Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Массовое общество

Американский социолог Эдвард Шиллз (р. 1911) считает, что корни этого феномена можно искать в представлениях римских историков о взбунтовавшейся черни. Однако скорее он генетически (по своему происхождению) связан с философскими учениями XIX в. об иррациональности массовых движений и массового сознания.

Представление о массовом обществе с необыкновенной силой выражено в драме Шекспира (1564—1616) «Кориолан», а как особая концепция оно стало оформляться в эпоху революций во Франции (1789, 1830, 1848, 1871 гг.) и оказалось реакцией на эти события. Я. Буркхардт (1818—1897) и Ф. Ницше, напуганные тем, с какой легкостью воспламеняет толпу присутствие пылкого демагога (в частности, Наполеона), указывали на тенденцию к растворению современного общества и конкретно современного демократического общества в инертной аморфной массе, дремлющей по большей части в тупом оцепенении и пробуждающейся лишь для того, чтобы выразить шумное восхищение «великим упростителем».

Феномен «массовой культуры» появился в связи с выходом на историческую арену широких масс. Именно после эпохи революций во Франции стало складываться представление о том, что произошло специфическое «восстание масс». Многие социальные процессы стали описывать как результат коллективных настроений, реализации жестоких влечений толпы.

Массовым в философии называется такое общество, в котором производство и потребление приобретают усредненный, стандартный характер, политика определяется стихийными реакциями населения, а культура утрачивает уникальность и тиражируется для всех.

На формирование идеи «массового общества» оказали влияние и мысль о растлевающем и обесценивающем воздействии процесса демократизации вообще. Н.А. Бердяев в работе «Философия неравенства» отмечал, что давно уже происходящая в мире демократическая революция не оправдывает себя как высокая ценность, а та культура, которую она несет, не отличается высоким качеством. От демократизации, по мнению философа, культура всюду понижается в своем качестве и в своей ценности. Она делается более дешевой, более доступной, более широко разлитой, более полезной и комфортабельной, но и более плоской, «пониженной», утрачивая черты элитарности.

Развивая собственную концепцию культуры, Н.А. Бердяев подчеркивал, что современная культура переходит в цивилизацию. Высшие подъемы культуры принадлежат прошлому, а не буржуазно-демократическому веку, который более всего заинтересован в уравнительном процессе. Никогда, считал философ, не было такого острого конфликта между избранным меньшинством и большинством, между вершинами культуры и средним ее уровнем, как в наш буржуазно-демократический век. Ибо в прежние века этот конфликт ослаблялся более органичным складом культуры. Но в культуре, утратившей «органичность», отступившей от иерархичности, в культуре, по своему строению «критической», этот конфликт становится невыносимо мучительным.

Массовое общество продвинулось в создании единой культуры далее, чем общество любого другого типа. Региональные, культурные различия уменьшились, стерлись классовые, профессиональные и даже возрастные различия. Многие западные философы, в том числе немецкий философ, социолог и музыковед Теодор Адорно (1903—1969), ранее американский психолог и философ Э. Фромм, французский социальный философ, юрист Жак Эллюль (р. 1912), выступили в качестве социальных критиков массового общества. Они отметили, что миллионы людей в одно и то же время потребляют одну и ту же художественную продукцию.

Радио, кино, телевидение расцениваются ими как гигантские каналы общества, воспроизводящие иллюзии, распространяющие шаблоны чувств и поступков, создающие сноподобную культуру, без которой немыслима современная цивилизация. Поток кадров обрушивается на зрителей и слушателей непрерывным каскадом. Ежесекундно будоражит новая волна сообщений. И кажется, будто стирается грань между событием и его репродукцией.

Вот почему социологи полагают, что массовая культура превратила людей в «патентованных наблюдателей» жизни, а окружающий мир — в иллюзорную действительность. Некоторые западные социологи с грустью констатируют: люди веками боролись за то, чтобы иметь больше свободного времени, а теперь его так глупо тратят.

Многие культурологи утверждают, что массовая культура вообще привела к разрушению личности, лишив человека подлинности чувств и переживаний. Все, что происходит, например, между влюбленными, стимулируется анонимными эмоциями, которые в виде музыки или поэзии несет эфир. Число примеров, иллюстрирующих злое влияние массовой культуры, можно увеличить. Язык многих стран становится грубее и примитивнее, ибо распространение средств связи медленно и неуклонно уничтожает локальное своеобразие речи. Рождается расфасованный язык... Чтение превращается в непопулярное занятие. Человек становится объектом манипуляции, он целиком опутан липкими щупальцами массовой культуры. Настала пора манипулирования массовым сознанием, когда можно дирижировать модой, досугом и поведением людей.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>