Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Культура не рождается вне природы

Природа и культура действительно противостоят друг другу. Но, по выражению русского религиозного философа Павла Александровича Флоренского, они существуют не друг против друга, а лишь друг с другом. Ведь культура никогда не дается нам без стихийной своей подосновы, служащей ей средой и материей. Например, даже могучие технические сооружения, которые в известной мере противостоят природе, не были бы возможны без тех материалов, которые даны ею. Культура не рождается из воздуха, вне природы. В основе всякого явления культуры лежит некое природное явление, «возделываемое» культурой. Даже огонь — этот дар культуры — рождается из органики, из природного вещества. Человек как носитель культуры не творит ничего как бы из пустоты. Он лишь образует и преобразует природное, стихийное.

Однако, по мнению русского философа, природа никогда не дается нам без культурной своей формы, которая ограничивает ее и делает доступной познанию. Мы глядим на зыбучие пески и воспринимаем их как пустыню, т.е. нечто, известное нам в сравнении, допустим, с оазисом. Природа не входит в наш разум, не становится достоянием человека, если она не преображена предварительно культурной формой. Флоренский приводил такой пример. Мы видим на небе не просто звезды, а некое созвездие, скажем Большую Медведицу. Но ведь название дано не природой. Это наблюдающий человек через призму культуры разглядел в небе нечто, напоминающее ему огромную медведицу. Созвездие — это уже форма, приданная природе культурой. Здесь обнаруживает себя ряд предварительных условий созерцания — понятий, образов, схем, теорий, методов, выработанных культурой.

Противоположностью культурного человека является вовсе не природный человек, а варвар — человек, не знающий культуры. Именно так античные греки называли тех, кто еще не вошел в лоно культурного творчества. Это слово они употребили позже по отношению к тем племенам, которые разрушили античность как колыбель европейской культуры. Разумеется, у этих варваров была своя культура. Но греки, переживавшие тогда высочайший взлет духа, окрестили их именно как врагов, отвергателей культуры. Варварство можно понимать как докультурное состояние — таков основной смысл данного слова.

И все-таки если отнести к культуре только все внеприродное, то многие феномены культуры окажутся как бы несуществующими. Представим себе, для примера, йогическую культуру. В ней нет ничего надприродного. Йог развивает собственные психологические и спиритуальные, т.е. духовные, ресурсы. Однако достижения йогов, несомненно, входят в сокровищницу культуры. Психологическая культура йогов — это крайний случай, так как человек имеет дело с нематериальной средой — психикой. Однако разве только здесь мы сталкиваемся с культурой невещественной? Вся человеческая деятельность — это в первую очередь работа его сознания, а сознание, мысль — это и культурное явление, и средство культурного творчества.

Человеческие творения возникают первоначально в мысли и лишь затем превращаются в знаки и предметы. В культуре всегда есть нечто конкретное: это определенный род и способ творчества. Каждый человек создает зону собственного культурного творчества. Поэтому в пространстве и времени существуют различные культуры, разные формы и очаги культуры.

Однако это вовсе не означает, будто нельзя употреблять понятие культуры как собирательное. Мы говорим «снега», но подразумевается и обобщающее понятие «снег». Культура вообще — понятие чисто абстрактное. Если бы однажды на земле была установлена единая форма культуры, то это была бы также некоторая особая форма культуры, а не «культура вообще».

Но из того, что существуют лишь различные формы культуры, а не абстрактная культура, не следует, будто эти формы замкнуты в себе и недоступны влиянию других культур. Культура предстает перед нами как нечто чрезвычайно подвижное. В определенном смысле можно сказать, что это не просто некая совокупность готовых результатов и достижений, но прежде всего сам процесс человеческой жизни, творчества, развития деятельности человека как родового существа. Любую скульптуру мы воспринимаем не как какую-то каменную глыбу, а как воплощение духовного творчества ее создателя.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>