Полная версия

Главная arrow Литература arrow Коммуникативно-прагматическая вариативность предметно-ориентированного английского языка.

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Особеннности ПОАЛФ русскоязычных пользователей, препятствующие восприятию их речи

Иностранцы, работавшие в Крыму в течение длительного времени, старались освоить русский язык для общения в быту, но в профессиональной коммуникации с ними практически всегда общались по- английски. Американец, постоянно проживавший в Симферополе в течение нескольких лет, отметил:

Russians always speak better English than I speak their native language. (A.K.)

Чтобы выяснить, какие особенности ПОАЛФ русскоязычных пользователей препятствуют восприятию их речи иностранцами, носителями АЯ и европейскими неносителями АЯ, им были заданы следующие вопросы:

Возникает ли языковой барьер между вами и говорящими по-английски русскоязычными коммуникантами? Общаясь по-английски с иностранными коммуникантами, вы можете услышать различные акценты. Какие черты акцента русскоязычных пользователей английского языка вы можете указать? Представляют ли они коммуникативную проблему лично для вас? Как вы решаете проблемы коммуникации, вызванные национально-культурными различиями между вами и русскоязычными партнерами?

Представитель Организации экономического сотрудничества и развития (OECD), француз по происхождению, отметил языковой барьер, который он отнес на счет сильного акцента его местных собеседников:

Language barriers can be a real problem in communication — even among people who speak English but with different accents. Very strong varieties of Ukrainian or Russian English are often incomprehensible to outsiders. (J.S.)

Он затруднился пояснить, что понимается под «сильным акцентом», но указал на более высокий уровень владения АЯ молодыми людьми:

Some speakers like older Russian people have an awful accent but the younger people generally speak much better. (J.S.)

J.S. сравнил с испанским раскатистое русское [p] и велярное русское [х], которые заменяют английские [г] и [h], отметил замену звонкого и глухого «th» на «z» и «s», замену лабиального [w] лабиоденталь- ным [v], отсутствие смыслоразличительного словесного ударения в парах существительное-глагол:

Russians roll their “R’s”... but not as much as Spanish. Though they are very strong. And “H” in the Russian accent is more guttural like the Spanish “j”. Besides pronouncing the “R's” and “H’s” like they do in Spanish, Russians change “th” into “s” or “z”, put the stress on the wrong syllables in verbs and nouns like in “export” and “to export”, pronounce “w” as "v" in “ven” and “vot”. (J. S.)

Сотрудник Канадского агентства по международному развитию (США), приехавший в Крым после нескольких месяцев работы в Индии, подчеркнул, что русский акцент более сложен для понимания, чем индийский:

I'm in Russia now, and I've been working with a team in India for the past few months. Russian accents are more tricky. (B.O.)

Потенциальные проблемы понимания, вызванные русским акцентом в английской речи местных партнеров, по его мнению, требуют постоянного внимания:

Accents, like Russian or Ukrainian require lots of attention and even then can be misunderstood. (B.O.)

В качестве одной из характеристик русского акцента он отмечает особый отрывистый ритм, который создается раздельным произношением слов в потоке речи:

I should mention an important feature of the Russian accent, a peculiar rhythm. Russians tend to pronounce every word separately whereas we, native speakers, join words into clusters. (B.O.)

Под акцентом он понимает особенности произношения, которые не соответствуют нормам и стандартам носителей английского языка:

It's pronunciation of words and expressions. A native speaker has a very clear idea just how a particular word or expression is supposed to sound. (B.O.)

B.O. заметил, что русскоязычные пользователи АЯ артикулируют согласные и гласные иначе, чем это делают носители АЯ:

I’ve noticed Russians pronounce many consonants and vowels unmistakably different from what native speakers do with our consonants and vowels. (B.O.)

Наиболее яркими примерами по его мнению являются замены “v” -> “w” в таких словах, как: “vest” вместо “west”; “z/s” -> “th”; в таких словах, как: “zis/sink” вместо “this/think” сокращение количества долгого гласного [i] —> [i:], вследствие чего меняется слово: “seek” -> “sick”.

