Пересмотр корреспондентской теории истины в пользу прагматизма и понятие сети

Из этого на первый взгляд невинного переопределения роли объекта, который теперь и сам может рассматриваться как некий «коммуникативный партнер», способный предложить собственные «пропозиции» в отношении себя, вытекали гравирующие следствия в отношении теории истины. С точки зрения ACT, не может существовать какого-то готового, финального знания, которое можно сравнить с самим феноменом на предмет соответствия. Имеют место постоянно подсоединяющиеся друг к другу последовательности восприятий, опытов. А то, что мы считаем некоторым финальным образом объекта восприятия, - это всего лишь результат «ретроактивной коррекции» (Г. Башляр). Латур использует праг- матистскую теорию истины У. Джеймса[1]. Корреспондентская же (= телепортационная) теория истины исходит из одновременной данности двух полюсов: субъекта (первого определения) и корреспондирующего ей и уже всесторонне данного объекта. В этом смысле эта теория никак не учитывает фактор времени и вытекающей из него принципиальной неполноты знания. Знание являет собой некий «путь объективности» (У. Куайн), но чтобы этот путь был направлен согласно означенным векторам, требуется сеть, состоящая из нитей и узлов. Лишь в этом случае наше познание будет сколько-нибудь прочным и в эту сеть можно будет «поймать» значимое знание и, как следствие, преодолеть радикальный разрыв между знанием и миром, словом и вещью - разрыв прежде всего в практиках их существования: ведь в одном случае речь идет о субсистенции (самореплицировании, самокопи- ровании изучаемых объектов), в другом - о референции, указании на иное. «Нить познания» в случае исследовании лошадей предстает как последовательность исследовательских операций: раскоп, транспортация, чистка, описание, классификация, составление скелета и т. д. И эта последовательность радикально отлична от «нити эволюции» самих исследуемых животных: борьба за выживание, скрещивание, размножение.

И все-таки, как уже упоминалось, в некоторых регионах осуществляется сцепление этих эволюционных линией или нитей, которые способны образовать некие узлы сетей, в которых связываются конкретный модус существования (субсистенции) лошади (например, фрагмента скелета) с нитью опытов палеонтолога-гипполога.

Так, акторно-сетевой подход убеждает нас, что научное знание все-таки способно сохранить автономию, поскольку имеет собственные векторы и внутренне согласованно наподобие знания математического. Оно лишь отчасти определяется внешним образом и лишь отчасти определяется характером (эволюцией) объектов самих по себе. При этом именно за счет своей автономии оно все-таки способно «встретиться» с реальностью, наподобие того, как разные геометрии «встречаются» с разными пространствами. Именно реальность все-таки в некоторые узловые моменты или точки сопряжения выступает - пусть ситуативным - стабилизатором знания, ограничивает его от случайности и избавляет его от парадокса “anything goes”.

  • [1] Допустим, нам явлен неясный образ пушистого зверя, а потом помере приближения мы распознаем образ собаки и решаем, какбудто бы она уже присутствовала и была распознана раньше - какобъект, известный субъекту. На самом же деле этот финальныйобраз был сконструирован ретроспективно или ретроактивно так,как будто он уже был воспринят заранее.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >