Научное знание как выражение когнитивных ожиданий

И все-таки воспроизведенное выше отношение между когнитивными и нормативными отношениями к реальности представляется несколько более сложным, чем требование нормативного общественно-политического контроля над когнитивным поведением ученых (выдвинутое STS). Неочевидным представляется и требование отказаться от этого контроля в пользу сетевой стабилизации знания за счет введения не-человеческих акторов: гравитации, микробов, лошадей и т. д. (выдвинутое ACT).

Программы STS в существенной степени опираются на нормативную модель научной коммуникации. В интерпретации STS дело выглядит так, как будто научные суждения имеют дело (не только и исключительно) с переживаниями (= интерсубъективно удостоверяемыми восприятиями) ученых, в которых внешний мир науки дан принудительно и универсально. Научные суждения, в интерпретации STS, имеют дело скорее действиями и решениями, а значит - требуют субординации действий, где одно действие вызывается другими действиями на основе коллективной обязательности, власти, т. е. нормативных, а не когнитивных ожиданий, предполагающих принципиально иной формы (добровольной!) принудительности, опирающейся на общности (интерсубъективности) восприятий ученых. С нашей точки зрения такая редукция научного знания к действиям не выдерживает критики, поскольку предполагает редукционизм, сводя науку к принципиально иным формам (политической и правовой) коммуникации. Ведь в рамках политики и права всякое действие - на основе медиума власти - требует субординации действий безотносительно переживаний действующих лиц. Научное же знание, напротив, предполагает когнитивные реакции на разочарования в ожиданиях, в то время как все остальные типы (нормативного) знания предполагают лишь укрепление нормы в случае разочарования в ожиданиях. Разочарование в науке, в отличие политики и права, не укрепляет норму за счет элиминации источника аномии {репрессивное право), не компенсирует и восстанавливает «поврежденный» разочарованием порядок, а ставит дилемму выбора между нормой и противоречащим ей действием. В случае разочарования в ожиданиях в научной коммуникации ставится вопрос о том, что же в таком случае является неправильным, ложным, заблуждением: само правило, норма, закон, обобщение или противоположное им действие? Система коммуникации оказывается перед выбором в вопросе о том, что привело к фиаско тех или иных ожиданий: либо не адекватна норма (научный закон или теоретическое положение), либо не соблюдены условия эксперимента (испортилась лакмусовая бумажка), а регулярность следует оставить в силе (тезис Дюгема-Куайна).

В этом случае в научной коммуникации парадокс anything goes разрешается путем различения нормативных и когнитивных реакций на разочарования в норме. Знание, таким образом, выступает неслучайным следствием выбора между возвращением к норме (право и политика) и ее когнитивным преодолением (наука). В этой связи рассмотрим более подробно возможности системно-коммуникативной концептуализации научного знания и те преимущества, которые такое понимание дает нам в сравнении с подходами STS и ACT.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >