Полная версия

Главная arrow Литература arrow Коммуникативно-прагматическая вариативность предметно-ориентированного английского языка.

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Концептуализация английского лингва франка

В широком смысле, вербализованное оформление и структурация накапливаемых субъектами коммуникации средств взаимодействия, опыта совместной деятельности и способов решения проблем представляет собой процесс концептуализации АЛФ.

Концептуализация — это первичная теоретическая форма, обеспечивающая теоретическую организацию материала; схема связи понятий, отображающих возможные тенденции изменения, позволяющая продуцировать гипотезы об их природе и характере взаимосвязей; способ организации мыслительной работы, позволяющей двигаться от материала и первичных теоретических концептов к все более и более абстрактным конструктам, отображающим в пределе допущения положенные в основание построения картины видения исследуемого сегмента реальности [Болдырев, с. 64; Жандарова, с. 3; Кубрякова 1996, с. 93; Рыбникова, с. 3].

Под языковой концептуализацией в данном исследовании понимается языковое оформление, структурация знаний, вербализация существующих смыслов, образов, ассоциаций, составляющих языковую и культурную компетенцию и связанных со сферой использования АЛФ в межнациональной коммуникации языкового сообщества. Изменения АЛФ в языковом сообществе происходят, когда язык постепенно завоевывает одну сферу за другой и для того чтобы это происходило, языковое сообщество должно быть готово к изменениям в своей идентичности [Holmes 2001, р.52].

Для выяснения потенциала языковых сдвигов, ведущих к формированию и концептуализации АЛФ, необходимо учитывать не только известные качественные и количественные параметры языковых ситуаций, но и мнения о языке, распространенные в том или ином сообществе, устойчивые представления, связанные с регулированием языковых ситуаций [Яворская 2011, с. 353].

Проблематика языкового выбора применительно к индивиду предполагает необходимость объяснить его мотивацию при выборе того или иного языка или языкового варианта из некоторого набора возможностей. В отличие от индивидуального, групповой выбор распространяется не на данную коммуникативную ситуацию, а на некий тип будущих коммуникативных ситуаций и/или не на данный момент, а на более длительный срок [Вахтин 2001, с. 12].

В процессе выбора имеет место своего рода внедрение межнациональных, супралокальных ценностей и в конечном счете формирование супра- локальной идентификации [Шелестюк 2012, с. 76], т.е. идентификации с международным сообществом, использующим АЛФ, сначала отдельных групп, а затем и значительной части национального языкового сообщества. Такая идентификация с международным сообществом свидетельствуют о взаимодействии глобальных и локальных тенденций, которые Р. Робертсон охарактеризовал термином «глокализация» (англ, globalization и localization) — представление глобальных проблем в местном (региональном) измерении, связь между гомогенизацией, которую несет с собой глобализация АЯ, и индигенизацией — способностью АЯ перевоплотиться в региональные формы [Robertson, р. 26, 27].

Прагматические факторы могут достаточно достоверно объяснить последовательность этапов концептуализации АЛФ в том или ином сообществе. По словам Н.Б. Вахтина, на разных этапах процесса языковых сдвигов, с одной стороны, действует прагматическая мотивация субъектов коммуникации, подкрепленная иногда мотивацией ожидания и переходящая в мотивацию самоидентификации. Толчком к включению этого механизма является обычный культурный и языковой контакт: рядом с привычной жизненной моделью возникает другая модель, часто более привлекательная, или кажущаяся таковой [Вахтин 2001, с. 14J.

Отталкиваясь от классификации этапов языковых сдвигов Дж. Фишмана [Fishman 1991, р. 82-87; Fishman 1996, introduction, р. 8], мы предлагаем следующую последовательность прагматических фаз концептуализации, которые должен пройти АЯ, чтобы из учебного предмета внутринациональной программы образования превратиться в АЛФ конкретного интернационального сообщества.

Фаза 1. АЯ преподается как предмет учебной программы, иностранный язык, и спорадически используется отдельными людьми в случайных зарубежных контекстах межнациональной коммуникации.

Фаза 2. АЯ воспринимается как предмет учебной программы, иностранный язык, и спорадически используется отдельными группами людей во внутринациональных контекстах отдельных культурных событий, церемоний, конференций и т.д. (Уровень коммуникации людей, изучающих АЯ и/или получивших некоторые знания, но не владеющих коммуникативными навыками).

Фаза 3. Осознается необходимость АЯ как контактного языка, используемого в различных контекстах межнациональной коммуникации; расширяется преподавание АЯ вне регулярной системы образования. (Уровень владения АЯ недостаточный для регулярного общения).

