Полная версия

Главная arrow Право

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Контроль за сроком содержания под стражей

Определенная ясность в урегулирование вопроса, касающегося сроков содержания обвиняемого под стражей, пока уголовное дело в отношении него двигалось от инстанции к инстанции, была внесена постановлением Конституционного Суд РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П.

С момента опубликования данного документа, сторона обвинения была вынуждена озаботиться установлением срока содержания обвиняемого под стражей на период движения его уголовного дела от прокурора в суд. Отсутствие такого срока, в том числе точной даты его окончания, — сигнал начальнику следственного изолятора и прокурору, осуществляющему надзор за его деятельностью, к освобождению обвиняемого из-под стражи (ч. 2 ст. 10 УПК).

Сложилась практика определения срока содержания обвиняемого под стражей на этапах, следующих за окончанием предварительного расследования, для продления этих сроков. О значимости данного явления свидетельствует тот факт, что по правилам, определенным в Постановлении Конституционного Суда РФ, в год по России осуществляется до 90 тыс. производств.

Таким образом, и обвиняемый, и его защитник, и законный представитель, и руководство следственного изолятора теперь знают конечную дату истечения срока содержания под стражей. Если движение дела от прокурора в суд замедлится, у стороны обвинения появляется возможность своевременно вмешаться в ситуацию, ускорить процесс пересылки документов, при необходимости войти в суд с очередным ходатайством о продлении срока содержания под стражей.

Все это свидетельствует, во-первых, об управляемости процесса, во-вторых, о наличии за ним прокурорского надзора, двух видов ведомственного и многоступенчатого судебного контроля, в-третьих, об участии в процессе контроля заинтересованных лиц: обвиняемого, его защитника и законного представителя.

В тоже время за датой поступления уголовного дела в суд, началом течения шестимесячного срока содержания подсудимого под стражей предусмотрен лишь внутриведомственный контроль, осуществляемый председателем суда, его заместителями, а также отделами делопроизводства в судах.

Внутренний ведомственный контроль осуществляет не в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса РФ, а на основании законов о судоустройстве и многочисленных подзаконных актов, следовательно, решения и действия (бездействие) должностных лиц по правилам уголовного судопроизводства на данном этапе процесса проверены и обжалованы быть не могут.

На практике о дне поступления уголовного дела в суд, соответственно о дате начала течения процессуального срока, предусмотренного ст. 255 УПК, сторона защиты, другие заинтересованные лица узнают путем установления личных контактов с сотрудниками аппарата суда.

Представляется, что уголовно-процессуальный закон должен быть дополнен нормой, обязывающей соответствующего судью в день поступления уголовного дела в суд выносить постановление о принятии его к производству суда. Копия данного постановления, свидетельствующая одновременно о дате начала течения шеститимесяч- ного срока, указанного в ст. 255 УПК, должна незамедлительно направляться:

  • 1) обвиняемому, его защитнику, законному представителю;
  • 2) руководителю следственного изолятора, в котором обвиняемый содержится под стражей;
  • 3) прокурору, осуществляющему надзор законностью содержания обвиняемых в следственном изоляторе;
  • 4) прокурору, в обязанности которого входит организация поддержание государственного обвинения.

Наличие такого документа позволит сразу и точно определить день поступления уголовного дела в суд, уведомить заинтересованных лиц о дате начала течения шестимесячного процессуального срока, установить конкретную дату его окончания, своевременно решать вопросы о возбуждении ходатайства о продлении данного срока, если это предусмотрено ст. 255 УПК, своевременно освободить обвиняемого (подсудимого) из-под стражи, если срок его содержания своевременного продлен не был, либо основания к его продлению отпали.

По смыслу ч. 1 ст. 255 УПК суд вправе решать вопрос о мере пресечения со дня поступления уголовного дела в суд. Более того, уголовно-процессуальный закон предписывает разрешать его в судебном разбирательстве.

Согласно п. 51 ст. 5 УПК РФ судебное разбирательство — судебное заседание судов первой, второй и надзорной инстанций. Что в данном случае следует понимать под термином «судебное заседание»?

Совершенно очевидно, что судебное заседание — это классический состязательный процесс в суде, в котором участвуют суд (как минимум, один судья) и стороны. Возникает вопрос, только ли такой процесс имел в виду законодатель, конструируя ст. 255 УПК?

Анализ глав 33 и 34 УПК, а также судебной практики свидетельствует, что о мере пресечения в отношении обвиняемого судья обязан озаботиться буквально в день принятия уголовного дела к своему производству. Согласно п. 3 ст. 228 УПК он должен выяснить в отношении каждого из обвиняемых: подлежит ли отмене или изменению избранная ранее в отношении ни мера пресечения.

Поручение рассмотрение уголовного дела судье — функция процессуального руководства. Аналогичные функции в отечественном уголовном процессе выполняют: руководитель следственного органа, начальник подразделения дознания, прокурор, право на этих функций закреплено за ними уголовно-процессуальным законом.

Если законодатель считает целесообразным сохранение за председателем суда функции процессуального руководства, в виде немотивированного поручения рассмотрения уголовных дел конкретным судьями, то она должна получить соответствующий регламент в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Если сохранение за председателем суда таких дискреционных полномочий — антидемократично, то опять-таки в Кодексе следует предусмотреть транспорентную процедуру распределения уголовных дел между судьями.

Председатель суда, узнав о том, что в суд поступило уголовное дело, располагает временем на разрешение вопроса, поручить это дело кому-то из судей, либо рассмотреть его самому.

Также за рамками процессуального закона находится и механизм уведомления судьи о том, что конкретное дело ему передано для рассмотрения. Отсутствие конкретных законодательных регламентаций приводит к тому, что судья через секретариат получает дело с резолюцией председателя, обязывающей его приступить к рассмотрению дела, иногда спустя значительный промежуток времени со дня поступления его в суд. Бывает, что дела на рассмотрение по существу отписываются судьям, находящимся «на больничном», пребывающим в очередном отпуске.

Не случайно первое дело, проигранное Россией в Европейском суде по правам человека, наряду с прочим содержало и эпизоды откровенной волокиты по уголовному делу в отношении Калашникова[1] Были выявлены факты, свидетельствующие о том, что судебное разбирательство неоднократно откладывалось на неопределенный срок, только в виду того, что судья, которому поручалось рассмотрение уголовного дела, отсутствовал на работе.

Как видим, с одной стороны, законодатель предписывает суду проверить законность и обоснованность содержания обвиняемого под стражей со дня поступления уголовного дела в суд (п. 3 ст. 228 УПК), с другой — не устанавливает точной даты такой проверки, ограничиваясь лишь общим указанием на то, что она должна быть осуществлена не позднее 14 суток со дня поступления уголовного дела в суд (ч. 3 ст. 227 УПК).

В тоже время сложившаяся практике такова: данный срок является не пресекательным, а рекомендательным. Его несоблюдение в отличие от срока, указанного в ст. 255 УПК, автоматического освобождения обвиняемого из-под стражи не влечет, так как срок содержания под стражей в отношении последнего по инициативе органов предварительного расследования может быть установлен с хорошим запасом по правилам, содержащимся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П.

Проверка законности и обоснованности содержания обвиняемого под стражей по вновь поступившему уголовному делу легко может быть отложена до даты истечения срока содержания обвиняемого под стражей, установленного на период движения уголовного дела от прокурора в суд. Иногда это несколько месяцев.

В силу ч. 1 ст. 227 УПК судья по поступившему уголовному делу единолично и без участия сторон принимает одно из следующих решений:

  • • о направлении уголовного дела по подсудности;
  • • о назначении предварительного слушания;
  • • о назначении судебного заседания.

Выполнив предписание, установленное ч. 1 ст. 227 УПК, судья выносит постановление (ч. 2 ст. 227 УПК), копию которого направляет обвиняемому, потерпевшему и прокурору (ч. 4 ст. 227 УПК). Следует обратить внимание, что суд не «вручает» копию постановления, что прямо предусмотрено только для обвинительного заключения, вручаемого прокурором, а лишь «направляет» ее. Таким образом, обращает на себя внимание такой парадокс, что сам факт невручения обвиняемому копий документа, за исключением обвинительного заключения, никаких последствий по делу не имеет.

Согласно ч. 2 ст. 227 УПК решение судьи оформляется постановлением, в котором указываются, дата и место его вынесения, наименование суда, фамилия и инициалы судьи, вынесшего постановление, основание принятого решения.

Как видим, даже получив постановление, вынесенное в порядке ст. 227 УПК, участники процесса ничего не узнают о дате поступления уголовного дела в суд, т.е. времени начала течения шестимесячного срока, предусмотренного ст. 255 УПК.

Таким образом, судья единолично и без участия сторон, направляя уголовное дело по подсудности (п. 1 ч. 1 ст. 227 УПК), наделен правом разрешения вопроса о сохранении любой мере пресечения, об отмене любой меры пресечения, изменении любой меры пресечения на менее строгую (п. 3 ст. 228 УПК).

Из постановления судьи, вынесенного в соответствии с вышеуказанными нормами участники процесса узнают следующее:

  • 1) уголовное дело не подсудно суду, в котором работает судья, вынесший постановление;
  • 2) мера пресечения в отношении обвиняемого на неопределенный период времени оставлена без изменения;
  • 3) дело направлено в другой суд, куда прибудет через неопределенное в уголовно-процессуальном законе время.

Заинтересованные участники процесса вправе ожидать, что в течение 14 дней со дня поступления уголовного дела в другой суд будет принято новое решение в порядке ст. 227 УПК, о чем некоторые из них узнают из соответствующего постановления, направленного им по правилам ч. 4 ст. 227 УПК.

Наделив судью правом единолично и без участия сторон решить вопрос о направлении уголовного дела по подсудности, а также о сохранении в отношении обвиняемых меры пресечения в виде содержания под стражей, законодатель несколько ограничивает его права при назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания.

Если судьей принято решение о направлении уголовного дела по подсудности, дело с сопроводительным письмом направляется адресату, одновременно извещается прокурор, направивший дело. По делу, направляемому по подсудности, по которому обвиняемый находится под стражей, сопроводительное письмо (в копии) адресуется также администрации места предварительного заключения с указанием о перечислении обвиняемого дальнейшим содержанием за судом, которому направлено уголовное дело. К письму прилагаются две копии постановления о направлении дела: для приобщения личного дела и для вручения обвиняемому (п. 5.4 Инструкции № 36).

Если уголовное дело ушло в другой регион, то до момента, пока оно вновь будет изучено судьей, могут протай недели, месяцы. Все это время обвиняемый будет «числиться» за судом, судьи которого и не догадываются о том, что к ним скоро поступит дело, по которому от срока, установленного ст. 255 УПК не осталось и дня. Практике известны случаи, когда обвиняемые освобождались еще до суда, только потому, что истекли сроки содержания их под стражей, установленные ст. 255 УПК.

Очевидно, что суд, в производстве которого уголовное дело не находится, за которым оно только числится, лишен возможности осуществления оперативного контроля за законностью и обоснованностью содержания обвиняемого под стражей путем выполнения процедур, предусмотренных ст. 255 УПК.

При отсутствии оснований для принятия решений, предусмотренных п. 1 (направление уголовного дела по подсудности) и п. 2 (назначение предварительного слушания) ч. 1 ст. 227 УПК, судья выносит постановление о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания (ч. 1 ст. 231 УПК).

В постановлении помимо вопросов, предусмотренных ч. 2 ст. 227 УПК, наряду с прочим разрешается вопрос о мере пресечения, однако за исключением случаев избрания меры пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу (п. 6 ч. 2 ст. 231 УПК). Отказав тем самым судье в праве на заочный арест, законодатель подтвердил за ним право последнего на заочное установление шестимесячного срока содержания лица под стражей по правилам ст. 255 УПК.

Подчеркнем, что постановление, вынесенное с учетом требований ст. 231 УПК, хотя и подлежит направлению обвиняемому, потерпевшему и прокурору, оно, тем не менее, не будет содержать данных о начале течения шестимесяччного срока, установленного ст. 255 УПК.

Совершенно очевидно, что все проанализированные выше требования уголовно-процессуального закона явно противоречат ст. 15 УПК, согласно которой судопроизводство в России осуществляется на основе состязательности сторон. Таким образом, вопрос о мере пресечения, в первую очередь о таком ее виде, как заключение под стражу, должен разрешаться только в судебном заседании. Уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает только одну форму такого разбирательства — предварительное слушание. Следует отметить, что таковое проводится практически по всем делам, по которым возникает спор о мере пресечения при назначении судебного заседания.

Сказанное означает, что Уголовно-процессуальный кодекс РФ должен быть дополнен обязательным предписанием, если по делу в отношении хотя бы одного из обвиняемых избрана мера пресечения заключение под стражу, то решение вопросов, предусмотренных п. 1 и 3 ч. 1 ст. 227 УПК должно осуществляться исключительно по итогам предварительного слушания.

