Этические основы профессиональной деятельности адвоката

Адвокатская этика: сущность и значение

Только там и процветет адвокатура, как учреждение общественное, где оно руководствуется правилом: поп omne, quod licet honestum est. Способствовать тому, чтобы на суде внешняя законность не прикрывала внутреннюю неправду, чтобы приличная форма не скрывала под собою отвратительного содержания, вот трудная, но достойная задача, выдвигаемая идеалами адвокатской этики.

Гр. Джаншиев. Ведение неправых дел {Этюд по адвокатской этике)

В юридической литературе существует мнение, что «хорошая» адвокатура должна базироваться на трех китах — демократической структуре ее организации, гарантиях независимости конкретного адвоката, своде этических правил профессии[1]. Последняя составляющая триады особо актуальна.

Как пишет А.Д. Бойков, «правовая зрелость специалиста не может характеризоваться лишь определенной суммой знаний, умений, навыков, она включает и соответствующий уровень нравственного развития личности, овладения ею моральными требованиями данной профессии»[2].

Стремление адвокатуры к нравственному самоочищению прослеживается на протяжении всей ее истории.

Согласно исследованию отдельных процессуалистов, история, выработав два типа адвокатуры, вместе с тем создала и две системы адвокатской этики: англ о-французе кую и австро-германскую. Первая превосходит вторую как возвышенностью взгляда на деятельность адвокатуры, так и строгостью требований, предъявляемых к нравственности членов профессии. Выше всех в этом отношении стоят французские и бельгийские адвокаты, обладающие в трудах Молло, Лиувилля, Крессона, Дюшена и Пикара полными сводами своей этики[3]. В частности, как писал Молло, «если в слоге — весь человек, то в честности — весь адвокат... Можно даже утверждать, что в ней заключаются все качества, необходимые адвокату: назначение его — убеждать, а убедить может только честный человек»[4].

Далее следуют англичане, хотя и не имеющие подобных писанных кодексов, но выработавшие себе традиции, сходные с французскими и бельгийскими. Уже упоминавшийся нами Р. Гаррис следующим образом охарактеризовал основные этические требования к адвокатской профессии: «...если задуматься над тем, что в деле бывают поставлены на карту жизнь, достояние, общественное положение, честь и доброе имя людей, вверившихся адвокату, то нельзя не сказать, что нравственный долг обязывает его потрудиться настолько, чтобы усвоить хотя бы основные начала того искусства, которое служит успеху в этой ответственной борьбе»[5].

Крупнейший знаток истории и этики адвокатского дела в России Е.В. Васьковский, также акцентируя отдельное внимание на вопросах адвокатской этики, отмечал следующее: «Нужно иметь в виду, что адвокатура, вращаясь постоянно в сфере борьбы нравственного с безнравственным, дозволенного с недозволенным, справедливого с несправедливым, подтвержена тысяче таких искушений, которые незнакомы другим профессиям. Честности врача или архитектора грозит испытание только в очень редких случаях, честности адвоката — на каждом шагу. Кто будет предлагать доктору или архитектору вознаграждение за то, что бы он отнесся недобросовестно к своей обязанности, затянул болезнь пациента, построил дом из плохого материала? Адвокаты же получают подобные предложения чуть ли не каждый день. Выиграть процесс, как бы ни был он неправ с нравственной или юридической точек зрения, и какие бы способы ни пришлось для этого употреблять, а если не выиграть, то хоть затянуть его... в уголовном процессе избегнуть наказания хотя бы с помощью лжесвидетелей и поддельных документов, — вот с какими просьбами обращаются нередко тяжущиеся и подсудимые к адвокату... Поэтому адвокатура в отличие от других либеральных профессий требует особой и притом крепкой внутренней организации, которая бы гарантировала честность и добросовестность членов сословия»[6].

Один из создателей адвокатской этики в России К.К. Арсеньев, отличавшийся высокой нравственной репутацией и, по выражению

А.Ф. Кони, «безупречный и чистый, как кристалл», убедительно подкреплял собственное слово об этике делом. «Самый блестящий гонорарий не заставит его взяться за дело нечистое»[7], — писали о нем современники.

В своей работе о правовых и нравственных устоях сословия присяжных поверенных под названием «Заметки о русской адвокатуре» К.К. Арсеньев подчеркивал, что «адвокат — не юридический толмач, он принимает на себя нравственную ответственность за все то, что требует от имени и в пользу другого, он служит посредником между тяжущимся и судом и именно в этом качестве он должен по возможности предупреждать обращение к суду с неосновательными или несправедливыми домогательствами»[8].

Особое значение нравственности для адвокатской профессии отмечали такие выдающиеся юристы, как С.А. Андреевский, П.А. Александров, Д.В. Стасов, П.С. Сергеич, В.Д. Спасович, Ф.Н. Плевако, Л.Е. Владимиров, А.И. Урусов, А.Ф. Кони и др.

В современной юридической литературе адвокатская этика определяется как составная часть науки об адвокатуре, ее относительно обособленный институт, а также часть общей юридической этики, представляющая собой систему научно обоснованных представлений о морально-нравственных аспектах адвокатской деятельности и их оценок[9].

Как полагает известный адвокат А. Г. Кучерена, в содержание адвокатской этики входят:

  • 1) моральные принципы, которых должны придерживаться адвокаты в ходе осуществления адвокатской деятельности;
  • 2) нормы морали и нравственности, выражающиеся в определенных правилах, складывающихся и действующих в различных сферах профессиональной деятельности адвокатов и наполняющих принципы адвокатской этики содержанием, конкретизирующих их;
  • 3) оценка полноты отражения в законодательстве об адвокатской деятельности и адвокатуре требований морали, мнения относительно степени соблюдения требований адвокатской этики в деятельности органов адвокатского сообщества, адвокатских образований и отдельных адвокатов, представления общества об институте адвокатуры в целом, о целесообразности, справедливости в его деятельности; степень доверия граждан к адвокатам и уважения их профессии;
  • 4) методы воплощения в жизнь адвокатским сообществом нравственных требований, разрабатываемых адвокатской этикой, способы обеспечения выполнения адвокатами этических правил[10].

По содержанию нормы адвокатской этики ближе к нормам морали, поскольку предусматривают правила поведения адвокатов, исходя из морально-нравственных критериев справедливости, гуманизма, честности, порядочности. Однако однозначно отнести нормы адвокатской этики к нормам морали было бы неверно[11].

Нормы морали, как правило, не фиксируются документально, они возникают и сохраняются в сознании людей. Правила же адвокатской этики закрепляются в специальных актах — кодексах профессиональной этики адвоката, представляющих собой внутренне согласованные документы.

Таким образом, нормы адвокатской этики следует отнести к корпоративным нормам, а не только к нормам морали. Как и любые корпоративные нормы, нормы адвокатской этики разрабатываются и принимаются профессиональными или иными объединениями, распространяются исключительно на членов корпорации, их соблюдение подпадает под корпоративный контроль, а при их нарушении возможно наступление ответственности вплоть до исключения из корпорации.

По убеждению Т.З. Зинатуллина, адвокатская этика «это этика не в своем «чистом» виде, а этика, органически сочетающая в себе нравственные и правовые положения, свойства»[12].

Анализируя предмет адвокатской этики, М.Ю. Барщевский приходит к выводу, что в качестве такового выступает поведение представителя этой профессии, члена соответствующей корпорации, преимущественно в обстоятельствах, где он действует именно как профессионал, либо представляет свою профессию, либо воспринимается окружающими именно как представитель корпорации адвокатов. При этом адвокат как человек может придерживаться любого этического учения, любых этических воззрений, однако как для члена корпорации для него возможна только одна система профессиональных ценностей, только один набор стандартов профессионального поведения.

Разумеется, когда те или иные аспекты деятельности адвоката определяются общеправовыми нормами, в частности процессуальными кодексами, речь уже идет не о чисто этических установлениях, но о соблюдении требований Закона, что, кстати, для адвоката уже само по себе является одной из этических норм существования.

Таким образом, можно сформулировать следующее общее правило: предметом адвокатской этики является предписываемое корпоративными правилами должное поведение члена адвокатской ассоциации в тех случаях, когда правовые нормы не устанавливают для него конкретных правил поведения[13].

С такой позицией солидарны многие процессуалисты. В частности, по мнению Л.А. Демидовой и В.И. Сергеева, «если предметом регулирования общей этики является нравственное поведение человека вообще, любой профессии, в любых обстоятельствах, то предметом адвокатской этики становится поведение представителя этой профессии, члена соответствующей корпорации, преимущественно в обстоятельствах, где он действует именно как профессионал: либо представляет свою профессию, либо воспринимается окружающими именно как представитель корпорации адвокатов»[14].

Как наука, отмечает известный исследователь этических аспектов адвокатской деятельности А.Д. Бойков, адвокатская этика включает в свой предмет учение о моральных ценностях профессии, о принципах и нормах, определяющих поведение адвоката в ситуациях, выходящих за пределы правового регулирования, о способах решения коллизий, возникающих в практике адвоката- защитника, адвоката-представителя и адвоката члена корпорации. Необходимо подчеркнуть, что адвокатская этика наиболее тесно связана с методикой и тактикой осуществления судебного представительства. Она вовсе не ставит перед собой целей оправдания отступлений от правды и объективности. Она осуждает ложь, крючкотворство, заведомые передержки. И только она может дать адвокату оружие большой социально полезной силы, уберечь начинающего специалиста от глубоких разочарований, подсказать пути истинного морального удовлетворения деятельностью[15].

Важность профессиональной этики для адвоката обусловлена прежде всего тем, что многие отношения, в которые он вынужден вступать при отправлении своих обязанностей, и виды деятельности не урегулированы правом. В области уголовной защиты таковыми являются: взаимоотношения адвоката с подзащитным и его близкими, со свидетелями, потерпевшими, а также другими участниками процесса; вопросы тактики и методики защиты.

Как верно писал А.Ф. Кони, «уголовная защита представляет больше поводов для предъявления требований, почерпнутых из области нравственной, чем деятельность обвинительная, ввиду сложных и многоразличных отношений защитника к своему клиенту- подсудимому и к обществу»[16].

Отсутствие правовых регуляторов в этих и подобных случаях нельзя рассматривать как результат пробелов в праве. Есть отношения, которые или нецелесообразно, или невозможно урегулировать правом в силу их многогранности и индивидуальной неповторимости.

Поэтому центральное место в этой неправовой системе принадлежит нравственным нормам, нравственным идеалам, принципам и чувствам. Исходя из этого, как справедливо отмечал И.Я. Фой- ницкий, «доступ к адвокатской деятельности должен быть открыт всякому желающему, достаточно к тому подготовленному, физически и нравственно способному посвятить себя ей»[17].

Особую значимость нравственных качеств личности адвоката подчеркивали еще составители судебных уставов 1864 г. Так, ст. 380 Учреждения судебных установлений предоставляла выборному совету, действующему в округе при каждой судебной палате, при приеме в адвокатское сословие право отклонить ту или иную кандидатуру по так называемым «неформальным основаниям» в случаях, когда образ жизни и занятия кандидата представлялись не совместимыми со званием адвоката. Причем определения о непринятии в сословие, основанные на нравственной оценке личности, обжалованию не подлежали[18].

Адвокатская этика, подобно отраслевым правовым наукам, включает общую и особенную части.

Общая часть, помимо определения понятия данного научного направления, его предмета, метода, значения и задач, включает учение о моральных ценностях профессии адвоката, содержания его профессионального долга, а также раскрывает иные важнейшие теоретические проблемы.

Особенная (или прагматическая) часть может быть рассмотрена как нормативная система с внутренней согласованностью предписаний, имеющая определенную структуру[19].

Согласно традиционно сложившемуся в юридической науке подходу структура адвокатской этики включает в себя общие и частные нравственные требования, регулирующие следующие комплексы отношений:

  • • адвокатов с доверителями;
  • • адвокатов, возникающие при осуществлении профессиональных обязанностей в процессе;
  • • внутри адвокатской корпорации.

Существует несколько задач адвокатской этики. Важнейшая из них заключается в том, чтобы способствовать формированию морального сознания адвоката, ориентируя его на неукоснительное соблюдение норм нравственности, охрану собственной чести и репутации.

Еще одна не менее значимая задача — систематизировать и предложить в виде определенной совокупности те этические категории, которые лежат в основе адвокатской деятельности. Общепризнанными, наиболее важными в теоретическом и практическом отношении категориями выступают прежде всего добропорядочность, совестливость, принципиальность, уважение к человеческой личности и др.

Следующая задача профессиональной этики адвоката состоит в том, чтобы описать и обосновать те профессиональные стандарты, которые осознаются адвокатским сообществом как основы должного нравственно-этического поведения.

Еще одна задача — адвокатская этика призвана выявить коллизии, сопутствующие профессии, и порождающие неэтичное поведение, определить источники таковых и найти достойные (т.е. не противоречащие закону и морали) пути выхода из них.

Помимо перечисленных, следует выделить ряд задач сугубо теоретического свойства, которые связаны с изучением природы адвокатской этики, механизма ее функционирования, взаимодействия как с этикой юриста в целом, соответствующими ее разновидностями, так и с правовыми институтами.

Весьма плодотворной и насущно необходимой задачей является создание спецкурса «Основы адвокатской этики», ориентированного на профессиональную подготовку и переподготовку адвокатов.

Обосновывая значение адвокатской этики, в научной литературе справедливо отмечается, что она:

  • • помогает адвокатам обеспечивать доверительные отношения с клиентами через сохранение адвокатской тайны;
  • • защищает самого адвоката от искушений и соблазнов, вызванных именно близкими отношениями с клиентами и высокой степенью свободы, независимости и определенной закрытостью этой профессии;
  • • помогает регулировать отношения адвоката с судом, органами государственной власти, государственными и иными организациями, средствами массовой информации, коллегами по профессии, адвокатским сообществом;
  • • поддерживает авторитет адвокатской профессии за счет демонстрации сообществу строгости, скрупулезности, «высоты» и «прозрачности» ее этических норм, принципов и правил, а также системы контроля за их соблюдением[20].

Кроме того, нормы и принципы адвокатской этики способствуют конкретизации имеющихся правовых норм, заполнению пробелов в правовом регулировании[21].

Отдельного внимания заслуживает воспитательная роль адвокатской этики, ибо «нравственное воспитание молодых специалистов (будь то юрист, медик, педагог или ученый) имеет не меньшее значение, чем вооружение их определенной суммой специальных знаний. Именно профессиональная этика в наибольшей степени способна помочь решению этой проблемы»[22].

  • [1] См.: Барщевский М.Ю. Адвокат, адвокатская фирма, адвокатура. М., 1995.
  • [2] Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978.
  • [3] См.: Васьковский Е.В. Организация адвокатуры // Адвокат в уголовном процессе / Под ред. и с предисл. д-ра юрид. наук, проф. П.А. Лупинской; сост.С.Н. Гаврилов. М„ 1997. С. 163.
  • [4] Цит. по: Троицкий Н.Л. Адвокатура в России и политические процессы. 1866—1904 гг. Тула, 2000. С. 54.
  • [5] Гаррис Р. Школа адвокатуры: Пер. с англ. (Школа зарубежного права). Тула,2001. С. 18.
  • [6] Васьковский Е.В. Указ. раб. С. 63.
  • [7] Троицкий Н.Л. Корифеи русской адвокатуры первого призыва // Советскоегосударство и право. 1985. № 9. С. 103.
  • [8] Цит. по: Чельцов М. Об адвокатской профессии и юридической природе советской адвокатуры // Сов. государство и право. 1940. № 7. С. 116.
  • [9] Кучерена А.Г. Адвокатура: Учебник. М., 2004. С. 233.
  • [10] Кучерена Л.Г. Указ. раб. С. 235.
  • [11] Там же. С. 236.
  • [12] Зинатуллин Т.З. Этические основы уголовно-процессуальной деятельности адво-ката-защитника: Дис. ... канд. юрид. наук. Ижевск, 1999. С. 25.
  • [13] См.: Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. — 2-е изд., испр. М., 2000. С. 22—23.
  • [14] Адвокатура в России: Учебник / Под ред. проф. Л.А. Демидовой, В.И. Сергеева.М., 2004. С. 425.
  • [15] См.: Бойков А.Д. Адвокатура и адвокаты. М., 2006. С. 38—39.
  • [16] Кони А.Ф. Общие черты судебной этики // Адвокат. 2005. № 3. С. 7.
  • [17] Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства (отпечатано по 3-му изд.СПб., 1910) / Общ. ред. А.В. Смирнова. СПб., 1996. Т. 1. С. 473.
  • [18] Челъцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазныхгосударствах. СПб., 1995. С. 773.
  • [19] Бойков А.Д. Указ. раб. С. 50.
  • [20] Красникова Е.А. Этика и психология профессиональной деятельности: Учебник.М., 2003. С. 53-54.
  • [21] Кучерена А.Г. Указ раб. С. 238.
  • [22] Бойков А.Д. Указ. раб. С. 39.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >