Полная версия

Главная arrow Социология arrow Векторы развития современной России. От формирования ценностей к изобретению традиций. Материалы XIII Международной научно-практической конференции молодых ученых. 11 –1 0 апреля 2014 года -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Вместо заключения

Мертвое городское пространство не однообразно. Как писалось выше, оно может включать в себя огромное количество объектов — мусор, свалки, сломанные предметы бытового и хозяйственного назначения, заброшенные дома и заводы.

Большинство практик освоения остаются незамеченными людьми. Практики освоения возможно фиксировать несколькими инструментами социальных исследований. Включенное наблюдение, интервью и другие качественные методы. К одному из возможных способов изучения можно отнести и изучение того, как люди, целенаправленно посещающие такие места, описывают свой опыт.

Из приведенных примеров в данном тексте видно, как происходит текстуализация и репрезентация собственно подобных практик освоения пространств города, которые можно характеризовать как «мертвое пространство».

Эти объекты всегда отличает несколько типичных характеристик.

• Сильный, доминирующий запах.

Это запах тления и разложения предметов. Они меняются вместе с пространством и умирают с ним же. Запах маркирует место как специализированное — той или иной бывшей «профессиональной» принадлежности.

• Потеря функциональности.

Мертвое городское пространство, предметы, его наполняющие, потеряли свою функциональность. Они не двигаются. Если же есть возможность их движения, значит, их можно еще вернуть к жизни, придать им новую спецификацию.

• Отсутствие целостности.

Мертвые объекты имеют нарушенную «оболочку». Они повреждены, испорчены как функционально, так и внешне.

• Отстраненность объекта.

Объекты удалены, отстранены от «живого пространства». Даже если находиться в непосредственной близости, есть всегда что-то, что мешает их визуальному включению в публичное, общее пространство.

• Отсутствие звуков или технический, неконтролируемый, однообразный звук.

Звук, как и запах, однообразен. Он сложный, тяжелый и глухой. Его сложно контролировать, его причина — потеря функциональности, работоспособности, а как следствие — и жизни.

При этом ни один из этих признаков не является исключающим или, если быть еще более точным, необратимым. Выше было отмечено, что практики освоения пространства помещены в процесс присвоения и подчинения данного пространства и тех предметов, что с ним связаны. Старые, мертвые предметы и пространства могут быть возвращены к жизни через приписывание и придание им новой функциональности, через ремонт, через помещение в иной контекст. И, конечно же, через посещение и сам процесс освоения живыми людьми данные пространства еще остаются «нужными», в них еще существует надежда на возвращение в жизнь.

Литература

Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М.: Добросвет, 2000.

Кетова Т.Н. Жизнь и смерть в метафизическом и социальном пространстве. http://credonew.ru/content/view/304/54

Мечников И. И. Этюды о природе человека. М., 1961.

Шмидт-Хеллерау К. Влечение к жизни и влечение к смерти. Либидо и Лета. Сводная формально-логическая модель психоаналитической теории влечений и структурной теории. СПб., 2003.

Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М.: ACT, 2004.

Garcia, Angela Cora, Alecea I. Standlee, Jennifer Bechkoff, and Yan Cui (2009), «Ethnographie Approaches to the Internet and Computer-Mediated Communication,» Journal of Contemporary Ethnography, 38 (1). February.

Kozinets, Robert V. (2006a), «Netnography 2.0,» in Handbook of Qualitative Research Methods in Marketing, ed. Russell W. Belk, Cheltenham, UN and Northampton, MA: Edward Elgar Publishing.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>