Полная версия

Главная arrow Философия arrow Методология научно-гуманитарного познания

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПРИМЕНЕНИЕ ОБЩЕНАУЧНЫХ МЕТОДОВ В НАУЧНО-ГУМАНИТАРНОМ ПОЗНАНИИ

Применение общенаучных методов в научно-гуманитарном познании

Гуманитарные науки характеризуются развитой совокупностью существенных свойств, выходящих за границы логического содержания и формального аппарата. Переход от дисциплинарно организованной к проблемно-ориентированной науке требует оптимального сочетания научно-познавательного компонента с научно-организованным, а также с деятельностным аспектом. Несмотря на наличие в структуре научного производства коммуникационной, педагогической, реализационной (внедренческой) и ряда других видов деятельности, основным его элементом является научный труд как деятельность по производству нового знания. Познание окружающего нас мира, в том числе отображений явлений и процессов в социально-экономической сфере деятельности есть направленный процесс. Организация и управление этим процессом, упорядочение эффективности этой деятельности осуществляется посредством сложной системы исторически сложившихся методологических регуляторов. Деятельность ученых, как и весь процесс развития науки, не может, таким образом, рассматриваться вне проблем методологической детерминации, играющих важную роль в данном процессе. Наука всегда была и остается формой коллективной деятельности. Степень овладения богатством методологического и методического арсенала науки является одним из показателей квалификации ученого, получающего как интеллектуальное, так и социально-психологическое закрепление.

Реальная методологизация науки представляет собой сложный, диалектически противоречивый процесс, требующий от исследователей специальной подготовки и необходимого уровня рефлексии.

Как мы рассмотрели ранее, понятия «метод», «методология» в силу ряда причин получили весьма широкое распространение и являются в настоящее время крайне многозначными.

В связи с тем, что научное познание представляет собой сложное, многоуровневое явление, то логично предположить, что его основные свойства должны в той или иной форме проявляться на атомарном уровне конкретной гуманитарной дисциплины, метода, познавательного действия. Сам метод ничего не производит. Он является лишь условием оптимизации познавательной и практической деятельности субъекта. При отсутствии у последнего необходимых интеллектуальных, волевых и иных личностных качеств бессильны любые методы. Кроме того, метод требует и значительного как индивидуально-психологического, так и социокультурного закрепления, ибо определяется сложными процессами вхождения в научное сообщество, обучение имеющимися объективными и субъективными условиями научного поиска и иными факторами.

Философские и психологические исследования последних десятилетий в достаточной степени обосновали тезис о том, что сознание воспроизводится как внутренний план общественной практики и их структуры в целом совпадают. Отсюда следует вывод о том, что материальная и духовная деятельность — это не два различных ее вида. Они являются взаимосвязанными сторонами одной и той же деятельности. Предмет, с которым мы оперируем, оставляет свой «отпечаток» на наших практических или познавательных операциях. В дальнейшем каждой отдельной вещи постепенно начинает соответствовать особый спектр операций, где образ строится из преобразованных операций с предметами и в связи с этим первоначально наполнен операциональным содержанием. Вот почему методологическая проблематика не может развиваться вне широкого деятельностного контекста. Самой природой, своими генетическими корнями метод восходит к практической деятельности. Любой вид практической деятельности и вся совокупность ее многообразных приемов должна согласовываться со свойствами и законами действительности с объективной логикой тех вещей, с которыми имел дело человек. «Человек, — по мнению К. Маркса, — не только изменяет форму того, что дано природой, он осуществляет вместе с тем и свою сознательную цель, которая как закон определяет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю»[1]. Способ и характер как познавательных, так и предметно-практических действий человека не может быть произвольным. Он всегда определяется не только предметом познавательной и практической деятельности, но и сознательно поставленной человеком целью и условиями ее реализации. С помощью осмысленной системы методологических средств, способов и приемов субъект реализует свои цели, стремится овладеть объектом, переделать его. Еще Г. Гегель подчеркивал, что «метод поставлен как орудие, как некоторое, стоящее на субъективной стороне, средство, через которое она соотносится с объектом»[2]. По его мнению, «метод может ближайшим образом представляться только видом и способом познания, и он в самом деле имеет природу такового»[3].

Метод является сложным, субординированным образованием, включающим в себя как объективные, так и субъективные операциональные элементы, что естественно выводит его за рамки непосредственно логических средств познания. Любой метод включает в себя познание объективных закономерностей, на основе которых возникают приемы или их системы для мышления и практических действий. Познание закономерности составляют объективную сторону метода, возникшие на их основе приемы исследования и преобразования действительности представляют субъективную сторону метода. Сами по себе объективные закономерности не составляют метода, необходимо выработать на их основе приемы для дальнейшего познания и преобразования действительности, для достижения новых результатов в познании мира.

Метод, таким образом, представляет собой понятие, которое характеризует не сам исследуемый объект, а систему действий с объектом. В первом приближении он есть некоторая совокупность правил, регулирующих действия с изучаемой частью действительности, выработанных на основе познания законов ее развития. В связи с этим И. Кант писал: «...если мы хотим нечто назвать методом, то оно должно быть способом действия согласно основоположениям»[4].

Эти предположения и образуют объективную предпосылку метода. Однако общие познанные закономерности, как уже отмечалось, сами по себе не выступают в качестве метода. Возникшие на этой основе приемы, правила, служащие для дальнейшего познания и преобразования действительности, представляют собой субъективную, обычно личностно интериоризированную, сторону метода. Это внутренняя закономерность движения человеческого мышления, взятого как субъективное отражение объективного мира в человеческом сознании, объективная закономерность, используемая сознательно и планомерно как орудие объяснения происходящих изменений мира.

Однако, данное в первом приближении определение метода, требует, безусловно, существенных уточнений. Большинство современных исследований справедливо предостерегают от имеющего место в литературе отождествления понятий «метод», «способ» «подход». Нам представляется, что методом познания следует называть как отдельный познавательный прием, так и систему взаимодействующих познавательных приемов. Но в специальных работах по методологии эти понятия следует различать.

Различие между методом, с одной стороны, способом, приемом, расчетом, манерой — с другой, состоит в том, что метод представляет собой более сложное образование, чем отмеченные выше, близкие к нему познавательные действия. Под приемом мыслится всегда только один какой-либо способ действия, к примеру, логический анализ — это прием мысленного расчленения предмета на части. Метод же чаще представляет совокупность познавательных операций, определенным образом субординированных. Подход определяет стратегическое направление исследования и не является непосредственно орудием познания. Способ же по сравнению с методом как понятие имеет более широкий объем и не наделен признаками методологичности. Не имея жесткой обоснованности системы приемов, он применяется чаще всего стихийно.

Любой метод, несмотря на то, что он является результатом творческой деятельности человека, не произволен и не случаен. Он только по форме своего бытия носит субъективный характер, по своему содержанию он объективен, так как сформулирован на основе знания объективной действительности. Конечно, предмет исследования во многом детерминирует процесс познания и его регулятивы. Это в свойственной ему форме достаточно четко выразил Г. Гегель. По его мнению, метод «не есть нечто отличное от своего предмета и содержания, ибо именно содержание внутри себя, диалектика, которую он имеет в самом себе, движет вперед это содержание»[5]. В то же время связи между методом и предметом в действительности намного сложнее и неоднозначны. Они определяются и общими, надпредметными закономерностями, и субъективными, социокультурными факторами. Из истории науки известно, что длительное время системные объекты исследовались несистемными методами и т. д.

Стремление выделить логическую и регулятивную составляющие метода, но уже с опорой на формальные элементы, характерны для В. Л. Фофанова. «Метод как способ познания, — пишет он, — есть связь элементов знания в процессе возникновения последующих знаний из предыдущих. Метод есть логика рассуждения, момент необходимости в рассуждении как перехода от одного мыслимого содержания к другому и, таким образом, средство получения новых знаний. Но эта логика содержательна: необходимость перехода задается содержанием мысли — тем, какие объективные связи (переходы) эта мысль отображает. Как воспроизведение этих связей строится и сама мысль»[6].

В связи с отмеченным, следует подчеркнуть, что логические правила, как и многие правила практической деятельности, применяются обычно без их осознания и без познания лежащих в их основе законов. Эти правила стихийно формируются в нашем сознании как оправдывающие себя приемы рассуждения на основе получаемых нами эмпирических знаний.

Эмпирическим базисом научно-гуманитарного знания являются факты общественной действительности. Методами их получения являются наблюдение и эксперимент. Рассмотрим наиболее общие принципы метода наблюдения, который состоит в систематическом и целенаправленном восприятии предметов и явлений внешнего мира.

В научно-гуманитарном познании наблюдение представляет собой широко применяемый способ восприятия внешней стороны процессов социально-экономического развития. Метод наблюдения входит составной частью во многие другие методы научно-гуманитарного исследования как общие, так и специальные (в частности, в эксперимент, моделирование, различного рода социальные и экономические мероприятия и т. д.).

Наблюдение всегда связано с работой органов чувств человека, прежде всего, зрения, принимающего наибольшую часть получаемой нами информации. В простейших случаях наблюдения, когда задача сводится в основном к констатации тех или иных явлений и фактов, роль творческого мышления невелика. Зато в наблюдении как методе научного исследования оно играет очень важную роль. Дело в том, что научное наблюдение требует определенной подготовки: определение целей наблюдения в соответствии с общими целями научно-гуманитарного исследования, составления плана наблюдения, выбора наиболее подходящей для наблюдения ситуации, времени и места. Само наблюдение в этом случае наполняется теоретическим содержанием и требует предварительного продумывания всех его деталей. Исследователь, прибывший в коллектив, организацию, достигает успеха лишь в том случае, если он заранее правильно спланирует свою деятельность, и в ходе работы будет вычленять и ставить в центр своего внимания наиболее важные явления, и на основе глубокого знания дела проанализирует происходящие события и сделает соответствующие выводы.

С увеличением масштаба наблюдаемых фактов и явлений возрастает роль абстрактного мышления в наблюдении. Его значение резко повышается при переходе от более мелкого звена в профессиональной деятельности к более крупному. Это связано с необходимостью на каждом новом уровне наблюдать все большее количество взаимосвязанных явлений и компенсировать теоретическим анализом неполноту конкретных данных.

Тщательная подготовка наблюдения обеспечивает его полноту и глубину, то есть охват наблюдением всех наиболее существенных сторон изучаемого явления и всех деталей, которые имеют значение для понимания его сущности. В гуманитарных науках эти требования к наблюдению особенно важны.

Необходимым условием успешного метода наблюдения являются активность исследователя, его участие в изучаемых социально-экономических процессах там, где это возможно, его заинтересованность в познании. В научно-гуманитарном исследовании результативности наблюдения способствуют огромная мобилизующая и организующая сила сознательности и добросовестности исследователя. Основой наблюдения, как и всего процесса познания, является практика. Наблюдение бывает достаточно полным и всесторонним в условиях практической деятельности, которая подсказывает наиболее важные объекты наблюдения и постоянно корректирует его ход.

Не менее важны для научно-гуманитарного исследования всесторонняя подготовка наблюдателей, глубина их общих знаний об изучаемом процессе. Результат наблюдения, осуществляемого специалистом или руководителем, всегда будет более высоким, чем данные наблюдения неопытного человека.

Для метода наблюдения в современном научно-гуманитарном исследовании характерно применение разнообразных электронных приборов, как бы продолжающих органы чувств человека, позволяющих воспринимать явления, недоступные невооруженному глазу, обычному слуху и т. д. С их помощью человек может следить за движением удаленных объектов, происходящих внутренних процессах как в самом человеке, так и в коллективе, в материальном производстве и социальной деятельности. Следовательно, одним из важнейших условий научного применения метода наблюдения является овладение современными техническими средствами, с помощью которых можно повысить эффективность наблюдения.

Проводимый эксперимент занимает в системе методов научно-гуманитарного исследования исключительно важное место. Его характерной особенностью являются активное вмешательство исследователя в изучение социально-экономического процесса, искусственное создание и воспроизведение в той мере, в какой это оказывается возможным, исследуемых явлений. По сравнению с наблюдением эксперимент требует в гораздо большей степени творческого мышления, продумывания всех деталей намеченных действий, планирования, хотя он и остается эмпирическим методом, способом накопления фактического материала.

В современной науке эксперимент вышел далеко за рамки лаборатории. В настоящее время применяется производственный эксперимент широкого масштаба и социальный эксперимент, который в условиях общественной жизни может служить методом практической проверки отдельных теорий и научных предложений, касающихся развития конкретных сторон жизнедеятельности общества и путей совершенствования социально-экономических отношений. В гуманитарной науке эксперимент выступает как важнейший способ получения фактических и достаточно верных данных об отдельных сторонах жизнедеятельности человека.

Как метод научно-гуманитарного познания эксперимент имеет ряд важнейших достоинств. Он дает возможность изучать такие явления социально-экономической деятельности, которые можно искусственно воспроизводить в обычной жизни. Эксперимент позволяет в определенных пределах варьировать, видоизменять условия протекания процессов, которые подлежат изучению с целью их наибольшего приближения к предполагаемым условиям действительности. Он открывает значительный простор для активной деятельности исследователя и его творческой мысли. Все эти ценные черты эксперимента делают его важнейшей составной частью многих социальных методов науки.

Научно-гуманитарным экспериментом сложного характера и большого масштаба являются практические действия на малых коллективах, а после апробации уже применяются в более широком масштабе. Это один из видов социально- экономического эксперимента. Организаторы экспериментов, как правило, создают сложные физические модели различных действий и изучают их различные стороны в контролируемых и управляемых условиях. Эксперименты подобного рода проводятся по заранее составленным планам. Задача познавательного плана формулируется в соответствии с назревшими проблемами гуманитарных наук, требующими практического разрешения.

В рамках научно-гуманитарного исследования эксперимент практически ограничен тем, что в нем присутствует определенная условность, связанная с невозможностью искусственно создавать всю полноту жизнедеятельности человеческого общества. Проводящим эксперименты необходимо помнить, что никакие, даже хорошо организованные эксперименты, не заменят практической деятельности. Следовательно, экспериментальные данные нельзя абсолютизировать, ибо они страдают известной ограниченностью и требуют определенных коррективов на основе применения логических методов исследования. Кроме того, существуют такие области социально-экономической деятельности, в которых широкий эксперимент по различным соображениям невозможен или недопустим.

Большое значение научно-гуманитарного эксперимента определяет и высокие требования к его проведению. Главным из них является создание условий, максимально приближенных к действительному процессу. Это достигается на основе глубокого понимания закономерностей социально-экономического развития и всестороннего планирования эксперимента.

Таким образом, эмпирические методы органически связаны с логическими и никогда не существуют в чистом виде. Полученный эмпирический материал должен подвергаться логической обработке. Этой цели служат общенаучные логические методы познания, такие, как: анализ и синтез, сравнение и обобщение, абстрагирование и восхождение от абстрактного к конкретному, аналогия и т. д.

Анализ и синтез представляют собой общенаучные методы, без которых не может обойтись ни один акт научно-гуманитарного исследования. Анализ есть процесс мысленного расчленения исследуемого события на составные части, элементы, признаки, противоположности и изучение их с целью раскрытия сущности. Синтез есть процесс установления связей между выделенными элементами, признаками, противоположностями, соединения их и воспроизведения исследуемого события в его существенных признаках и отношениях. Анализ и синтез являются противоположно направленными (анализ — от целого к части, синтез — от части к целому) и вместе с тем неразрывно связанными способами познания.

Как уже отмечалось, социально-экономические отношения являются чрезвычайно сложными и противоречивыми явлениями общественной жизни, обладающими множеством разнообразных признаков, свойств, сторон, связей и отношений. Изучая социально-экономические отношения, мы мысленно расчленяем их на отдельные периоды, сроки, регионы, народы и т. д. Понимание этих элементов выступает в качестве предварительного условия сколько-нибудь основательного исследования в целом. Уяснение имеющейся обстановки с целью ее оценки требует аналогичного деления на составные компоненты и изучения каждого из них в отдельности. В свою очередь, синтез дает возможность мысленно сопоставить, сравнить, связать воедино все стороны и элементы создавшейся обстановки на довольно большой территории и по времени, создать цельную картину, необходимую для ее оценки и принятия решения.

