Полная версия

Главная arrow Политология arrow Идеалы политически организованного общества и права

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Конструирование теоретических моделей наилучших политически организованного общества и права для обеспечения их самосохранения и прогресса

О верном теоретическом подходе к формулированию указанных моделей

В связи с тем, что каждое политически организованное общество в конкретный момент времени отличается от других и от своего предшествующего, а также будущего состояния, очевиден вывод. Идеал для любого отдельного независимого политического общества, отражая специфику последнего, должен быть уникальным.

При создании рассматриваемого образца нужно исходить из того, чтобы при воплощении в жизнь он обеспечивал выживание и прогресс политически организованного общества, для которого предназначен. Решению указанных задач способствует установление общих закономерностей функционирования всяких политически организованного общества и права, без осуществления которых упомянутые социальный организм и система юридических норм погибнут или не смогут прогрессивно развиваться. Причем нужно добиться, чтобы эти необходимые и существенные связи были воплощены в сформулированных идеалах каждого конкретного политически организованного общества и свойственной ему системы права.

Само существование выделенных общих закономерностей предполагалось естественно-правовой доктриной в период ее развития от эпикурейцев и стоиков до XXI в. Например, в это время присутствовала ранее отмеченная идея Эпиктета, что в любом политически организованном обществе для его самосохранения и прогресса лучшие люди должны управлять, а худшие подчиняться.

Необходимость осуществления этой идеи во всех политически организованных обществах вытекает из следующей закономерности. Любой такой социальный организм или перестанет существовать, или не будет прогрессировать по крайней мере достаточно быстро, если им руководят люди, не понимающие обсуждаемых необходимых существенных связей политически организованного общества, которые должны отражаться в праве.

Об этих же выделенных общих закономерностях в XVIII в. писал Ж. Ж. Руссо. Как отмечено в третьей главе, он заявлял, что идеалы всех политически организованных обществ должны отражать две рассматриваемые закономерности. Первая из них — та, которую выделили стоики. Имеется в виду, что лучшие должны управлять худшими. Вторая закономерность заключается в другом. Эти лучшие должны действовать в интересах большинства, а не в своих собственных.

Ж. Ж. Руссо, безусловно, прав в том, что заметил сам факт наличия обсуждаемых закономерностей. Однако его формулировка второй из них едва ли верна, ибо не учитывает ранее описанное единство коренных и долговременных интересов всех членов политически организованного общества.

Существование ряда закономерностей функционирования политически организованного общества, обязательных для его выживания и прогресса, в XIX в. признавал Д. Остин. В частности, по его представлениям, такое общество возможно, если в нем присутствуют суверен и подданные, право как приказы суверена подданным, а также подчинение большинства последних упомянутым предписаниям1.

Сам факт наличия обсуждаемых закономерностей констатировали и многие другие мыслители. Например, из классиков политической и юридической мысли XX в. это делали Д. Истон и Г. Харт.

Первый из них полагал, что в любом политически организованном обществе есть две так называемые существенные переменные политической системы, без которых это общество прекращает существование. Д. Истон имел в виду, что в таком обществе обязательно должны формулироваться и реализовываться на практике юридические нормы органами управления всего этого социального организма как целостности. Такова, с точки зрения этого мыслителя, первая существенная переменная, без наличия которой упомянутое общество разваливается. Второй существенной переменной выступает добровольное подчинение большинства членов политически организованного общества указанным нормам[1] [2].

По сути, эти же самые две существенные переменные как обязательные условия для сохранения политически организованного общества, включающего юридические нормы, присутствуют в теории права Г. Харта. Правда, они выражены в иных терминах[3].

Как уже отмечено, в XIX в. рядом мыслителей была отклонена идея о том, что имеются нормы естественного права, общие для всех политически организованных обществ. Тем самым соответствующие ученые отвергли и обязательную предпосылку этой идеи. Она заключается в том, что существует совокупность общих закономерностей функционирования всех политически организованных обществ, которые должны отражаться в праве каждого такого социального организма, чтобы последний сохранялся и улучшался.

Например, указанные нормы естественного права и их выделенную предпосылку отверг Р. Штаммлер в работе «Хозяйство и право». В частности, свой вывод об отсутствии правил естественного права, общих для всех политически организованных обществ, он базировал на утверждении, согласно которому нет общей человеческой природы, способной вызвать к жизни этого рода нормы[4].

Последняя его идея некорректна. Такая природа имеется. Она выражается в целом ряде черт, одинаковых для всех политически организованных обществ.

Например, немало общих характеристик указанной совокупности этих социальных организмов выделил Дж. Финнис, базируясь на выводах современных антропологических исследований. Как он заметил, антропологические «обзоры дают... право довольно уверенно утверждать некоторые истины. Все человеческие общества обнаруживают понятие ценности человеческой жизни; во всех обществах самосохранение обычно признается подобающим мотивом для действия, и ни в одном убийство других человеческих существ не дозволяется без какого-либо четко определенного оправдывающего обстоятельства. Во всех обществах порождение новой человеческой жизни рассматривается как нечто само по себе благое, исключая особые случаи. Всякое человеческое общество ограничивает половую активность; во всех обществах есть какой-то запрет на кровосмешение, какое-то сопротивление промискуитету и сексуальному насилию, какое-то одобрение стабильности и постоянства в сексуальных отношениях. Все человеческие общества проявляют интерес к истине, наставляя молодежь не только в практических вопросах (например, уклонение от опасностей), но и в умозрительных или теоретических (например, религия). Человеческие существа, которые в младенчестве могут выжить только благодаря вскармливанию, живут в рамках общества, всегда простирающегося за пределы нуклеарной семьи... и каждое общество одобрительно относится к таким ценностям, как сотрудничество, общее благо, предпочитаемое благу индивидуума, обязанности между индивидуумами и справедливость внутри групп. Всем обществам знакома дружба. Все общества имеют определенное понятие о моем и твоем, о праве владения, или собственности, и о взаимности. Все ценят игру, серьезную и проводимую по строгим правилам, либо свободную и развлекательную. Все обращаются с телами умерших членов группы согласно некоторому традиционному ритуалу, отличному от процедур удаления отходов. Все оказывают внимание силам или началам, которые надлежит почитать как сверхчеловеческие; в той или иной форме религия — явление всеобщее»[5].

Перечисленные, а также многочисленные иные общие черты всех политически организованных обществ выступают проявлением совокупности закономерностей, действующих в указанных социальных организмах. Речь идет и о закономерности, которая отражается в сформулированном суждении, что политико-правовой идеал должен быть уникальным для каждого рассматриваемого общества. Некоторые из упомянутых закономерностей являются обязательными для любого такого социального организма по очевидной причине. Он прекращает функционировать, если обсуждаемые необходимые и существенные связи перестают в нем осуществляться.

Отсюда при решении проблемы, что должно быть принято в качестве концептуальной основы при создании политико-правового идеала, нужно исходить, в частности, из следующего. Эту модель необходимо строить, базируясь на теоретическом представлении о наличии совокупности указанных закономерностей.

Если конкретное политически организованное общество принадлежит к какой-то их группе, имеющей общую цель, — а так бывает всегда, — то для достижения этого устремления также существуют определенные обязательные закономерности. Они должны воплощаться в праве каждого политически организованного общества из упомянутой группы. Например, чтобы государство было диктаторским, в нем необходимо не допустить к формулированию юридических норм часть совершеннолетних вменяемых людей. Если в каком-то государстве из указанной группы эта закономерность не будет воплощена в праве, то отмеченное политически организованное общество перестанет быть диктаторским.

Для конструирования политико-правового идеала нужно выделить и исследовать три совокупности обязательных закономерностей функционирования политически организованного общества, включающего право. Первая свойственна любому этому социальному организму. Вторая присуща каждой группе таких обществ, объединенных единой целью, которая вместе с тем является одной из многих целей политически организованного общества. Чтобы реализовать выделенное общее устремление, все обязательные закономерности его достижения нужно осуществить. Третья совокупность свойственна только одному политически организованному обществу, вытекает из его специфической системы целей и обеспечивает при своей реализации их достижение.

Естественно, выделенные группы в каждом указанном обществе нужно учесть при формулировании для него политико-правового идеала. Если так не поступить, то последний не обеспечит либо самосохранения и прогресса этого общества, либо реализации некоторых иных целей общества.

  • [1] См..Дробышевский С. А. История политических и правовых учений: основныеклассические идеи: учеб, пособие. М., 2003. С. 187.
  • [2] См. Дробышевский С. А. Из классических учений о политике и праве XX века: актуальные идеи Г. Еллинека и Д. Истона. С. 65—67.
  • [3] См.: Дробышевский С. А. История политических и правовых учений: основныеклассические идеи: учеб, пособие. М., 2007. С. 479—480.
  • [4] См.: Штаммлер Р. Хозяйство и право: с точки зрения материалистического понимания истории. Т. 1. С. 178—180, 191 — 193.
  • [5] ФиннисДж. Указ. соч. С. 115—116.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>