Полная версия

Главная arrow Социология arrow Векторы развития современной России. От формирования ценностей к изобретению традиций. Материалы XIII Международной научно-практической конференции молодых ученых. 11 –1 0 апреля 2014 года -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Движение

Попытка освоения заново «мертвого» пространства происходит через проверку определенной «окончательности» смерти. И если жизнь — это движение, то смерть — это покой, это определенная обездвиженность. Посетители пытаются проверить, мертв ли объект, утратил ли он свою функциональность через проверку его способности к движению. Таким образом, действует логика: мертвый объект — это объект, утративший свою возможность к движению:

«Все люки открываются, и запах еще не выветрился».

В этом контексте предмет еще можно оживить, воссоздать, вернуть в человеческую жизнь. Если предмет не утратил свою способность к движению, значит, он не окончательно мертв. Значит, его можно встроить в систему властных отношений, подчинить и воссоздать в дихотомической паре «жизнь — смерть».

«Ручки двигаются, правда, ничего не включается и не работает».

Старые предметы могут быть «практически новыми», не отжившими свое. Время над ними еще властно, оно их как бы вырвало из общего вектора истории, погрузив в небытие, но смерть объекта не конечна, если вырвать его из контекстуального пространства и дать второй шанс:

«Все покрылось ржавчиной, но, несмотря на это, кажется, что неплохо сохранилось. Если почистить, то будет практически новое».

При этом такого рода проверка на еще возможную пригодность к реанимации не должна разрушать тонкую ткань сложившегося пространства. Ведь если нельзя вернуть предмет, то надо оставить все как есть, не вытаскивая его из смерти, а дать возможность оставить в истории данного места:

«Нужно проникнуть в вечность не задев ничего, оставив все так, как было когда уходили последние люди».

Однако необходимо отметить, что люди, являющиеся посетителями этих «мертвых» пространств, преследуют разные цели от своих экспедиций. И если одни приходят насладиться процессом ухода в небытие этих самых пространств и через созерцание подчинить этот процесс себе, то другая часть пытается реанимировать данные пространства, давая им вторую функцию в новом образе. И здесь движение тоже играет свою роль. Размер пространства становится его преимуществом. Преимуществом для реконструирования, проведения культурных мероприятий, создания арт-объектов, преобразования в пространства новой функциональности — склады, производство.

В любом случае движение является одним из важнейших показателей «оживления» и подчинения мертвого пространства.

В перечень «оживляемых» объектов попадают выброшенные предметы, сломанные игрушки, городские свалки. Любой материальный объект, функциональность и предназначение которого нарушена и восстановлению не подлежит. Где-то между состояниями жизни и смерти застыли ремонтные мастерские, пункты продажи б/у вещей и другие пространства реабилитации и оживления, подчинения смерти.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>