Полная версия

Главная arrow Социология arrow Векторы развития современной России. От формирования ценностей к изобретению традиций. Материалы XIII Международной научно-практической конференции молодых ученых. 11 –1 0 апреля 2014 года -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Городское «мертвое» пространство: к вопросу репрезентации

Сергей Мохов

Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики, Московская высшая школа социальных и экономических наук

Введение

Разрушение и созидание лежит в основе деятельности каждого человека. По словам 3. Фрейда, необходимость удовлетворения «мортидо» и «либидо» — это две базовые потребности. По сути, все продукты «производства» человека — это круговой процесс разрушения и созидания. Так, земледелие, по мнению Фрейда, является идеальной деятельностью для человека как раз за счет своей цикличности и постоянной смены разрушения созиданием. Поэтому любой труд, «сделавший из обезьяны человека», и есть не что иное, как непрерывное разрушение для созидания. Жизнь ради смерти и смерть ради жизни: «Инстинкт смерти, очевидно, в потенциальной форме, гнездится в природе человеческой. Если бы цикл жизни людской следовал своему идеальному, физиологическому ходу, то инстинкт естественной смерти появлялся бы своевременнопосле нормальной жизни и здоровой, продолжительной старости. Вероятно, этот инстинкт должен сопровождаться чудным ощущением, лучшим, чем все другие ощущения, которые мы способны испытывать. Быть может, тревожное искание цели человеческой жизни и есть не что иное, как проявление смутного стремления к ощущению наступления естественной смерти. В нем должно быть нечто сходное с неопределенными чувствами молодых девственниц, предшествующими настоящей любви»[1].

Однако при всей своей кажущейся естественности, «морти- до» постоянно вытесняется из публичного пространства. Тема смерти проходит процесс сакрализации и даже табуируется, неизбежно попадая в область культурно-этических понятий и ценностных систем. Смерть выходит за грань нормы и стигматизируется. По меткому выражению Ж. Бодрийяра, «быть мертвымзначит демонстрировать неисправимо отклоняющееся поведение».

Древние культуры целиком описываются через фокус взаимоотношений мертвых и живых и символические практики обмена между этими двумя метафизическими категориями. Смерть понималась как нечто обычное и мыслилась без негативной коннотации. В Средневековье на кладбищах кипела жизнь — шли гулянья, демонстрации, празднества. Происходил интенсивный обмен между мертвыми и живыми. Культура этого типа, охарактеризованная А. Гуревичем как «культура безмолвствующего большинства», курировала мир живых[2]. В позднем Средневековье ситуация меняется. С ростом индивидуализма и установлением протестантской этики смерть уже насыщается чувством меланхолии и определенного подавления.

С процессом вытеснения смерти из публичной жизни связано и появление домов смерти — моргов. Стремление к «комфортной и правильной смерти» ведет сначала к появлению, а затем и бурному росту ритуальной атрибутивной сферы. Мертвый отныне должен походить на живого. К XX в. смерть постепенно уходит из домов — люди умирают в больницах и специализированных местах.

Вопросы смерти и насилия неизбежно преобразуются в сферу властных взаимоотношений. В попытках убежать от собственной смерти, человек при этом стремится подчинить ее, овладеть ей. Через подчинение, рационализацию происходит снижение напряжения, чувств опасности и страха[3]. Человек учится объяснять, как «со смертью можно жить», как можно влиять на нее. В этом ему помогает медицина, здоровый образ жизни, спорт, религиозные и всевозможные символические и обрядовые практики и даже рыночная возможность подготовки к собственной смерти и выбор необходимой атрибутики. Иными словами, человек учится овладевать смертью и приручать ее.

Однако в фокусе овладевания смертью речь может идти не только обо всем, что прямо связано с процессом биологического умирания, но и с тем, что можно обозначить как «влечение к смерти», начиная с таких явлений, как тяга к вредительству, саморазрушению. В перечень разрушения, «некрофильского типа личности», входит и алкоголизм, самоубийство, вредительство, аскетизм, симуляция, полихирургия, преднамеренные несчастные случаи. Так же логично говорить и о других моделях деструктивности. Например о тяге к физическому уничтожению материальных объектов[4]. Так же речь идет и об интенции к механизации, ностальгическим проявлениям, собирательству и коллекционированию[5].

Таким образом, само понятие «смерти» и «мертвого» гораздо шире, чем биологическое его понимание. К объектам умирания могут относиться бытовые и вообще неодушевленные предметы. Подобные проявления «мортидо» находятся во всех сферах человеческой деятельности. При попытке найти их в городской среде оказывается, что подобное мертвое гораздо ближе и отчетливее, чем кажется на первый взгляд. К объектам умирающего социально-материального тела относятся разрушенные и брошенные дома, большое количество бесхозных предметов и простой бытовой мусор. Сюда также можно отнести и следы хозяйственных перестроек, сломанных и деформированных объектов, потерявших свою функциональность.

Город, как социальный организм, проходит те же стадии «жизни», что и биологические организмы. Зарождение, рост, болезни, трансформации, отмирание некоторых частей и даже смерть сопровождают его в течение всего периода его развития. Такого рода аксиоматические метафоры помогают по-новому взглянуть на процессы освоения пространства и его репрезентации в дихотомической паре «мертвое—живое».

  • [1] Мечников И. И. Этюды о природе человека. М., 1961. С. 231.
  • [2] Кетова Т.Н. Жизнь и смерть в метафизическом и социальном пространстве. http ://credonew.ru/content/view/304/54
  • [3] Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М.: Добросвет, 2000. С. 272-273.
  • [4] Шмидт-Хеллерау К. Влечение к жизни и влечение к смерти. Либидо и Лета.Сводная формально-логическая модель психоаналитической теории влечений и структурной теории. СПб., 2003.
  • [5] Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М: ACT, 2004.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>