Полная версия

Главная arrow Философия arrow Методология научно-гуманитарного познания

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ТВОРЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР НАУЧНО-ГУМАНИТАРНОГО ПОЗНАНИЯ

Методологические основы научно-гуманитарного творчества

В различных отраслях конкретных наук, особенно в период их расцвета, существует большое количество научных школ и направлений. Но несмотря на их большое разнообразие общим для всех является определенная совокупность методологических предпосылок и принципов, выражающих, как правило, сложившиеся на определенном этапе развития науки нормы научного исследования и методы построения гуманитарной теории.

Понятно, что специфика собственно гуманитарных наук и ее отраслей наиболее полно проявляется на уровне конкретно научной дисциплинарной методологии. Под последней понимается входящая в ту или иную отрасль науки или возникшую на их стыках совокупность методов, принципов исследования и процедур, применяемых в той или иной научной дисциплине. В различных отраслях современной гуманитарной науки в результате длительного процесса дифференциации научного знания возникли целые «семейства» научных дисциплин. На современном этапе развития науки научная дисциплина является основной формой организации научного знания. Они, наряду с проблемными науками, являются следствием углубления и специализации научного знания, расширение его сферы, накопления огромного материала в узких проблемных областях. В связи с отмеченным можно утверждать, что дисциплинарность исследования детерминируется прежде всего его непосредственным предметом и речь может идти в основном о преломлении, трансформации существующих концептов и принципов, методов и методик в соответствии с его спецификой.

Возрастание роли и значительное обогащение функций научной методологии происходит фактически во всех отраслях современной науки. В области научногуманитарного познания и конкретной деятельности специалистов социально- экономической сферы оно приобретает специфику, детерминируемую как объективными условиями, так и сложной совокупностью субъективных факторов. Основная проблема, существующая здесь, заключается в том, чтобы методология являлась не только средством познания, но и преобразования явлений социально- экономической сферы жизни современного общества. В связи с этим, как нам представляется, основное внимание методологов-гуманитариев должно быть сосредоточено не на вопросах концептуализации знаний в гуманитарной науке

(хотя и они, разумеется, важны), а на проблеме реализации этого знания. В контексте нашего исследования необходимо еще раз подчеркнуть отличие методологической функции научной теории, заключающейся в ее способности определенным образом влиять на деятельность субъектов познания и практического действия. Методология, как уже отмечалось, не является методом или функцией, а представляет собой учение о них. Действительно, исследования метода или методов, выявление их структуры и функций могут выполнить существенную познавательную роль, но никоим образом не повлиять на реальные процессы познания и преобразования социально-экономической действительности общества.

Концепция метода не может быть реализована только в рамках гносеологического подхода, здесь необходим и деятельностный аспект. Завершением отображения любого метода может быть лишь в том случае, если механизмы его применения выявлены, необходимым образом адаптированы для использования и ин- териоризированы (т. е. переведены во внутренний план) субъектом деятельности. Вот таким направлениям гносеологическая проблематика, рассматривающая процессы становления и развития гуманитарного знания, дополняются процессуальными компонентами, отражающими основные направления и трудности движения знания к предметной области.

Многочисленные психологические и социологические исследования показывают, что переход как от практики к теории, так и от теории к практике, является довольно сложным, длительным и многоэтапным процессом. В связи с этим П. Я. Гальперин отмечал, что «понятие как целостный образ получается тогда, когда действие, на основе которого оно формируется, пройдя поэтапную обработку, становится обобщенным, сокращенным, автоматическим и познавательным умственным процессом»[1].

Как уже отмечалось, развиваясь, теория позволяет осуществлять «уплотнение» знаний, что ведёт к методологизации практики. В этом случае можно утверждать, что переход от абстрактного к реальному объекту преимущественно осуществляется посредством метода, реализации методологической функции теории, в результате чего происходит согласование логических и практических операций.

В этой связи следует концептуально представить и явление интегрированности относительно самостоятельных видов деятельности социально-экономических кадров, осуществляемых в рамках единого социального организма общества. Так как последнее является системно организованным, то в него неизбежно включаются все элементы взаимодействующих структур. При всем своеобразии деятельность специалистов гуманитарной сферы является компонентом определенной общественной целостности. В связи с чем нам представляется, что именно деятельность социально-экономических кадров представляет собой субстанциональную основу гуманитарной сферы вообще и гуманитарного познания, в частности.

Реализация методологической функции научной теории в гуманитарной сфере определяется несколькими условиями. Во-первых, уровнем развития самой теории. Во-вторых, наличием и уровнем операционализации механизмов перевода (ретрансляции) научного знания в деятельность. В-третьих, потребностями самой социально-экономической практики и степенью ее осознания исполнителями. Речь идет о социально-экономической обусловленности исследуемых процессов в обществе.