На примере данных, полученных на основе анализа, производится мысленное воспроизведение возможного действия масс людей, коллективов и общества в целом. Только синтетическое воспроизведение предстоящих социально-экономических событий позволяет обнаружить их сильные и слабые стороны, найти то звено, которое в наибольшей степени способствует решению тех или иных проблем.

Методы анализа и синтеза являются важнейшими методами определения оптимального соотношения сил и средств, необходимых для решения поставленных задач.

Применение данных методов позволяет установить элементы, из которых складываются социально-экономические отношения, основные параметры жизнедеятельности общества, эффект от межличностного взаимодействия, а затем составить мысленное представление о возможностях решения стоящих задач.

Анализ и синтез широко применяются при исследовании имеющегося опыта социально-экономической деятельности. В этом случае операция расчленения на этапы позволяет установить взаимосвязь между ними, а затем операция воспроизводится в целом. Посредством этого метода уясняются положительные стороны проведения мероприятий, выявляются ее слабые звенья.

Методы анализа и синтеза применяются на всех этапах и уровнях научно-гуманитарного познания. В процессе описания фактов основная функция анализа состоит в выделении таких признаков события, которые могли бы быть приняты в качестве основания для группировки, систематизации фактов, расположения их в соответствующем порядке (хронологическом, функциональном, структурном и т. д.) по выделенным основаниям.

В процессе объяснения роль анализа заключается в том, чтобы из массы фактов и связей между ними выделить главные, существенные, необходимые пролить свет на причины возникновения и функционирования исследуемого события, его сущность. С помощью анализа устанавливаются противоположные свойства, тенденции события. С помощью синтеза прослеживаются отношения между фактами, характер взаимосвязи между ними, раскрываются причины, функциональная зависимость, выявляется последовательность этапов, ступеней, тенденций развития изучаемого события. Устанавливая связь фактов, синтез дает возможность определить место и роль каждого из них в общей цепи развития события, проследить действительное положение вещей.

Методы анализа и синтеза широко используются также и в качестве логических средств доказательства, выдвинутых в ходе научно-гуманитарного исследования, положений или выводов. В данном случае их задачей является выделение из всей массы фактов наиболее важных, существенных, установление между ними необходимых связей и отношений. Тем самым создается достаточное основание для выведения соответствующего научно-гуманитарного положения.

Рассмотрение гносеологической роли анализа и синтеза в научно-гуманитарном познании показывает, что они всегда должны применяться в единстве. Ведь диалектическое расчленение явления и выделение в нем отдельных фактов и сторон осуществляется через соотнесение их с событием как целым и сопоставление выделенных компонентов между собой. Только таким путем можно обнаружить общее и выделить существенное. Точно так же синтез устанавливает связь не вообще, а между конкретными, выделенными анализом, сторонами, сопоставляет сущность с определенными, аналитически выделенными формами ее проявления. «...Мышление, — подчеркивает Ф. Энгельс, — состоит не столько в разложении предметов сознания на их элементы, сколько в объединении связанных друг с другом элементов в некоторое единство. Без анализа нет синтеза»[7]. В. И. Ленин назвал соединение анализа и синтеза одним из элементов диалектики[8].

Сознательное соединение анализа и синтеза в научно-гуманитарном познании способно привести к познанию истины. Изучаем ли мы социально-экономические условия прошлого, причины успехов и провалов в развитии общества, характер произошедших войн и военных конфликтов — во всех случаях мы мысленно расчленяем явление и вместе с тем выявляем связь взаимодействия его элементов, свойств, сторон.

Материалисты прошлого показали классические образцы диалектического сочетания анализа и синтеза в своих многочисленных трудах, глубоко раскрывающих сущность исследуемых социально-экономических и политических отношений в обществе. Об умении В. И. Ленина гармонически сочетать и анализ, и синтез ярко описал М. Горький в одном из своих писем: «... я был изумлен тем, как много он видел «мелочей» и как поразительно просто мысль его восходит от ничтожных бытовых явлений к широчайшим обобщениям. Эта его способность, поразительно тонко разработанная, всегда изумляла меня. Не знаю человека, у которого анализ и синтез работали бы так гармонично»[9].

Одним из важнейших логических приемов познания является сравнение. Прежде чем высказать какое-либо суждение о предмете познания, исследователь стремится установить, в чем он сходен с уже известными ему предметами и чем он отличается от них. Научный факт приобретает только тогда свое полное значение, когда он сопоставляется и сравнивается с рядом других сходных явлений. Даже электронно-вычислительные машины не могут функционировать, не опираясь на сравнение: они должна быть способными сравнивать два числа и определять, равны они или нет.

Сравнение — представляет собой процесс выявления признаков сходства и различия в исследуемом предмете путем сопоставления его с другими предметами. Этот метод широко используется в научно-гуманитарном познании. Теоретическое объяснение фактов становится возможным лишь при сравнении неизвестного (объясняемых фактов) с известными (ранее установленными знаниями). На данном этапе исследования практически ни одно обобщение или вывод невозможно сделать без предварительного установления общих признаков (признаков сходства), то есть основания для обобщения или вывода.

Исключительно важное значение метод сравнения приобретает для выяснения процессов изменения, развития, динамики исследуемого явления, раскрытия тенденций и закономерностей его развития. Каждый в отдельности факт выражает какую-то сторону, момент развития события. Изменения, развитие события обнаруживаются при установлении различий в его состоянии или положении в разное время. Сравнение фактов, относящихся к различным по времени состояниям события, дает возможность исследователю установить изменения, развитие события, а сравнение предшествующих и последующих стадий развития события позволит вскрыть и проследить тенденции, основные направления, закономерности его становления.

Метод сравнения в научно-гуманитарном познании применяется и как прием доказательства или обоснования вывода. На доказательную силу сравнительного метода неоднократно указывал В. И. Ленин. Так, в письме «Марксизм и восстание» он писал: «Чтобы доказать, почему именно переживаемый нами момент надо признать таким, когда обязательно для партии признать восстание поставленным ходом объективных событий в порядке дня и отнестись к восстанию как к искусству, чтобы доказать это, лучше всего, пожалуй, употребить метод сравнения и сопоставить 3-4 июля с сентябрьскими днями»[10]. Тщательное и всестороннее сравнение политического положения в июльские и сентябрьские дни позволило В. И. Ленину вскрыть соотношение сил, доказать необходимость вооруженного восстания и обеспечить условия его победы.

Широко пользуясь методом сравнения, В. И. Ленин неоднократно подчеркивал, что в отношении к явлениям социальной жизни этим методом необходимо пользоваться весьма осторожно. По его мнению, «сравнение надо производить умеючи»[11]. Он решительно критиковал Плеханова и Каутского за нелогичность сравнения ими войн различных эпох, которые вела буржуазия в период борьбы с феодализмом, с войнами эпохи империализма. Эти войны они представляли как нечто сходное и не пытались даже рассмотреть те коренные различия в классовой политике буржуазии столь различных эпох, которые и обусловили несправедливый, реакционный характер Первой мировой войны с обеих сторон. Поэтому «сравнивать «продолжение политики» борьбы с феодализмом и абсолютизмом, политики освобождающейся буржуазии с «продолжением политики» одряхлевшей, то есть империалистической, то есть ограбившей весь мир и реакционной, в союзе с феодалами давящей пролетариат буржуазии — значит сравнивать аршин с пудами»[12]. В. И. Ленин отмечал громадное значение с точки зрения марксизма сравнения политического и экономического развития разных стран, но при этом подчеркивал, что азбучным условием исторического сравнения должно быть «выяснение вопроса, сравнимы ли исторические эпохи развития сравниваемых стран»[11].