Фаза 4. Локализованный вариант АЯ в возрастающем объеме используется как контактный язык, АЛФ, в Интернете и различных контекстах межнациональной коммуникации, что сопровождается интенсивным расширением программ преподавания АЯ. (Уровень владения АЛФ эффективный в ситуативной коммуникации между представителями разных стран, требующей общего понимания в быту или в какой-либо узкой области).

Фаза 5. АЛФ получает функцию языка адаптации в системах международного образования, международной миграции и деловой активности. (Уровень владения АЛФ, признанный эффективным стандартом в системе образования данной страны — Nationally effective proficiency [Melchers, p.39]).

Фаза 6. АЛФ используется в качестве контактного языка в контекстах международной деловой коммуникации. (Уровень владения АЛФ эффективный в ситуативной коммуникации между представителями разных стран, требующей взаимопонимания в деловой, академической или другой узкой области).

Фаза 7. АЛФ служит языком доступа к международной информации и контактным языком в Интернете, СМИ, административной сфере. (Уровень владения АЛФ эффективный в коммуникации с использованием коммуникативных стратегий и языковой вариативности в широком межнациональном и межкультурном диапазоне).

Фаза 8. АЛФ применяется в качестве официально признанного контактного языка в регулярных региональных и глобальных международных контекстах административно-политической, академической и деловой сфер. (Уровень владения АЛФ эффективный в международном общении — Internationally Effective proficiency [Melchers, p.39]).

Приведенные восемь прагматических фаз превращения АЯ из учебного предмета в АЛФ, язык межнациональной коммуникации, обусловлены прагматическими факторами. Эти факторы действуют тогда, когда люди оказываются в ситуации, где они либо вынуждены использовать АЛФ, либо находятся под влиянием прагматической мотивации, тесно связанной с мотивацией ожидания или престижа [Вахтин 2001, с. 14], когда они сознательно используют АЛФ, чтобы обеспечить вхождение в новые сообщества практики.

Фазы 1—2 характеризуют АЯ как предмет учебной программы, коммуникативная функция которого вообще не реализуется обучаемыми или воспринимается ими как абстрагированный от реальности элемент учебного процесса. Фаза 3 является переходным этапом, в течение которого осознается потенциальная перспектива необходимости усвоения АЯ.

На фазах 4—8 можно проследить функционально-прагматические и лингво-культурные изменения АЛФ, которые проявляются в зависимости от локального/регионального или глобального контекста коммуникативной ситуации. В коммуникативной сфере социального взаимодействия участники оперируют АЛФ как основным инструментом сотрудничества в новых сообществах, создавая мир коммуникативной реальности. Необходимо отметить, что коммуникативную функцию АЛФ следует рассматривать как двунаправленную, так как она не только обусловлена межкультурной компетенцией субъектов коммуникации, но и оказывает на нее влияние.

С учетом экстралингвистических, прагматических, социокультурных факторов, контексты международной коммуникации в фазах 6—8 можно отнести к статусно-ориентированному, институциональному дискурсу. По определению В.И. Карасика, статусно-ориентированный дискурс представляет собой институциональное общение, т.е. речевое взаимодействие представителей социальных групп или институтов друг с другом, с людьми, реализующими свои статусно-ролевые возможности в рамках сложившихся общественных институтов, чиело которых определяется потребностями общества на конкретном этапе его развития [Карасик, с. 277, 278]. Такими институтами в нашем случае являются разного рода сообщества практики. Институциональный дискурс есть специализированная клишированная разновидность общения между людьми, которые могут не знать друг друга, но должны общаться в соответствии с нормами данного социума [Карасик, с. 279].

Дискурс на АЛФ включает как институциональные, так и неинституциональные формы общения в фазе 6 и только неинституциональные формы в фазах 4—5. Неинституциональный дискурс на одну и ту же, даже весьма жестко заданную тему, отличается от институционального в терминах собственно дискурсивных правил (используемых макро- и микроструктур) в зависимости от культуры той группы, в рамках которой этот дискус сформирован, т.е. в зависимости от культурных особенностей соответствующей коммуникативной общности [Бергельсон], а также в зависимости от субъекта, адресата или содержания сообщения [Шейгал 2004, с. 18]. Кросс-культурная прагматика неинституционального дискурса на АЛФ отличается, прежде всего, функциональной направленностью, отсутствием запретов на вариативность, на употребление тех или иных форм и на выбор той или иной стратегии.

Опираясь на представленное разграничение институционального и неинституционального дискурса, мы подразделяем АЛ Ф на два типа. АЛФ1 — контактный язык, используемый в нерегулярных контекстах неинституциональной международной коммуникации, не требующей высокого уровня взаимопонимания и владения языком в быту, туризме или какой-либо другой неспециализированной области. АЛФ2 — контактный язык, используемый в регулярных контекстах институциональной, статусно-ролевой международной коммуникации, требующей необходимого и достаточного взаимопонимания и языковой вариативности в широком межнациональном и межкультурном диапазоне взаимодействия дискурсивных сообществ.

Оба определения построены на четырех факторах, квалифицирующих концептуально значимые критерии идентификации типов контактного АЛФ, используемого в международной коммуникации:

  • 1) периодичность (фактор ситуативной VS регулярной коммуникации);
  • 2) тип дискурса (фактор институциональной VS неинституциональной коммуникации); 3) прагматическая функция (фактор бытовой VS специализированной коммуникации); 4) уровень владения языком и понятность речи (фактор общего понимания VS необходимого и достаточного взаимопонимания в условиях языковой вариативности). Критерий взаимоприемлемой интерпретации содержания в социальном взаимодействии на АЛФ характеризует языковую компетенцию индивидуальных и коллективных субъектов коммуникации.

Мы выдвигаем положение о том, что обязательным фактором социального взаимодействия на АЛФ следует считать концепт политкорректности, которая характеризуется заменой устоявшихся обозначений, имеющих отрицательные коннотации, эвфемизмами, такими коннотациями не обладающими, и речеповеденческими стратегиями [Колтунов, с. 4; Панин, с. 5; Schwartz, р. 133]. Она предусматривает запрещение обсуждать негативные стороны собеседника и его группы самоидентификации [Шульгин, с. 54].

Политкорректность регулирует дискурс международной коммуникации, выявляя культурно обусловленные противопоставления в коммуникации социальных, этнокультурных, профессиональных сообществ. По утверждению Р. и С. Сколлонов, каждый человек одновременно является членом разных систем дискурса, поскольку вынужден в ходе межнациональной коммуникации пересекать границы, разделяющие различные группы или системы дискурса. При этом, ученые выделяют четыре фактора, определяющих систему дискурса: 1) набор идеологических норм; 2) общепринятые правила социализации; 3) регулярный набор форм дискурса; 4) набор пресуппозиций относительно отношений, принятых в данной системе дискурса [Scollon, Scollon, р. 16—23]. Эти четыре фактора раскрывают механизм использования АЛФ в институциональной и неинституциональной коммуникации.

Институциональная коммуникация на АЛ Ф2 должна регулироваться специализированными, идеологически политкорректными правилами социализации, принятыми в конкретном сообществе; она требует нормализации морфосинтаксической структуры и политкорректной нейтрализации словаря АЛФ2, ограничивает вариативность клишированными языковыми формами и предсказуемым выбором коммуникативных стратегий.

Неинституциональная коммуникация на АЛФ1 должна руководствоваться общепринятыми политкорректными нормами социализации, необходимыми для успешного интерактивного взаимодействия участников. Языковая структура АЛФ1 отличается отсутствием жестких запретов на употребление языковых форм, допускает максимальную вариативность и свободный выбор той или иной стратегии в пределах политкорректно ограниченной функциональной направленности. И то, какая стратегия и какие языковые формы будут выбраны, зависит от культурных особенностей соответствующей коммуникативной общности, от ее идеологических норм, регулирующих политкорректную коммуникацию.

Следуя определению К. Вулард и Б. Шиффлин, языковая идеология — это совокупность представлений о языке, формулируемых его пользователями для обоснования своего выбора структур и единиц языка. Языковая идеология выражается в коллективных представлениях о роли языка в социальном опыте членов данного сообщества, в культурной системе лингвистических отношений, осложненных морально-политическими интересами, и, наконец, в общественно согласованном наборе разделяемых понятий о природе языка [Woolard, р. 57]. Языковая идеология заставляет людей так или иначе структурировать свои языковые ресурсы, чтобы они могли отразить в коммуникации определенную социокультурную тематику, взгляды и ценности [Gee].

Языковая идеология мотивирует систематический выбор языковых средств, используемых в социокультурных контекстах межнациональной коммуникации на АЛФ. Мотивация выбора морфо-синтаксического оформления и лексико-семантических средств является ключом к пониманию языковой идеологии, лежащей в основе социокультурного контекста [Heath, р. 50] коммуникации на АЛФ. Обращаясь к своим языковым ресурсам, говорящие раскрывают не только свои знания языка, но и свои представления об АЯ и его функциональной роли в конкретном социокультурном окружении, т.е. раскрывают языковую идеологию, которой они придерживаются [Wake].

Исследователи АЛФ предлагают выделять три типа языковой идеологии АЯ: идеологию стандартного английского языка, идеологию стандартного АЯ носителя и идеологию неносителя АЯ [Бородина, с. 103; Pilkinton, р. 58].

Идеология стандартного АЯ, абстрагированного от коммуникативной практики идеализированного языка, основана на убеждении в необходимости следования стандартной, единообразной модели как единственно приемлемому способу коммуникации [Lippi-Green]. Этой идеологией, как правило, руководствуются официальные институты при выборе целевой модели преподавания в системе образования. Ее корни заложены в насаждающих инвариантность и единообразие пре- скриптивной грамматике, учебниках, справочниках и словарях АЯ, предписывающих употребление правильных норм и стандартов кодифицированного языка [МПгоу, р. 530, 531].

Модель стандартного языка утратила связь с реальностью уже в период легитимации национальных вариантов АЯ и распространения идеологии стандартного АЯ носителей национальных вариантов [Graddol 2006, р. 82]. Идеология стандартного АЯ носителя, который может принадлежать к любому из национальных или региональных вариантов, основана на представлении о том, что эти варианты проходят процесс стандартизации, в результате чего появляется фиксированный стандарт данного варианта, т.е. для носителя данного варианта его стандартные формы обладают легитимностью, а все другие нелегитимны [Milroy, р. 552].

Понимание языковой идеологии неносителей, использующих АЛФ в качестве контактного языка межнациональной коммуникации, требует идентификации участников коммуникации, определения их относительных позиций и мотивации в данном сообществе и выяснения их отношения к языку. Мы можем раскрыть идеологию АЛ Ф, противопоставляя ее идеологии АЯ носителей национальных вариантов. Во-первых, модель стандартного АЯ носителей представляет инвариантную систему кодифицированного языка как совокупность эмпирических данных, характеризуемую прескриптивной грамматикой и номенклатурой обязательных правил речепроизводства. В противоположность ей, открытая модель АЛФ представляет вариативную и открытую изменениям систему некодифицированного языка, отличающуюся нестабильностью и дополнительностью форм грамматику и прагматически регулируемый вариативный набор языковых средств и коммуникативных стратегий в локальном контексте речепроизводства.

Во-вторых, языковая компетенция носителя АЯ выступает как способность индивидуальной реализации готового продукта в соответствии со стандартными нормативными установками. Языковая компетенция пользователя АЛФ выступает как реализуемая в социальной практике индивидуальная способность применения вариативного набора языковых средств и стратегий согласования.

В-третьих, лингвокультурное сообщество носителей АЯ характеризуется языковой однородностью, инвариантным отношением к своему языку, т.е. все они, независимо от каких-либо индивидуальных и групповых факторов, являются его носителями. Пользователи АЛФ принадлежат к разным исходным сообществам, руководствуются прагматической мотивацией участия в контекстах межнациональной коммуникации и отличаются вариативностью коллективного и индивидуального отношения к речепроизводству на АЛФ.

В-четвертых, АЯ носителей характеризуется рационально построенным вербальным планом выражения и инвариантным статусом по отношению к факторам окружающей социальной и физической среды. Коммуникация на АЛФ зависит от отношений между пользователями АЛФ и их социальной и физической средой, от функциональной нагрузки АЛФ в данном сообществе, от применения различных невербальных стратегий, рассчитанных на мультисенсорное восприятие информации.

Можно сказать, что языковые идеологии обусловливают выбор на всех уровнях — от выбора национального варианта языка, до выбора языка в конкретной коммуникативной ситуации [Joseph, р. 359].

Тем не менее, чуть ли не единственной областью, в которой сохраняется традиционная гегемония центра и идеология стандартного языка, является преподавание АЯ, где преобладающей целевой моделью остается британский или американский стандарт [Canagarajah 2000, 2006]. Модель носителя языка все еще считается более приемлемой в преподавании английского как второго или иностранного языка, чем модель «урезанного и неполного АЛФ» [Кио 2006, р. 220].

Однако С. Канагараджа, М. Модиано и многие другие авторы настаивают на том, что для сохранения этнокультурной идентичности неносителей АЯ необходима модификация целевой модели преподавания в соответствии со структурными особенностями грамматики и дискурса родного языка обучаемых [Canagarajah 2006, р. 212; Modiano 2009, р. 641. Позиция этих исследователей АЛ Ф далеко не безупречна, так как остается вопрос: насколько такая модификация будет отвечать интересам «периферийных» студентов, когда система образования и общество в целом еще не готовы отказаться от традиционных представлений о стандартной целевой модели АЯ? [Joseph, р. 362]. Где грань между позитивной трансференцией и негативной интерференцией [Modiano 2009, р. 63] лингвокультурной идентичности коммуникантов, за которой интерпретация смысла в их АЛ Ф становится проблематичной?

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>