Очевидно, что такое предварительное слушание должно производится с обязательным участием обвиняемого, его защитника и прокурора.

Регламент предварительного слушания оставляет решение вопрос о явке в судебное заседание на усмотрение сторон, главное, чтобы они были своевременного уведомлены о месте и времени судебного заседания (ч. 4 ст. 234 УПК).

Генеральный прокурор РФ, правильно понимая суть состязательного процесса, в своем приказе «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» от 20 ноября 2007 г. № 185 обязал подчиненных ему прокурором принимать участие во всех без исключения предварительных слушаниях (п. 1.7).

В водных частях постановлений о назначении предварительного слушания, назначении судебного заседания следует оказывать дату поступления уголовного дела в суд. Наличие такой информации позволит участникам процесса, другим заинтересованным лица правильно определить дату истечения шестимесячного срока, установленного ст. 255 УПК.

Пока же в уголовно-процессуальный закон не требует от судьи полноценного процесса, ибо вынесенные им за его рамками постановления не противоречат положения главы 33 УПК. Более того, процессуальные нарушения, допущенные в стадии подготовки дела к судебному заседанию, не влекут автоматического освобождения обвиняемого (подсудимого), поскольку они не связаны с обоснованностью содержания его под стражей.

Следует также отметить, что основной массе дел нужды в предварительном слушании нет, отсутствует и необходимость проверки законности и обоснованности избранной меры пресечения. Следовательно, нет нужды и в загромождении работы суда, рассматривающего дело по существу, процедурами оперативного судебного контроля. Выход видится в следующем:

  • • отказе от сложившейся системы сроков;
  • • учреждении единого срока содержания обвиняемого (подсудимого) под стражей;
  • • создании единой сервисной судебной службы, ведающей сроками содержания обвиняемых (подсудимых) под стражей.

Возлагая на суд функцию оперативного судебного контроля за законностью и обоснованность содержания под стражей обвиняемого (подсудимого) в судебных стадиях, законодатель определяет суд в качестве единственного субъекта данного вида государственной деятельности.

Основной функцией суда в судебных стадиях уголовного судопроизводства является осуществление правосудия (функция разрешения дела). Очевидно, что функция контроля за законностью и обоснованностью содержания обвиняемого (подсудимого) под стражей по отношению к основной носит второстепенный, правообеспечительный, правовосстановительный, иными словами, сервисный характер.

Специальных судов, осуществляющих контроль за законностью и обоснованностью заключения обвиняемых (подсудимых) под стражу, содержанием их под стражей, продлением сроков содержания под стражей в России нет. Авторы Уголовно-процессуального кодекса РФ наделили один субъект — суд, рассматривающий уголовное дело, набором различных функций, в том числе такими двумя процессуально значимыми: правосудия и контроля за законностью и обоснованностью избрания, сохранения, продления и отмены меры пресечения в отношении обвиняемого (подсудимого).

Осуществление одним и тем же органом, в том числе судом, сразу двух функций неизбежно ведет к тому, что менее значимая из них (контроль) неизбежно приносится им в жертву основной, в анализируемом случае — правосудию.

Основным критерием оценки качества работы судьи в России является стабильность постановленных им приговоров. Ошибки, допущенные судьей при осуществлении судебно-контрольных действий, на оценку качества осуществленного им правосудия практически не влияют. Анализ судебной практики показывает, что судьи, трепетно относящиеся к своим обязанностям при рассмотрении уголовного дела по существу, постановлении приговора, легко идут на процессуальное упрощенчество, если речь заходит об исполнении ими обязанностей по осуществлению судебного контроля.

Называя суд в качестве единственного субъекта судебного контроля, законодатель конкретизирует этот собирательный образ лишь однажды, в ситуации, когда возникает необходимость продления срока содержания подсудимого под стражей (ч. 2 ст. 255 УПК). В дополнение к терминам, раскрытым в Общей части УПК (п. 48 ч. 5, глава 5), в первую очередь в дополнение к понятию «суд, рассматривающий уголовное дело по существу» (п. 48 ч. 5 УПК), в ч. 2 ст. 255 УПК вводится совершенно новое и, несомненно, более широкое понятие — «суд, в производстве которого находится уголовное дело».

Введение нового понятия указывает на то, что деятельность суда первой инстанции, в производстве которого находится уголовное дело, рассмотрением его по существу не ограничивается, суд осуществляет по нему и другие процессуально значимые действия. В их перечень входят: получение уголовного дела от прокурора, его регистрация, поручение конкретному судье, передача от одного судьи к другому, возвращение уголовного дела прокурору, направление его по подсудности, принятие по делу мер обеспечительного характер и др.

Совершенно очевидно, что обязанность своевременно освободить незаконно содержащегося под стражей обвиняемого (подсудимого) лежит не только на судьях (судье) конкретного судебного состава, приступивших к рассмотрению дела по существу, а является обязанностью любого судьи, которому по делу поручено проведение любого судебного действия.

Первым в этом ряду стоит председатель суда, в который поступило уголовное дело. Сравнительно широко распространена практика, согласно которой именно председатели судов, их заместители лично выполняют действия, предусмотренные ст. 227 УПК: разрешают вопрос о мере пресечения, назначают судебное заседание, вызывают участников процесса, после чего передают уголовное дело для рассмотрения по существу другому судье сразу со стадии судебного заседания.

Судья, приняв уголовное дело к производству, в первую очередь, обязан убедиться, что предусмотренный ст. 255 УПК шестимесячный срок содержания обвиняемого (подсудимого) под стражей свое течение начал в строгом соответствии с принятыми нормами и к этому моменту и к моменту принятия им уголовного дела к производству не истек.

Особое внимание уделяется случаям, связанным со следующим:

  • • пересылкой уголовных дел по почте;
  • • передачей уголовных дел из одного региона в другой по подсудности;
  • • обжалованием постановлений о возвращении уголовного дела прокурору;
  • • передачей уголовного дела от одного судьи к другому;
  • • отмены предыдущих судебных постановлений.

Разрешая вопрос о мере пресечения суд, в производстве которого находится уголовное дело, организует состязательный процесс, который начинается объявлением вопроса подлежащего разрешению. После этого участникам разъясняются их права и обязанности. Если рассмотрение вопроса о мере пресечения находится за рамками основного производства, разъясняется и право участников на отвод. Естественно, что в данном случае стороны вправе ходатайствовать об объявлении перерыва, для ознакомления с соответствующими документами, выработки процессуальной позиции. Суд не вправе отказать участникам процесса в удовлетворении данных ходатайств. Чтобы ставить себя в условия дефицита времени, председательствующий уведомляет стороны заблаговременно.

После разрешения ходатайств и заявлений, суд предлагает сторонам высказаться по поводу разрешаемого вопроса.

Выслушав мнение сторон, суд удаляется в совещательную комнату, в которой выносит одно из следующих постановлений:

  • 1) об отмене меры пресечения в виде заключения обвиняемого (подсудимого) под стражу;
  • 2) об изменении меры пресечения в виде заключения обвиняемого (подсудимого) под стражу на иную меру пресечения;
  • 3) о продлении меры срока содержания в отношении обвиняемого (подсудимого) под стражей на срок до трех месяцев, с указанием в постановлении конкретной даты истечения данного срока.

После этого сторонам разъясняются:

  • • право на принесение кассационных жалоб и представлений;
  • • тот факт, что принесения кассационных жалоб и представлений не приостанавливает действия постановления суда, вынесенного в порядке ст. 255 УПК.

Согласно общему правилу стороны имеют право на немедленное ознакомление с протоколом судебного заседания, подачи на него замечаний (ст. 259—260 УПК). Отказ в ознакомлении с протоколом судебного заседания, отложение ознакомления с протоколом судебного заседания на момент окончания производства не допустимы, поскольку это ведет к ограничению права на обжалование промежуточного судебного решения.

В случае подачи кассационного представления, кассационных жалоб параллельно основному делу формируется отдельный материал, составными элементами которого являются: постановление, вынесенное по правилам ст. 255 УПК, протокол судебного заседания, либо его соответствующий фрагмент, кассационное представление, кассационные жалобы, дополнения к ним, возражения на кассационное представление, кассационные жалобы.

Если в судебном заседании будет вынесено постановление о прекращении уголовного преследования по эпизодам совершения подсудимым тяжких и особо тяжких преступлений, но будет поддерживаться обвинение в совершении преступлений средней и небольшой тяжести, то последний подлежит немедленному освобождению, если он к этому моменту находится под стражей свыше срока, установленного ч. 2 ст. 255 УПК, т.е. шесть месяцев со дня поступления уголовного дела в суд.

По общему правилу судебное разбирательство уголовного дела проводится с обязательным участием подсудимого (ч. 1 ст. 247 УПК). При неявке подсудимого рассмотрение уголовного дела должно быть отложено (ч. 2 ст. 247 УПК).

Уклонение обвиняемого (подсудимого) от явки в суд — прямое свидетельство ошибки, допущенной органами предварительного расследования или судом при выборе в отношении него меры пресечения. Исправление данной ошибки закон возлагает на суд, в производстве которого находится уголовное дело, которому УПК предлагает несколько алгоритмов поведения.

Если копия обвинительного заключения обвиняемому не вручалась, то уголовное дело в отношении него по результатам предварительного слушания возвращается прокурору (п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК). Одновременно в отношении обвиняемого разрешается вопрос о мере пресечения (ч. 3 ст. 237 УПК).

Если копия обвинительного заключения обвиняемому (подсудимому) была вручена, то закон предписывает подвергнуть его принудительному приводу, изменить в отношении него меру пресечения (ч. 2 ст. 238 УПК).

Естественно, что в обеих анализируемых ситуациях вопрос о заключении обвиняемого (подсудимого) под стражу решается в его отсутствие. По смыслу уголовно-процессуального закона интересы обвиняемого (подсудимого) в этом случае представляет защитник, если таковой в деле не участвует, то он назначается судом (ч. 6 ст. 247 УПК).

И в первом и во втором случае суд, изменив меру пресечения в отношении обвиняемого (подсудимого) на заключение под стражу, объявляет его в розыск, осуществление которого поручается прокурору.

Если от суда скрывается обвиняемый (подсудимый), которому обвинительное заключение было вручено, то суд оказывается перед выбором осуществления следующих действий:

  • 1) рассмотрение уголовного дела отложить на разумный срок (ч. 2 ст. 247 УПК);
  • 2) производство по нему приостановить (п. 1 ч. 1 ст. 238 УПК);
  • 3) возвратить уголовное дело прокурору, если обвиняемый (подсудимый) совершил побег (ч. 2 ст. 238 УПК);
  • 4) рассмотреть уголовное дело о тяжком, особо тяжком преступлении в отсутствие привлеченного к уголовной ответственности лица (ч. 5 ст. 247 УПК);
  • 5) в иных ситуациях возвратить уголовное дело прокурору, что уголовно-процессуальным законом пока прямо не предусмотрено, однако практикуется судами.

По вопросам, разрешаемым судом во время судебного заседания, в том числе и предусмотренным ст. 255 УПК, суд выносит определения или постановления, которые подлежат оглашению в судебном заседании (ч. 1 ст. 256 УПК).

Определение или постановление об избрании, изменении или отмене меры пресечения в отношении обвиняемого (подсудимого) выносятся в совещательной комнате и излагается в виде отдельного процессуального документа, подписываемого судьей или судьями (ч. 2 ст. 256 УПК).

Определение (постановление), вынесенное в порядке ст. 255 УПК, по традиции состоит из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей.

Содержание под стражей осуществляется в соответствии с принципами законности, справедливости, презумпции невиновности, равенства всех граждан перед законом, гуманизма, уважения человеческого достоинства, в соответствии с Конституцией РФ, принципами и нормами международного права, а также международными договорами Российской Федерации и не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий обвиняемым и подсудимым (ст. 4 ФЗ «О содержании под стражей»).

Многоступенчатость механизма судебного контроля за законностью и обоснованностью содержания обвиняемых (подсудимых) под стражей позволяет вышестоящим судебным инстанциям своевременно корректировать практику применения ст. 255 УПК судами первой инстанции.

Согласно ч. 11 ст. 108 УПК решение суда кассационной инстанции об отмене постановления об избрании в качестве меры пресечения заключение под стражу подлежит немедленному исполнению.

Наделив вышестоящие суды правом отмены решений, вынесенных в порядке ст. 255 УПК, законодатель воздержался от указаний, относительно судьбы подсудимых.

  • [1] Постановление Европейского суда по правам человека от 15 июля 2002 г. //Европейский суд по правам человека. Первые решения по жалобам из России:Сборник документов. М., 2004. С. 88—115.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>