Полная версия

Главная arrow Философия arrow Методология научно-гуманитарного познания

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Творчество руководителя в профессиональной деятельности и пути его формирования

Достижение положительных результатов в социально-экономической сфере деятельности невозможно без проявления активности, инициативы и творчества тех людей, которые решают каждодневные задачи, связанные как с научно-гуманитарным познанием, так и мобилизации людей на творчество в своей деятельности.

Особое значение отмеченных качеств определяется спецификой тех условий, в которых принимаются и реализуются все замыслы, решения, планы, распоряжения, направленные на решение сложных социально-экономических проблем. Отметим только наиболее характерные из них.

Так, социально-экономическая деятельность человечества, направленная на решение задач общества, всегда характеризуется неповторимостью ее элементов, связей и отношений. Иначе говоря, в различных ситуациях взаимоотношений с людьми никогда не бывает строго определенных процедур и характеризуется сиюминутными обстоятельствами. Ни одно мероприятие не является копией предыдущего. Эта характерная особенность условий работы с людьми и определяет практическую несостоятельность, вредность однотипных решений и шаблонности действий. В связи с этим искусство руководителя в данном случае будет всегда состоять в правильном понимании смысла происходящих в данной обстановке событий, в умении чувствовать динамику развития ситуации и в способности принять наиболее оптимальное решение, дающее возможность выполнить поставленную задачу или решить проблему.

Необходимо отметить, что в различных ситуациях деятельности человек в большинстве случаев сам создает себе обстоятельства, благоприятствующие решению поставленной задачи. В то же время в работе как с творческими коллективами, так и в обычных условиях взаимодействия с людьми, руководитель создать себе таких условий в полной мере не может. Он обычно вынужден исходить из тех реальностей, которые складываются независимо от его воли и желания. Искусство руководителя состоит в том, чтобы суметь противопоставить действиям обстоятельств такой замысел и способ действия, которые давали бы возможность навязать коллективу свою точку зрения, организовать его на те или иные мероприятия, и достигнуть успеха с наибольшей эффективностью.

В любом виде деятельности человек всегда сталкивается со случайностями, благоприятствующими достижению целей или, наоборот, создающими дополнительные препятствия, осложняющими положение дел. В работе с людьми, с коллективами случайности играют более значимую роль, чем в других условиях практической деятельности. От руководителя деятельностью социально-экономических коллективов требуется в максимальной степени использовать реально возникающие благоприятные случайности и парализовать нежелательные, препятствующие решению проблемы антиобщественных личностей.

В то же время необходимо отметить, что любой руководитель социальных коллективов должен быть творческой личностью и опираться на творчество коллектива. Мы же, рассматривая роль творческой деятельности в формировании жизненной позиции руководителя на современном этапе развития общества, выделим некоторые аспекты данной проблемы: во-первых, значение деятельностного подхода в анализе методологических установок субъекта творческой деятельности и их место в структуре жизненной позиции руководителя; во-вторых, возрастание роли взаимодействия методологических установок и мировоззрения творческой интеллигенции в современных условиях; в-третьих, усиление влияния мировоззрения и ответственности руководителей коллективов за ускорение научно-технического прогресса; в-четвертых, роль социально-политической активности руководителей в развитии демократических начал в социально-экономической деятельности.

Следует видимо уточнить, что жизненная позиция творческого руководителя представляет собой ту категорию, которая позволяет увидеть в комплексе взаимодействие мировоззрения, методологических установок, социальной активности, ответственности руководителя в сложном, порой противоречивом процессе развития социально-экономической деятельности.

Как известно, возрастание роли науки в научно-техническом и социальном прогрессе сопровождается изменением внешней атрибуции самой деятельности. Было время, когда научные открытия делали главным образом ученые-одиночки. Сегодня же процесс познания стал настолько сложным, противоречивым, многообразным, что решение крупных научно-технических проблем возможно преимущественно только усилиями творческих коллективов во главе с руководителем. Это обусловлено еще и тем, что наука ставит перед собой такие глобальные, комплексные проблемы, решение которых не под силу отдельным ученым-одиночкам.

В связи с этим возникает ряд вопросов, таких как: можно ли считать, что существует профессия ученого-руководителя; каковы критерии отнесения того или иного человека к числу творческих личностей и т. д. На эти вопросы нет однозначного ответа. Так, Дж. Бернал считал, что термин «ученый» впервые употребил Вевел в 1840 г. в книге «Философия индуктивных наук»: «Нам крайне нужно подобрать название для описания занимающихся наукой вообще. Я склонен назвать его ученым»[1].

Согласно Дж. Берналу, «только в XX веке профессия ученого становится сравнимой по значению с более старыми профессиями церковников и законников»[2]. В то же время, по мнению П. С. Александрова, «профессия ученого не существует, есть профессия научного работника»[3].

Таким образом, есть попытки дать определение понятию «ученый». Так, С. Г. Арутюнян, например, считает, что «в прямом смысле слова ученым является личность, для которой раскрытие тайн природы — жизненный вопрос и диктуется ее мироощущением»[4].

Нам же представляется, что данное определение лишь частично отражает содержание понятия «ученый». Так, из числа ученых в приведенном выше определении исключаются совершенно представители общественных (гуманитарных) наук, а к руководителям именно подобных творческих коллективов должно это относиться.

Понятие «учёный» близко к понятию «научный работник», но не тождественно ему. В современных условиях, когда профессия научного работника становится всё более массовой, далеко не каждый её представитель может быть назван учёным, тем более руководителем творческого коллектива. С другой стороны, учёный руководитель не обязательно является профессиональным научным работником и даже может не принадлежать к научной интеллигенции и к интеллигенции вообще. Деятельность отдельных практикующих врачей, педагогов, не имеющих научных степеней, званий и должностей, по реальным результатам может вносить определенный, порой весьма существенный вклад в профессиональную деятельность и в развитие науки как практическое внедрение научно- практических разработок и нововведений. Показателен пример академика Т. С. Мальцева — учёного-агронома, ни по профессиональному занятию, ни по социальной принадлежности не являющегося представителем научной интеллигенции. Тем не менее научный авторитет Т. С. Мальцева в настоящее время признан довольно широко в мире.

Как нам представляется, учёными можно назвать тех научных работников, кто занимается наукой, исходя из внутренних потребностей, для кого это жизненный вопрос, определенное призвание, когда налицо достижение общественно значимых научных результатов.

Рассматривая жизненную позицию руководителя-учёного, мы исходим из того, что каждый, даже самый крупный из них прошел длительный путь становления как исследователь и испытал на себе воздействие многих как внутринаучных и социокультурных факторов, так и условий только своей индивидуальной жизни. Жизненная позиция руководителя-учёного не есть нечто присущее только выдающимся исследователям. Она не возникает вместе с научным открытием и не присуждается вместе с ученым званием. Жизненная позиция ученого-гуманита- рия начинается с жизненной позиции личности, с её становления в качестве субъекта социально-экономической деятельности, и с ее самоопределения. Несомненно, что признание научных заслуг оказывает существенное влияние на развитие личности представителей гуманитарной науки, но социально-экономическая направленность их деятельности в последующем во многом определяется сложившимися ранее установками и убеждениями.

Жизненную позицию учёного-руководителя мы понимаем как интегральную качественную характеристику, представленную единством идейно-политических, религиозных и нравственно-волевых свойств его личности. Она проявляется в относительно устойчивой системе связей исследователя к научной деятельности коллектива и к обществу в целом, другим людям и самому себе. Прогрессивная направленность активности ученых-гуманитариев находит свое выражение в творческом подходе к научной деятельности, в стремлении поставить гуманитарную науку на службу обществу, отдавать свои знания, навыки и умения делу социальной справедливости. Внутреннюю объективную основу такой позиции составляет единство потребностей личности в саморазвитии, самореализации, самоутверждении с потребностями научного творчества и общественного служения прогрессу.

В понятии жизненной позиции руководителя-ученого отражается объективный, исторически конкретный характер взаимоотношений между субъектом научной деятельности и обществом с точки зрения сознательного осуществления предъявляемых к ним взаимных требований. Такое понимание жизненной позиции позволяет анализировать человеческий фактор в науке как особую форму активности личности, имеющую богатые конкретные аспекты своего проявления в мировоззрении социально-политической ответственности субъекта научного творчества, видеть их активное участие в процессе преобразования и перестройки общества.

Следует отметить, что долгое время жизненная позиция ученого-руководите- ля рассматривалась только в плане «внешней» направленности науки, в реализации ее гуманистической и социальной практики. Но развитие деятельности подхода к исследованию научного познания сегодня делает возможным специальный анализ развития методологических установок субъекта научной деятельности и включения их в структуру жизненной позиции руководителя интеллектуального коллектива. Дело в том, что развитие теоретического познания идет в тесном взаимодействии со становлением средств этого познания, со становлением методологии науки. Всякое научное знание есть результат, итог определенной познавательной деятельности на основе соответствующей ей методологии, т. е. совокупности методов. Другими словами, ни один ученый не может успешно осуществлять свою деятельность, не опираясь на определенные методологические установки и принципы, выражающие его позицию в исследовании. Специфика методологических установок заключается в том, что посредством их реализации в научной деятельности методы научного познания, концептуально-теоретический аппарат науки превращается во внутренние основания деятельности. Деятельностный подход как раз позволяет обнаружить за знанием результат, механизмы познавательной деятельности подобно тому, как обнаруживающимися во внешнем поведении человека действиями или поступками можно обнаружить определяющие их установки и мотивы.

Вместе с тем рассмотрение методологических аспектов научной деятельности связано не только с самим процессом научно-гуманитарного познания. Методологические установки ученого «работают» и в других сферах научной деятельности: в практике её организации, в сфере подготовки научных кадров в тех прогнозах развития общества, которые являются продуктом творческой деятельности научного коллектива и т. д. И здесь методологический анализ решает задачи соотнесения средств и целей деятельности, приведения в соответствие имеющихся средств и способов достижения заданных целей и т. п. Вот почему степень овладения богатством методологического арсенала науки является важнейшим показателем не только квалификации ученого-руководителя, но и существенным компонентом его жизненной позиции.

Необходимость соотнесения методологической установки и жизненной позиции обуславливается самой структурой деятельности. Методологические позиции представляют собой сформировавшуюся в процессе сциентификации, на основе овладения методологическим аппаратом науки и совокупности стереотизирован- ных операций с объектом, систему социальных фиксированных установок ученого, определяющих направление и последовательность его научной деятельности.

Методологические установки познавательной деятельности выполняют функцию ее регулятивной основы, которая направляет, ориентирует и контролирует построение теоретических, а иногда и эмпирических конструкций. Любая осмысленная деятельность, в том числе и научная, направляется определенными регулятивными принципами, аккумулирующими предшествующий опыт преобразования и познания человеком материального мира. Методологические установки представляют собой общий синтез нормативных знаний, необходимых для организации построения, функционирования и интерпретации фундаментальной теории.

Методологические установки познания сами по себе являются сложной структурой, имеющей различные «среды» и уровни. В деятельностном социологическом аспекте, т. е. как определенная форма познавательной деятельности они структурно включают предмет, цель, средства и результат деятельности. В этом плане они выражают направленность позиций субъекта научной деятельности, органически включаясь в эту позицию. Будучи посредником между психологическим явлением и внешним миром, состоянием готовности к определенному реагированию, установка, в том числе и методологическая, составляет важное звено жизненной позиции руководителя. Жизненная позиция, как нам представляется, является тем емким, интегральным понятием, которое позволяет видеть такие явления, как установка, мотив, ценностная ориентация, в соответствующем мировоззренческом ракурсе, где установка отражает момент направленности деятельности. Методологическая установка здесь, с одной стороны, выполняет свои специфические функции в научном познании, с другой — имеет социально-психо- логическое содержание регуляции активности в поведении личности.

Как известно, в социальной психологии выделяют три уровня структуры диспозиции личности в зависимости от ее социализации. Первый уровень состоит и элементарных фиксированных установок, формирующихся в простейших ситуациях, второй — это система социальных фиксированных установок, высший же уровень представляет собой систему ценностных ориентаций. Можно утверждать, что методологические установки в основном функционируют на втором уровне ди- спозиционной структуры и в социально-психологическом плане представляют собой сформированный в процессе овладения эмпирическим и концептуальным аппаратом науки устойчивый алгоритм теоретических и практических действий по поиску, восприятию, переработке и оценке научного знания. Необходимо подчеркнуть, что социальный характер методологических установок заключается как в специфике формирования, так и в особенностях действий руководителя.

Рассмотрение методологической установки в структуре жизненной позиции личности есть исследование внутреннего единства гносеологического и социального аспектов анализа процесса научного знания. Именно данная установка задает жизненный позиции тот ценностный и мотивационный смысл, который играет большое значение в диалектике развития самой научной деятельности.

Необоснованные методологические установки и неверные ценностные ориентации не просто «соседствуют», а органически переплетаются с жизненной позицией субъекта научной деятельности. Следует отметить в связи с этим, что необходимая сегодня перестройка в науке представляется нам как коренной переворот в системе научного знания, который предполагает не только подъём научногуманитарных исследований на новый уровень, но вместе с тем и развитие новых методов познания действительности, и в то же время новые способы преобразующей деятельности людей, а также развитие методологии практики. Современные задачи требуют постоянного совершенствования методологических средств научного поиска и соответствующих существенных изменений методологических установок в системе всей жизненной позиции ученого-руководителя.

По своей гносеологической природе научное познание всегда направлено на практическое овладение миром и невозможно без выработки учеными мировоззрения, т. е. общего взгляда на мир, природную и социальную реальность, а также определения своего места в мире. Здесь чрезвычайно важно, какая философская система используется в качестве методологической основы научной деятельности. В. И. Ленин в свое время показал, что в любой области действительности ученый не может успешно работать, если он не является сторонником материализма, и прежде всего диалектического материализма «Без этого крупные естествоиспытатели так же часто, как до сих пор, будут беспомощны в своих философских выводах и обобщениях. Ибо естествознание прогрессирует так быстро, переживает период такой революционной ломки во всех областях, что без философских выводов естествознанию не обойтись ни в коем случае»[5]. Роль мировоззрения в современном научном прогрессе и его взаимодействия с методологическими установками руководителей постоянно возрастает.

Наиболее отчетливо данное взаимодействие проявляется на высшем, философском уровне методологии, когда философия оказывает влияние на методологические функции конкретных научных теорий независимо от того, осознается ли это ученым-гуманитарием или нет. Сознательное использование диалектикоматериалистической методологии, определяя соответствующим образом позицию ученого и направления самого процесса научной деятельности, создает предпосылки для управления развитием познания, способствует совершенствованию познавательных средств и повышению эффективности научной деятельности. Именно на основе философских обобщений, носящих всеобщий характер, и на базе синтеза совокупности научных знаний продолжается разработка и научной диалектико-материалистической методологии, и подлинного научного мировоззрения. Усложнение процесса получения новых знаний, быстрое развитие современной социально-экономической науки требуют сознательного усвоения субъектом научной деятельности диалектического материализма как адекватной мировоззренческой и методологической основы научного познания, где методология представляет собой учение о методах применения принципов мировоззрения в процессе научного познания.

Рассмотрение взаимодействия мировоззрения и методологических установок в структуре жизненной позщии ученого-руководителя позволяет подчеркнуть, что речь идет о философском знании, о философских категориях, усвоение которых свидетельствует, с одной стороны, о формировании убеждения, а с другой — о возникновении установок, когда мировоззрение становится и методологией. Философская идея здесь может стать внутренним побудителем постановки конкретной научной проблемы, выдвижения гипотезы и т. д. Исходя из своего мировоззрения, исследователь может подбирать соответствующие методы научной деятельности. Научным мировоззрением, писал В. И. Вернадский, «мы называем представление о явлениях, доступных научному изучению, которое дается наукой; под этим именем мы подразумеваем определенное отношение к окружающему нас миру явлений, при котором каждое явление входит в рамки научного изучения и находит объяснение, не противоречащее основным принципам научного искания. .. В основе этого мировоззрения лежит метод научной работы.. .»[6]. И далее:

«Это испытание наукой оруцие искания подвергает пробе все, что так или иначе вступает в область научного мировоззрения. Каждый вывод взвешивается, факт проверяется, и все, что оказывается противоречащим научным методам, беспощадно отбрасывается... Наиболее характерной стороной научной работы и научного искания является отношение человека к вопросу, подлежащему изучению. В этом не может быть различия между научными работниками, и всё, что попадает в научное мировоззрение, так или иначе проходит через горнило научного отношения к предмету; оно удерживается в нем только до тех пор, пока оно его выдерживает»[7].

Научное познание, таким образом, не является независимой сущностью, а представляет собой познавательное отношение к миру, которое невозможно вне научного мировоззрения, что обусловлено самой объективной сущностью познания. В свою очередь, научное мировоззрение невозможно вне научного познания и гносеологического обоснования. Большие открытия современной науки, их мировоззренческая и методологическая интерпретация стимулируют дальнейшее развитие самой философии, ставя перед ней новые теоретические и методологические проблемы, постоянно углубляя и расширяя взаимодействие методологических установок и мировоззрения в структуре жизненной позиции субъекта научной деятельности.

Взаимодействие методологических установок и мировоззрения в рамках жизненной позиции ученош-гуманитария свидетельствует о том, что последняя не является внешним, сопутствующим процессу научной деятельности явлением, а органически выходит в природу науки как её неотъемлемая часть. Стратегия современного научного поиска и степень его эффективности обусловлены мировоззренческой и методологической основой науки, которые определяют жизненную позицию руководителя-ученого. Фундаментом же правильных методов мышления исследователя является материалистическая диалектика. В то же время для понимания роли научной деятельности в формировании жизненной позиции недостаточно рассматривать «внутринаучную работу» методологии и мировоззрения, исходя лишь из того, что через познавательный процесс исследуемые объекты сообщают ученым определенное видение мира.

Вместе с тем, говоря о методологии гуманитарной науки, нельзя её сводить к гносеологии, к познанию действительности. Научное познание необходимо рассматривать в качестве элемента более широкой системы, т. е. через её включен- ность в практико-преобразующую деятельность человека в обществе. Методология науки — это не только учение о методах научного познания как теоретических средствах исследования, но и методах экспериментального и вообще практического постижения истины, а также о приемах организации научной деятельности и соответствующих ей социальных институтах.

Необходимость рассмотрения науки в контексте единства метода познания и преобразования действительности вытекает из роли практики в развитии науки как основы познания. В современных условиях сам процесс материального производства превращается в технологическое применение науки, а наука во все большей мере превращается в производительную силу общества. Такая «внешняя» направленность мировоззрения и методологии науки задает особую значимость жизненной позиции ученого. Специальное выделение «внешнего» аспекта направленности жизненной позиции ученого-руководителя нам необходимо для того, чтобы дать ответ на появление концепции и продолжающую иметь место в Европе так называемую схему науки, которая выражает тенденцию уменьшения зависимости результатов научного познания от личностных качеств ученого. Так, польский исследователь В. С. Казаковцев подчеркивает, что «с переходом от малой науки к большой науке мы можем заметить, что искусство и образование исследователя сами по себе в настоящее время начинают играть всё... меньшую роль в практическом решении проблемы»[8].

Наука в их концепции преображается в виде всё знающих руководителей (администраторов), которые организуют исследования методами указаний и приказов. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что переход к планированию научного исследования придает деятельности каждого отдельного индивида более сложные, многоаспектные формы выражения. При этом современная наука выдвигает и требует решения как крупных, так и более мелких проблем, без которых не может быть большого открытия. В связи с этим открывается возможность проявить себя не только исключительно талантливым исследователям, но и научным работникам со средними способностями, но при этом обладающими рядом качеств, необходимых для научной деятельности. Тем не менее решение крупной задачи требует все-таки особого дарования.

Современные проблемы ускорения научно-технического прогресса связаны о всё более возрастающей ролью мировоззренческих, методологических аспектов жизненной позиции, морально-политических качеств руководителей, творческих коллективов, их ответственности перед человечеством. Научная и социально-экономическая эффективность деятельности гуманитариев становится все более обусловленной целым комплексом политических и нравственно-волевых характеристик, обобщенное выражение которых представляет собой явление жизненной позиции. Именно внешняя направленность жизненной позиции отчетливо проявляется в проблемах взаимодействия гуманитарной науки с практикой.

Процесс познания, безусловно, предполагает атмосферу творческой дискуссии, разрешения противоречий. Само наличие противоречивых точек зрения и их разрешение стимулируют познавательный процесс. Но присутствуют тут и недостатки, связанные с конфликтными ситуациями, порожденные научной завистью, групповщиной, что подчас вынуждает тратить силы и энергию на деятельность, далекую от научно-гуманитарного познания и снижающую творческий потенциал и сплоченность, взаимопомощь научного коллектива.

Необходимо отметить, что хотя в гуманитарной науке существует своя система этических регуляторов, опосредствующих взаимоотношения ученых, наука, как и другие социальные институты, в характерных для нее формах отражает и воспроизводит определенные моменты жизни общества в целом. Она выражает и формирует некоторые потребности, тенденции и противоречия общественного развития. Перестройка общества, ускорение его социально-экономического развития затронули все стороны нашей жизни, в том числе и научно-гуманитарную сферу. Как и в развитии общества, в научно-гуманитарной сфере особую актуальность имеет проблема активизации человеческого фактора. Любые наши планы повиснут в «воздухе», если оставят равнодушными людей, если мы не сумеем пробудить трудовую и общественную активность масс, их энергию и инициативу. В связи с этим многие нравственные аспекты деятельности ученого-гумани- тария, которые прежде не всегда принимались в расчет, сегодня приобретают большое общественное значение. Внутренние факторы жизненной позиции ру- ководителя-ученого, его методологические и мировоззренческие установки встают в один ряд с «внешними», носящими социально-экономический характер аспектами жизненной позиции. Дело в том, что социально-экономическое развитие общества все более становится составной частью мировоззрения ученых, определяя тем самым их жизненную позицию.

Вместе с тем претворение поставленных целей в жизни возможно только на основе использования методов науки, в связи с чем необходимо активное развитие самой науки. Социальная ответственность ученых в таких условиях полностью совпадает с научностью и превращается в нравственное требование. Безответственность и необъективность в научно-гуманитарной сфере сопровождается, как правило, такой нравственной ориентацией, которая ведет к подмене творческих методов решения как научных, так и проблем разного рода социальной жизни.

Объективные особенности современного процесса научной деятельности, как и вся совокупность последствий научного прогресса, выдвигают серьезные требования к развитию духовных качеств научной интеллигенции, их жизненной позиции: чувства ответственности, долга, самодисциплины, патриотизма и т. д. У любого ученого специальные занятия оказываются соотнесенными с другими его интересами и жизненной позицией. Человек как целостная личность будет проявлять себя в любом роде деятельности. В связи с чем он все свои этические нормы и психические качества будет реализовывать в равной мере и в обыденной жизни, и в своей научно-гуманитарной деятельности. В общем тут нет непреодолимой грани. Следует также учитывать, что отношение ученого к окружающей его действительности, к той политической и экономической ситуации, в которой он живет, к тем процессам, которые реализуются в культуре в целом, оказывают определенное воздействие на его деятельность. Иными словами, специфика научной деятельности отчетливо проявляется в жизненной позиции через глубокую взаимосвязь и взаимозависимость внутринаучных факторов, методологических установок и нравственных социально направленных норм научной деятельности.

Следует также отметить, что существует и общекультурное влияние науки на личность, когда культурный смысл науки имеет ничем не заменимое значение. Когда мы говорим о том, что наука формирует жизненную позицию своего субъекта, то имеем в виду тот факт, что взаимосвязь с гуманитарной наукой вырабатывает соответствующий стиль мышления, развивает способности, дисциплинирует ум и поведение человека. Влияние культурной среды гуманитарной науки на личность ученого многообразно и определяет нормы научной деятельности и ценностные ориентации. Отражая объективную реальность, гуманитарная наука создает огромный понятийный, жизненно необходимый аппарат, вырабатывает методы социально-экономического познания.

Да и сам познавательный процесс представляет собой творческую деятельность, связанную с накоплением данных, созданием новых гипотез, отыскиванием способов их проверки и внедрения в практику и т. д. В этом смысле гуманитарная наука, как и любое явление культуры, есть создание человека, а научная деятельность, поскольку она приводит к новым результатам, есть творчество культуры, деятельность, в процессе которой человек, познавая мир, развивает и формирует самого себя.

Введение понятия «жизненная позиция руководителя-ученого» в общий контекст культурного развития науки и научной деятельности позволяет более чётко выделить социально-экономические аспекты формирования субъекта научной деятельности.

Как известно, по своему содержанию наука носит вненациональное и внегосу- дарственное значение, и есть результат творческой деятельности всего человечества. Но поскольку наука имеет мировоззренческую, методологическую и практическую направленность, она сопряжена с политическими и национальными вопросами. Опыт мировой истории показывает, что наука и техника играют роль оружия в политической борьбе и сами подвергаются влиянию со стороны политики, поскольку на творческую деятельность людей, работающих в области научно- технического прогресса, оказывает влияние национально-государственная обустроенность, религии и мировые социальные системы. Осознают это ученые или нет, но в условиях национально-государственной мировой системы они подчиняют себя и свое творчество именно ей. Каждая область знаний (технические, естественные и общественные науки), задачи и характер проводимых работ (фундаментальные или прикладные исследования), а порой даже отдельные научные специальности (физики, химики, географы, медики и т. д.) вносят свои особенности в формирование социальной психологии, а в определенном смысле и политического сознания соответствующих групп специалистов.

Выделение политического аспекта в жизненной позиции ученого, как правило, связано с вопросами выявления характера использования результатов научного исследования на благо или во вред человечеству. Наука в современных условиях вышла на такой уровень развития, что влияет на социально-экономическую жизнь не отдельными открытиями, а массой научных достижений, пронизывающей все стороны жизнедеятельности человека. Как писал М. Борн, «наука стала неотъемлемой и наиболее важной частью нашей цивилизации, а научная деятельность теперь понимается как непосредственный вклад в развитие цивилизации. В наш век техники наука обрела социальные, экономические и политические функции. И какой бы отдельной от технических приложений ни выглядела наша работа, она представляет собой звено в цепи действий и решений, определяющих судьбу всего рода человеческого»[9].

Политическое самосознание ученых-гуманитариев, повышение активности их жизненной позиции проявляются в том, что ученые занимаются не только научной, но и разнообразной общественно-политической деятельностью, помогающей им глубже понимать задачи, стоящие перед государством и наукой как социальным институтом. Жизненная позиция проявляется здесь как в повышении эффективности самой научной деятельности, так и в росте гражданской ответственности, идейно-нравственной и политической зрелости. Как нам представляется, это не два самостоятельных процесса, а глубоко взаимосвязанные и взаимодействующие направления развития гуманитарной науки в качестве новой социальной формы её существования, полно и адекватно реализующей специфику своей деятельности и со стороны как познавательных функций, так и со стороны развития ее социально-экономической природы.

Забота о формировании политического самосознания ученого-гуманитария связана в известной степени с тем обстоятельством, что сама ориентация сознания ученых все более становится предметом особого внимания идеологов всех мастей. И следует отметить, что эти усилия не проходят даром.

Рост политического сознания и социальной активности субъекта научной деятельности органически связан с развитием демократических начал в науке. Демократия в науке представляет собой целительную форму цивилизованного, а не силового разрешения противоречий. Гласность представляет собой тот инструмент, которым общество контролирует положение дел во всех сферах жизни, включая и гуманитарную науку Необходимо только демократизировать сами формы организации науки, поднять роль ученых советов, научных конференций, дискуссий, оживить научную практику, авторитет должности подчинить авторитету мысли. При этом необходимо внимательное и уважительное требовательное отношение к субъекту научной деятельности. Настоящий ученый всегда с активной жизненной позицией, это всегда неутомимый труженик, обладающий убежденностью в своей правоте, сильной научной логикой, навыком ведения споров, умением воспринимать практику. В борьбе же с приспособленцами, которые сами не верят в то, что пишут и говорят, имея при этом в руках реальную власть, настоящий ученый должен обладать принципиальностью, выдержкой, мужеством и оптимизмом, верой в торжество истины.

Как показывает опыт общественного развития нашего государства, работа руководителей с различными коллективами позволяла их мобилизовать на решение стоящих, иногда трудно выполнимых задач. Всё это подтверждает правильность социально-экономических концепций, разработанных заранее и с внесением поправок в ходе развернувшейся профессиональной деятельности. Нет сомнений, что профессиональная экономическая деятельность, а особенно социальная работа с массами населения в будущем будут изобиловать еще большими непредвиденными ситуациями. Искусство руководителя в том и должно состоять, чтобы найти такие способы, которые в данное время могут и не предусматриваться для будущего. Вот почему так важно формировать навыки научно-методологической деятельности у будущих руководителей творческих коллективов.

Рассмотренные особенности социально-экономической творческой деятельности указывают на то, что разработанные ранее положения, инструкции, наставления в изменившихся условиях следует применять с толком и здравым смыслом, строго сообразуясь с обстановкой. По образному выражению В. И. Ленина, «методу ... надо уметь изменять, когда изменяются обстоятельства»[10]. Следовательно, такие качества руководителя, как его активность, инициатива, творчество, особенно необходимы в сложных жизненных ситуациях профессиональной деятельности руководителя творческими коллективами.

Важным показателем творчества руководителя в деятельности является применение им как для конкурентов-завистников, так и противников отдельных видов деятельности, неожиданных для них форм и методов действий, которые вводят их в заблуждение, застают врасплох. Одним из элементов проявления творчества является так называемая профессиональная хитрость, находчивость, умение обмануть конкурентов, заставить их принять решения, не соответствующие действительности. Способов и приемов введения их в заблуждение может быть очень много.

Творческое руководство научным коллективом предполагает и применение таких форм и методов, которые не предусматривались и не применялись ранее, что является формой дальнейшего развития способа действий, несомненно, подразумевающих совершенствование. Но в истории деятельности руководителей были и примеры творчества, которые не получили дальнейшего развития, оказались нежизненными. В современных условиях, когда деятельность на всех уровнях становится особенно динамичной, для руководителей открываются еще более широкие возможности для творчества менеджеров как в экономике, так и в социальной деятельности.

Важным средством повышения эффективности управления коллективами и всевозможными социально-экономическими процессами стала компьютерная техника. Ее использование позволяет быстрее и точнее оценить получаемую информацию, производить сложные расчеты, более убедительно обосновывать решения, изыскивать новые способы и приемы профессиональной деятельности. В конце XX века в результате триумфа материального над духовным искусство руководителя, как утверждают отдельные ученые, деградировало до уровня обычной исполнительской техники, заменяется шаблонами и отработанными приемами. В связи с этим, как нам представляется, никакая вычислительная и компьютерная техника не заменит интуиции руководителя, его чутья, как необходимых элементов творчества руководителей различного уровня, особенно в гуманитарной сфере деятельности.

По достоинству оценивая возможности вычислительной и компьютерной техники, успехи эвристического программирования, неправильно вместе с тем рассматривать их в качестве аналога творческой деятельности руководителя. Машинное «мышление» лишено элементов субъективности, оно «идиотски логично» и не имеет своих собственных потребностей в создании нового, прогностического. Машина в этом отношении является помощником человека, избавляя его от множества формально-логических операций.

Творчество руководителя в социально-экономической сфере деятельности может полностью раскрыться и дать должный эффект, когда этому способствуют социальные и экономические условия, а сам руководитель обладает специальными интеллектуальными и психологическими качествами. Инициатива, находчивость и активность руководителя является необходимым условием творчества в научно-гуманитарной сфере деятельности, и проявляется в том, случае, если каждый из них стремится сделать максимум возможного для успеха. В связи с этим морально-политическая и деловая закалка, преданность своему делу, народу, убежденность в справедливых целях деятельности являются важнейшими социальными предпосылками творчества руководителя во всех сложных условиях.

Важнейшим фактором творчества руководителя в социально-экономической сфере деятельности является создание таких условий, которые бы давали простор почину и инициативе. Одной из таких предпосылок является правильное сочетание в системе управления коллективами централизации и возможности самостоятельных, инициативных действий. Нет смысла централизовать управление больше того, чем руководитель сможет это практически осуществить. Пере- централизация в руководстве творческими коллективами означает практическое бездействие, потому что старший начальник не может претворить в жизнь того, что хочет, а младший зацентрализован и ждет распоряжений «сверху».

Сложные социально-экономические условия в настоящее время требуют централизации в управлении большим количеством людей и техники. Это, в свою очередь, вызывает необходимость обуславливать деятельность каждого руководителя указаниям старшего, который принимает решение по использованию имеющихся сил и средств. Но все это не исключает значения инициативы младших напальников. Социально-экономическая обстановка в обществе всегда оставляет широкое поле деятельности для проявления инициативы и творчества практически в любой ситуации. Ведь нижестоящий руководитель, как и старший, оценивает обстановку, определяет замысел, принимает решения, ставит задачи непосредственным исполнителям, организует взаимодействие и обеспечение всем необходимым для данного вида работ. Успех любой деятельности возможен в том случае, если замысел и решение старшего руководителя проводятся в жизнь творчески.

Мы рассмотрели лишь некоторые условия и предпосылки проявления творчества руководителем научных коллективов гуманитариев, которые могут быть реализованы лишь при готовности ими к творческому решению задач. Важнейшими из них являются гуманитарные теоретические знания и предшествующий практический и жизненный опыт, а также психологическая готовность к творчеству при реализации научно-методологического познания. Обстановка деятельности с людьми всегда связана с внезапно возникающими проблемами, которые и создают особые условия проявления творчества для руководителя. В подобных условиях не каждый человек сможет думать и тем более творить. Деятельность по руководству коллективами требует таких людей, ум которых в минуты сложных ситуаций обостряется, мышление становится глубже, логика размышлений убедительнее.

Уяснение сущности творческого мышления руководителя творческими коллективами, особенностей его проявления в сложной и ответственной ситуации, факторов, создающих наиболее благоприятную обстановку для творческой деятельности, выработки необходимых интеллектуальных и психических качеств являются важнейшим условием определения основных направлений формирования творческого склада мышления руководителей всех степеней и уровней. Таковыми являются: создание наиболее благоприятных социальных уровней, побуждающих руководителей к проявлению активности, инициативы и творчества; развитие интеллектуальных и нравственно-социальных качеств руководящего состава в процессе всех видов учебной и практической деятельности; формирование психологической готовности к управленческой деятельности и мышлению в сложных ситуациях.

Совершенствование системы профессиональной подготовки управленческих кадров, ориентация их в направлении усиления исследовательского и творческого элементов деятельности, исключая при этом формирования стереотипов мышления, искоренение шаблона представляет нам то направление профессиональной подготовки, которое необходимо в настоящее время. Обучение должно основываться не только и не столько на заучивании готового учебного материала, усвоении таким образом определенного набора знаний, сколько на самостоятельном размышлении, на творческом подходе к усвоению изучаемого материала. Обучение есть прежде всего формирование творческого мышления на основе приобретаемых знаний.

Дальнейшее совершенствование подготовки управленческих кадров требует инновационных форм организации практической деятельности, особенно таких его видов как ролевые (деловые) игры, решение практических задач с элементами глубоких размышлений и принятия обоснованных решений. Очень важно, чтобы на практических занятиях создавалась новая поучительная обстановка в сложных условиях. Только при этих условиях у управленческих кадров будет развиваться творческое и государственное мышление всех степеней, инициатива, стремление применить самые эффективные способы решения профессиональных задач.

При правильной организации всех видов подготовки управленческих кадров создаются условия для формирования их научного творческого мышления, отвечающего требованиям современной обстановки.

Инновационный подход к науке с его широким использованием статистических фактов, информационных моделей, структурных схем и т. д. таит в себе ясно осознаваемую нами опасность недооценки индивидуального своеобразия творческих и психологических особенностей каждого действующего в науке человека. И это не просто слова, так как, во-первых, уже накоплен огромный опыт описания и логического анализа творческого своеобразия отдельных выдающихся деятелей науки; во-вторых, современная психология активно и небезуспешно ищет подходы к количественно точному анализу психологии творчества, и надо думать, что подобные результаты уже будут использоваться в ближайшем будущем; в-третьих, издавна подмечено, что в процессе сознательного и исторически складывающегося взаимодействия человеческих индивидуальностей в тех или иных сообществах людей проявляются результирующие черты и действия, поддающиеся точному анализу.

Ф. Энгельс в 1890 г. по поводу индивидуальности писал в одном из своих писем, что люди «хотят каждый того, к чему влечет их физическая конституция и внешние, в конечном счете экономические обстоятельства (или свои собственные, личные или общесоциальные), что эти люди достигают не того, чего они хотят, но сливаются в нечто среднее, в одну общую равнодействующую»[11].

В стремлении конкретно познать механизм и характер научной деятельности человека нам могут помочь такие субъективные суждения, как высказывание видного естествоиспытателя академика В. А. Энгельгарда, что «творчество ученого в самом своем первоисточнике есть результат врожденной физиологической потребности, результат некоего инстинкта, ощущаемого так же властно, как потребность птицы петь или стремление рыбы подниматься против течения бурной горной реки»[12]. Или сформулированное с иных методологических позиций и значительно более спорное заявление известного американского деятеля на ниве научного образования Ж. Гильденбрандта о том, что истинное призвание ученого определено следующим афоризмом из «Деяний Апостолов»: «Сказать или услышать какие-нибудь новые вещи».

Нам представляется, что движущие стимулы и исходные первопричины научного творчества человека несравненно богаче и сложнее любых условных схем. Их конкретное изучение и познание является одной из задач будущих исследователей.

Отношение к научному творчеству не является какой-то врожденной категорией. Оно носит, как и всё в науке, исторически обусловленный характер. От созерцательного натурфилософского подхода — к современному экспериментальному методу естествознания и от него к формированию черт будущего характера научного мышления. Этот исторически закономерный путь был всегда обусловлен объективно существовавшими и реально воздействующими на гуманитарную науку факторами. Характер запросов жизни, возможности самой жизни, широта и глубина научных концепций, объем научной информации и скорость её роста, реальные возможности получения информации и ее переработки, техническая вооруженность научного процесса, общий культурно-технический уровень населения страны и степень развитости производительных сил государства представляют собой конкретные условия функционирования как науки в целом, так и в решающей степени обусловили формирование черт творческого процесса в научно-гуманитарном познании.

Среди характеристик черт современного научного творчества, имеющего тенденцию в последующем сформироваться в систему, необходимо отметить: а) возрастающую подвижность творческого научного мышления; б) всё более осознанное стремление к широте и универсальности научного подхода; в) возрастающую роль методологии научной деятельности; г) сознательное принятие принципа организованности творческого процесса научного познания; д) признание того факта, что все творческие открытия происходят на стыке различных наук.

Ранее констатировался факт заметного ускорения темпов смены и преемственности научных теорий и концепций, а также отмечалась их закономерная связь с изменившимся характером так называемых научных школ. Сейчас всё большее число крупных ученых руководствуются принципом, ярко выраженным в свое время И. В. Мичуриным: «Мои последователи должны опережать меня, противоречить мне, даже разрушать мой труд, в то же время продолжая его. Из только такой последовательно разрушаемой работы и создается прогресс»[13].

Свободный творческий обмен мнениями, терпеливое и заботливое отношение к поискам новых путей в науке, признание принципиальной неполноты своих знаний о различных сторонах научной проблемы и готовности под влиянием новых научных фактов, признать ошибочность собственных взглядов является непременным проявлением тенденции к росту подвижности творческого научного мышления.

Обычная ситуация в науке может выглядеть следующим образом. Как правило, наши знания о некоторых предметах неполны. Однако неполное знание не есть полное незнание, и обычно человеком накоплен значительный запас эмпирической информации, касающейся различных сторон данного объекта. К тому же мы довольно точно представляем, какой хотим получить результат, а из предшествующего опыта мы знаем, какие факторы на него влияют.

В этом случае возможны два существенно отличных научных подхода. Один из них, традиционно свойственный социально-экономической науке, состоит в требовании всестороннего изучения как свойств объекта, так и механизма протекания интересующих нас процессов, в стремлении создать на основе этого более или менее полную теорию процессов, а затем решить с ее помощью все возможные возникающие задачи или проблемы.

Другой подход, свойственный математической теории эксперимента, состоит в стремлении в разумно короткие сроки, статистически обобщив накопленные в прошлом априорные сведения и эмпирический опыт многих людей, выбрать близкую к оптимальной стратегию для управления экспериментом и получения желаемого конечного результата. Здесь очень важен тот фактор, что при неполном знании есть возможность оптимального управления как экспериментом, так и социально-экономическими процессами. На подобной стратегии базируется кибернетика, появление которой стало возможным лишь после того, как было понято, что возможно оптимальное управление при неполном знании. Многочисленные примеры подтверждают, что эффективность подобного метода гораздо выше традиционного подхода. Особо следует подчеркнуть то, что в современных условиях быстро развивающегося прогресса может возникнуть ситуация, когда потребность в систематическом научном изучении данной проблемы отпадает ещё до того, как будет создана его традиционная научная теория. Сейчас, а тем более в будущем, характер научного подхода в познании и область интересов ученых должны определяться в социально-гуманитарных науках фактором времени и конечной общественной целесообразности, а не только природной склонностью, любознательностью и предшествующим заделом собственного научно-познавательного материала.

Все более осознанное стремление к широте и универсальности научного подхода в гуманитарных науках имеют свои глубокие корни в историческом познавательном опыте, в особенности в приобретенном за последние два десятилетия. Сейчас всё более актуализируется тот факт, что решение ряда первостепенных по своей принципиальной важности научных проблем невозможно решить только путем накопления значительного объема информации и ее переработки на основе идей и методов данного научного направления. Необходимы качественно новые идеи, отличающиеся от принятых ранее положений несравненно большей широтой и универсальностью. Опыт последних двух десятилетий показал, что если подобного рода научно-гуманитарный подход получил свое конкретное воплощение, это приводило к коренным и далеко идущим прогрессивным изменениям во многих областях научной деятельности (к примеру, идея общности процессов связи и управления в обществе, в живой и неживой природе и т. д.).

Авторами подобных прогрессивных идей, как правило, оказываются смелые теоретические умы, способные преодолеть традиционные методы и сформировавшиеся в социально-экономических науках, на основе узкого спектра фактов и взглядов, господствующих в обществе на данный момент исторического времени. Определяющим для выработки таких широких и универсальных научных идей и методов будет являться объединенный творческий труд коллективов ученых, гармонично сочетающих и использующих разнообразные индивидуальные способности, знания и взгляды многих исследователей. Творческие индивидуальности, объединенные в коллективы и действующие по мудрому принципу «гениальные идеи приходят к тем, кто их заслужил упорным трудом», — вот основной путь решения в современной науке проблем «еретиков», поставленный в свое время В. И. Вернадским.

Стремление к широте и универсальности научного подхода прокладывает себе дорогу в жизнь через многочисленные субъективные и объективные трудности. Среди последних заслуживает быть отмеченным то обстоятельство, что быстро возрастающая сложность и трудоемкость гуманитарных процессов, повышающие уровень технического оснащения современной науки, стимулируют тенденцию к более узкой профессиональной самореализации научных работников в социально-экономической сфере деятельности.

Особая роль в современных условиях отводится тому, чтобы «технократизация» научных исследований не подавляла личность ученого, особенно профессиональный рост и формирование личности у молодых людей науки, если они в силу неоптимальности организации коллектива будут надолго привязаны к выполнению необходимых, но малопрофессиональных операций научного процесса. Это может превратить ученого в «провизора» или «квалифицированного препаратора». Но в любом случае творческое изучение опыта науки, в том числе и гуманитарной, необходимо для формирования широких научных взглядов, без чего не бывает крупных ученых.

Критическое изучение и творческое освоение опыта предшествующих поколений ученых, безусловно, важное, но само по себе еще далеко недостаточное условие преодоления отмеченного противоречия. Принципиально важно указать на необходимость оптимальной организации труда коллектива людей, при которой наиболее полно, разносторонне и йцелесообразно используется багаж общественной подготовки и многие специфические способности различных молодых работников. Наряду с этим, непременным условием является создание в научном коллективе подлинно творческой обстановки, обеспечивающей возможность широкого обмена мнениями и высокий уровень внутриколлекгивного научного критицизма. Это не просто слова, а ситуация, когда спокойная и тихая жизнь в условиях предельно узкой специализации, при полном отсутствии интереса к тому, что делается у соседа, приводит к тому, что научных открытий ожидать довольно сложно.

Современный научный процесс предъявляет особые требования к структуре перерабатываемой информации. Необходимо учитывать структуру спроса уче- ных-гуманитариев, что они хотят получить из смежных отраслей науки: факты, методы исследования или теоретические концепции. Службы информации научных институтов должны знать, достижения каких смежных наук могут заинтересовать ученых при выполнении текущих и планируемых исследований. Совокупность сведений такого характера позволяет значительно уменьшить неопределенность в обеспечении информационности коллективов ученых. На основании экспертных оценок профессиональной потребности в научной информации представляется возможным более обоснованно разрабатывать рабочие программы действий институтских служб информации.

В связи с обсуждаемым вопросом очевидна и такая черта современного процесса научно-гуманитарного творчества, как возрастание значения общеметодологических основ науки. Стремление к познанию широкой совокупности взаимосвязей разных и сложных явлений современного мира, изучение и сознательное использование социально-экономических законов, логики развития самого научного знания в области гуманитарных наук требует вооружения всех ученых-гума- нитариев проверенным на опыте нескольких поколений ученых подлинно научным методом познания — методом диалектического материализма. Решение многих актуальных проблем современной гуманитарной науки, в том числе и формирование поколения специалистов завтрашнего дня научно-гуманитарной сферы неразрывно связано с необходимостью освоения и дальнейшего развития этой единственно верной общеметодологической основы общественной деятельности.

Современному характеру научного мышления присуще также всё более сознательное принятие принципа необходимости четкой организации научного процесса и целеустремленного управления творчеством научных коллективов. Внутренняя логика развития научной системы государств такова, что объективные потребности организованного управления научными разработками настоятельно требуют своего удовлетворения как в науке, так и в во внедрении научных разработок в практическую деятельность общества. Актуальность управления научным творчеством актуализируется еще и тем, что там, где научный коллектив неуправляем, там свобода творчества означает свободу быть посредственностью при дороговизне для налогоплательщиков государства.

Очевидно, что методы научной организации труда людей гуманитарной сферы деятельности во многом обуславливаются не только специфичностью ее отраслей, уровнем их развития и характером стоящих перед ними задач, но и конкретными социально-экономическими условиями жизнедеятельности самой научной отрасли. Потребность в разработке теоретических основ учебного курса научной организации социально-экономического труда давно назрела. Можно предположить, что в основу его будет положена идея оптимального управления системой в целом и ее основными компонентами, идея гармоничного сочетания принципов общественной целесообразности и научной необходимости со спецификой творческого характера научного процесса и имманентными законами логики научного развития.

Только развитие на прочной и современной научной основе теории социально- экономического познания и организации труда ученых можно рассчитывать на успех и популярность в довольно требовательной среде людей гуманитарной науки.

  • [1] Цит. по: Бернал Дж. Наука в истории общества. — М, 1956. — С. 19.
  • [2] Там же. — С. 18.
  • [3] Александров П. С. О признании ученого. — М., 1970. — С. 3.
  • [4] Арутюнян С. Г. Личность ученого в истории науки. — Ереван, 1972. — С. 9.
  • [5] Ленин В. И. ПСС. — Т. 45. — С. 31.
  • [6] Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки. — М., 1981. — С. 43-44.
  • [7] Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки. — М., 1981. — С. 47.
  • [8] Цит. по: Петров М. К. На пути к самопознанию науки / М. К. Петров, В. Е. Давидович// Вопр. философии. — 1967. — № 3. — С. 135.
  • [9] Борн М. Моя жизнь и взгляды. — М., 1973. — С. 38.
  • [10] Ленин В. И. ПСС. — Т. 36. — С. 178.
  • [11] Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения. — М.: Госполитиздат, 1949. — Т. 2.— С. 469.
  • [12] Энгельгард В. А. Движущие силы научного творчества // Наука и жизнь. — 1965. —№ 3. — С. 50.
  • [13] Мичурин И. В. Сочинения. — М.: Сельхозгиз, 1948. — Т. 4. — С. 402.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>