Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Зоны культурного творчества

Имеем ли мы последнее, конечное представление о том, как появилась культура?

Разумеется, нет. Культуру часто определяют как «вторую природу». Такое понимание восходит к античной Греции. Именно Демокрит (ок. 470 или 460 до н.э.) определял культуру как «вторую природу». Верно ли такое определение? В самом общем виде можно, разумеется, его принять. В то же время надо разобраться, действительно ли культура противостоит природе.

Культурологи обычно относят к культуре все рукотворное. Природа существует для человека, он же, неустанно трудясь, творил «вторую природу» — пространство культуры. В целом это самоочевидно...

Однако у такого подхода есть определенный изъян. Как человек, действуя в природе, может создавать нечто неприродное? По происхождению культура не может быть вне природы, культура относится к природе хотя бы потому, что ее творец — человек — биологическое создание. Кроме того, без природы не было бы культуры, потому что человек, живущий в природном окружении, создает свой искусственный, рукотворный мир, используя ресурсы природы. В этом творении он раскрывает собственный природный потенциал. Однако, если бы человек не переступил пределов природы, он остался бы без культуры. Культура, следовательно, есть прежде всего акт преодоления природы, выхода за пределы инстинкта, сотворение того, что может надстроиться над природой.

Культура возникает потому, что человек преодолевает органическую предопределенность своего вида. Многие животные могут создать нечто такое, что похоже на культуру. Пчелы, например, строят великолепное архитектурное сооружение — соты. Муравьи воздвигают муравейники. Выходит, существа создают нечто такое, чего в природе не было.

Это и есть культура? Заметим, однако, что деятельность живых существ, кроме человека, запрограммирована инстинктом. Да и едва ли ее можно назвать именно деятельностью. Они могут сотворить только то, что заложено в их природной программе. К свободной творческой деятельности они не способны. Пчела не может выткать паутину, а паук не сумеет взять нектар с цветка. Бобер построит запруду, но никогда не объяснит, как он это сделал; он не сможет изготовить орудия труда. Следовательно, культура предполагает спонтанный, свободный вид активности, преодолевающий видовую закрепленность.

Культуролог может отыскать в человеческой деятельности шаблоны природной активности. Но он не станет, оставаясь в рамках своей дисциплины, мучиться над тем, какой же дар должен был обрести человек, чтобы создавать то, что не закреплено в его видовой программе. Он не будет, к примеру, извлекать философский смысл из мифа о Прометее: может быть, культура действительно свалилась с неба? Он станет раскручивать мифический сюжет: культура — вовсе не безобидное приобретение человека. Ее рождение чревато неким возмездием, расплатой...

Провести различие между культурологией и философией культуры невозможно без обозначения уникальности каждой области духа. Миры идей перекликаются, аукаются. Наука подсказывает философии новые мыслительные ходы. Философия рождает такие парадоксы, которые ведут к научным открытиям. Религия заражает философию метафизической глубиной. Мистика прокладывает пути к интуиции и прозрению. Искусство помогает философии постигать тайны собственного вдохновения.

Однако опасно использовать идеи, имеющие разную жанровую природу, в общем ходе размышления, без обозначения их специфичности. Например, в интересной работе Ю.М. Бородая (р. 1929) «От фантазии к реальности» продвижение к философскому выводу осуществляется через некий конвейер философских, религиозных, психологических и социальных идей. Это открывает дверь в творческую лабораторию философа. Однако важно удерживать в сознании тот факт, что философская идея Фрейда о том, что культура родилась в результате отцеубийства, является не чем иным, как «философским вымыслом». Поэтому ее нужно оценивать по законам этого жанра, а не прибегать к психологическим или культурологическим ассоциациям[1].

Каждый человек создает собственную зону культурного творчества. Не потому ли культура существует во множестве вариантов? Однако это вовсе не означает, будто нельзя употреблять понятие «культура» как собирательное. Культура вообще — понятие чисто абстрактное. Если бы однажды на земле была установлена единая форма культуры, то это была бы также некоторая особая форма культуры, а не «культура вообще».

  • [1] Бородай Ю.М. От фантазии к реальности. — М., 1995.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>