Усиление взаимосвязи между естественнонаучным и социально-гуманитарным знанием

Противопоставление естествознания гуманитарным наукам, как и науки в целом художественной культуре, возникло уже давно и со временем только усиливалось. Известный английский писатель

Ч. Сноу, в прошлом занимавшийся физическими исследованиями, одним из первых опубликовал книгу «Две культуры», в которой утверждает, что, на одном полюсе находится культура, созданная наукой, на другом — ей противостоит художественная культура. «Ученые и художественная интеллигенция, — считает он, — до такой степени перестали понимать друг друга, что это стало навязшим в зубах анекдотом».[1] Такое же непонимание и даже отчуждение встречается и среди ученых. Гуманитарии часто возражают против применения в своих исследованиях надежных и проверенных методов естествознания, ссылаясь на то, что они в принципе не подходят для анализа специфического характера человеческой деятельности. Естествоиспытатели, не учитывая этой специфики, нередко пытаются навязать гуманитариям методы, явно не подходящие для изучения общественных процессов. Разумеется, каждая наука имеет свои особенности и с ними необходимо считаться. В науке давно возникли две различные традиции, которые сформировались, с одной стороны, в процессе изучения природы, а с другой, — при исследовании явлений духовной жизни общества. Такое различие обусловлено самой спецификой объектов изучения естественных и общественных наук.

В то время как в природе действуют слепые, стихийные и независимые от человека силы и процессы, в обществе ничего не совершается без его сознательных целей, интересов и мотиваций. Именно на этом основании естественнонаучное познание нередко противопоставляется социально-гуманитарному. Однако все науки изучают единый мир, в процессе познания которого сформировались также некоторые общие методы исследования. Часто именно незнакомство с этими методами или неумение использовать их в своей области приводит к отчуждению гуманитариев и естествоиспытателей.

В истории науки и культуры в целом существуют две крайние точки зрения по вопросу о соотношении естествознания и обществоз- нания. Сторонники первой из них заявляют, что именно естествознание с его точными методами исследования должно стать образцом, которому должны подражать гуманитарные науки. Наиболее радикальными представителями этой точки зрения являются позитивисты, которые считают идеалом науки математическую физику, а методом построения любого научного знания — аксиоматико-дедуктивный способ математики и точных наук. Защитники противоположной позиции справедливо утверждают, что подобный взгляд не учитывает всей сложности и специфики гуманитарного исследования и потому является явно утопическим и мало продуктивным. Некоторые крайние ее сторонники даже отказываются признать какую- либо общность и сходство между гуманитарным и естественнонаучным познанием. К их числу относятся многие представители возникшего еще в XIX в. антипозитивистского направления в истории, социологии, психологии и других гуманитарных науках.

Поскольку научные методы исследования в естествознании возникли гораздо раньше, чем в гуманитарных науках, то в истории познания делались неоднократные попытки перенести их целиком и полностью, без соответствующих изменений и уточнений, в гуманитарные науки. Однако эти попытки не могли не встретить сопротивления и критики со стороны специалистов, изучавших явления социальной жизни и духовной культуры. Иногда подобное сопротивление сопровождалось полным отрицанием какого-либо значения методов и концепций естествознания для исследования социально-экономических и гуманитарных явлений и процессов. Но в последние десятилетия мы являемся свидетелями того, как социологи, юристы, педагоги и другие специалисты-гуманитарии в своих исследованиях начинают применять системный подход, идеи и методы теории информации, кибернетики и новой концепции самоорганизации систем — синергетики.

Наиболее отчетливо различие между естественнонаучным и гуманитарным познанием выражается в их подходе к основным функциям науки, важнейшими из которых являются — объяснение, понимание и предсказание явлений. Особый интерес вызывает вопрос о сходстве и различии объяснений в естествознании и гуманитарных науках, по которому до сих пор не прекращаются дискуссии. Они вызваны главным образом тем обстоятельством, что в ряде гуманитарных наук, например в истории, трудно подвести индивидуальные и неповторимые события под какой-либо общий закон или теорию. Поэтому есть немало историков, которые решительно возражают против переноса естественнонаучных методов объяснения в исторические исследования. Вместе с тем некоторые философы с не меньшим упорством отстаивают взгляд, что исторические и другие социально-культурные события и процессы в принципе также поддаются объяснению с помощью общих законов и теорий. Вся беда, по их мнению, состоит в недостаточной разработанности концептуального аппарата многих гуманитарных наук, в частности социально-исторических.

