Выдвижение, построение и проверка научных гипотез

Гипотезы, как мы выяснили в главе 2, создаются для пробного решения возникающих в науке проблем. Иногда вместо них выдвигаются простые предположения или даже догадки, которые не отличаются особой надежностью. Поэтому они уступают место более обоснованным, проверенным и правдоподобным гипотезам. Однако поскольку заключения гипотез имеют лишь вероятный характер, то отношение к ним на протяжении долгого периода истории научного познания было если и не негативным, то крайне сдержанным. В античной науке гипотетические, или правдоподобные, рассуждения исключались из области «эпистемы», или достоверного знания, и причислялись к «доксе», т.е. к мнениям. В эпохи Возрождения и Нового времени к гипотезам часто относили различные натурфилософские предположения и спекулятивные построения, когда для объяснения реальных физических и других процессов придумывались разного рода невесомые жидкости и скрытые силы.

По-видимому, именно это обстоятельство вынудило великого Ньютона публично заявить, что гипотез он не измышляет («hypothesis non fingo»). Между тем в своем фундаментальном труде «Математические начала натуральной философии», как мы убедимся в следующей главе, он фактически пользуется гипотезами, но в современном их понимании. Более того, именно он впервые использовал аксиоматический метод античных греков для построения теоретической механики. Этот метод сам Ньютон называл методом принципов, а теперь его называют гипотетико-дедуктивным методом, так как в нем в качестве аксиом используются принципы или гипотезы, отображающие существенные свойства и отношения явлений и процессов изучаемой области действительности.

Признание гипотезы в качестве самостоятельной формы и развития научного знания тормозилось широко распространенными эмпирическими и позитивистскими взглядами. Сторонникам эмпиризма принадлежит знаменитый тезис: «В интеллекте, или уме, нет ничего, кроме того, что приходит от ощущений». Но выдающийся немецкий философ и математик Г.В. Лейбниц добавил к нему убедительную оговорку: «если не считать самого интеллекта», что в корне подрывает основы эмпиризма.

Позитивисты считали заслуживающими доверия только те утверждения науки, которые опираются на чувственные восприятия или простейшие их обобщения. Поэтому они рассматривали гипотезы в лучшем случае как временное средство исследования. Особенно подозрительно они относились к гипотезам, содержащим понятия о теоретических, ненаблюдаемых объектах. В XIX в. с резкой критикой гипотез о таких ненаблюдаемых объектах, как атомы и молекулы, выступили сторонники эмпириокритицизма во главе с известным австрийским физиком и философом Э. Махом. Сторонники влиятельного направления в философии науки — логические позитивисты, или эмпиристы, выдвинули даже программу редукции, или сведения теоретических терминов к эмпирическим. Они считали надежным только эмпирический базис науки в виде так называемых протокольных предложений, в которых фиксируются результаты наблюдений. Логические эмпиристы настаивали также на том, что все утверждения науки должны быть верифицированы, т.е. проверены на истинность и ложность. Всю традиционную философию они рассматривали как ошибочную на том основании, что ее утверждения не допускают эмпирической проверки. Как было подробно показано в предыдущих главах, критерий верификации не может быть применен не только к утверждениям теоретических наук, но и непосредственно к тем гипотезам эмпирических наук, в которых речь идет о ненаблюдаемых объектах. Поэтому при выдвижении гипотез в эмпирических науках руководствуются также определенными критериями научности, среди которых важнейшим является возможность их принципиальной проверки.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >