Полная версия

Главная arrow Товароведение arrow Современная торговля: вопросы конкурентноспособности и социальной политики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Особенности формирования современных структур розничной торговли и вопросы социально-экономической эффективности

Отметим, что в последние 12—15 лет кардинально трансформировался сам розничный торговый сектор. Вследствие осуществления в 90-х годах прошлого столетия не всегда продуманной, но ускоренной приватизации и либерализации торговой деятельности розничный рынок в стране приобрел стихийный характер и на какое-то время стал неуправляемым. Государство разрешило торговать всем желающим, любым товаром, везде, где угодно. Был легализован спекулятивный бизнес, из которого выросли многие владельцы современных торговых компаний. На той же волне возник слой частных предпринимателей, пришедших из других сфер деятельности, без опыта торговли. И тех и других отличала предприимчивость и высокая эффективность. Они выстроили свою логистику, часто называемую «челночной», и способствовали формированию конкуренции, реализуя один и тот же ассортимент товаров. В эту конкуренцию постепенно оказались втянуты и магазины бывших государственных торгов, ставшие вдруг частными, с распределенной между работниками собственностью, подконтрольные бывшей администрации[1]. Менеджменту этих предприятий (сегодня называемому «красными директорами») потребовалось около десятилетия, чтобы консолидировать собственность в своих руках и получить возможность перепрофилирования торговых объектов. Как следствие, этот сегмент отрасли сильно отстал в эффективности и развитии бизнеса от предпринимательского сегмента. И проиграл конкурентную борьбу. Новоявленные собственники магазинов стали массово отказываться от самостоятельного ведения бизнеса в сфере розничной торговли, продавать принадлежащие им торговые объекты или сдавать их в аренду, уезжать за рубеж. При этом формируется рынок торговой недвижимости, предложение по аренде нежилых помещений.

Вне реформы осталась система потребительской кооперации, состоявшая из многофилиальных предприятий, замкнутых на ограниченных сельских территориях. По своей организации и механизму управления они мало отличались от государственных структур. Однако находились в коллективной, в значительной части обезличенной, раздробленной собственности. Как многофилиальные организации их можно было бы отнести к сетевым формированиям. Но по принципам организации и управления бизнесом они таковыми не являются, уступая розничным торговым сетям в эффективности. Следует отметить в этом виде бизнеса наличие противоречий в интересах формальных собственников (пайщиков) и менеджмента, а также территориальных ограничений в развитии сельской торговли. Наконец, организации потребительской кооперации не рассматриваются законодательством РФ в качестве непосредственного коммерческого института.

В тот период, когда директора бывших государственных магазинов консолидировали собственность, новоявленные предприниматели открывали новые лавки и магазины, работающие преимущественно на стихийно возникающих рынках. Контролируемые создателями, эти торговые объекты априори были более управляемыми и эффективными, отличались гибким ассортиментом, большей восприимчивостью к спросу и изменениям на рынке. Их логистика была упрощенной и сводилась к минимизации звеньев и затрат в товародвижении. А значит, создаваемые новые торговые объекты отличались более высокой конкурентоспособностью и гибкостью в организационном поведении. Не удивительно, что именно в этом сегменте рынка отмечены первые попытки формирования розничных торговых сетей.

Управление несколькими торговыми объектами давало предпринимателям возможность наращивать обороты бизнеса, снижать закупочные цены и логистические затраты. На стихийных рынках 90-х годов стали возникать палатки и павильоны, принадлежавшие одному или группе владельцев, предлагавшие однотипный ассортимент товаров по единым ценам. Это были первые прообразы розничных торговых сетей, технологически еще несовершенные и неустойчивые[2] и зачастую вообще временные, но которым не хватало уже не столько управляемости, сколько эффективных торговых и операционных технологий, финансовых возможностей для их внедрения и территориального размаха. Социальный эффект заключался, видимо, в том, что население участвовало в так называемой системе самозанятости, постепенно осваивая навыки современной культуры обслуживания и, что особенно важно, осознавая необходимость улучшения качества услуг в торговле.

