ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МИРОВОГО ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО РЫНКА И КОНКУРЕНТНЫЕ ПОЗИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ОБЛАСТИ ЭКСПОРТА ЭНЕРГОНОСИТЕЛЕЙ

В первое десятилетие XXI в. наблюдалось усиление влияния конъюнктуры мировых энергетических рынков на макроэкономическую ситуацию в Российской Федерации, увеличивалась зависимость поступления средств в государственный бюджет от добычи и экспорта нефти и газа (табл. 1 и рис. 1). Складывавшаяся ситуация закономерно выдвигала на первый план вопрос изменения конкурентных позиций России на мировом рынке как крупнейшего экспортера энергоносителей.

Нефтегазовые доходы в структуре федерального бюджета Российской Федерации в 2005-2012 гг., млрд руб.

Таблица 1

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009 г.

2010 г.

2011г.

2012 г.

Доходы федерального бюджета

5127

6279

7781

9258

7336

8305

11 352

12 854

Нефтегазовые доходы

2160

2943

2899

4390

2984

3831

5640

6453

Налог на добычу полезных ископаемых в виде углеводородного сырья

845

1083

1113

1592

969

1361

1988

2400

Вывозные

таможенные

пошлины

1315

1860

1786

2798

2015

2469

3652

4053

Доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете, в %

42,1

46,9

37,3

47,4

40,7

46,1

49,7

50,2

Источник: Казначейство Российской Федерации.

Доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете

Рис. 1. Доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете

Несмотря на наблюдающуюся тенденцию роста спроса на энергоносители, прежде всего со стороны новых индустриальных стран, конкурентные позиции многих государств, осуществляющих масштабную добычу и экспорт энергоносителей на мировой рынок, нельзя назвать прочными. В конце 1990-х гг. и в первые десятилетия текущего века на мировом нефтегазовом рынке произошли заметные технологические изменения, изменившие расстановку сил. К таким изменениям в первую очередь можно отнести:

  • — стремительное развитие рынка сжиженного природного газа (СПГ);
  • — появление экономически рентабельных методов добычи углеводородов из альтернативных источников, прежде всего сланцевого газа и сланцевой нефти.

Первые регулярные поставки СПГ в европейские страны из Алжира стали осуществляться в 1964 г. С этого времени рынок СПГ начал постепенно расширяться. К концу прошлого десятилетия в 16 странах, экспортирующих СПГ, было построено 37 линий по сжижению газа мощностью около 217 млн т газа, а в 19 странах, импортирующих СПГ, было сооружено 65 регазификационных терминалов общей мощностью почти 400 млн т газа в год [5, 6J.

Быстрый рост рынка СПГ в значительной степени был связан с фактором снижения издержек по его производству и доставке. В конце 1990-х — начале 2000-х гг. за счет технологических инноваций произошло значительное удешевление производственных издержек во всех трех звеньях бизнес-цепочки СПГ — в процессах сжижения, транспортировки и ре газификации. За период с 1983 по 2003 г. стоимость сооружения предприятий сократилась примерно на 40 %. Средняя стоимость производства 1 т СПГ в период с 1965—1970 гг. по 2000 г. упала с более чем 550 долл, до 220-225 долл, за тонну. Расходы на транспортировку СПГ в начале прошлого десятилетия (2003 г.) были на 40-50 % ниже, чем в 1990-1991 гг. [5, 7, 10]. Таким образом, за счет технологических инноваций по цене СП Г начал приближаться к газу, поставляемому по трубопроводам, но в отличие от традиционных поставок газа поставки СП Г были существенно более мобильными. Специфика поставок СП Г позволяет чрезвычайно быстро подстраиваться под любые изменения конъюнктуры рынка, оперативно реагировать на изменения в спросе. Именно развитие рынка СП Г в немалой степени способствовало успеху распространения биржевой торговли газом и политики по диверсификации источников поставок энергии в странах ЕС.

По существующим прогнозам (прогноз британского аналитического агентства Evaluate Energy), мировое производство сжиженного природного газа в течение 2012—2017 гг. может увеличиться более чем на 50%. Стремительный рост рынка СПГ наблюдался все последние годы. Только с 2005 по 2010 г. объемы производства СПГ повысились на 60 % и возросли до уровня 260 млн т в год. В случае сохранения высоких темпов роста доля СПГ в мировом энергобалансе будет постепенно повышаться.

В настоящее время основная часть СПГ производится в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (около 80 млн т в год) и на Ближнем Востоке (около 75 млн т) [4]. Крупнейшим производителем СПГ является Катар, доля которого на рынке СПГ приближается к 36 %-ной отметке. Значительные объемы поставок СПГ имеют Нигерия — 15 %, Тринидад и Тобаго — 9 %, Индонезия — 6 %, Египет — 6 % (рис. 2).

Крупнейшие экспортеры СПГ

Рис. 2. Крупнейшие экспортеры СПГ

Позиции Российской Федерации на рынке СПГ весьма скромны. Доля в мировых поставках составляет лишь около 2 %. Практически не присутствуют на рынке СПГ и государства Центральной Азии, не имеющие выходов к морю. Для этих стран трудноразрешимой проблемой оказывается вопрос транзита.

Для России ключевой проблемой при производстве СП Г сегодня становится не вопрос транзита, а позднее вступление на рынок СПГ и высокий уровень издержек по добыче углеводородов, в особенности газа. В отличие от нефти, являющейся дефицитным и соответственно дорогим ресурсом, газ на мировом рынке, в силу прорыва в новых технологиях и наличия большого числа месторождений во многих регионах планеты, относительно избыточен. В таких условиях центральным вопросом становится не проблема наличия ресурса, а проблема возможностей его рентабельной эксплуатации.

Российская Федерация сегодня располагает лишь одним заводом по производству СПГ в рамках проекта «Сахалин-2». СПГ с этого предприятия, по сути, открыл для России рынки стран Юго-Восточной Азии. Однако дальнейшие возможности для расширения присутствия России на рынке СПГ весьма ограничены. Большинство крупных месторождений России находится в северных широтах, в сложных геологических условиях и характеризуется существенно более высокими издержками, чем у стран, имеющих выход к Персидскому заливу и располагающих значительными запасами газа. Проекты России по производству СПГ могут окупаться только в условиях чрезвычайно высоких цен на газ на мировом рынке, но при низких ценах и затоваривании рынка новые крупные газовые проекты нашей страны оказываются за чертой рентабельности.

Насколько остро стоит данная проблема, показало развитие событий вокруг предполагавшегося строительства завода по производству СПГ на Штокмановском месторождении. Несмотря на большие запасы газа на этом месторождении и наличие заинтересованности России в создании нового завода про производству СПГ, реализация проекта была отложена в силу высоких издержек на строительство, не окупающихся в условиях снижающихся на мировом рынке цен на газ.

Несмотря на сложность ситуации с вхождением России в число крупных экспортеров СПГ, к началу десятилетия рассматривалось несколько проектов по созданию новых заводов по производству сжиженного природного газа на территории Российской Федерации. До 2018 г. «Газпром» планирует ввести в эксплуатацию два завода по производству СПГ — в Приморском крае и в Ленинградской области. В 2010 г. Правительство Российской Федерации утвердило Комплексный план по развитию производства СПГ на Ямале, предполагающий реализацию проекта «Ямал СПГ», основными акционерами которого будут следующие компании: НОВАТЭК (80%) и Total (20%). Однако реализация этих проектов, являющихся стратегически важными для России, в силу высоких издержек, обострения конкуренции за доступ на внешний рынок между национальными компаниями «Газпром» и НОВАТЭК оказывается сложной задачей.

Еще один фактор, оказавший значительное влияние на изменение условий конкуренции на мировом энергетическом рынке, — стремительное расширение объемов добычи сланцевого газа в США и попытки осуществлять добычу сланцевого газа в Восточной Европе и Китае. Расширение объемов добычи сланцевого газа в США привело к резкому росту предложения газа на американском рынке, покрытию ранее существовавшего дефицита газа на внутреннем рынке и, как следствие, заметному снижению цен на газ на американском внутреннем рынке.

Ситуация на внутреннем рынке США серьезно повлияла на мировой рынок. Благодаря расширению объемов добычи сланцевого газа США в последние годы смогли практически отказаться от осуществлявшегося прежде импорта сжиженного природного газа на внутренний рынок. Высвободившиеся на американском рынке объемы СП Г стали перенаправляться на рынки Азии и Европы и оказывать существенное давление на рыночные цены. Сложившийся на внешнем рынке переизбыток газа, «газовый пузырь», сделал невозможными многие ранее запланированные дорогостоящие проекты, в частности реализацию проекта на Штокмановском месторождении.

Ситуацию, сформировавшуюся в последние годы на мировом рынке в результате расширения объемов добычи сланцевого газа, экспертное сообщество оценивает примерно следующим образом: «Хотя «революция» сланцевого газа состоялась и, похоже, привела к наступлению «золотого века» газа, рост поставок в сочетании со снижением спроса вызвал снижение цен на газ в Северной Америке. Такой сценарий развития событий будет иметь последствия для газодобывающих компаний не только в Северной Америке, но и в других регионах» [3, с. 8].

Таким образом, произошла действительно своего рода «газовая революция», имеющая прежде всего серьезные экономические последствия для России, - изменение цен на газ и конфигурации газового рынка (в перспективе из чистого импортера США могут превратиться в экспортера газа).

Американский экспорт газа, по оценкам экспертов, может оказаться не только дешевым, но и значительным. В США планируется создание восьми экспортных терминалов СП Г общей мощностью 120 млн т в год. Если объекты будут построены и введены в эксплуатацию, то США станут одним из крупнейших поставщиков СПГ. Выйти на рынок сжиженного газа планирует и Канада, в которой в начале 2012 г. было одобрено строительство двух терминалов по экспорту СПГ на Тихоокеанском побережье общей мощностью 12 млн т. В результате экспортный поток может составить 60—100 млрд кубометров газа в год, т.е. 20 % от мировых объемов торговли сжиженным природным газом [2].

Потенциал для добычи газа из сланцевых пород существует и в других странах. Промышленную добычу сланцевого газа помимо США успешно осуществляют Аргентина и Австралия. Одновременно большое число стран имеет на своей территории запасы сланцевого газа, которые в перспективе позволят не только удовлетворить собственные нужды, но и, возможно, осуществлять экспорт углеводородов. Масштаб новых месторождений может оказаться гигантским: по некоторым оценкам, технически доступные запасы сланцевого газа в целом по миру могут достигать 200 трлн м3, что больше доказанных запасов традиционного природного газа (187,1 трлн м3) [2].

Многие страны активно стремятся к расширению добычи сланцевого газа. В Китае компания Sinopec объявила о начале в июне 2012 г. добычи сланцевого газа в провинции Сычуань на юго-западе страны. Китай имеет огромные запасы сланцевого газа. Разработка запасов сланца объявлена в качестве одного из приоритетов реализации 12-й пятилетки (2011—2015 гг.). Потенциальные запасы Китая в сланцах позволяют обеспечить внутренние потребности в природном газе приблизительно на 200 лет.

Большую заинтересованность в добыче сланцевого газа проявляют страны Восточной Европы, стремящиеся диверсифицировать источники поставок, и Украина. Правительство Украины выдало лицензии Royal Dutch/Shell и Chevron на разработку первых месторождений сланцевого газа в Донецкой и Львовской областях. Добыча только на этих двух месторождениях должна дать не менее 15 млрд м3 газа, что сопоставимо с объемами добычи всего природного газа на Украине (в 2010 г. добыча составила 18,6 млрд м3, что покрыло 36 % внутренних потребностей страны). Газ с этих месторождений должен поступить в газотранспортную систему Украины к 2017 г.

Резкое расширение объемов добычи сланцевого газа может привести к постепенному относительному сокращению доли традиционного газа на рынке, ухудшению конкурентных позиций компании «Газпром» на европейском рынке и сокращению доли России в мировых поставках газа на фоне расширения присутствия на рынке других стран, ранее не рассматривавшихся в качестве серьезных игроков.

Об усложнении наших конкурентных позиций на мировом рынке говорит, в частности, факт почти трехкратного снижения рыночной капитализации «Газпрома» в период с 2007 по 2012 г. (рис. 3).

«Сланцевая революция» оказалась исключительно важна с точки зрения универсальности технологического подхода. Очевидно, что технология добычи газа из сланцевых пород успешно применима и для добычи сланцевой нефти. Переизбыток газа, возникший на внутреннем рынке США, заставил американские компании искать альтернативные варианты использования буровых мощностей и привлек внимание

Рыночная капитализация ОАО «Газпром» в 2004—2012 гг., в млрд долл

Рис. 3. Рыночная капитализация ОАО «Газпром» в 2004—2012 гг., в млрд долл.

Источник: ОАО «Газпром». Годовой отчет. С. 133.

к поиску механизмов добычи нефти на аналогичной технологической основе. В результате в США третье место по совокупной добыче нефти в стране занял штат Северная Дакота, в котором осуществляется добыча сланцевой нефти.

«Сланцевая революция» еще раз подчеркнула значимость новых технологий в геологоразведке и добыче минерального сырья. Сегодня, для того чтобы «быть хозяином ресурсов», не обязательно располагать на своей территории крупными запасами полезных ископаемых. Принципиально важно владение новыми технологиями. Именно они являются ключом для использования собственных месторождений и месторождений на территории третьих стран.

В российском ТЭК наметились серьезные ограничения для развития в рамках сложившейся траектории. Постепенное исчерпание запасов нефти на старых, относительно легкодоступных месторождениях (степень выработанности крупных месторождений в Западной Сибири приближается к отметке 60—80 %) и переход к добыче на новых, более бедных и отдаленных месторождениях влечет за собой рост издержек и снижение рентабельности работы отрасли. В этих условиях исключительно важной становится технологическая модернизация отрасли, позволяющая снижать издержки и осуществлять эффективный переход к более сложным месторождениям.

Несмотря на распространенную точку зрения о низкой инновационности, присущей добывающему комплексу, для модернизации и внедрения инноваций в отечественной нефтегазодобыче сложились очевидные предпосылки. К ним можно отнести:

  • — наличие Баженовской свиты, разработка которой на фоне снижения запасов традиционной нефти позволит в перспективе компенсировать падение объемов добычи нефти на традиционных месторождениях, но потребует применения новых, инновационных технологий;
  • — существование большого числа месторождений с падающей отдачей. Их эксплуатация также предполагает масштабное применение инноваций для повышения дебета скважин;
  • — наличие запасов углеводородов на Арктическом шельфе. Добыча на Арктическом шельфе — это не только исключительно капиталоемкие, но и высокотехнологичные работы, не реализуемые без серьезных научных заделов;
  • — расширение добычи газа на новых месторождениях в Восточной Сибири. Химический состав добываемого в данном регионе газа идеален для появления и успешного развития практически новой для нашей страны отрасли — газохимии и др.

Важно создать предпосылки для появления и успешного развития инновационных компаний в отечественной нефтегазодобыче, поскольку только за счет использования новых технологий Российская Федерация сможет сохранить лидирующие позиции на мировом нефтегазовом рынке. Развитие отечественных новых технологий исключительно важно и для создания условий для роста в отраслях, технологически связанных с нефтедобычей, в частности для отечественного энергетического машиностроения. Потенциально внедрение новых технологий, в особенности технологий, связанных с энергосбережением, может сократить нагрузки на окружающую среду и способствовать улучшению экологической ситуации.

Литература

  • 1. Андрианов В. СПГ-проекты России: лучше поздно, чем никуда? // Нефтегазовая вертикаль. 2013. № 19.
  • 2. Кокшаров А. Перспектива сланца// Эксперт. № 20 (803) //http://expert. ru/expert/2012/20/perspektiva-slantsa/
  • 3. Прогнозы развития сектора добывающей промышленности и энергетики на 2012 год. Deloitte, 2012.
  • 4. Производство СП Г в мире значительно вырастет в ближайшие годы // http://www.gas-journal.ru/online/foreign.php7ELEM ENT_ID=34045
  • 5. Симония Н.А. Станет ли СПГ глобальным товаром? // Мировой рынок природного газа: новейшие тенденции. — М.: ИМЭМО, 2009.

Ситкина К.С.,

к.э.н., старший научный сотрудник кафедры экономики природопользования экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >