Полная версия

Главная arrow Журналистика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Залечивать раны человечества

3. Фрейд считал, что невроз есть помеха полноценной жизни. К.Г. Юнг полагал, что в определенной мере невротическое состояние творчески продуктивно, является уделом художника. В этой связи не стоит искоренять бессознательное, ибо оно способно дополнять сознание и плодотворно сотрудничать с ним. К.Г. Юнг не отрицает те психические комплексы, которые живут в индивиде, однако он рассматривает их в качестве архетипов. Схожие мифологические мотивы у отдельных народов привели его к идее об укорененности истоков мифотворчества и фантазирования в общей природе людей.

В психоанализе творческая личность трактуется из «структурного дефекта», «чрезмерного либидо» и «нереализованности в детстве», «задержки в нем». В искусстве творческий человек получает вторичное развитие. Разницу между творческим и нормальным человеком Э. Нойман видит не в избытке либидо, но «в интенсивном психическом напряжении, которое изначально присутствует в нем», а на самой ранней стадии собственной эволюции в нем проявляются «особое оживление бессознательного и такая же сильная ориентация на него». Сильное психическое напряжение и страдающее от него Эго отражается в особого рода обостренном восприятии творца, а единство идеалистичного и личного, «сон наяву, в котором нет таких понятий, как внутреннее и внешнее, является бесценным даром творческого человека». В противоположность требованиям культурного канона творческий человек держится за архетипический мир, за свою изначальную бисексуальность и целостность, иными словами, за свое Я [21, с. 229].

Творческий человек не склонен забывать негативный опыт, полученный в ходе развития, «благодаря своим личным страданиям, творческий человек ощущает серьезные болезни своего коллектива и своего времени, в глубине себя он несет регенерирующую силу, способную исцелить не только его, но и общество» [21, с. 234]. Художник может оказаться сколь угодно причудливым и неожиданным. «Рано или поздно читательская, зрительская масса, критика разберутся, осознают, обнародуют для всех призван- ность, неизбежность, справедливость именно этого творения, как реализацию давно назревшей и только до поры до времени не замечаемой общественной нужды» [3, с. 265].

Амбивалентность творческого человека, привязанность к своему Эго и архетипическим силам, господствующим над ним, позволяют ему обрести форму и выразить себя [21, с. 234]. Придать окончательную форму и расстаться. Творчество девочки совпадает с женственностью, мальчика — с «анимой», образом матери. Это делает ребенка восприимчивым, открытым как сложностям, так и величию, мощи мира. Такой комплекс насыщен конфликтами и осложняет адаптацию [21, с. 32]. Анимус в своей наиболее развитой форме сочетается с духовным ростом женщины, она становится восприимчивой к новым творческим идеям. Комплекс матери — хороший вкус и эстетическое чувство в связи с присутствием женских черт, женская проницательность, такт для мальчика.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>