Реализация методологической функции научной теории во многом зависит от профессионального и общекультурного уровня социально-экономических кадров, а также от формы организации их деятельности. Методологическая активность человека связана с мотивационной активностью, детерминация которой крайне сложна. Любая персонифицированная деятельность, а специалиста-гума- нитария в особенности, включена в функционирование социальных групп различного уровня общности по форме, содержанию и результатам, и во многом регламентируется ими. Как справедливо отмечают исследователи, для процесса научной деятельности важны как отношения общества к гуманитарной науке, вытекающей из общесоциальных потребностей и интересов, так и отношения, вытекающие из групповых научных взглядов, основывающихся на специфике деятельности, а также необходимо учитывать и личные интересы ученого.

Социально-экономическая, как никакая другая деятельность, обладает ярко выраженной гуманитарно-временной конкретностью. Каждому исторически определенному способу деятельности соответствует и определенное структурное соотношение методов. Они неизбежно становятся институциализированными формами, и их объективная оценка, а также преодоление догматического отношения к сложившимся деятельностным стереотипам возможны только на основе конкретно-исторического подхода. Безусловно, универсализация деятельности социально-экономических кадров в основном идет за счет методологизации, что значительно увеличивает ее стабильность или устойчивость. В формировании «идеала» теории, т. е. какой она должна быть, методологические принципы принимают участие наряду с общекультурными и социальными ценностями. В тех же случаях, когда ценностные суждения оказываются исторически преходящими, то методологические остаются относительно инвариантными и воспроизводятся на довольно длительных этапах развития гуманитарной науки. В связи с этим видимо можно утверждать, что методологические принципы представляют собой те закономерности развития знания, как естественно-исторического процесса, который удалось зафиксировать. Однако реальные механизмы трансляции методологии сложны, а также культурно и социально обусловлены и приобретают некоторую специфику в профессиональной деятельности специалистов-гуманитариев.

Одним из определяющих вопросов современного состояния социально-экономической сферы является вопрос о границах и темпах необходимых и возможных преобразований в обществе. Важно отметить, что современный этап затянувшейся реформы социально-экономических отношений в России закономерно привлекает внимание широкого круга исследователей к поиску механизмов становления модернизированного нового, анализу природы человеческого творчества, его проявления в различных отраслях общественной жизнедеятельности, науке и технике, социально-политической практике. Подобная целевая направленность исследований обуславливает в значительной степени позитивную оценку явлений изменчивости, проявления нового качества, отрицание элементов старого, застойного, консервативного. Отмеченное является объектами активной критики и нападков со стороны отдельных партий и групп в государстве.

В связи с отмеченным можно сделать вывод о том, что наступательно-критическое отношение к авторитетам, существующему опыту и знанию, приемам и способам деятельности являются просто необходимым элементом в становлении новой теоретической системы. Ученые в XVII — XVIII столетии, активно борясь с догматизмом, предлагали достаточно «легко» решить проблему преодоления старого опыта. Познающий субъект, система знаний и опыт которого оказались существенным препятствием для творчества, должны были «очиститься» путем критической деятельности разума и использования правильного метода. Однако в скором времени наука вынуждена была убедиться, что полностью «очистить» субъект так же невозможно, как и исключить из системы познания все предшествующие знания, умения и навыки. Любое общество, любая социальная группа не могут нормально функционировать, не используя жизнедеятельностного опыта, и всякий раз заново решать возникающие задачи. Таким образом, всестороннее рассмотрение проблемы новых методов познания и преобразования социально-экономической сферы не может вестись вне рамок вопроса о границах и целесообразности проводимых реформ и перестроек.

Одной из ведущих пограничных проблем гуманитарных наук становится явление упорного отстаивания традиционных взглядов, теорий, стереотипов, несмотря на появление новых, на основе факторов и доказательств, их подтверждающих. Традиции общества, его основных элементов являются действующим арсеналом и огромной общечеловеческой ценностью. Функционирование стабилизирующих элементов социальной практики, ее устойчивость являются взаимодополняющими и необходимыми элементами творческого развития. Серьезная социальная проблема возникает лишь в том случае, если устойчивость и стабильность превращаются в силу, которая значительно сокращает или полностью исключает вариативность прогрессивного развития.

«Догматизация» накопленного опыта понимается как его защита в рационально доступных пределах, необходима и в определенных условиях, даже полезна для противостоящих ему элементов творческой деятельности. Кроме того, как показывают данные психологических исследований, критичность может выступать и в ряде случаев выступает как фактор, существенно тормозящий процесс становления нового. В связи с этим подробный анализ последнего возможен лишь на основе рассмотрения сложной диалектики устойчивости и изменчивости. Тем самым в оценке процессов, происходящих в социально-экономической сфере общества, консерватизм необходимо рассматривать как объективно и субъективно детерминируемое явление, имеющее сложную гносеологическую, социальную, психологическую и методологическую природу.

Продуктом творческой деятельности гуманитариев является нововедение, которое при внедрении обычно сталкивается с сопротивлением, вызванным социально-психологической инерцией, прошлым опытом и т. д. Сопротивление инноваций является естественным и оправданным в рамках функционирования определенной системы, процесс, который фактически является способом ее самозащиты, так как без сохранения стандартных способов деятельности система как таковая не может существовать. В то же время прямая инертность, консерватизм и абсолютное неприятие нововведений означает в конечном счете стагнацию и разрушение системы. Встает достаточно сложная проблема определения границ сопротивления инновации. Нам представляется, что если при переходе границы меры сопротивления нововведению, не меняющему принципов функционирования данной системы, тормозит прогрессивное развитие, а внедрение данной инновации принципиально осуществимо ресурсами этой системы, то лишь в таком случае можно говорить о том, что степень сопротивления превышает оптимальную. Определяется она в таком случае уже в значительной степени организационными и социально-психологическими факторами.

Таким образом, сложившиеся методологические регулятивы относительно инвариантных образований способствуют устойчивости в деятельности социально-экономических кадров в условиях трансформации ряда социальных ценностей. В этой связи необходимо, видимо, остановиться и на проблеме применимости научно-методологических принципов к исследованиям самой гуманитарной сферы деятельности. В науковедении и истории науки уже давно зафиксирован тот факт, что новые теории для того, чтобы приобрести необходимый статус, должны значительно превосходить существовавшие, приводить к новым, не предсказывавшимся ранее следствиям. Этого в настоящее время нет. Таким образом, опираясь на сказанное, обратимся к некоторым проблемам реализации методологической функции научной теории в концептуальном отображении междисциплинарных социально-экономических исследований.

Междисциплинарные, комплексные исследования представляют собой особую форму взаимодействия наук, при которой получение содержательного знания о предмете исследования происходит через строго субординированную систему предметных монодисциплинарных построений, строго подчиненных глобальной цели и открывающих большие возможности для получения комплексного всестороннего знания о предмете исследования. Комплексность исследования детерминируется не только целостностью объекта, но и единством основных компонентов человеческой деятельности. Тем самым, посредством ее синтезируются системные и деятельностные факторы в условиях многосубъектности гуманитарных наук. Вот почему комплексный подход не может быть простой суммой методов конкретных наук, а представляет собой качественно иной уровень методологического становления.

Методология междисциплинарного комплексного исследования в гуманитарных науках является относительно самостоятельным типом методологии, она отличается большой динамичностью, создается и совершенствуется с учетом потребностей научного познания в данной сфере.

Происходящие в настоящее время изменения социально-политических, экономических и духовных условий функционирования общества потребуют энергичной и эффективной разработки комплексных, долгосрочных целевых программ особенностей развития российского общества.

Развернутая целевая программа, как свидетельствуют исследования, проводимые в этой области, должна включать в себя: исходные теоретические и структурные принципы построения, систему конечных целей и задач, пути и этапы их достижения, механизм соединения теоретических и практических компонентов, комплексность, разрешение альтернативных вариантов (вариативность). Кроме того, программа должна обладать динамичностью структуры и возможностями саморазвития. К какому же уровню можно отнести методологию научно-гуманитарного познания? Как мы уже убедились, субординация методологии возможна и в пределах одного уровня, что объясняется проникновением в сущность разного порядка, и в пределах разных уровней, как отражение субординации форм движения материи. Однако специфическая природа предмета гуманитарной науки, ее сложной, иерархизированный характер дают основания утверждать о существовании и специфического типа методологий, синтезирующих на базе основных системообразующих компонентов метода и методологии путем диалектического снятия качественно нового образования. Методология всех уровней и представляет собой методологию научно-гуманитарного познания как самостоятельный специфический тип. И это закономерно: любая методология обладает не менее сложной структурой, чем соответствующая область теоретического знания.

Многоуровневый и разнокачественный характер различных отраслей методологии, не может реализоваться вне функций кооперации, так как одной из ведущих подсистем науки является система отношений совместной деятельности познающих субъектов в процессе научной деятельности. В условиях разделения научного труда именно методология выполняет функцию опосредованного объединения, обмена уплотненной информации иного уровня рефлексии. «Любая индивидуальная исследовательская деятельность по природе своей имеет всеобщий общественный характер,... при любой степени индивидуальности деятельности в конце ее имеет место акт трансляции знания. Исследование, результаты которого заведомо не должны стать достоянием социальной памяти, не может быть признано за результат труда вообще. В силу этих обстоятельств научное производство всегда в какой-то форме совместно»[2].