Забвение этого условия непременно ведет к ошибочным выводам. В то же время, сравнение политического и экономического развития разных стран с учетом этого условия позволяет лучше понять политику господствующего класса интересующей исследователя страны и более правильно подойти к выяснению причин, побудивших правительства этих стран к развязыванию войны.

Эффективность применения метода сравнения в научно-гуманитарном познании во многом определяется правилами, выработанными многовековой исследовательской практикой, опытом. Этот опыт показывает, что, во-первых, сравнивать можно лишь взаимосвязанные, однородные и соизмеримые события (факты) и ни в коей мере недопустимы сравнения несоизмеримых событий; во-вторых, в сравниваемых событиях (фактах) не следует ограничиваться установлением признаков сходства, но (и это имеет важное научное значение) выявлять и то, что отличает их друг от друга; в-третьих, сравнение должно осуществляться прежде всего по таким признакам сходства и различия, которые имеют важное, существенное значение, — это позволит обеспечить значимость и достоверность выводов.

Постоянное применение в научно-гуманитарном познании метода сравнения определяется особенностями самой гуманитарной науки.

Разумеется, что успешно выполнить свои функции в научно-гуманитарном познании метод сравнения может лишь при условии его тесной связи с другими способами исследования, особенно с абстрагированием.

Каждый из исследуемых социально-экономических процессов имеет бесконечное множество признаков, связей и отношений. Одни из них присущи только данному, конкретному процессу, другие типичны, характерны для целого класса однородных признаков. Для развития гуманитарной теории важно выявить эти типичные связи и отношения, отвлекаясь от всего многообразия частностей, чтобы на этой основе познать процесс во всем богатстве его определений, сторон и связей. Сделать это возможно только посредством метода абстрагирования и восхождения от абстрактного к конкретному.

Абстрагирование состоит в отвлечении, мысленном исключении тех свойств, связей и отношений, которые затрудняют рассмотрение объекта исследования в чистом виде, необходимом на данном этапе изучения. В основе данного метода лежит объективное требование осуществлять глубокое и всестороннее познание конкретного только через абстрагирование и выработку научных абстракций.

Для познания конкретного явления социально-экономической деятельности во всем богатстве его внутренних и внешних связей и отношений необходимо изучить ее шаг за шагом, одну его сторону за другой, временно отвлекаясь, абстрагируясь от остальных сторон. В результате каждого такого шага в познании создается абстрактное знание, разрозненные сведения, которые затем необходимо связать воедино, соединить в одну общую картину внешней стороны и сущности данного явления, обладающую высшей конкретностью. Проникнуть возможно в глубину какого-то факта только с помощью абстрагирования. Исследуя соответствующие документы, описания и другие факты, материалы, мы поочередно изучаем отдельные звенья деятельности, ее этапы, последовательно происходящие события, углубляемся в отдельные ее стороны, отвлекаясь от других звеньев и сторон. Эти абстрактные, временно выхваченные из общей связи данные об изучаемом факте социально-экономической деятельности, мы можем сравнить, сопоставить с соответствующими фактами, взятыми из других процессов жизнедеятельности человека, и на этой основе делать соответствующие обобщения об отдельных этапах такого рода закономерностях их протекания и т. д.

В результате такого рода работы можно получить абстракции двоякого вида. Во-первых, абстрактные, то есть вырванные из общей связи знания об отдельных событиях или моментах данной работы или изучаемом явлении: о единичных успехах или трудностях в деятельности, о погоде во время проводимой работы и т. д. Во-вторых, абстрактные знания обобщающего характера об отдельных закономерностях того или иного вида деятельности, об общих целях сторон деятельности, их сущности и т.д. Обе формы знания всегда носят абстрактный характер, ибо, взятые в отдельности, не дают нам полной картины изучаемого явления или предмета. Вместе с тем они представляют собой необходимый шаг в познании, ибо только они позволяют проникнуть в глубину объекта, понять его существенные стороны и связи.

Таким образом, абстрагирование, будучи первой ступенькой рассматриваемого метода познания, имеет свои закономерные особенности. Во-первых, это процесс мысленного выделения отдельных элементов и отвлечений (временного или частичного) от других элементов с тем, чтобы сосредоточить внимание на чем-то одном. Во-вторых, это процесс мысленного отвлечения от несущественных, не столь важных для нас в данном случае сторон, деталей, элементов изучаемого объекта в целях выявления, изучения, схватывания наиболее важного и существенного в исследуемом процессе.

Абстрагирование не самоцель, оно является средством для познания конкретных процессов во всем богатстве их связей и отношений. В процессе абстрагирования познающий субъект отходит от изучаемого процесса как целого и углубляется в познание его отдельных свойств, сторон, черт, в результате чего познаваемый объект оказывается расчлененным в нашем сознании на отдельные элементы. Задача выработки конкретного, всестороннего знания о процессе решается путем восхождения от абстрактного к конкретному. Метод восхождения от абстрактного к конкретному есть «способ, при помощи которого мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его как духовно конкретное»[14].

Отход от абстракции оказывается необходим для получения уже не поверхностного, а глубокого и всестороннего знания о конкретном процессе, предмете или явлении. «Движение познания, — писал В. И. Ленин, — к объекту всегда может идти лишь диалектически: отойти, чтобы вернее напасть...»[15].

При оценке социально-экономических ситуаций восхождения от абстрактного к конкретному будет состоять в том, что на основе абстрактного знания об отдельных элементах и сторонах социально-экономического развития, мы на следующей ступеньке познавательного процесса создаем себе полное и всестороннее представление о нем, тех замыслах и целях, месте в развитии региона, о ее закономерностях в ходе проводившейся работы. Результатом, конечно, будет получение конкретного знания, обогащенного знанием всех основных элементов целого и их существенных связей.

Таким образом, процесс познания вдет, по выражению К. Маркса, двумя путями: от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному. «На первом пути, — писал К. Маркс, — полное представление испаряется до степени абстрактного определения, на втором пути абстрактные определения ведут к воспроизведению конкретного посредством мышления»[16].

Метод абстрагирования и восхождения от абстрактного к конкретному носит универсальный характер и является обязательным для любого процесса научного гуманитарного исследования. Он применяется и в тех случаях, когда исследователь не задумывается над его содержанием и использует его интуитивно. Разумеется, осознанное применение названного логического метода с учетом его достоинств и содержащихся в нем трудностей дает больший эффект в научно-гуманитарном исследовании, чем его бессознательное использование.

В современных условиях значение данного метода в научно-гуманитарном исследовании особенно велико, потому что требует особого внимания к абстрактному знанию и прямо указывает на необходимость рассматривать его как промежуточное звено на пути к познанию каждого конкретного явления как социальной, так и экономической деятельности в обществе. Необычайное усложнение социально-экономической деятельности, связанное главным образом как с социальной активностью человека в обществе на основе его широкой мировоззренческой подготовки, так и с развитием новейших образцов техники, применяемой в материальном производстве и при этом высвобождением человеческого материала из тяжелого, монотонного труда, появлением большего объема свободного времени у работников. Все это в той или иной степени обязывает исследователя не ограничиваться общим интуитивным взглядом на изучение социально- экономического объекта, а идти к его всестороннему познанию через сложную систему его расчленения, выделения и исследования отдельных элементов и связей между ними, выработки абстрактных понятий и категорий как ступенек к конкретному знанию целого.

Глубокое овладение методом абстрагирования и восхождения от абстрактного к конкретному ведет к правильному пониманию соотношения между общей теорией и конкретными знаниями в гуманитарной науке и ориентирует на постоянное внимание к развитию системы понятий и общих теорий, поскольку без них оказывается недостаточными знания конкретных процессов и явлений научной деятельности в гуманитарной сфере.

Абстрагирование, отвлечение от конкретного является необходимым условием и предпосылкой формирования выдвинутого, обобщенного научно-гуманитарного знания.

Метод обобщения есть способ мысленного перехода от единичного к общему и от менее общего к более общему путем объединения ряда фактов (данных) на основе одного или нескольких сходных (общих для них) признаков. Объективной основой мыслительной операции обобщения является всеобщность связей предметов и явлений действительности, взаимосвязь единичного и общего во всех реально существующих социально-экономических событиях.

В каждом явлении социально-экономического дела, любом факте имеются не только сугубо индивидуальные, присущие лишь ему черты, но и общие, сходные признаки. В связи с этим раскрытие общего и формирование обобщающих положений (понятий, законов, выводов, концепций) возможно лишь через изучение конкретных фактов. Вместе с тем степень общности фактов, событий может быть различной. Отсюда и различие в уровнях обобщения — от установления простейшего, элементарного сходства на этапе эмпирического исследования фактов до раскрытия существенного, общего, лежащего в основе формирования понятий, раскрытие законов и объяснения фактов на теоретическом (высшем) уровне познания, когда создается система объясняющих положений, формируется стихийно стройная концепция изучаемого явления.

Элементы обобщения имеют место уже при описании фактов, которое предполагает их определенную систематизацию, группировку, возможную лишь на основе сходных, общих признаков (например, группировка фактов, относящихся к характеристике социально-экономической обстановки в преддверии какого-либо важного события в государстве). Сюда можно отнести также простейшую форму статистического обобщения, т. е. группировку количественных данных на основе определенного признака.

Более сложной формой обобщения, позволяющей отличать важные, характерные факты от второстепенных, является типизация, заключающаяся в отборе характерных (типичных) фактов, выражающих наиболее важную сторону изучаемого явления или группы явлений.

Отбор типичных, характерных фактов составляет важную черту научно-гуманитарного обобщения. Такая форма обобщения приближает нас к познанию латентных связей явления. Однако для раскрытия сущности исследуемого события ее недостаточно. Для этого необходимы обобщения более высокого порядка, и, прежде всего, те, которые вскрывают повторяемость, необходимость, существенность и причинную обусловленность признаков события.

Важнейшей формой обобщения на теоретическом этапе научно-гуманитарного исследования является формулировка широких выводов, обобщающих опыт проводимой работы, выводов, из которых складывается научно-гуманитарная концепция. Эти выводные знания раскрывают характерные черты, особенности и сущность изучаемых явлений, закономерности их возникновения и развития. Правильные научные обобщения основываются на знании достоверных фактов, на раскрытии такого общего, которое находится в самых реальных событиях, на неуклонном соблюдении принципов материалистической методологии.

Среди методов, используемых гуманитарной наукой, особое место занимают исторический и логический методы исследования. В их основе лежат две взаимосвязанные группы объективных закономерностей социально-экономического развития общества: одни определяют природу и сущность общественных явлений, «неумолимую логику» их развития (объективно логическое); другие обусловливают конкретное проявление социально-экономических процессов, последовательность их возникновения и перехода из одного состояния в другое (объективно-историческое).

Объективно-историческое и объективно логическое представляют собой две стороны одного и того же явления, в котором логическое выступает его сущностью, генеральной линией, квинтессенцией, а историческое представляет многообразное проявление этой основы через массу случайностей. Будучи совокупной, единой формой исторического, логическое обобщение является выражением его тенденций. Развитие явлений представлено в нем в наиболее чистом виде, свободным от частностей, поворотов и понятных движений. Объективно историческое представляет развитие в его конкретно-последовательном проявлении, а логическое выражает развитие в его сущности.

Поскольку объективно-историческое и объективно-логическое характеризуют одно и то же явление, постольку и изучение любого развивающегося явления возможно двояким путем: историческим и логическим.

Исторический метод исследований в гуманитарных науках состоит в изучении, прослеживании процесса развития социально-экономического дела, происходящих общественных событий в их конкретной исторической форме, по возможности во всей их многосторонности, обусловленности основных типов и форм. Последовательное рассмотрение ступеней развития изучаемого явления в направлении от простого к сложному, от предшествующего к последующему позволяет вскрыть не только форму протекания реального процесса развития, но и дает возможность познать закономерности развития данного события, обнаружить его сущность.

Отмечая необходимость «исторического (с точки зрения диалектического материализма Маркса) изучения каждого... явления в отдельности»[17],«.. .конкретно-исторической оценки каждого явления»[18], В. И. Ленин требовал рассматривать все последующие этапы в развитии общественных явлений с точки зрения их связи с предшествующими этапами и обусловленности ими. Он специально подчеркивал, что если при изучении истории общества не будет прослежена органическая связь события с предшествующим ему, на протяжении целых десятилетий политикой государств и классов, социальных групп внутри них, то в этом явлении понять ничего невозможно[19].

Однако поэтапное рассмотрение социально-экономических событий не должно абсолютно по всем пунктам совпадать с временной последовательностью в развитии изучаемого явления, следовать за всеми зигзагами истории. Исследователь стремится к выявлению тенденций и особенностей развития, а для этого нередко отступает от детализированной хронологии в развитии явления.

К изучаемым явлениям следует подходить всесторонне и конкретно, из каждого из них извлекать конкретно-исторический опыт, уроки, выводы. Обобщение исторического опыта общественных явлений имеет существенное значение для деятельности общественных организаций, для понимания тенденций развития государства, форм и способов материального производства и социальных отношений.

В свое время классики марксизма решительно выступали против выхватывания отдельных явлений и фактов из общей цепи истории. Правильно понять то или иное общественное событие, его сущность и характер можно не путем изолированного исследования начала и хода его протекания, а именно в результате его опосредованной и непосредственной связи с внутренней политикой классов и социальных групп, политикой предшествующей задолго до возникновения данных событий.

Логический метод в научно-гуманитарном познании есть способ использования накопленных знаний о действительности в целом (философские знания) и об отдельных ее областях (исторические, социально-экономические и т. д.) для изучения новых явлений. В этом смысле логическое выступает как обобщенное отражение исторического, очищенного от случайного, второстепенного, привходящего и выражающего существенное, важное, зафиксированное в законах, категориях (понятиях), принципах, компетенциях, теоретических положениях. Логический метод есть форма движения мысли соответственно объективной логике развития предметов, явлений, событий, процессов реального мира.

В основе логического метода лежат закономерности, присущие реальной действительности. Любое явление общественной жизни имеет не только историю, но и определенную логику своего возникновения, развития и перехода в качественно новое состояние. История развития государства насчитывает огромное количество всевозможных малых и крупных событий, каждое из которых также имеет свою историю. Нет хотя бы двух одинаковых событий. Каждое из них имеет свои, только ему присущие формы возникновения, развития и завершения. Вместе с тем всем им присуще и нечто общее, все они имеют единую объективную логику развития.

То же можно сказать и о событиях, которые могут произойти в будущем. Ни одно из них не будет копией другого, может быть, и подобного. В то же время для всех их будут проявляться общие, характерные закономерности, общая объективная логика. Вполне понятно, что заранее знать конкретные особенности каждого события невозможно и никакое научное исследование не может решить этой задачи. Однако познать их объективную логику не только можно, но и необходимо.

В. И. Ленин, говоря об изменениях, вносимых отдельными производителями в общественное бытие, писал: «Сумму всех этих изменений во всех их разветвлениях не могли бы охватить в капиталистическом мировом хозяйстве и 70 Марксов. Самое большее, что открыты законы этих изменений, показана в главном и в основном объективная логика этих изменений и их исторического развития... Самая высшая задача человечества — охватить эту объективную логику хозяйственной эволюции (эволюции общественного бытия) в общих и основных чертах...»[20].

Сущность научно-гуманитарного исследования, развития общественной теории и состоит в том, чтобы охватить объективную логику возможных событий, различных видов социально-экономических действий, следовательно, дать логическое воспроизведение возможных событий и отразить их в соответствующих теориях.

Дня того чтобы дать логическую характеристику возможных событий, необходимо уяснить содержание объективной логики прошедших событий, внести в нее соответствующие коррективы, даваемые всеми видами общественной практики и расчетными обоснованиями. На основе полученных данных и создается научная гипотеза о содержании и характере возможных событий.

Основная задача логического метода состоит в обосновании теории исследуемого явления. Средством решения этой задачи и служат ранее приобретенные исследователем знания как мировоззренческого, так и специального, научно-гуманитарного характера. Эти знания и выступают орудием отбора, систематизации, обобщения и объяснения фактов, средством построения научных гипотез и создания теории исследуемого явления.

