Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Культурология и другие отрасли культурологического знания

Как соотносятся между собой различные научные дисциплины, посвященные теории и практике мировой культуры? Помимо культурологии, которая часто охватывает и сумму философских представлений о культуре, существуют еще социология культуры, культурная и социальная антропология, этнология и другие отрасли знания. Как разграничить их между собой?

Термин «социология культуры» был введен Альфредом Вебером (1868—1958) в начале прошлого столетия. Предмет этой дисциплины — взаимоотношения общества и культуры. Социология культуры на различных континентах и в разных регионах отражает различные картины мира.

Маркс К. Святое семейство // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. — Т. 2,— С. 102.

Картина мира — целостный образ мира, имеющий исторически обусловленный характер. Формируется в обществе в рамках исходных мировоззренческих установок[1]. Картина мира открывает истину собственных предпосылок и пространство собственных целей. Она может возникнуть как в обыденном повседневном сознании, так и философском, религиозном или научном мировоззренческом варианте. Когда мы обращаемся к конкретной эпохе, мы ощущаем совершенно разные пласты жизни. Культура включает в себя все способы чувствования, мышления и действий, которые неизбежны как результат биологии человека и его объективных внешних ситуаций. Поместите людей, воспитанных в разных обществах и следующих разным традициям, на один необитаемый остров. То, что каждый из них увидит, будет далеко не одинаковым. Разными будут и способы их поведения в этих новых условиях. Между людьми и их окружением расположен неосязаемый и невидимый, но вполне реальный экран. Этот экран — повседневность: житейское понимание мира, одежда, утварь, быт, привычки.

Повседневность существует, бытийствует, наличествует, но не осознается, подобно тому как не осознаются скрытые содержания бессознательного, структуры языка, архетипические формы. Она служит предпосылкой действий, дум, поисков всех людей, когда- либо живших и живущих на земле, но не заметна: воздух, которым дышишь, глаза, которыми смотришь на мир, дорога, по которой ходишь каждый день. От того и повседневность: она охватывает собой все дни, каждый день от рождения до исхода...[2]

Именно по поведению, обычаям, узнаем мы «своего» или «чужого», человека той или иной эпохи, той или иной нации,— так характеризует быт Ю.М. Лотман (1922—1993). Самые обыкновенные продукты: хлеб, вино, фрукты могут рождать определенную картину мира, построенную на повседневности.

Вещи имеют свой знаковый код — семантику, они говорят на своем языке. Тот или иной язык существует у определенных социальных групп, он может быть понятен далеко не всем. Ну, например, что означали борода и армяк идеолога славянофилов К.С. Аксакова? Что означал мундир в николаевскую эпоху?[3]

Культурная антропология как область исследований возникла в европейской культуре в XIX в. и окончательно оформилась в последней четверти XIX в. Иногда культурная антропология понимается в узком смысле. Она изучает в этом случае человеческие обычаи, разнообразные формы поведения людей. В более широком смысле культурная антропология изучает происхождение человека как творца и творения культуры.

Социальная антропология возникла после Второй мировой войны в результате применения методологии структурно-функционального метода анализа. Она рассматривает становление человека как социального существа, обращает особое внимание на основные структуры и институты, которые оформляют процесс социализации человека. В сферу этой дисциплины входят также различные аспекты социального поведения человека. Иногда говорят о том, что социальная антропология пришла на смену этнологии как центральной, «сердцевинной» области культурной антропологии.

  • [1] См.: Степин В.С. Картина мира // Философский словарь. — М., 2001. — С. 234.
  • [2] Золотухина-Аболина Е.В. Повседневность и другие миры опыта. — М., 2003. — С. 4.
  • [3] См.: Козьякова М.И. Эстетика повседневности. Материальная культура и бытЗападной Европы XV—XIX веков. — М., 1996. — С. 6.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>