Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Традиция как феномен

' Какое общество представляется нам более выгодным, успешным и благоустроенным — ? то, которое ориентировано на прогресс, т.е. на радикальные и поспешные преобразования, или то, которое опирается на традицию, т.е. на сохранение накопленного социального опыта? Напомним, что каждая культура создает свою стратегию выживания. Ориентация на прогресс чревата войнами, катастрофами, разрывом связей между поколениями. Та же культура, которая предпочитает сохранить традицию, рискует оказаться патриархальной, отсталой.

Однако в начале нового тысячелетия ответ на поставленный вопрос оказывается открытым. В западной культурологии прогресс объявлен мифом истории. В восточном сознании традиции нередко не соблюдаются.

Между тем в современном мире продолжают существовать традиционные общества. Речь идет вовсе не о патриархальных социумах. Конкретное общество может быть весьма экономически состоятельным, в нем могут действовать современные политические структуры. Но вместе с тем такие общества сохраняют ориентацию на традицию. Она во многом определяет мышление людей, их образ жизни, жизненный уклад.

Какое разное отношение к традиции! Какой пиетет перед прошлым и какое забвение ушедшего! Традиция (от лат. traditio — передача) — средство кристаллизации и транслирования совокупного духовного опыта. Как ни странно, это слово имеет тот же корень, что и «предательство»: истинная верность традиции парадоксальным образом уживается с изменой. То, что кажется изменой, по сути дела, оказывается традиционным, и, наоборот, нечто каноническое, под которым понимают воспроизведение старых форм, повтор и имитацию, может обнаружить себя предательством по отношению к истинной традиции. Смысл традиции — передача культурной информации живым примером, воспроизведение сущности, живого духа культуры.

В древних культурах люди пели, танцевали, занимались магией. Значит, музыка у них была. Кто-то ее сочинял? «Древние мелодии никто не сочинял, — отвечает композитор Владимир Мартынов. — Это музыкальные архетипы, они рождались из коллективного бессознательного. Ритуальную весеннюю закличку на трех нотах или григорианский антифон нельзя выдумать отдельному человеку. Вы же не можете назвать того, кто создал свастику или колесо. Если возникала новая музыкальная модель, ее объясняли божественным откровением или приписывали культурному герою»[1].

Многие философы, в том числе И.Г. Гердер, О. Шпенглер, Н.Я. Данилевский, В. С. Соловьев, К. Поппер, так или иначе касались феномена традиции. Традиция — это исторически сложившиеся и передаваемые из поколения в поколения обычаи, обряды, нормы поведения, взгляды, вкусы, которые обнаруживаются в социальнокультурном наследии. К. Поппер пытался показать, что традиции могут служить своего рода связующим звеном, посредником и между личностями (и личными решениями), и между институтами.

К. Поппер ссылается на Э. Бёрка (1729—1797), чье осознание того значения, которое имеет традиция для функционирования социальных институтов, сильно повлияло на немецкое романтическое движение. След этого влияния можно найти у Г. Гегеля, но только в гипертрофированной и неудовлетворительной форме исторического и эволюционистского релятивизима — в форме опасной традиции, согласно которой то, во что верят сегодня, сегодня истинно. Из этой доктрины вытекает не менее опасное следствие, а именно — то, что было истинно вчера (истинно, а не просто то, во что «верили»), может быть ложным завтра. Разумеется, такая теория вряд ли стимулирует уважение к традиции[2].

В современной культурологии проблема традиции рассматривается в рамках общего процесса модернизации. Это собирательное понятие современного социального знания, которое характеризует разнородные процессы и явления, сопровождающие становление индустриального общества западного типа. Модернизация показывает динамику движения к этой модели многих традиционных обществ. Однако в нашем изложении мы хотим показать традиционное общество как идеальную модель культуры. Поэтому и обратимся для примера к индийской культуре.

  • [1] «Вся музыка уже написана»: Интервью с композитором Владимиром Мартыновым // Аргументы и факты. — 2003. — № 22.
  • [2] Поппер К. Открытое общество и его враги,— М., 2001. — Т. 2. — С. 73.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>