B.O. считает, что русскоязычные пользователи, в том числе и женщины, говорят по-английски с «мужским» акцентом, поскольку в силу более низкого тона, (видимо, он имеет ввиду более узкий диапазон интонации) их речь иногда звучит неоправданно вызывающе и агрессивно.

Russian sounds like a masculine language... even if it’s women speaking. Well, that doesn ’t seem very helpful, but when you hear it, you can understand what I mean. The tone of their voice is low and sometimes sounds defiant or aggressive for no reason. (B.O.)

Эксперт из Люксембурга также отметил некоторую отрывистость речи и более узкий диапазон интонации у русскоязычных респондентов:

When speaking, they keep it monotone and not so singy like English. (К. M.)

Кроме того, он указал несколько особенностей произношения гласных, на которые не обратили внимания другие информанты: 1) появление форманта [j] перед [е] в таких словах, как, например: “every”—>

“уevery”и “very” — > “vyery”; 2) неразличение открытого/закрытого качества, передней/задней артикуляции, долготы/краткости, как, например, в парах, которые многими русскоязычными респондентами произносятся одинаково: barter-butter, cup-carp, tom-tone, seek-sick, will-wheel, man-men, а с учетом оглушения конечных звонких и bet-bed-bat-bad.

Американец, руководитель группы технических специалистов, подчеркнул, что ему, как носителю АЯ, было сложнее понимать русский акцент, чем его европейским сотрудникам.

Russian accents are a problem that one often hears at staff meetings. English being the de facto language of communicating business internationally, I feel native speakers of English are at a major disadvantage when it comes to local Russian accents. (Ch.W.)

Одной из причин затрудняющих понимание иностранцами русского акцента является отсутствие у отдельных русскоязычных пользователей АЯ представления о реальном звучании их английской речи. Американец Ch.W. описывает эпизод, когда ему пришлось общаться без переводчика с двумя сотрудницами Министерства здравоохранения, которые не предпринимали усилий, чтобы сделать свою речь понятной.

I was in the Health Ministry office recently with two women who wanted to speak English with me. They were deep in conversation, and I understood only about a fifth of what they said. The accent was difficult. Some people try to moderate their accent a little, but these two women made no effort to do so. (Ch.W.)

Пытаясь передать особенности акцента своих собеседниц, создаваемые, вероятно, общей артикуляцией низкого подъема, далекий от лингвистики технический специалист подметил факт постоянного оглушения конечных звонких согласных.

They were speaking like from the bottom of their mouth... I know that isn’t clear, but I don’t know how else to put it. They used to say “t's ” instead of “d's ” or “k’s” instead of “g’s” at the ends of words if you try to imitate “bik friend” and “standart English ” in Russian talk. Though plain logic tells me “g” and “d” would be more appropriate...that is what these sounds originally were. (Ch.W.)

Помимо фонетической специфики, негативную реакцию Ch.W. вызвали такие особенности дискурса его собеседниц как: 1) использование русских эквивалентов вместо простых английских слов: Hello <— Alio, Yes <— Da, No <— Nyet, Please <— Pajalsta, Thank you <— Spaseeba 2) постоянная потеря артиклей и частицы to: I have country house; Simferopol is city where Ilive; I want invite you вместо I have a country house; Simferopol is the city where I live; I want to invite you.

J.H., представитель американской организации Community Development, также отметила такие регулярные особенности русского акцента, как потеря велярного носового "ng” и “пк”, передний сдвиг согласного [I] и велярный характер [h], раздельное произношение удвоенных согласных в суффиксах, более закрытая передняя артикуляция согласных и гласных, дентальное качество всех альвеолярных согласных:

First, Russian English sometimes sounds like Black English what with changing the nasal velars “ng” and “nk” into “n ” or “n-g” as in “linking” — > “lin-kin” or “lin-kin-g”. Second, to me, the hard [h] and [l] also mark a Russian accent. Third, they pronounce double consonant letters each separately as in “shipping”—> “ship+pin”, “spotted”—> “spot+ted”, “digging”—> “dig+gin”. In general, I feel they speak with a more closed mouth then we do, and make our alveolars into their dentals. (J.H.)

В целом около 40 иностранных респондентов указали на те или иные особенности английской речи русскоязычных партнеров, которые, по их мнению, создают общее представление о русском акценте. Суммируя все замечания респондентов, НАЯ и ЕНН, относительно отмеченных ими в ходе коммуникации на ПОАЛФ особенностей произношения русскоязычных партнеров, разделим их на две группы.

  • 1. Коммуникативно-релевантные особенности, когда отклонения в произношении русскоязычных пользователей ПОАЛФ значительно затрудняют взаимопонимание или делают его вовсе невозможным.
  • • Оглушение английских звонких смычных в конечной позиции (bid-bit, dog-dock, rib-rip).
  • • Поскольку корреляции гласных по количеству в русском произношении нет, смешение долготы и краткости гласных [it] и [i] становится одним из устойчивых параметров английского произношения наших респондентов, которые ведут к совпадению таких пар, как, например: bean-bin, fit-feet.
  • • Английские гласные заднего, продвинутого вперед ряда низкого подъема узкой [л] и широкой [а:] разновидности подменяются русским [а] среднего ряда низкого подъема широкой разновидности, что ведет к совпадению таких слов, как, например: butter-barter, cut-cart и stutter-starter.
  • • Английские гласные заднего ряда низкого подъема узкой [э:] и широкой [о] разновидности подменяются русский гласный звук [о] того же ряда среднего подъема узкой разновидности, что ведет к совпадению таких слов, как, например: caught-cot и sport-spot.
  • • Сужение открытого гласного среднего ряда [зе] ведет к совпадению с узким гласным переднего ряда [е] в таких словах, как, например: land-lend и тап-теп.
  • 2. Коммуникативно-нерелевантные особенности, когда отклонения в произношении русскоязычных пользователей ПОАЛФ, не искажая информацию, вносят определенную функциональную коннотацию.
  • • Сдвиг английской альвеолярно-апикальной артикуляции согласных [d/t], [z/s], [I], [п] к дентально-дорсальной.
  • • Переход велярного носового [у] в дентальный носовой [п] в сочетании -ing, часто сопровождаемый усилением велярного [у] или дентального носового [п] за счет последующего [д] в переходе [у] _> [уд] _> Ы. Переход велярного носового [у] в дентальный носовой [п] в сочетании -ink: к] -> [пк].
  • • Постальвеолярная аффриката 3/ русского аналога не имеет, поэтому в произношении русскоязычных пользователей ДАЛФ часто подменяется бисегментным сочетанием [dj] -> [d+3] с дентальным первым элементом, как в русском [дж].
  • • Ослабление или потеря аспирации английских взрывных согласных [р], [к] и [tj. Потеря аспирации [h] и сдвиг к велярному русскому [х].
  • • Замена лабиального [wj лабиодентальным /у/.
  • • Подмена дифтонгов [ai, ei, 01] и [аи, ои] бисегментными парами гласный + [j] или русский [й] и гласный + лабиализованный русскому [у].

Наиболее вариативным оказался переход межзубных фрикативных [О, 6] в 1) лабиодентальные фрикативные [f, v], 2) дентальные фрикативные [s, z], 3) дентальные смычные//, dj. Переход глухого [в] -> Ц] и [в] -> [s] в таких словах, как, например: think, thing, three, through, может быть коммуникативно-релевантным, если в результате перехода происходит совпадение с другим словом, например: think [6irjk] -> [sink] совпадает с sink] [Qirj] -> [sing] совпадаете thing', [6n:[ -> [fri:] совпадает c free. Переход звонкого [&] -> [z] и [д] -> [d] является коммуникативно-нерелевантным в таких словах, как, например: the, them, then, these, those.

Что касается грамматических особенностей английской речи русскоязычных участников коммуникации на ПОАЛФ, респонденты, НАЛ и ЕНН, не отмечают их как коммуникативно-релевантные и относят к типичным характеристикам русского акцента: 1) отсутствие или неверное употребление артиклей; 2) отсутствие или неверное употребление частицы to перед инфинитивом; 3) двойное отрицание; 4) избыточное употребление форм Present Progressive вместо форм Simple Present, и т.п., которые будут подробно обсуждаться в главе 4.

Таким образом, деловая коммуникация русскоязычных пользователей характеризуется определенными языковыми характеристиками, которые позволяют говорить об их нормативности для данного сообщества.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>