Разумеется, типы и характер этого совмещения или кооперации могут существенно различаться в зависимости как от внутренних, так и от внешних факторов, что достаточно наглядно проявляется в методологии научно-гуманитарного познания. В связи с отмеченным можно констатировать, что социально-экономическая мысль во все времена и во всех странах развивается не в отрыве от общественных теорий, а как правило, на их основе. Соответственно, на нее оказывают существенное влияние как достижения, так и недоработки современного обществоведения и его методологии. Главная задача методологии социальных наук заключается в развитии творческого мышления как в руководстве коллективами, так и среди самого народа, являющегося творцом своей жизни и деятельности, своей истории и своего Отечества.

Творчество в широком его понимании выражается в создании новых общественно-необходимых материальных и духовных ценностей, новых способов их получения на основе накопленного человечеством социально-экономического опыта и накопленных знаний. Новое в познании возникает тогда, когда становится очевидным, что имеющиеся знания недостаточны для обеспечения эффективности в практической деятельности, или когда обнаруживаются факты, которые не укладываются в рамки имеющихся представлений и не могут быть объяснены на основе существующей теории.

Новое знание утверждается и получает свое распространение в том случае, если подтверждается в эксперименте и делает более эффективными способы решения практических задач. В связи с этим не всегда новое знание отличается от ныне существующего, и может считаться новым. Новыми видами продукции надо считать не те, которые фигурируют в отчетах как новые по дате выпуска, а такие, которые являются новыми по их техническому и социально-экономическому уровню. Новое есть то, что имеет общественно полезную значимость, двигает науку и практику вперед, по пути прогресса.

Творческая деятельность многогранна в своих проявлениях. Творчеством в научно-гуманитарной деятельности являются обнаружение новых законов и закономерностей в общественных и личностных процессах, раскрытии механизмов их действия и разработка на этой основе новых социально-экономических взглядов, новых концепций и теорий. В практической деятельности руководящего состава государства и региона творчество проявляется в совершенствовании организационной структуры аппаратов управления и методов управления, внедрения новых способов материального производства и социально-культурной деятельности, новых путей эффективной подготовки и воспитания кадров, памятуя при этом, что генетику человека победить мерами и формами воспитания сложно.

Творчество, новаторство в решении как теоретических, так практических задач всегда были важнейшим условием общественного прогресса. Еще на заре зарождения социалистического государства в нашей стране В. И. Ленин обращал внимание на необходимость «не довольствоваться тем уменьем, которое выработал в нас прежний наш опыт, а идти непременно дальше, добиваться непременно большего... Без этого никакой прогресс вообще невозможен»[3].

Общая закономерность общественного развития такова, что чем быстрее прогрессирует наука и техника, изменяются производственные и социальные отношения, тем большую роль играет творческая деятельность людей в создании материальных благ и духовных ценностей общества. Необходимо отметить и то, что на современном этапе развития общества потребность в дальнейшей творческой разработке теории социально-гуманитарного познания не уменьшается, а наоборот, становится еще более актуальной. Без научного творчества невозможно ускорение научно-технического прогресса. В свою очередь, дальнейшее повышение эффективности научных исследований зависит от творческой активности как научных работников, так и деятельности социально-экономических работников.

Гуманитарная деятельность во всей ее сложности и многообразии всегда требовала от руководителей и администраций регионов проявления максимальных способностей, смелого новаторства и изобретательства. Искусное достижение эффективных условий на производстве и в социальной сфере характеризуется как творческое искусство, которое, как всякое искусство, немыслимо без творческого начала, без изыскания новых тактических приемов и способов. Особенно возрастает значение творчества на современном этапе развития государственного устройства. Это определяется ускорением темпов его совершенствования, возникновением новых проблем, требующих творческого подхода к их решению, усложнением теоретической и практической деятельности в сферах материального производства и социальной жизни общества.

Возрастание значения творческой стороны деятельности людей обусловлено необходимостью раскрытия сущности творческого процесса, его методологических и психологических основ, практических путей осуществления. В связи с этим неслучайно сегодня появляется большое количество научных работ, посвященных анализу творческого процесса, отыскиванию направлений повышения эффективности инновационной научной деятельности.

Научной методологической предпосылкой подхода к раскрытию характера творчества является диалектико-материалистическое понимание сущности познания как активного процесса отражения действительности в сознании человека на основе его практической преобразующей деятельности.

Эта активность, целенаправленность нашего сознания и являются основой творчества, условием, дающим человеку возможность изменять мир сообразно своим целям и практическим потребностям. Отражая действительность через призму своих внутренних потребностей, человек познает те ее связи и отношения, которые облегчают или затрудняют их реализацию, создает такой мысленный план действий, который в максимальной степени способствует достижению поставленных целей.

В процессе практической деятельности, осуществляемой на основе мысленного (идеального) образа действий, обнаруживаются те или иные непредусмотренные препятствия, создающие проблемные ситуации. В ходе познания человек намечает пути их устранения.

Человек может преобразовывать, изменять мир согласно своим целям и идеалам, основанным на познанных объективных законах, действующих в мире и отраженных в его сознании. Творить можно только на основе познанной объективной закономерности.

В связи с этим видимо будет уместно привести пример из современной теории ведения войны и построения боевых порядков в общевойсковом бою с применением ядерного оружия, которая является новой идеальной конструкцией возможной модели ведения сражения или боя. Подобных боев и построения боевых порядков не существовало и не существует в действительности. Их создание является результатом научного творческого воображения. Вместе с тем эта мысленная конструкция, модель боя и боевых порядков, представляет идеальное отражение реально существующих элементов боевого порядка, оружия, боевой техники, средств управления и обеспечения, уровня подготовки личного состава в соответствии с реально существующей потребностью решать задачи обеспечения обороны страны в новых исторических условиях.

Сердцевиной научного творчества является возникновение новой идеи, которая и кладется в основу открытия ранее неизвестных связей и отношений, разработки новых способов практической деятельности. Идеалистическая философия рассматривает возникновение новой идеи как результат интуиции, которая понимается как сверхъестественное озарение. Реакционная сущность этой концепции очевидна. Отрицая аргументацию и доказательство, эти философы создают благоприятную почву для процветания псевдонаук.

В то же время диалектико-материалистическая теория познания дает научное определение интуиции, ее роли в познании. Интуиция является одной из форм неосознанного отражения действительности, связанной с проявлением мыслительной деятельности субъекта: она есть ни что иное как неосознанная человеком деятельность мышления по переработке и обобщению приобретенной информации. Иначе говоря, интуиция означает своеобразное перескакивание этапов строго логического рассуждения. Основная тенденция интуитивного познания представляет собой восприятие проблемы в целом.

Интуитивное нельзя ни противопоставлять логическому, ни отрывать от него. Они тесно взаимосвязаны, дополняют друг друга при ведущей роли сознательного и логического. Знание, жизненный опыт являются исходной предпосылкой для интуитивного познания. Сознательное, логическое мышление направляет неосознанные интуитивные процессы в условиях, когда человек оказывается в проблемной ситуации, настоятельно вызывающей потребность в новом знании, в выходе за пределы имеющихся представлений.

Особенность интуитивного познания состоит в скачке через последовательные звенья логического строя мыслительного процесса. В связи с этим процесс интуитивного познания не формализуется, для него невозможно выработать определенную логическую формулу. Все звенья мыслительного процесса в данном случае как бы схватываются воедино. Все это обуславливает как бы внезапное получение интуитивного вывода, являющегося результатом интеграционной деятельности мышления с одновременным, мгновенным учетом множества данных и факторов.

Интуиция играет исключительно важную роль в работе с людьми в научно-гуманитарном познании. Более того, для специалиста, работающего в сфере гуманитарного, политического познания способность к интуиции особенно необходима, именно в этих сферах деятельности интуиция помогает быстро разобраться во всей сложности окружающих явлений, остановиться на самом основном, на основании этого наметить определенный план деятельности. Интересно, что в годы гражданской войны в России В. И. Ленин неоднократно употреблял выражения «пролетарский инстинкт», «классовое чутье», «стратегический инстинкт».

Важность интуитивного познания в процессе социально-экономической деятельности при возникновении замысла и принятия решения, как правило, определяется тремя обстоятельствами: а) наличием большого количества данных об обстановке, на основе и оценки которых принимается решение; б)всегда существующей неполнотой этих данных, потребностью в их пополнении и уточнении; в) ограниченностью времени, которым располагает лицо, принимающее решение и постановки задач исполнителям. Вполне понятно, что в этих условиях интуиция выступает одним из необходимых моментов управления коллективами. В связи с этим выработка у руководящих кадров способности к интуитивной оценке обстановки и принятию решений является важнейшим направлением формирования их управленческого стиля.

В достаточной мере необходима для управленческих кадров интуиция в процессе развития и совершенствования социально-экономической теории. Как известно, разработка новых способов хозяйствования всегда опирается на всю сумму предшествующих знаний о характере предстоящей деятельности, на ее логический анализ и умение сделать обоснованные выводы и предложения. Вместе с тем существование качественно новых средств материального производства с необходимостью требует разработки принципиально новых способов и методов их эффективного использования в социально-экономической деятельности. Решение данного вопроса предопределяет поиск и выработку новых вариантов профессиональной деятельности. Интуиция в данном случае выступает одним из важнейших средств получения нового знания, разработки новых форм и методов деятельности.

Разумеется, что полученное интуитивной формой знание само по себе еще не является научным знанием. Интуитивно возникшая идея, научный импульс, нуждается в радикальном обосновании и экспериментальной, практической проверке, после которой интуитивное знание становится достоянием науки. В научно-гуманитарной сфере это важно учитывать при обобщении эмпирической практической деятельности человека, коллектива, а также результатов их профессиональной подготовки.

В условиях постоянной социально-экономической практической деятельности не всегда есть возможность дать логическое обоснование интуитивному знанию, или как его иногда называют «озарению». Во многих случаях принятое таким способом решение подлежит практической реализации до его логического обоснования. Это в свою очередь требует от руководящего состава глубоких теоретических знаний и практического опыта, поскольку способность к интуитивному научно-гуманитарному познанию имеет своей предпосылкой творческий теоретический и практический интеллект, глубокую эрудицию и широкий мировоззренческий кругозор. Все перечисленные качества руководителя являются условием развития интуитивного познания и формирования всесторонне и гармонично развитого логического интеллекта.

Являясь важнейшим элементом познания, творчество имеет некоторые специфические особенности своего проявления, такие как в развитии социально- экономической теории (научно-гуманитарное исследование), так и в процессе практической деятельности управленцев материального производства и социальной деятельности.

Научно-гуманитарное исследование характеризуется целым рядом признаков, отличающих его от познавательной деятельности. Оно обязательно будет связано с открытием нового в изучаемом процессе, обнаружением таких его свойств, особенностей, закономерностей, которые еще не нашли отражения в гуманитарной теории. Конечно, не каждый результат научного исследования носит характер открытия. Однако любое научное исследование должно вносить известный вклад в развитие научных знаний, способствовать его обогащению новыми фактами, теоретическими выводами, практическими рекомендациями, давать толчок прогрессу социально-экономических отношений. Кроме того, в учебном процессе важно учитывать и то, что научная работа обучающихся представляет собой одну из форм инновационного формирования личности будущих специалистов, ориентируемую на саморазвитие, самопознание и самотворчество в предстоящей деятельности.

Характерной чертой творческой деятельности являются новизна и оригинальность направлений и методов решения как научных, так и практических проблем. Необходимо при этом отметить, что поскольку исследование не сводится к решению типовой задачи, то всякий раз это будет поиск неизведанного, движение по не пройденным маршрутам, которые по-своему затягивают в свою орбиту всё новых первооткрывателей. Направление научного открытия невозможно во всех деталях определить заранее, ибо оно является итогом творческой и коллективной деятельности. Более того, для научного исследования в известной степени характерна и неопределенность ожидаемых результатов.

Сложность процесса научного творчества может определяться и тем, что опираясь на достижения всей суммы знаний, накопленных наукой об исследуемой области человеческой деятельности, в то же время выходит за пределы имеющихся теоретических принципов и полученных опытных данных.

Одной из отличительных особенностей научно-гуманитарного творчества обуславливается характером самой социально-экономической деятельности, как искусства управления развитием человеческого общества и государства, реального претворения на практике выработанных заранее теоретических положений и выводов.

В этом случае творческое решение той или иной научно-гуманитарной проблемы опирается на разнородный, противоречивый по своей значимости теоретический и эмпирический материал. Разумеется, что одним из исходных данных для научно-гуманитарного творчества является социально-экономическая концепция развития государства, выработанная на основе имеющегося опыта прошлых поколений. Однако эти взгляды могут не соответствовать теоретическим прогнозам, а также фактам, получаемым в ходе практической деятельности работников гуманитарной сферы деятельности. В связи с этим, как уже отмечалось выше, творческое научное решение социально-экономических проблем представляет собой довольно сложное и специфическое дело. При этом творческие поиски в научно-гуманитарном познании связаны в первую очередь с оценкой качественного состояния не только своих профессиональных структур, но и тех изменений, которые происходят у соседей, за рубежом, сопоставлениям приобретаемого опыта, потенциалов различных сторон. Например, нельзя разработать теорию, программу без учета мнений окружающих людей, в целом народа. Вместе с тем получение искомых данных всегда носит прогностический характер, что усложняет процесс научно-гуманитарного творчества.

Главная особенность научно-гуманитарного творчества, касающегося решения проблем как социального, так и экономического характера развития страны, заключается в сложности, а подчас и невозможности без начала работ найти практические доказательства прогнозируемых результатов. Данное обстоятельство может послужить основой как для отрицания всего нового, выходящего за рамки обычных представлений уже сложившегося опыта профессиональной деятельности, так и для необоснованного прожектерства. Новое знание потому и называется новым, что оно выходит за пределы имеющихся концепций, утвердившихся положений и взглядов. В связи с этим, учитывая определенную стабильность человеческого мышления, оно довольно трудно воспринимается другими.

Будучи обоснованным, новое знание в социально-экономической теории должно быть не только воспринято, но по возможности и быстрое внедрение в практику подготовки кадров в учебных заведениях. С подготовки кадров должны начинаться реформы. Отсюда вытекает важность самого внимательного отношения к результатам творческой научной деятельности. Нельзя отвергать всё то новое, за которое зацепился ученый, что не укладывается в рамки сложившихся представлений. Критическая оценка и восприятие нового предполагают преодоление психологического барьера в мышлении научно-гуманитарных кадров. Формирование чувства нового, способности к его восприятию, смелости мысли, стремления к поискам нестандартных личностных дарований является важнейшей задачей гуманитарного воспитания.

В связи с этим следовало бы указать еще на одну черту научно-гуманитарного творчества. Особенность социально-экономических наук состоит в том, что достигнутые гуманитарные знания, проверенные вековой практикой, теоретическими расчетами, фиксируются, закрепляются в соответствующих документах в виде рекомендаций, принципов, положений, следование которым обязательно. Это обусловлено самой спецификой социально-экономической деятельности, которая особенно требует единства взглядов, воли и действия, а также постоянства в работе с людьми.

Безусловно, что данное обстоятельство имеет и свою отрицательную сторону, поскольку до некоторой степени абсолютизирует существующие взгляды и способствует догматизации мышления. Творческая научно-гуманитарная мысль не должна быть скована раз и навсегда установленными нормативами, канонами, так как это неизбежно ограничивает ищущую мысль, обедняет ее, ведет к схематизму и шаблону.

Важнейшим условием творческого решения теоретической научно-гуманитарной проблемы, возникновения новой идеи является фантазия. В связи с этим есть интересное замечание В. И. Ленина: «Эта способность чрезвычайно ценна. Напрасно думают, что она нужна только поэту. Это глупый предрассудок! Даже в математике она нужна, даже открытие дифференциального и интегрального исчисления невозможно было бы без фантазии. Фантазия есть качество величайшей ценности.. ,»[4].

По выражению В. И. Ленина, «нелепо отрицать роль фантазии и в самой строгой науке.. .»[5]. Ну а в рассматриваемой нами гуманитарной науке без фантазии вообще невозможно обойтись.

Творческое решение любой научно-гуманитарной проблемы, связанной с определением характера предстоящей деятельности, требует определенных эмпирических данных, которые невозможно в законченном виде получить в данное время. Эту недостаточность эмпирического материала и должна восполнить сила творческого воображения. Конечно, фантазия в гуманитарной науке, как и любая научная фантазия, не должна отрываться от фактов реальной действительности, от реальной обстановки. Она должна четко учитывать характер развития материального производства, реальное соотношение политических сил в государстве, объективные закономерности развития общества, его социально-экономическую ситуацию. Творческая мысль должна суммировать, перерабатывать самые разнообразные элементы действительности и на их основе создавать научно обоснованные концепции, пригодные для развития государства и общества в будущем.

Степень эффективности научного творчества зависит от многих слагаемых. Важнейшими из них являются познавательные способности исследователя, такие как гибкость мышления, пытливость, смелость в постановке и решении новых проблем, умение обосновать, рассчитать, проверить, доказать. Вполне понятно, что эти способности проявляются при наличии глубоких знаний основ гуманитарных наук, широты мировоззренческого кругозора, при овладении методами исследовательской деятельности.

Успешное развитие гуманитарных наук требует выявления у руководителей и научных кадров творческих способностей, создания условий для их развития и совершенствования. Интересно по этому поводу замечание В.И. Ленина: «Талант — редкость. Надо его систематически и осторожно поддерживать»[6].

Важнейшим условием продуктивности научного творчества являются мотивационные факторы, то есть то, что мобилизует творческие способности человека. В общем плане эти факторы подразделяются на социальные, познавательные и личностные. К социальным факторам можно отнести общественные потребности в постановке определенных научных проблем, осознание ученым, исследователем необходимости их решения.

Познавательный фактор представляет собой постоянное стремление к истине. Личностные факторы характеризуют материальные и моральные стимулы, дающие удовлетворение результатами исследования. Эффективность исследовательской деятельности зависит от гармоничного сочетания всех этих трех факторов, создающих тот эмоциональный настрой, подъем, без которых невозможно научное творчество.

Положительные эмоции создают наиболее благоприятные условия для повышения эффективности протекания психических процессов, для внутренней мобилизации накопленных знаний, даже тех, которые в обычных условиях лежат вне пределов сознательного. Тысячелетний опыт человечества убеждает нас в том, что в момент эмоционального напряжения человек находит такое решение, о происхождении которого он сам не догадывался и понять которое он не в состоянии. Эмоции как бы мобилизуют весь жизненный опыт, причем не только осознанный, поддающийся анализу, но и тот опыт, который сложился вне его сознания и ощущения.

Высшим уровнем эмоционального подъема в творческой деятельности является вдохновение, которое характеризуется повышением общей активности, высокой интенсивностью мыслительного процесса. Его условием является осознание общественной значимости решения поставленных проблем, увлеченность разрабатываемой идеей. Предпосылкой вдохновения является предшествующий упорный труд, длительные размышления и раздумья. Как образно заметил в свое время академик В. И. Вернадский, корни всякого открытия лежат далеко в глубине, и как волны, бьющиеся с разбега о берег, много раз плещется человеческая мысль около подготовленного открытия, когда придет девятый вал.

На современном этапе развития научного знания, как отмечалось нами ранее, все большее значение приобретает коллективная творческая деятельность. В равной степени и решение комплексных научно-гуманитарных проблем ввиду их сложности и необходимости опоры на различные отрасли социально-экономических знаний, обуславливает целесообразность коллективных исследований, сочетающихся с личной инициативой и ответственностью каждого исследователя за порученный участок работы. Это обстоятельство выдвинуло проблему повышения эффективности коллективного научного творчества, основанного на умелом сочетании индивидуальных особенностей людей.

Человеческий интеллект, как и механизм мышления различных людей, индивидуален, но имеет различную подготовку, формы мыслительной деятельности, способности к решению тех или иных исследовательских проблем. В связи с этим можно условно различать: а) людей с преобладанием творческого склада ума, которые способны дать оригинальное решение конкретной проблемы; б) те- оретиков-систематологов, обладающих склонностью к скрупулезному исследованию, к стремлению докопаться до сути вопроса; в) экпериментаторов, способных подметить в массе незначительных, несущественных явлений основополагающую тенденцию, или ведущую закономерность; г) людей с преобладанием критического склада ума, сомневающихся во всем, но малоспособных дать положительное решение проблемы; д) эрудитов с энциклопедическими знаниями, однако не способных к творческому их применению на практике.

Ученых, как нам представляется, сочетающих в себе все вышеперечисленные качества исследователя, по-видимому, в обществе немного. Для большинства из них характерно наличие или преобладание нескольких качеств, таких как: критичность ума в большей степени сочетается с его творческим складом; система- толог чаще всего эрудит и экспериментатор. Отсюда наиболее плодотворными оказываются те научные коллективы, которые имеют в своем составе исследователей с различным складом ума и по своим деловым качествам дополняют друг друга. Это обстоятельство очень важно учитывать при формировании творческого научного коллектива. Эффективность коллективного творчества во многом зависит от той атмосферы взаимоотношений в данном коллективе, где творчеством пронизаны отношения в коллективе, где ведется поиск, плодотворная дискуссия, товарищеская взыскательность.

Творчество в целом имеет единое направление, истоки, механизм решения проблемы. В то же время его конкретные проявления во многом определяются характером решаемых проблем, условиями, в которых протекает творческий процесс. В частности, специфическим видом научно-гуманитарного познания является деятельность руководителя социально-экономической сферы, где всякий раз приходится принимать решения, сопряженные с поисками новых форм и методов работы в решении практических задач.

  • [1] Гальперин П. Я. Развитие исследований по формированию умственных действий //Психологическая наука в СССР. — М., 1959. — С. 465.
  • [2] Кочергин А. Н. Наука как вид духовного производства // А. Н. Кочергин, Е. В. Семенов, Н. Н. Семенова. — Новосибирск: Наука, 1981. — С. 64-65.
  • [3] Ленин В. И. ПСС. — Т. 37. — С. 72.
  • [4] Ленин В. И. ПСС. — Т. 45. — С. 125.
  • [5] Ленин В. И. ПСС. — Т. 29. — С. 330.
  • [6] Ленин В. И. ПСС. — Т. 48. — С. 182.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>