Логический метод познания «в сущности, является ни чем иным, как тем же историческим методом, только освобожденным от исторической формы и от мешающих случайностей. С чего начинает история, с того же и должен начинаться ход мыслей, и его дальнейшее движение будет представлять собой не что иное, как отражение исторического процесса в абстрактной и теоретически последовательной форме; отражение исправленное, но исправленное соответственно законам, которые дает сам действительный исторический процесс, причем каждый может рассматриваться в той точке его развития, где процесс достигает полной зрелости, своей классической формы»[21].

Из приведенного положения Ф. Энгельса единство исторического и логического методов познания носит диалектический характер. Историзм и научно-гуманитарное познание могут проявляться не только в процессе изучения истоков какого-то конкретного события, но и в более широком плане определения сущности данного социального явления. Например, вскрывая сущность войн, определяя их связь с политикой определенных классов и с экономическим строем, классики марксизма проанализировали с позиций созданного ими материалистического понимания истории всех сколько-нибудь значимых событий и вехи развития человеческого общества, исследовали множество войн, подвергли критическому рассмотрению все созданные до них теории по этому вопросу.

В основном так же обстоит дело и с конкретными вопросами социально-экономической деятельности. Современная деятельность специалистов-гуманита- риев может быть понята с достаточной глубиной лишь в том случае, если рассмотреть ее не только в том виде, какой она может быть в настоящее время, но и с точки зрения ее возникновения и развития. Таким образом, логическое исследование, претендующее на подлинную научность и полноту, включает в себя обращение к историческому развитию изучаемого предмета, рассматривает процессы его возникновения, изменения и развития.

История в обобщенном виде, в ее квинтэссенции входит в содержание понятий и категорий каждой науки. Исторически выработанные категории российской общественной науки являются чрезвычайно сжатым обобщением всего существенного, что дала вся общественная практика человечества. Совершенствование категорий российской гуманитарной науки, взятых в единстве, в системе, составляющее важную задачу кадров, подразумевает не только использование современных данных и нынешних изменений в материальной основе производства, но и обращение к историческому материалу, его обобщение в свете современных требований.

Единство логического и исторического подходов в научно-гуманитарных исследованиях находит свое выражение в изложении материала, которое как бы повторяет историю развития изучаемого объекта, избегая случайностей и несущественных деталей стремясь схватить необходимость в очищенном от случайностей виде. Такой метод применяется рядом российских авторов при изложении произошедших общественных событий. В этом случае исследователь при изучении высшей формы развития процесса для постижения ее сущности обращается к рассмотрению более ранних и незрелых форм в последовательности их смены друг другом.

Таким образом, гносеологическое значение принципа единства исторического и логического методов научно-гуманитарного познания и изложения состоит в том, что каждый из них страхует друг друга от односторонности и ошибок. Исторический метод предохраняет логический от излишнего теоретизирования, придает выводным знаниям и обобщениям конкретно-исторический характер. В свою очередь логический метод избавляет исторический от плоского эмпиризма, от сползания на путь простой фактографии, придает историзму сущностный характер.

Исторический и логический методы исследования и изложения служат своеобразной формой взаимосвязи других общенаучных способов познания.

Таковы важнейшие методы, используемые в научно-гуманитарном познании для получения как эмпирических, так и теоретических знаний о различных явлениях в социально-экономической сфере общества. Каждый из них выражает какую-то сторону, черту познаваемого процесса, потому в чистом виде может быть выделен лишь в абстракции, в понятии. В реальном процессе научно-гуманитарного познания все они взаимосвязаны, взаимодействуют и взаимно дополняют друг друга, включаясь, в конечном счете, в содержание всеобщего диалектикоматериалистического метода.

Все рассмотренные методы имеют свои преимущества и свои ограничения.

Развитие гуманитарной науки возможно только при использовании результатов применения всех методов с соблюдением всех требований диалектики как всеобщего метода познания, общенаучных методов получения фактического материала и его теоретической обработки. Только в этом случае возможно решение как фундаментальных, так и прикладных задач гуманитарной науки.

Изложенные выше общенаучные методы познания широко используются в практике гуманитарных исследований и обеспечивают раскрытие не только сущности исследуемых явлений реальной действительности, но и определение основных причинно-следственных связей и зависимостей в них. Однако при исследовании сложных многоплановых и многоаспектных явлений они выступают как методы, способные раскрыть лишь отдельные стороны сложного процесса. В связи с этим необходимость решения сложных проблем вызвана и вызывает к жизни все новые и новые общие методы исследования.

Повседневный опыт убеждает нас в том, что чем больше человек знает об исследуемом явлении (предмете или процессе), тем он быстрее находит в нем наиболее существенные стороны, их причинно-следственную связь и общие закономерности развития. В связи с этим, вполне естественным следует считать сложившуюся практику исследования сложных явлений с помощью группы специалистов, которые должны дать ответ на проблемный вопрос. Такой прием исследования получил название метода экспертных оценок.

В настоящее время широкое распространение получили экспертные методы, основанные на работе специальных комиссий, которые обсуждают ту или иную проблему до тех пор, пока все эксперты не придут к единому мнению. Последнее фиксируется в качестве коллективного мнения группы. Несмотря на свою простоту и широкое распространение, метод комиссии имеет принципиальный недостаток, заключающийся в том, что в своих суждениях руководствуются в основном логикой компромисса, а не внутренней логикой анализируемой проблемы.

Это объясняется психологической обстановкой, складывающейся в ходе выработки общего мнения. Так, в отдельных случаях есть предрасположенность одних экспертов быстро менять свою точку зрения, нежеланием открыто дебатировать, склонностью других отстаивать первоначально высказанное суждение, даже если ошибочность его становится очевидной самому специалисту, подавляющим мнением руководства и т. д.

При этом на фоне общего коллективного решения остается в тени путь выработки соглашения. Как правило, в нем не фиксируется мнение и аргументация экспертов, не согласных с принятой установкой большинства. Вот почему при исследовании схожих явлений, в которых велика ответственность за последствия принимаемых решений, к качеству суждений экспертов предъявляются высокие требования.

Экспертные методы должны рассматриваться не как способ выявления общественного мнения групп специалистов, а как один из возможных подходов к всестороннему изучению сложных явлений, в которых окончательное решение должен принять специалист. За последние годы появилось большое количество методов экспертных оценок. Но в них проявляется взаимное влияние экспертов в ходе поиска объективного ответа или оценки на поставленный в исследовании вопрос. В связи с этим наибольший интерес получил метод, который полностью устраняет непосредственное общение специалистов между собой. Для этого каждый эксперт получает определенную последовательность вопросов, задаваемых обычно с помощью анкет. На основании данных анкет он создает свою индивидуальную модель исследуемого явления, выявляет необходимые ему связи и делает вывод. Затем анкета у экспертов забирается, производится статистическая обработка индивидуальных выводов. При этом выявляются и обобщаются аргументы в пользу каждого из установленных коллективных выводов. Все эти данные (несколько выводов и их аргументация) вновь выдаются экспертам, которые должны пересмотреть свои оценки и объяснить несогласие с коллективными выводами. Затем процесс обработки повторяется, и в результате количество коллективных выводов уменьшается. После нескольких (2-3) таких процедур удается получить один коллективный вывод, который превосходит по количеству любой индивидуальный, учитывает многосторонность, а потому и может быть принят для практической реализации.

Для обработки индивидуальных выводов данный метод может иметь свой математический аппарат, позволяющий кроме того учитывать степень компетенций каждого эксперта, уровень общей информированности и ряд других условий проведения экспертизы.

Успех экспертного опроса зависит от многих факторов: подбора экспертов, организации и условий их работы, принятого метода обработки индивидуальных выводов и т. д. Однако наибольшее влияние на исход опроса оказывает выбранная организаторами экспертизы форма постановки вопросов и их четкость, исключающая неоднозначность толкования.

Существует несколько форм постановки вопросов в анкетах, предназначенных для экспертов. Так, для решения некоторых проблем широко используются анкеты типа «вопрос-ответ». В них содержится один или несколько вопросов, и на каждый из них в анкете приведены два или более ответа. Эксперт должен указать один из подготовленных ответов, сопровождая его своим обоснованием. В анкетах могут быть только вопросы, на которые эксперт должен дать ответ. При этом вопросы должны по возможности ставиться с учетом качественной и количественной характеристик ответов.

Иногда в виде вопросов излагаются события (альтернативы, варианты) и условия, их характеризующие.

При исследовании сложных проблем в целом или их отдельных аспектов анкеты могут содержать описания в определенной логической последовательности нескольких взаимосвязанных по времени (или месту) событий от настоящего к будущему. Совокупность выдаваемых экспертам событий с их характеристиками представляют собой как бы набор сценариев. От экспертов требуется оценка событий и прогнозирование на этой основе дальнейшего развития исследуемого процесса.

В этом случае в анкете будут описаны несколько наиболее типовых ситуаций, каждая из которых характеризуется определенным диапазоном прогнозируемых ситуаций, соотношением сил и средств, используемых в различных социально- экономических ситуациях.

Наконец, постановка вопроса экспертом может проводиться с учетом определения перспективы развития конкретных процессов. То есть они должны экстраполировать (перенести) известные в настоящее время знания на неизвестное, называемое будущее.

Как метод определения перспектив развития тех или иных процессов, экстраполяция дает положительный результат при условии, если совокупное влияние учитываемых факторов и условий, породивших обнаруженную тенденцию, остается в основном неизменным на прогнозируемый период.

Могут быть и другие варианты постановки вопросов, однако во всех случаях должны в максимальной степени использоваться знания и опыт привлекаемых экспертов.

В то же время существует и метод системного подхода, который по своей природе обусловливает реализацию в конкретной форме основные идеи материалистической диалектики. Метод системного обследования требует представить объект исследования, с одной стороны, в виде целостной системы, а с другой — на уровне сложной системы с большим количеством связей между входящими в нее частями (элементами).

Впервые системный подход на строго научной основе был реализован К. Марксом при формировании понятия общественно-экономической формации и при анализе капитализма как сложной системы экономических, политических и идеологических отношений. Системный подход успешно применялся и В. И. Лениным при исследовании империализма как высшей стадии капитализма.

Возрастание значения системного исследования в настоящее время определяется увеличением интенсивности и широты воздействия общества на природу, бурным развитием промышленности, потребностями создавать и эксплуатировать большие системы, необходимостью дальнейшего улучшения организации производства и управления экономикой.

Системный подход как метод научного познания приобретает все большее значение в связи с усложнением различных областей человеческой деятельности. В настоящее время в теории систем сформулированы в самой широкой общности основные понятия, такие как «система», «состояние системы», «окружающая среда», «элемент», «структура» и организация», которые выступают в качестве методологических средств, регулярно используемых в интересах практики исследования. Иначе говоря, создаются предпосылки для развития у исследователей своеобразной системы научного мышления. Они являются своего рода «ступеньками», проходя по которым исследователь познает сложный объект и связанную с ним проблему.

Центральное «понятие системного подхода есть «система», которая несет основную методологическую нагрузку и отражает объект в целом, в единстве его сторон, свойств и отношений. Остальные понятия только опосредуют отдельные стороны и свойства исследуемого объекта.

Бурное развитие и внедрение системного подхода к решению широкого круга задач науки и техники привело к большому разнообразию и раскрытию термина «система». Объясняется это тем, что строгого определения пока еще не существует, и вряд ли окончательное уточнение его содержания возможно на данном этапе. Остановимся на одном из терминов, в наибольшей степени отвечающим, по нашему мнению, существу решения социально-экономических задач.

Система представляет собой комплекс взаимосвязанных элементов, предназначенный для достижения общей цели. При этом любая система одновременно является элементом системы более высокого уровня. К числу определенных признаков системы может относиться: наличие множества элементов, установившиеся связи и отношения между ними, внутреннее и внешнее взаимодействие, множество возможных состояний, наличие сложной целенаправленной функции, определенная линия поведения.

Целостное представление объекта исследования как системы служит основой анализа его внутреннего строения, выделение элементов и установления характера взаимодействия между ними. В общей теории систем выделяется несколько типов системных представлений, определяемых главным образом характером и содержанием объекта исследования.

Социально-экономический исследователь имеет дело с объектами, представляющими собой сложные системы. В них включены разнородные по характеру и назначению элементы, а также многообразные связи между ними, которые, в свою очередь, находятся в корреляции с другими системами и окружающей средой. Социально-экономические структуры являются самостоятельными системами более низкого уровня, а вся система представляется элементом системы более высокого уровня.

По характеру и исследованию все социально-экономические системы на любом уровне можно свести в два основных типа. Первый охватывает материальные системы, включающие различные комплексы сил и средств для организации и производства материальных благ общества.

Второй этап включает функциональные системы, «системы-процессы», в которых формируются и проявляют себя изложенные выше системы сил и средств материального производства. К ним следует отнести: системы обучения и воспитания профессиональных кадров, объединяющие цели, средства и методы, порядок решения морально-политических и социальных задач; системы мероприятий и процессов, из которых складываются подготовка, профессиональная деятельность и обеспечение проводимых мероприятий; системы профессиональных действий, связывающих в единое целое все процессы, из которых они состоят.

Можно выделить еще один специфический тип социально-экономических систем, который обладает чертами первых двух типов, объединяет их и придает целесообразность и упорядоченность материальным компонентам и процессам общественной деятельности, — это система управления.

В свою очередь, все системы управления подразделяются по назначению на две группы:

  • - система управления материальным производством общества;
  • - система управления социальными процессами, из которых складываются их учебная и практическая деятельность.

Всестороннее познание всех этих типов сложных систем с целью повышения их эффективности требуют системного подхода при их анализе, включающего, прежде всего, дальнейшую детализацию названных типов систем, выделение в них подтипов, видов и конкретных разновидностей. По каждой из них необходимо исследовать:

  • а) возможные состояния, то есть конкретное проявление наиболее существенных свойств в различных условиях обстановки;
  • б) окружающую среду, то есть другие системы с их свойствами, изменения в которых могут отразиться на состоянии исследуемой системы;
  • в) поведение системы, то есть возможные изменения хотя бы одного из ее существенных свойств. При этом анализируются все особенности состояния системы, независимо от того, по каким причинам, внешним или внутренним, они происходят.

Последующий анализ и синтез полученных в результате исследования выводов позволяют выявить закономерности построения, функционирования и развития системы. Поскольку поведение является основной формой проявления жизнедеятельности систем в окружающем мире, то в системных исследованиях возникают важные задачи описания, объяснения и предсказания поведения их в различных условиях обстановки и создания на этой основе систем с определенным (чаще всего, оптимальным) поведением.

Используемые в системном подходе некоторые признаки входят в понятие «система». Одним из таковых является элемент. Под ним понимается самостоятельная относительно всей системы ее какая-нибудь часть, связанная с другими элементами системы определенными отношениями. Через последние в известной степени определяются структура и характер функционирования всей системы в целом. В зависимости от масштабов исследования элементами социально-экономических систем могут быть отдельные структуры, пункты управления и т. п. Все эти элементы в ходе жизнедеятельности человека неизменно связаны друг с другом.

Для глубокого анализа элементы системы объединяются в группы по наиболее характерным для них свойствам. Как правило, такое объединение крайне необходимо, иначе невозможно проводить исследование, особенно с целью установления характера связей между элементами. Чаще всего элементы подразделяются по характеру решаемых ими в данной системе задач, по внутреннему строению, которое может быть однородным или разнородным. Особую группу составляют элементы, выполняющие функцию управления. Возможны и другие признаки деления, которые более всего определяются целями исследования. В ходе системного анализа важно выявить основные свойства элементов, их структуру и взаимные связи.

Другим важным признаком системы является связь. Будучи широким понятием, оно тесно примыкает к таким понятиям, как взаимодействие, отношение. До системных подходов связь рассматривалась главным образом как передача информации, как элемент системы, связывающий отдельные ее части. В системном подходе связи представляют собой способы воздействия, взаимодействия или отношения элементов системы между собой, обусловливающие структуру системы, ее функционирование во времени и пространстве. Такие связи принято называть системообразующими. Видами связи в конкретных системах могут быть энергетические, информационные, деловые, и, наконец, связи управления.

Исследование связей в социально-экономических системах в том смысле, как они понимаются в системном подходе, представляет собой наиболее сложную задачу. Социально-экономические системы имеют относительную самостоятельность, поскольку они на любом уровне являются подсистемами более сложной двусторонней системы, в которую входят другие люди со своими целями, задачами и претензиями на материальное производство и распределение общественных благ. Такую систему, в какой-то мере можно назвать системой противоборствующих групповых индивидуальных сторон. Самостоятельность входящих в нее подсистем проявляется только в построении их структур и в организации управления. В то же время процесс их функционирования не может рассматриваться в отрыве друг от друга. Будучи составными элементами единого процесса функционирования всей системы, они имеют определенные связи между собой и непосредственное взаимное влияние.

Процесс функционирования конкурирующих систем представляет собой не просто взаимное воздействие с помощью различных средств. Но в него входят и процессы управления сторонами и процессами социально-экономического обеспечения. Через органы управления проходят большие потоки различной информации. Эти потоки имеют встречный характер: от элементов более низкого уровня вверх идет информация о состоянии положения дел, а от вышестоящего ранга вниз циркулирует управляющая информация. Существует еще большой поток информации взаимодействия с соседними и взаимодействующими структурами и организациями. Все эти сложные процессы взаимодействия и связей между элементами системы необходимо исследовать не только качественно, но и количественно. Естественно, для этого нужно уметь выражать основные связи в виде таких показателей (критериев), которые впоследствии можно было бы вычислять и рассчитывать.

Как показывает опыт, классические методы прикладной математики не всегда пригодны для количественного анализа сложных социально-экономических связей в больших системах. В связи с этим в современных условиях интенсивно развиваются новые специальные математические методы, связанные с теорией массового обслуживания, математическим программированием, теорией игр и статистических решений, теорией алгоритмов и алгоритмическим описанием процессов функционирования сложных систем и т. д.

Следующим показателем системы является структура, под которой вообще понимается определенная взаимосвязь, взаиморасположение составных частей, характеризующих строение или устройство чего-либо. С точки зрения системного подхода этот термин требует дополнительных разъяснений. Структура системы определяется составом ее элементов, способами формирования или характером существующих между ними связей. Относительная самостоятельность структуры дает возможность воспроизводить многие свойства системы в ходе ее исследования. Таким образом, совокупность всех элементов системы и связей между ними образует внутреннюю структуру системы, характеризующую отношение к ней целого и части, общего и особенного. Всякое системное исследование должно иметь в качестве одного из основных предметов анализа структуры системы. Учет и последующее использование выявленных связей является важнейшим условием в исследовании проблем социально-экономической теории и практики.

Порядок расположения элементов в реальных объектах, действия по приведению их в это состояние заключает в себе процесс направленного изменения системы, который находит отражение в таком ее показателе, как организация. Будучи непосредственно связанной с протекающими в ней процессами управления, оно не является застывшей формой.

При изменении задачи, замене элементов и структуры, организация претерпевает определенные изменения. Стимулом для ее изменения служит, прежде всего, изменение среды в социально-экономических системах.

Следовательно, основные признаки системы составляют совокупность средств исследования и описания сложных объектов и способы воспроизведения объекта целостного и расчлененного. В связи с этим они могут служить основой системного подхода, для которого являются характерными следующие принципы:

  • - представление исследуемого объекта как целостной системы;
  • - выявление основных элементов и системообразующих связей между ними;
  • - анализ структуры и организации системы;
  • - построение схемы функционирования системы;
  • - обоснование целесообразности поведения системы в различных условиях.

Основным методом исследования сложных систем, особенно в разработке методов прогнозирования является метод моделирования.

В ряде случаев непосредственному долгосрочному планированию научно- технического развития предшествует логическое моделирование комплексного «сценария» будущей научно-технической политики, включающей: формулирование экономических, политических и других целей государства; описание ряда научных и технических возможностей их достижения; характеристику ресурсов и потребностей, обусловливающих принятие тех или иных решений; описание возможных вариантов развития. Такой описательный документ называется еще «сценарием будущего».

Как известно, под моделированием понимается такой способ отражения объективной реальности, при котором для изучения оригинала применяется специально построенная модель, воспроизводящая существенные свойства исследуемого реального предмета, явления или процесса.

Моделирование как способ научного познания основано на способности человека абстрагировать некоторые исходные признаки и свойства объекта исследования и устанавливать определенные отношения между ними. При этом модели не могут и не должны полностью воспроизводить все стороны и детали объекта исследования, ибо абсолютное подобие означает тождество. Действительно, чтобы они отражали суть струкытуры объекта исследования или воспроизводили процессы его функционирования и обеспечивали тем самым получение основных характеристик объекта как системы.

Применительно к социально-экономическим задачам моделирование включает построение модели соответствующих мероприятий, независимо от занимаемой инстанции и использование ее для изучения закономерных связей между основными элементами профессиональной деятельности и определения ожидаемых результатов. Специфически важная роль во всей излагаемой концепции принадлежит методам информационного моделирования. По самой своей сути информационные процессы пронизывают и связывают воедино все области и этапы научно-технического развития. Имеющийся опыт показывает, что материалы массовых потоков научной информации могут быть использованы в целях: а) основание для анализа и сравнительных оценок современного опыта; б) непосредственный источник аргументации при принятии решения относительно дальнейшего развития; в) материалы для анализа тенденций и закономерностей эффективности в данной области научно-технического развития. При решении такого рода задач научная информация является, естественно, не единственной основой для выработки суждения, но ее наличие приобретает все большую роль.

В зависимости от способа построения модели, предназначенной служить аналогом (прообразом, отражением) исследуемых социально-экономических действий, моделирование может быть физическим, мысленным или комбинированным. В связи с необходимостью исследования сложных систем, в которых особое значение придается элементам системы, выполняющей функции управления.

Реализация перед учеными комплексных моделированных прогнозов стремится: а) к комплексному использованию различного рода методов и процедур; б) к построению динамических моделей прогнозных представлений; в) к выявлению определенных факторов, закономерностей в более широких системах, чем объект данного прогноза; г) к организации постоянно действующей системы прогнозных работ, обеспечивающих преемственность, корректировку и перманентное продление прогнозных гипотез.

  • [1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 23. — С. 189.
  • [2] Гегель Г. Наука логики // Соч. — М, 1939. — Т. VI. — С. 299.
  • [3] Там же. — С. 298.
  • [4] Кант И. Соч. — 1964. — Т. 3. — С. 694.
  • [5] Гегель Г. В. Ф. Наука логики. — М.: Мысль, 1970. — Т. 1. — С. 108.
  • [6] Фофанов В. П. О типах методологии // Наука: организация и управление. — Новосибирск: Наука, 1979. — С. 30.
  • [7] Энгельс Ф. Соч. — Т. 20. — С. 41.
  • [8] Ленин В. И. ПСС. — Т. 29. — С. 202.
  • [9] Горький А. М. Собр. соч. — М, 1955. — Т. 30. — С. 168.
  • [10] Ленин В. И. ПСС. — Т. 34. — С. 243.
  • [11] Ленин В. И. ПСС. — Т. 25. — С. 268.
  • [12] Ленин В. И. ПСС. — Т. 26. — С. 226.
  • [13] Ленин В. И. ПСС. — Т. 25. — С. 268.
  • [14] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 12. — С. 727.
  • [15] Ленин В. И. ПСС. — Т. 29. — С. 252.
  • [16] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 12. — С. 727. 304
  • [17] Ленин В. И. ПСС. — Т. 26. — С. 311.
  • [18] Там же. — Т. 27. — С. 115.
  • [19] См. там же. — Т. 32. — С. 80, 87.
  • [20] Ленин В. И. ПСС. — Т. 18. — С. 345.
  • [21] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 13. — С. 497.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>