель достигнута, т.е. полезность жизни при определенных (известных) значениях вероятностей дожития является максимальной. Тогда величина средств, которую человек готов пожертвовать ради повышения собственной безопасности, определяется с учетом снижения вероятности смерти из условия неизменности ожидаемой полезности его жизни.

Обычно функция полезности формируется на основе показателей потребления в различные годы жизни человека. При этом, вступая в очередной период своей жизни, он обладает определенной информацией о ее возможной продолжительности, т.е. знает вероятность дожития до конца рассматриваемого периода (года), обозначаемого как р,. С момента рождения произведение таких «годовых» вероятностей определяет вероятность дожития до возраста / + 1:

Увеличение продолжительности жизни в каждый ее период эквивалентно увеличению значений вероятностей дожития в последующие годы, за которую человек должен заплатить определенную сумму (уменьшить полезность жизни).

Полезность такого увеличения очевидно зависит от возраста, ожидаемой продолжительности оставшейся жизни, дохода, обязательств перед родственниками и иждивенцами и ряда других факторов. При определенных упрощениях для человека, дожившего до возраста /, ее можно представить в виде следующей функции:

где М«т--,М — ожидаемая полезность в период времени (Г—/), зависящая от уровня располагаемых человеком на момент / благ (богатства) IV,;

Рт-г вероятность дожить до возраста Т, находясь в возрасте Г, Рт-1 =Рг Р1+1 - Рт,

  • ?т’_//,) — функция полезности богатства в период Г—/ при условии, что человек не умрет;
  • (1—Рт-г) ~ вероятность смерти человека в период Г—/;

/)(И^,) — функция полезности в случае смерти человека, если он умрет в течении периода Т~г (ее значение может рассматриваться как нулевое, если предположить, что оставшиеся после смерти человека блага пропадают, либо как положительную величину, если ими могут воспользоваться наследники).

Если человеку представляется возможность уменьшить вероятность смерти в текущем периоде на величину Ар (увеличить вероятность дожития) за счет уменьшения благосостояния на величину V, то из условия оптимальности функции полезности на интервале ~/) вытекает следующее соотношение:

Его смысловое содержание состоит в следующем: полезность обеих жизненных стратегий одинакова, но первая стратегия характеризуется большим риском смерти при больших средствах, а вторая — меньшим риском при меньших средствах. Происходит как бы обмен денег на безопасность. Пропорции обмена зависят от того, в какую сумму средств оценивается жизнь человека. Эта сумма и определяется соотношением Е/Дооценки стоимости человеческой жизни, полученные специалистами для развитых стран с использованием данных о величине дохода и метода готовности платить, показывают, что в среднем они различаются примерно в 5 раз. Жизнь по величине дохода оценивается в 200—400 тыс. долл. США, а по методу готовности платить — в 1—2 млн долл.

Для России средняя оценка человеческой жизни по величине дохода в конце XX в. составляла примерно 20 тыс. долл. США (для сорокалетнего мужчины). Из сопоставления аналогичных данных по развитым странам можно сделать вывод, что уровень оценок стоимости жизни по методу готовности платить для России должен составлять сумму 100 тыс. долл. США.

Основные сложности использования теоретических моделей оценок стоимости жизни человека на практике связаны с неоднозначностью построения функций полезности благ, которыми он располагает, особенно для различных периодов его жизни. Все варианты этих функций в определенной степени субъективны и формируются на основе выдвигаемых теоретических постулатов. Наиболее обоснованным среди них выглядит формирование погодичных значений функции полезности по величине среднегодового потребления людьми различных возрастов, хотя и эти данные имеют значительный разброс по странам и регионам.

Здесь следует отметить, что используемые в разных странах на практике при возмещении ущерба здоровью и жизни человека компенсационные платежи, которые можно рассматривать как законодательно утвержденные оценки стоимости жизни и здоровья, также существенно различаются.

С одной стороны, это происходит из-за отсутствия единой методической базы для расчета оценок ущерба. На это было обращено внимание на Международном симпозиуме по вопросам охраны окружающей среды и здоровья, состоявшемся в 1989 г. в

Пекине, решения которого в качестве первостепенной задачи выдвинули разработку единых принципов и методов формирования таких оценок.

С другой стороны, дифференциация размеров ущерба обусловлена различием в исходных базовых показателях (заработной плате, уровне потребления, среднедушевого ВВП и т.п.), лежащих в их основе, и особенностями политики в области безопасности человека, проводимой разными странами. Естественно, эти страны, ужесточающие нормативы риска жизнедеятельности, законодательно утверждают и более высокие ставки компенсации за потерю здоровья и жизни человека.

Наконец, на оценки стоимости здоровья и жизни влияет и законодательная практика. Дело в том, что жизнь и здоровье людей часто является предметом торга между «виновником» их потери и пострадавшими, их семьями, который разрешается в судебном порядке в соответствии с действующим законодательством, традициями разрешения споров по этому вопросу. В связи с этим следует заметить, что такие оценки иногда являются предметом корпоративных соглашений между профсоюзами и работодателями.

В заключение приведем данные о нормативах компенсационных выплатах в некоторых развитых странах при несчастных случаях на производстве (если не принимались во внимание особые обстоятельства). Компенсации в случае несчастного случая, повлекшего смерть человека, составили (долл. США): в Финляндии — 7000, в ФРГ — 40 000, США и Канаде — 500 000, Японии — до 1 800 000. Причем размер компенсации не зависел от возраста пострадавшего.

При установлении размеров компенсаций за потерю здоровья Конвенция Международной организации труда №102 «О минимальных размерах социального обеспечения» предусматривает, что периодические выплаты в связи с потерей трудоспособности в результате производственной аварии, повлекшей увечье, мужчине, имеющему жену и двоих детей, не должны быть меньше 50% суммы общих доходов потерпевшего. В большинстве стран — членов ЕС размер пособий определяется в процентах к заработку: в Бельгии — 90%, в Италии — 60% в течение первых 10 дней нетрудоспособности, затем 75%, во Франции — 1/2 заработка в течение первых 28 дней нетрудоспособности, затем 2/3 заработка.

В некоторых странах устанавливается дифференцированная ставка компенсационных выплат в зависимости от степени потери трудоспособности. Например, в Германии при 100-процент- ной утрате трудоспособности их размер составляет 2/3 заработка, при 70-процентной — 1/2, при 50-процентной — 2/3 и при 25-процентной — 1/6. В некоторых случаях выплаты увеличиваются на размер пособия на содержание нетрудоспособных членов семьи, которые составляют от 50 до 90% величины выплат по уровню заработка.

Из приведенных данных вытекает, что во многих странах экономические оценки стоимости здоровья и жизни все же достаточно жестко привязываются к уровню заработной платы (дохода) пострадавшего.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >