Полная версия

Главная arrow Социология arrow Векторы развития современной России. От формирования ценностей к изобретению традиций. Материалы XIII Международной научно-практической конференции молодых ученых. 11 –1 0 апреля 2014 года -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

«Великая война» и конструирование прошлого в России: 1914 и 2014 гг.

Джованни Савино Университет Неаполя им. Фредерико, Институт перспективных гуманитарных исследований и технологий при МГГУ имени М.А. Шолохова

Столетие Первой мировой войны отмечалось в Европе как памятная дата. В рамках ее доминирующей интерпретации в ЕС основной акцент делался на том, что память об этой войне должна служить гарантией стабильности и мира на континенте. В России, где память о «Великой войне» в советский период не имела столь важного значения, как в западноевропейских странах, сегодня можно наблюдать совершенно другой процесс конструирования прошлого, касающегося Первой мировой. Этот процесс совершенно отчетливо артикулирован в рамках существующего политического и идеологического положения дел в стране. При этом если в 1914 г. российское гражданское общество и власти создавали два основных направления интерпретации войны (как освободительной войны славян и как защиты от агрессии пангерманизма), то в 2014 г. внимание акцентируется на патриотическом подвиге российских войск и на «украденной победе» в 1917 г.

19 июля 1914 г. Николай II объявил в Высочайшем манифесте о вступлении России в войну — на улицах начали собираться толпы граждан, чтобы продемонстрировать свои патриотические настроения, высказаться в поддержку войны до полной победы, а также выразить свою преданность императору. Американский историк Эрик Лор так описывал события:

«19 июля 1914 г. огромные толпы народа по всей стране собрались на патриотические манифестации в поддержку войны до полной победы. Земства, сельские сходы, общественные клубы и объединения активно слали телеграммы с выражением преданности и полной поддержки объединенных усилий для достижения победы. Печать всего политического спектра неустанно твердила о «невиданном в истории единении всех народов России»[1].

26 июля в Государственной думе наступил так называемый внутренний мир: члены Конституционно-демократической партии, руководствуясь чувством «пламенного патриотизма», объявили о прекращении внутриполитического конфликта с царизмом и таким образом изменили политическую ситуацию в стране. Лор замечает, что именно с этого момента начался новый этап в развитии российского дискурса периода войны[2]. Сама ситуация при этом явно перекликалась с установлением состояния «гражданского мира» (Burgfrieden) в Германии и «священного единства» (Union Sacree) во Франции[3].

Война пропагандировалась в печати как освобождение бра- тьев-славян[4] от германского ига. Обращение главнокомандующего и великого князя Николая Николаевича Младшего к полякам обещало для объединенных под скипетром Романовых польских земель право на культурную автономию. А перспектива присоединения Галиции, «Червонной Руси» — региона, который никогда не входил в состав Российской империи, — была встречена в российском обществе с восторгом[5].

Во время войны стали появляться первые исторические нарративы, оправдывающие задачи российской власти. Только в первые месяцы войны увидели свет более 50 книг и брошюр, посвященных Галиции и ее «освобождению» от австрийского гнета. Авторами этих работ были не только публицисты и писатели национально-консервативного направления. Проникновение в общественный дискурс риторики «внутреннего мира» и национального единения во время войны было очень сильно[6]. Напоминание о принадлежности Галицкого княжества к системе государств Руси явилось центральным сюжетом. В каждой книге, брошюре, памфлете исторические события, которые происходили в регионе, интегрировались в российскую историю; отделение «колыбели славянства» от русских земель представлялось как травма для простого народа. О завоевании Галиции Польским королевством стали говорить как о причине страданий галицкого населения, а проблема исторического и культурного наследия региона, его нахождения между поляками и «русскими», стала центральной. Что касается Львова, важного польского культурного центра с Ос- солинеумом и университетом, то авторы отмечали его «русское происхождение» — основание русским князем Даниилом Романовичем в середине XIII в. Напомним, что большинство населения города в 1914 г. (и до 1944-1945 гг.) было польским.

Использование истории для оправдания военных действий, описание действий Российской армии как части всемирной борьбы против «варварского» пангерманизма стало обычным делом. И составной частью конструирования публичного дискурса не только националистов, но и кадетов и либералов. В Москве в издательстве И.Д. Сытина вышла целая серия брошюр, посвященных войне, под общим названием «Война и культура».

Например, князь Е.Н. Трубецкой опубликовал труд «Война и мировая задача России»[7] и публичную лекцию «Отечественная война и ее духовный смысл»[8]. Князь отметил важные изменения, произошедшие в психологическом восприятии войны по сравнению с предыдущим конфликтом с Японией:

«Так же сильно чувствуется единство народа и армии в нынешнюю войну, но с той только разницей, что на этот раз оно служит на пользу, как народу, так и армии. Не болезненный паралич воли, а как раз наоборот, доведенная до крайнего напряжения воля победить составляет характерную черту нынешнего общественного настроения. Кто из нас не хочет победы, кто из нас не жаждет ее всеми силами души, и кто из нас в нее не верит?»[9].

Другое издательство, Товарищество И.Н. Кушнерев и К°, также выпустило серию «Война и культура», посвященную изучению политического строя, истории и географии стран и регионов (Австрии, Чехии, Англии и пр.). Среди исследователей, опубликовавших свои труды в этой серии, был известный ученый А. В. Чаянов. Он написал работу «Война и крестьянское хозяйство»[10], в которой высказал интересные замечания:

«Война нанесла тяжелые удары нашему крестьянскому хозяйству, тяжелая година не кончится с войной и, быть может, еще самое тяжелое для нашей деревни лежит впереди. Но мы уже теперь можем уверенно сказать, что «нет худа без добра». Русское крестьянство выйдет из военной годины иным, чем вошло в нее,— более сильным, более самодеятельным и, главное, более верящим в себя и свои крестьянские кооперативы»[11].

Эти публикации участвовали в формировании облика прошлого и настоящего в военном дискурсе, особенно среди интеллигенции[12].

Война собирала первые жертвы, стали проходить траурные мероприятия. Уже осенью 1914 г. были открыты первые кладбища для погибших солдат, а 15 февраля 1915 г. состоялось открытие Братского кладбища в районе Сокол в Москве. Это место сразу стало центром памяти: на кладбище были привезены тела не только погибших на Восточном фронте солдат, но и офицеров, и солдат Русского экспедиционного корпуса. На Пасху 1916 г. более 500 москвичей принимали участие в молебне, посвященном погибшим на войне; к 1917 г. цифра похороненных достигла 18 тыс. человек. Кладбище было закрыто в 1923 г., и на его месте был разбит парк. Только в 1998 г. открылась мемориальная зона, а в 2004 г. парк стал мемориальным комплексом. В комплекс входят 14 объектов памяти о войне, установленные в 1998-2004 гг. Обелиск «Павшим за свободу и независимость Родины» напоминает обелиск в Александровском саду, его венчает двуглавый орел. Другой обелиск, открытый в 2004 г., находится в северной части парка. Есть еще памятник сестрам милосердия, а также стена памяти, часовенный столб и другие объекты. С 2004 г. в парке ежегодно происходят мероприятия, связанные с памятью о войне, — разумеется, 1 августа.

Зимой 2013-2014 гг. кладбище оказалось в центре внимания из-за состояния мемориального комплекса, когда публицист националистического толка В.Ю. Милитарев обратился к К. В. Малофееву и В. И. Якунину с просьбой защитить и восстановить парк[13]. Планы возведения на территории кладбища торгового комплекса были восприняты в обществе отрицательно, и активисты обратились к С.Е. Нарышкину, спикеру Государственной думы, с просьбой остановить стройку. Вокруг мемориального комплекса начался и общественно-политический конфликт. Интересно, какая лексика при этом использовалась. Например, Д. В. Константинов, представитель Гражданской платформы, во время предвыборной компании так говорил о событиях вокруг комплекса:

«Посетив парк, я был поражен — в результате строительных работ разрыты останки людей, которые могли быть захоронены в период Первой мировой войны. <...> Мы должны чтить память жертв войн и революций, потрясавших нашу страну. Люди, погибшие за Родину, — это наши герои, заслуживающие самого трепетного отношения и почета. Городские власти (управа, префектура, мэрия) обязаны навести порядок в вопросах содержания и охраны исторических мест на территории Москвы»[14].

Сохранение мемориально-паркового комплекса стало задачей разных активистов, от реконструкторов до градозащитни- ков. Эти события были широко освещены в разных СМИ и блогах, например, на «Эхе Москвы». Журналист и градозащитник Андрей Новичков в феврале привлекал внимание к возможному сносу комплекса[15]; Анна Николаева неоднократно писала об акциях и событиях вокруг парка[16]. 30 июня был организован митинг в защиту комплекса, на котором собрались несколько сотен граждан, они требовали остановить проект реконструкции сквера; больше 5000 человек подписали петицию против строительства торгового центра на территории мемориального кладбища. Во время летних ремонтных работ Анна Николаева написала о нарушениях в ходе реконструкции кладбища[17]. 1 августа патриарх Кирилл посетил Мемориально-парковый комплекс героев Первой мировой войны и там совершил литию об упокоении «рабов Божиих православных христиан, вождей и воинов на поле брани за веру, царя и Отечество, в Первой мировой войне жизнь свою положивших». В своей речи Кирилл так описал военные события:

«Сто лет тому назад Германия объявила войну России, и мы были ввергнуты в адскую пучину мирового кровопролития. Воины, которых мы сегодня поминали, в тяжелейших условиях, когда не хватало порой вооружения, когда в тылу происходили революционные события, и многие из воинов, шедших смело навстречу врагу, подвергались клевете и осуждению, и в это самое время погибали тысячи и сотни тысяч наших людей. Всего Россия потеряла в Первой мировой войне более миллиона. Это огромные потери. И как скорбно, что эти жертвы были забыты».

Интересно отметить, как патриарх Кирилл оценивает интерпретацию «Великой войны» в советское время. Кроме того, в своей речи глава РПЦ подчеркнул, что победа революции 1917 года означала потерю Украины и западных окраин Российской империи:

«И как надрывалась душа, когда в учебниках истории о Первой мировой войне, которая подняла такой огромный патриотический подъем в России и которая действительно стоила миллионов жизней, говорили как о некой империалистической войне. То была борьба за Родину нашу, за ее независимость, за ее суверенитет. То была борьба за спасение братского сербского народа, а значит — за сохранение Православия. И не вина тех, кто отдал свою жизнь, что Россия не дошла до победы, хотя на алтарь победы принесла самое большее количество жертв. Во время войны произошла революция, а затем предательство власти, отдавшей врагу, который в свою очередь терпел полное поражение, почти всю Украину, значительную часть России»[18].

В современной России есть целое движение по открытию памятников, посвященных Первой мировой войне, и иногда это происходит именно на тех территориях, где в период 1914-1916 гг. были воздвигнуты первые из них. В Пушкине по случаю 90-летия начала войны жители Санкт-Петербурга поставили стелу из серого гранита на месте, где находилось братское кладбище, уничтоженное в 1950-х гг.[19]. С приближением столетия 1914 г. власти охотно занимались мемориа- лизацией павших на войне, открывая много новых проектов. В декабре 2012 г. российское правительство внесло в перечень памятных дат 1 августа, назвав его «Днем памяти жертв

Первой мировой войны»[20]. Таким образом, Россия стала последним государством в Европе, присоединившимся к памяти о «Великой войне» (в Италии и во Франции, например, дни памяти существуют уже с 1919 г.[21]). Военные события 1914— 1918 гг. в Советском Союзе вспоминались просто как часть «империалистической войны» и интерпретировались как прелюдия к революционному 1917 году. Б.Д. Козенко в своей статье 2001 г. реконструировал разные этапы советской историографии о Первой мировой войне, и также отметил, что интерпретация И. В. Сталиным этого конфликта была очень влиятельной:

«По всей 6-й главе книги [История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. — Дж.С.] проходила идея растущей революционности русского и международного пролетариата, ведущей роли большевиков. Российская буржуазия изображалась как послушный союзник царизма. Вступление России в войну объяснялось главным образом ее зависимостью от Англии и Франции»[22].

Проекты возведения мемориальных комплексов стали появляться уже после перестройки — так, был открыт памятник на Поклонной горе, напротив цветочных часов, у главного входа в парк. Планируется возвести памятники в Туле, Санкт- Петербурге и других городах России. Можно отметить, что уже в 2012 г. российское консульство в Даугавпилсе (Латвия) предоставило средства для ремонта обелиска на православном кладбище города. В Туле инициатива принадлежит областному молодежному поисковому центру «Искатель»[23], который уже несколько лет занимается поиском останков солдат в Карпатах, Альпах и Прибалтике[24].

Разные проекты были инициированы и историками. В 100-летний юбилей Первой мировой войны Министерство обороны России собирается оцифровать около миллиона архивных дел и около восьми миллионов личных документов российских офицеров, относящихся к этому периоду, как часть более масштабного проекта, в котором примут участие дипломатические и военные представительства РФ за рубежом. Уже после распада СССР Российская ассоциация историков Первой мировой войны (РАИПМВ) начала исследовать события 1914-1918 гг. и печатать труды (семь сборников с 1994 по 2008 г.; ряд монографий и сборников документов; а также альманах с 2014 г.). 1 июня 2014 г. известный всем пианист Борис Березовский и народный артист России Юрий Башмет с Государственным симфоническим оркестром «Новая Россия» дали в Московской филармонии благотворительный концерт, посвященный Первой мировой войне и организованный по инициативе Российского военно-исторического общества (председатель общества — министр культуры РФ Владимир Мединский). Средства, вырученные от продажи билетов, составили порядка трех миллионов рублей, которые были направлены на строительство памятника героям Первой мировой войны на Поклонной горе. Заместитель министра культуры РФ Владимир Аристархов перед концертом так охарактеризовал место Первой мировой войны в российской истории:

«Первая мировая война 1914-18 гг., наверное, самая незаслуженно забытая из всех войн, что вела наша страна. У солдат- офицеров той войны украли победу, уже почти достигнутую. <...> Но были герои, которые сражались, побеждали и погибали за Россию и ее союзников. Мы должны о них помнить»[25].

Конструирование памяти о Первой мировой войне означает и необходимость сформировать другой исторический нарратив, альтернативный советскому. Роль большевистского руководства в войне была резко раскритикована Путиным, который назвал их «предателями». 1 августа 2014 г. на церемонии открытия памятника героям Первой мировой войны на Поклонной горе Путин сказал:

«Сегодня мы восстанавливаем связь времен, непрерывность нашей истории. И Первая мировая война, ее полководцы, солдаты обретают в ней достойное место. Как у нас в народе говорят, лучше поздно, чем никогда. А в наших сердцах приобретают ту священную память, что они заслужили по праву»[26].

Президент Российской Федерации также подчеркнул «забытое» мужество офицеров и солдат, и здесь можно провести аналогию с речью Патриарха Кирилла:

«Однако их подвиги, их жертвенность во имя России на долгие годы оказались в забвении, а сама Первая мировая, которую весь мир именует Великой, была вычеркнута из отечественной истории. Называлась просто империалистической. <...> Сейчас мы возрождаем историческую правду о Первой мировой. И нам открываются несчетные примеры личного мужества и воинского искусства, истинного патриотизма российских солдат и офицеров, всего российского общества»[27].

Формирование в российском обществе нового нарратива о «Великой войне» — довольно противоречивый процесс. Здесь сочетаются несколько различных тенденций. Во-первых, стремление к выстраиванию памяти о героической «Великой войне». Во-вторых, поиск обновленной модели «военного прошлого» — без коммунизма, но с «традиционными ценностями». Наконец, возникает даже тенденция к тому, чтобы активно использовать наследие Первой мировой войны в качестве основы государственной идеологии и выстраивания общероссийской идентичности.

  • [1] Лор Э. Русский национализм и Российская империя: Кампания против«вражеских подданных» в годы Первой мировой войны. М.: Новое литературное обозрение, 2012. С. 22.
  • [2] Там же. С. 23.
  • [3] Winter /., Robert J.-L. Capital Cities at War: Paris, London, Berlin, 1914-1919.Cambridge: Cambridge University Press, 1997.
  • [4] 1 августа 2014 г., во время церемонии открытия памятника российским героям и воинам, павшим в годы Первой мировой войны, на Поклонной горе в Москве, президент Российской Федерации В. В. Путиннапомнил, что «Россия была вынуждена вступить» в Первую мировуювойну для защиты «братского славянского народа» (Братерский А. Путин и «украденная победа» в Первой мировой войне//Газета.ру. 01.2014.http://www.gazeta.ru/politics/2014/08/01_a_6154833.shtml (дата обращения:02.08.2014)). Почти одновременно Патриарх Кирилл в речи в Мемориально-парковом комплексе героев Первой мировой войны так высказался о «братском народе»: «То была борьба за спасение братского сербскогонарода, а значит —за сохранение православия» (Святейший Патриарх Кирилл совершил литию об упокоении героев Первой мировой войны//Пра-вославие.ру. 03.08.2014. http://www.pravoslavie.ru/news/72713.htm (дата обращения: 31.08.2014)).
  • [5] Более подробно о Галиции: Бахтурина А.Ю. Политика Российской Империи в Галиции в годы Первой мировой войны, М.: АИРО-ХХ, 2000; VonHagen М. War in an European Borderland. Occupations and Occupation plansin Galicia and Ukraine, 1914-1918. Seattle: University of Washington Press,2007.
  • [6] Cigliano G. La Russia nella grande guerra: unita patriottica, definizioni delconflitto, rappresentazioni del nemico//Studi Storici. 2008. № 1. P. 7.
  • [7] Трубецкой Е.Н. Война и мировая задача России. М.: Тип. Т-ва И. Д. Сытина, 1915.
  • [8] Трубецкой Е.Н. Отечественная война и ее духовный смысл. М.: Тип. Т-ваИ.Д. Сытина, 1915.
  • [9] Трубецкой Е.Н. Война и мировая задача России. С. 4.
  • [10] Чаянов А.В. Война и крестьянское хозяйство, М.: Тов. И.Н. Кушнерев и К°,1914.
  • [11] Там же. С. 16.
  • [12] Savino G. Il nazionalismo russo, 1900-1917: id?ologie, organizzazioni, sferapubblica. Tesi di dottorato, Napoli, 2012. P. 286-288.
  • [13] Милитарев В. Ю. Судьба Братского кладбища. Виктор Милитарево том, как власти мирятся с разрушением памятника героям Первоймировой войны//Свободная пресса. 09.02.2014. http://svpressa.ru/society/агНс!е/81949/?г 55= 1.
  • [14] Денис Константинов обратится к властям по вопросу реконструкции мемориального парка на Соколе//Гражданская платформа. 23.07.2014. http://civilplatform.ru/2380.
  • [15] Новичков А. Власти Москвы хотят построить развлекательный центрна Братском кладбище//Эхо Москвы. 13.02.2014. http://www.echo.msk.ru/blog/frondetv/1258088- echo/.
  • [16] Николаева А. Барахолка вместо кладбища//Эхо Москвы. 01.07.2014. http://www.echo.msk.ru/blog/anna_nikolaeva/1350908-echo/.
  • [17] Николаева А. На Мемориальном кладбище на Соколе опять вскрыли могилы?//Эхо Москвы. 22.07.2014. http://www.echo.msk.ru/blog/anna_nikolaeva/1364406-echo/.
  • [18] Святейший Патриарх Кирилл совершил литию о упокоении героев Первой мировой войны//Православие.ру 03.08.2014. ШТр:/Длплплг.ргауо51ау1е.ги/пеш$/72713.htm.
  • [19] Давыдов Н.А., Егоров А.Ю. Казанское кладбище в Царском Селе. ЦарскоеСело: Пушкинский муниципальный совет, 2003.
  • [20] Внесены изменения в закон о днях воинской славы и памятных датах//Президент России. 31.12.2011. http://kremlin.ru/acts/17252
  • [21] Альберто Марио Банти очень подробно описал, какую роль играли образнации и военный опыт в формировании националистического дискурсав Италии. BantiA.M. L’onore della nazione. Identit? sessuale e violenza nelnazionalismo europeo dal xviii secolo alia grande guerra. Torino: Einaudi,2005.
  • [22] Козенко Б.Д. Отечественная историография Первой мировой войны//Но-вая и новейшая история. 2001. № 3. С. 7.
  • [23] Официальный сайт Тульского областного молодежного поискового центра «Искатель», http://www.iskateltula.ru/
  • [24] Почекин Л. Тульские поисковики увековечат память солдат, погибшихв 1-й Мировой войне//Аргументы и Факты. Тула. 07.02.2014. ЬПр://шшш.tula.aif.ru/society/events/1100389
  • [25] Три миллиона рублей собрала Московская филармония на памятник героям Первой мировой войны//Российское Военное Историческое Общество. 02.06.2014. http://histrf.ru/ru/rvio/activities/news/item-653
  • [26] Путин: нужны архивные исследования причин Первой мировойвойны// РИА Новости. 01.08.2014. http://ria.ru/world/20140801/101844574S.html
  • [27] Владимир Путин призвал современников помнить об уроках Первой мировой войны//ИТАР-ТАСС. 01.08.2014. http://itar-tass.com/obschestvo/1355093
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>