Что касается характера законов, на которые должны опираться гуманитарные объяснения, то мнения здесь заметно расходятся. Одни ученые считают, что такие законы в истории и других гуманитарных науках весьма просты и тривиальны и поэтому не заслуживают особого анализа. Другие, напротив, утверждают, что они слишком сложны и запутанны, поэтому их предстоит еще открыть, чтобы объяснения стали адекватными. Третьи полагают, что для объяснения исторических событий и деятельности людей, участвующих в них, следует обратиться к так называемым телеологическим объяснениям, которые опираются не на законы, а на раскрытие целей, намереный и мотивов поведения и деятельности людей, в особенности выдающихся исторических личностей.

Среди историков и других ученых-гуманитариев есть также немало исследователей, которые заявляют, что методы объяснения оказываются вообще бесполезными в гуманитарных науках, поскольку в них главное внимание должно быть обращено не столько на общность, сколько на индивидуальность, неповторимость и даже уникальность событий и явлений духовной и социальной жизни. Поэтому они считают главным или даже почти единственным способом их исследования метод понимания, связанный с их интерпретацией, или истолкованием. Такой способ часто связывают с герменевтическим методом.

Возникший еще в античной Греции, герменевтический метод стал впоследствии применяться в качестве основного средства для истолкования и понимания письменных текстов разнообразного конкретного содержания

В XIX веке известный немецкий историк искусства и философ Вильгельм Дильтей попытался использовать герменевтику в качестве методологии наук о духовной деятельности, к которым он относил гуманитарные науки. Он считал понимание единственным методом исследования гуманитарных наук и противопоставлял его объяснению в естествознании. Природу мы объясняем, подчеркивал он, человека же должны понять. Однако такое противопоставление методов социально-гуманитарных наук, в частности понимания, методам объяснения естествознания, не выдерживает критики. Достаточно отметить, что объяснения с помощью законов используются также в социально- экономических дисциплинах, а телеологические — в исторических науках.

В последние десятилетия под влиянием научно-технической революции и возникновения таких новых общенаучных методов исследования, как системный подход, информатика, кибернетика, синергетика и ряд других, прежняя конфронтация между естествоиспытателями и гуманитариями значительно ослабла. Гуманитарии поняли важность и необходимость использования в своей науке не только технических и информационных средств точных наук, но и эффективных общенаучных методов исследования, которые первоначально возникли в рамках естествознания.

Характерная особенность современного этапа развития науки состоит в усилении тенденции к интеграции научного знания. Она находит свое выражение в развертывании междисциплинарных исследований, выдвижении программ комплексного изучения наиболее актуальных научных проблем, в которых принимают участие специалисты разных наук, использовании парадигм и методов исследования одних наук в других и т.д. В связи с этим утрачивает свое значение прежнее разграничение предметов отдельных наук, поскольку ученые сосредоточивают свои усилия на решении общих проблем, возникающих в этих науках. Все эти характерные черты современных научных исследований свидетельствуют об усилении взаимосвязи и взаимодействия не только между естественными и гуманитарными науками, но и внутри самих этих наук. Такое взаимодействие наук происходит по разным направлениям исследования.

Сближение идеалов естественнонаучного и социально-гуманитарного знания осуществляется в рамках общенаучной картины мира, в качестве основы которой в настоящее время выступает глобальный эволюционизм. Понятия и теории отдельных наук в ней стремятся обосновать с помощью таких фундаментальных современных идей, как принципы системности и самоорганизации.

В единой, общей картине мира становится возможным согласовать цели, идеалы, методы и нормы познания, составляющие основания каждой науки. Поэтому новые методы исследования, впервые открытые и использованные в естествознании, удается применить и в социально-гуманитарных науках. Выше мы уже отмечали, что такие идеи, как необратимость развития открытых систем, роль в них случайности при появлении неустойчивости, возникновение диссипативных структур и другие открытия синергетики, находят плодотворное применение при анализе процесса развития социально-экономических систем.

По сути дела, именно со сложноорганизованными системами мы чаще всего встречаемся в обществе. Поэтому их анализ представляет наибольший интерес для синергетики. В свою очередь метод диалога при изучении гуманитарных процессов, например, общения или диалога культур, может быть успешно применен в естествознании при анализе экспериментального метода. Принципы понимания, разработанные гуманитариями, могут быть использованы для анализа особенностей естественнонаучного познания.

Осмысление связей социальных и внутринаучных ценностей как условие современного развития науки. Гармоничное развитие науки может быть достигнуто лишь тогда, когда учитываются как потребности общества, так и ценности самой науки. В гл. 8 мы подробно обсуждали две крайние точки зрения по этому вопросу. Сторонники экстернализма, или воздействия внешних факторов на науку, считают, что движущими силами научного прогресса служат потребности общества, ибо именно оно ставит определенные цели перед наукой. Основной недостаток такого взгляда состоит в недооценке относительной самостоятельности развития науки, которая выражается в преемственности ее идей, в сохранении всего твердо обоснованного научного знания, а также в его обобщении и развитии. Поэтому интерналисты подчеркивают решающую роль именно внутринауч- ных ценностей. Может даже показаться, что наука развивается чисто логически путем обобщения, экстраполяции и спецификации уже известных понятий и теорий. С ростом теоретического уровня исследования своих объектов наука приобретает все большую относительную самостоятельность развития. Тем не менее, отрыв науки от реального мира и от многообразных связей с другими сферами культуры, в конечном счете, приводит к ее стагнации и вырождению. Вот почему, несмотря на всю важность внутринаучных ценностей науки, никогда не следует забывать о том, что наука должна служить обществу.

Включение социальных ценностей в процессе выбора стратегий исследования. Социальные ценности имеют приоритетное значение при выборе программ и проектов междисциплинарных исследований потому, что они, как правило, направлены на решение важнейших социально-экономических, технических и культурно-гуманитарных проблем. Такие проблемы, как улучшение экологической среды общества, развитие средств информатизации и коммуникации, биотехнологии, медицины и некоторые другие являются приоритетными для общества и поэтому пользуются поддержкой государства.

Выбор перспективных направлений научного исследования во многом определяется внутринаучными ценностями, логикой развития определенной отрасли науки, тем научным материалом или «заделом», который наработан в ней. Поэтому определение того, что является перспективным в той или науке и поэтому заслуживает дальнейшей разработки и исследования, решается в рамках конкретной науки. Государство же, осуществляя свои социальные функции, может установить, какие программы перспективных исследований являются приоритетными с точки зрения общества, и поэтому заслуживают поддержки и финансирования.

Особое внимание при определении стратегии исследования должно быть уделено гуманитарному контролю в науке и высоких технологиях. Такой контроль должен исключить использование новых достижений науки и техники в антигуманных целях. В этих целях должны проводиться экологические и социально-гуманитарные экспертизы научно-технических проектов. В связи с этим возрастает ответственность ученых перед обществом за достоверность своих экспертиз и результаты деятельности в науке в целом.

Новые этические проблемы в науке XXI века. Крупнейшие открытия в физике прошлого века, приведшие к созданию атомного оружия и других средств массового уничтожения, экологический кризис, исследования в области генной инженерии, успехи в клонировании организмов со всей остротой поставили проблемы ответственности ученых перед обществом. В связи с этим существенно изменился сам этос науки, т.е. нравственные убеждения и моральные ограничения, связанные с научной деятельностью. Если раньше такие убеждения и ограничения относились к требованиям объективности результатов исследования, критического отношения к своим и чужим результатам и т.п., то теперь речь идет об ответственности ученых за исследования, которые могут нанести непоправимый вред обществу или поставить его перед катастрофой. Но кто и как может определить негативные последствия будущих исследований? Дискуссии среди ученых и полемика в средствах массовой информации по таким проблемам, как возможность скрещивания генов, клонирования человека или даже эвтаназии, свидетельствуют об отсутствии четких критериев о возможности наложении моратория на такие исследования. Тем не менее, сами ученые склоняются к мысли, что когда отрицательные последствия таких исследований несомненны, то моратории являются неизбежными.

  • [1] Сноу Ч. Две культуры. М., 1973. С. 25—26.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >