Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Киноискусство России: опыт позитивной антропологии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

КИНОИСКУССТВО В СИСТЕМЕ КУЛЬТУРЫ

Современная культура: от письменности к экранности

Особая роль кинематографа в культуре, а следовательно, необходимость его изучения осознаны давно - практически с превращением «движущейся фотографии» в «Великого немого» (1920-1930-е гг.).

Доминирующим качеством современной культуры, о чем говорят данные исследований[1], является экранность (по аналогии с понятием письменность). С появлением кинематографа (затем телевидения и видео) начался процесс активного экранного освоения культуры. С широким распространением компьютерных систем процесс перекодировки языка книжной культуры на язык экранной (аудиовизуальной) культуры принял всеобщий характер.

Новая реальность позволила М. Маклюэну еще в 1970-е гг. в книге «Средство сообщения - само сообщение» говорить о смене культурных эпох, об исчерпании эпохи «книжной (письменной, шрифтовой) культуры», где основным носителем, хранителем и передатчиком культурной информации была книга, и наступлении эпохи «экранной (аудиовизуальной) культуры», в которой основным носителем, хранителем и передатчиком культурной информации становится экран. Вербальная культура более оттесняется культурой визуальной. Еще в середине 1970-х по данным опросов среди выпускников школ, читавших «Войну и мир» было 44%, смотревших - 97%; «Гамлета» - соответственно 33 и 84%; «Дон Кихота» - 24 и 77%. Даже студенты-филологи, читавшие литературный текст, воспринимали его в основном через экранную интерпретацию [41, с. 36].

В контексте экранности возникают многочисленные прогнозы о том, что книга, оставаясь в лучшем случае произведением графического искусства или дизайна, перейдет в разряд памятника культуры, а ее место практически целиком займет экран, на который через единую компьютерную сеть может быть доставлена любая (научная или художественная, игровая или документальная, цифровая или графическая и так далее) информация из любого более или менее крупного научного или культурного центра, библиотеки, фильмохранилища мира.

Все больше данных говорит о том, что мы вступили в эру видеокомпьютерной цивилизации. С выходом за пределы рабочего места компьютерные системы постепенно завоевывают и все свободное время человека. Единая компьютерная сеть - интернет, объединившая все виды визуальных и аудиовизуальных технологий, осуществила, наконец, то, о чем так долго мечтали и говорили продвинутые пользователи всего мира, - телеобщение в глобальных масштабах. Экранные искусства (кино, телевидение, видео, компьютерная анимация) как часть экранной культуры занимают сегодня лидирующее положение в системе искусств (имеется в виду их зрительская востребованность)[2].

Особая роль кинематографа (в дальнейшем - телевидения и видео) в художественной культуре XX века объясняется в том числе и его общественной востребованностью, и тем местом в системе искусств, на которое указывает М.С. Каган. Предпринятый им анализ строения художественной культуры приводит к неизбежному выводу о том, что «...искусство пластико-динамическое, опредмечиваемое движением человеческого тела, встречается с искусством словесно-музыкальным, материализуемым человеческими же средствами, и эта встреча рождает синтетические формы актерского искусства, на которых строятся такие разновидности зрелищной культуры, как... киноискусство и телеискусство. Здесь достигается известное равновесие духовного и материального в художественно-образной ткани, непосредственно отражающее их равновесие в реальном бытии человека. Это-то и позволяет синтетическому актерскому искусству занять центральное место в художественной культуре и тем самым замкнуть спектральный ряд образующих ее зон» [23, с. 248].

Центральное положение синтетических (в том числе экранных) искусств в структуре современной художественной культуры способствует рассмотрению киноискусства в широком контексте искусств «традиционных», в известном смысле, в исторической обусловленности его всей предыдущей художественной культурой. Одновременно мы являемся свидетелями того, как электронные искусства (телевидение, видео, компьютерная анимация) все более основательно занимают ту культурную нишу, которая прежде по праву принадлежала кинематографу. Из этого нередко делают выводы о кризисном состоянии кино.

Безусловно, резкое сокращение количества кинозрителей (по данным статистики уже в 1994-1995 гг. в среднем на одного россиянина приходилось одно посещение кинотеатра в год) - показатель кризиса. Отсюда и пессимизм А. Германа: «Наш народ и не заметит исчезновения нашего кино». Нельзя также не учитывать и того обстоятельства, что для массового сознания «посмотреть фильм по телевизору или видео» - равнозначно увидеть фильм[3]: А это далеко не одно и то же. Анализ изданных в нашей стране каталогов видеофильмов[4] показывает, что в абсолютном большинстве случаев мы сталкиваемся не с видеопродукцией как таковой. Фактически в подобные каталоги вносятся по преимуществу кинофильмы, перезаписанные на электронный носитель[5]. По заключению специалистов, даже при использовании новейшей видео- и телеаппаратуры перезапись сопровождается невосполнимой потерей художественного качества. А для кинопроизведений с ярко выраженным изобразительным началом (фильмы Феллини, Бергмана, Антониони, Бертолуччи, Тарковского, Параджанова, Сокурова и др.) подобная перезапись, при неизбежной утрате большого экрана, означает понижение художественного качества до уровня почти репродукции[6].

На негативные последствия домашнего «фильмопотребления» указывал французский социолог Ж. Казнов, когда говорил, что телевидение «впервые делает нас зрителями автоматически, ничего не меняя в повседневной жизни, не требуя специального исполнения этой роли, что характерно для просмотров в кинотеатре...» (Цит. по: [41, с. 18]). «Поп-ки- но - искусство для ленивых» - точное определение уровня современной зрительской культуры. Действительно: акценты расставлены, угол зрения выбран и зрителю остается только потребить (или «проглотить») готовый продукт[7]. Пустующие кинотеатры и домашнее фильмопотребле- ние, равно как и новые технологии, позволяющие при создании фильмов обходиться без участия актеров, заменяя их компьютерными конфигурациями, нередко воспринимаются сегодня как исполнение пророчеств о скорой гибели кинематографа. Широко распространена и точка зрения по поводу видеокассетного масскульта и уеЬ-кича, превращающего культуру в царство «сенсорных и тактильных символов, где отпадает необходимость в разуме и где, в конце концов, язык будет сведен к минимуму, а образы станут всемогущими» (Цит. по: [41, с. 36]).

Такой взгляд отражает реальность, но не всю. Существует достаточно оснований и для более оптимистических прогнозов. Так, сам «мис- тер-кино» Ф. Феллини предсказывал, что кино, достигнув определенного технического уровня, двинется вспять, поскольку уже возникают потребность и тоска по «обычному», «традиционному» кино, и что кое-

4

где уже зазвучал лозунг «Вперед к Мельесу!». Более того, новые технологии, по мнению специалистов, способны влить свежую струю в развитие киноискусства.

Аргументация в данном случае может быть следующая:

1. Еще в 1975 г. Жан-Люк Годар в фильме-коллаже «Номер два», в котором была использована видеосъемка, заявил с экрана, что видео несет с собой перспективу демократизации кинематографа и выход из системы коммерческого искусства. О «невероятных» возможностях видеотехники, в частности в области цветокоррекции кинофильмов, говорил Микеланджело Антониони. Возможности видеотехники, по убеждению Ф. Копполы, заставляли старых мастеров кино поверить в то, «что до сего времени им казалось несбыточным» [Там же, с. 23].

По мнению киноведа А. Липкова, видео дало движению экранной мысли «степень свободы не меньшую, чем та, которой обладает поэт, писатель, имеющий дело не с фотографическим подобием мира, а с его отражением в слове» [Там же, с. 34].

  • 2. В настоящее время в развитии мировой кинематографии наметилась тенденция слияния техники кинематографа, телевидения и видео. Так, например, компьютерная анимация широко используется при создании комбинированных кадров и спецэффектов в игровых кинофильмах, а переход телевидения от двухмерного к трехмерному (стереоскопическому) без применения специальных очков - первые шаги в создании совместимых с телевизионными кинематографических систем с трехмерным изображением.
  • 3. Если недавно, в конце 1970-х- начале 1980-х гг., кинематографисты опасались вторжения компьютеров на территорию кино, то в начале 90-х ситуация «парадоксально перевернулась» [62, с. 33]. «Технарям», создавшим блестящий инструментарий и доселе невиданные носители нового содержания, оказалось, не с чем выйти к широкому потребителю. Это содержание смогли привнести те самые «съежившиеся» поначалу кинематографисты[8]. Таким образом «создатели кинообразов» не только нашли для себя новые рабочие места, но и открыли громадные и пустые культурные ниши, где без их таланта и мастерства не будет сделано ничего, и тем самым оказались необходимыми на современном этапе развития экранных искусств.
  • 4. Страны, где кинематографии традиционно сильны, предлагают свои варианты решения обозначенной проблемы[9]. В Польше, например, достигнут некий симбиоз кино и телевидения: каждый кинофильм на 50-90% финансируется телевидением. Причем для фильма, предназначенного к последующему телепоказу, параллельно снимается телеверсия (при этом учитываются особенности телевизионного восприятия).

Вместе с тем опыт телевидения не мог не оказать влияния на кинематограф. Учитывая привычку киноаудитории к просмотрам на малом (телевизионном) экране, кинематографисты изменяли в том числе мизансце- нирование и на экране большом (кинематографическом). В этом - одна из особенностей кино последних десятилетий. Достаточно показателен опыт США. Энергичные усилия, предпринимаемые деятелями кинематографа (художниками, техниками, бизнесменами...), привели к постепенному затуханию бума домашнего смотрения (пик в США- 1970-1980 гг.). Как свидетельствуют последние исследования, началось постепенное возвращение зрителя в кинотеатры[10]. С осторожным оптимизмом можно говорить о начале возвращения в кинотеатры и российского зрителя.

5. Усовершенствование технологии кинопоказа - еще один аргумент в пользу дальнейшего развития кинематографа. На раскрытие зрелищных возможностей кино рассчитаны суперсовременные системы наподобие канадской «Омнимакс» со сверхширокоугольной оптикой и экраном, расположенным сверху, сбоку и частично ниже горизонта, охватывающий зрителя почти со всех сторон [41, с. 30]. Телевидение и видео в обозримом будущем вряд ли смогут предложить нечто подобное. Таким образом, мы становимся свидетелями того, как художественные возможности видео и компьютерной анимации постепенно осваиваются кинематографом, а трансляция кино- и видеофильмов через телеэфир еще более объединяют все три экранных искусства. Памятуя о специфике каждого из них, сегодня, «с точки зрения эстетической», считает А. Липков [Там же, с. 35], правильнее говорить уже не о трех самостоятельных искусствах - кино, телевидение, видео, но о едином экранном искусстве.

Вместе с тем очевидно и то, что, как в свое время появление книги не отменило устную традицию, а кинематограф, в свою очередь, не отменил книгу или театр, так же точно телевидение, видео, компьютерная анимация не отменяют кино (как, впрочем, и всю предшествующую художественную культуру). В конце концов, каждое из искусств занимает в ней свое место наряду с другими, и каждое ограничивается пределами своих видовых возможностей, какими бы безграничными они ни казались.

В различные эпохи те или иные искусства наиболее полно выражали свое время. В античный период, например,- это театр, в Средневековье - архитектура, в культуре Возрождения - живопись, в XIX веке - литература, в XX - кино. Сегодня экранные искусства, потеснив все остальные, вышли на первый план, и в сложившейся культурной ситуации аудиовизуальная грамотность столь же необходима, как и книжная.

Признание изначальной кинообразности и телевидения, и видео, и компьютерной анимации позволяет сделать вывод о том, что умение «читать» киноповествование (знание языка кино) есть необходимое условие («азбука») для восприятия других экранных искусств, а также критического восприятия экранной (доминантной в эпоху электронных носителей) культуры в целом, в том числе различения истинного и ложного, настоящего и суррогатного, произведения экранного искусства и коммерческой поделки.

  • [1] Об этом в том числе, см. юбилейный (к 100-летию кино) выпуск журнала«Искусство кино», № 11,1995 г.
  • [2] А. Липков [119, с. 38] приводит данные, что уже в 1985 г. количество видеокассет (1 200 000 000), взятых американцами напрокат, впервые превысилоколичество книг (1 197 000 000), выданных в тот же период в публичных библиотеках.
  • [3] Гигантское расширение киноаудитории за счет демонстрации кинофильмов на теле- и видеоэкране - явление, несомненно, позитивное, но и заключающее в себе опасность.
  • [4] Видеогид. 1000 видеофильмов. М.: Информкино, 1992-1995 гг.; Каталоганнотаций 1545 видеофильмов. В. 1. М.: ОСОО Интерполиграф, 1992.; Кудрявцев С. 500 фильмов. Видео-асс. М.: СП ИКПА, 1991.: 1000 видеофильмов. 1970—1991. Спб.: СП АЛГА-фонд, 1992 и др.
  • [5] В Англии, например, через видеовоспроизводство проходит примерно 500игровых кинофильмов в год. По данным исследований (см. 147), фильмы, идущие в кинотеатрах, предпочитают посмотреть по ТВ или видео 40% англичан,60% французов и 70% итальянцев.
  • [6] На эту метаморфозу в свое время обратил внимание известный философи культуролог М.С. Каган [90, с. 311].
  • [7] Основной поток кино- и телепродукции сегодня - фильмы для потребления. В этом, бесспорно, одна из причин столь широкой популярности голливудских кинозрелищ; в недавнем прошлом латиноамериканских «мыльных» ив большинстве случаев отечественных телесериалов.
  • [8] Так, например, представляет интерес новый вид кинозрелища - «активныйкинематограф», создаваемый на базе компьютерной видеотехники, в которомзрители смогут влиять на развитие действия в фильме.
  • [9] См. материалы «круглого стола» гильдии российских киноведов и кинокритиков «О кино с надеждой и любовью» // ЭиС, № 15, 1996.
  • [10] По утверждению крупнейшего знатока зарубежного кино В. Дмитриева,в США престижно смотреть новый фильм в кинотеатре, тогда как в просмотреего по телевидению или видео признаться считается стыдным; а «массовость»или «элитарность» кинопросмотров трансформировалась в «массовую элитарность» (см.: ЭиС, № 15, 1996).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>