В этой ситуации высокотехнологичные розничные торговые сети выстраиваются вокруг дистрибьюторов и оптовых фирм, стимулируя подобным образом сбыт товаров, производимых и поставляемых транснациональными производственными корпорациями, такими как Nestle, Danone, Procter & Gamble, Adidas, Nike. Начиная с середины 1990-х годов в наиболее крупных торговых и финансовых центрах страны начинаются процессы формирования высокотехнологичных розничных торговых цепей, владельцы которых активно заимствуют эффективные сетевые технологии за рубежом. Так, в Краснодаре возникла торговая сеть «Магнит», в Санкт-Петербурге — торговые сети «Пятерочка», «Дикси», в Москве — торговые сети «Спортмастер», «М.Видео», «Копейка», «Эконика» и многие другие. С проблемой реализации своего товара в условиях активного импорта столкнулись отечественные промышленные предприятия, которые стали формировать собственные многоканальные системы сбыта в розничной сфере: «Терволина», «Парижская коммуна», «Большевичка», «Добрынинский и партнеры», «Великолукский мясокомбинат» и др.

Сферу розничной торговли, как возможность диверсификации бизнеса и капитализации активов, в конце 90-х годов прошлого века начинают «прощупывать» финансовые институты в лице банков и финансово-промышленных групп, отдельных банкиров. Так, Альфа-банк, опираясь на опыт французской компании Саг- refour, начал проект сети супермаркетов «Перекресток», семья Гуцериевых и банк «БИН» — проект сети супермаркетов «БИН». В дальнейшем на рынке розничной торговли появились отечественные и зарубежные инвесторы, такие как М. Безелянский и А. Шелухин («Мосмарт»), Август Мейер («Лента»). Именно этот сегмент отечественной розничной торговли наиболее активно воспринял зарубежные технологии организации сетевой торговли, выстраивая собственные, узнаваемые торговые концепты, вполне конкурентоспособные, как минимум, на российском рынке.

За последние двадцать лет целый ряд отечественных сетевых новообразований в сфере розничной торговли смог развиться до уровня федеральных розничных торговых сетей, т. е. распространить бизнес на большинство регионов России, оказать значимое влияние на экономическое развитие страны. Это, прежде всего, компании Х5 Retail Group, «М.Видео», «Магнит», «Дикси», «Эльдорадо», «О’Кей» и другие, поделившие, по своей сути, сферы влияния в центральной части России. Они последовательно осуществляют агрессивную экспансию в регионы, захватывают все новые рынки сбыта и вытесняют местных игроков, так называемых независимых торговцев или малых предпринимателей.

Параллельно сформировался крепкий костяк региональных торговых сетей в ряде экономически развитых регионов России, прежде всего в Уральском и Сибирском регионах, Татарии, между которыми также поделен рынок. Это такие розничные торговые сети, как «Холидей», «Мария-Ра», «НТС», «Бахетле» и ряд других. Их влияние на экономику регионов происхождения зачастую столь сильно, что попытки федеральных торговых сетей выйти на региональные рынки самостоятельно не увенчались успехом и федеральные сети вынуждены стремиться к поглощению крупных региональных игроков.

Нельзя не отметить, что бурное развитие отечественного сетевого ритейла стало возможным также благодаря задержке с выходом на рынок РФ ведущих зарубежных корпораций, опасавшихся волатильности экономики страны и рисков приобретения активов в собственность. Мы наблюдаем отдельные случаи создания ими совместных предприятий (McDonalds), организации закупочной инфраструктуры (шведская компания IKEA), формирования франчайзинговой сети (нидерландская компания Spar). Лишь в начале 2000-х годов транснациональные розничные торговые компании выходят на рынок РФ полноценно (упомянутые McDonalds, IKEA, группа компаний «Мюлье», немецкие холдинги METRO Group и REWE), следом за ними следует целый ряд более мелких корпораций.

Заимствование из-за рубежа и активное внедрение готовых технологий в области построения и управления многофилиальным бизнесом, выстраивание эффективной операционной и логистической деятельности, маркетинга и коммуникаций с поставщиками позволило возникшим сетевым розничным компаниям получить значительные конкурентные преимущества в сравнении с «независимыми» торговцами и компаниями, имевшими коллективную форму собственности. На этом фоне малые предприниматели предпринимают попытки объединяться в закупочные союзы, создавая в противовес федеральным торговым компаниям закупочную синергию, вступать в международные ассоциированные сети. Крупные оптовые торговые компании меняют функциональную направленность, превращаясь по своей сути в логистические структуры, обслуживающие интересы розничных торговых организаций.

Дополнительный импульс процессам интеграции розничной торговли придал взятый государством с 2006 г. курс на искоренение стихийной розничной торговли, выведение малых предпринимателей из теневого сегмента рынка в сферу налогообложения. Мы отмечаем закрытие и преобразование розничных рынков и ярмарок в торговые центры[3]. С 2007 по 2011 г. число рынков было сокращено на 2465 объектов, или на 42 %.

На 1 января 2011 г. число торговых мест на рынках составило 961,1 тыс., сократившись за четыре года на 20 %. По завершении 2011 г. этот показатель снизился до 896 тыс., а к середине 2012 г. — до 847 тыс. мест. А с 1 января 2011 г. по 1 июля 2012 г. закрылось или было переформатировано в торговые центры 464 рынка[4]. Таким образом, сегодня 22 % розничных рынков находится в капитальных зданиях, 40 % расположены и в капитальных зданиях и во временных сооружениях, дополняя сегмент торговых центров.

Как следствие этой политики, наблюдается переориентация населения на покупку товаров в магазинах, одновременно расширяется предложение торговой недвижимости на условиях аренды. В 2010 г. по сравнению с 2009 г. объемы продажи товаров торгующими организациями (включая индивидуальных предпринимателей вне рынка) выросли на 7,4 %, в то время как продажи на рынках упали на 0,4 %. В следующем году те же показатели составили соответственно 8,1 и 0,4 %, а в 1-м полугодии

Таблица 6.2

Процент рынков и ярмарок в обороте розничной торговли России

Год

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

Процент рынков в обороте розничной торговли России

19,8

16,7

15,2

13,4

12,2

11,5

10,1

2012 г. тенденция продолжилась. Прирост продажи товаров торгующими организациями показал 8,4 %, объемы продажи на рынках снизились на 1,5 %. Необходимо отметить, что и сегодня тенденция к снижению удельного веса продажи товаров на вещевых, смешанных и продовольственных рынках сохраняется, а доля рынков в объеме оборота розничной торговли продолжает неуклонно снижаться (табл. 6.2).

Общее число организаций розничной торговли за два десятилетия достигло 229,5 тыс., число индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность преимущественно в розничной торговле, превысило 1,7 млн человек[5]. Индивидуальные предприниматели, микро и малые предприятия, если исходить из данных Росстата, составили основу розничной торговли страны, совокупно обеспечивая более 50 % оборота розничной торговли (рис. 6.1). Однако мы видим, что до значимого и сопоставимого уровня увеличился и постоянно растет удельный вес организаций, которые статистики сегодня классифицируют в качестве «не относящихся к малому и среднему бизнесу» субъектов предпринимательства. Этот сегмент в 2009 г. обеспечивал 31,4 % оборота розничной торговли, в 2010 г. — 32,9, а в 2011 г. — уже 34,8 %. Методом исключения не трудно понять, что этот сегмент рынка формируют сложно организованные многофилиальные и многопрофильные организации розничной торговли. Таким образом, можно констатировать, что розничная торговля в России разделилась на две части, в одной из которых — микропредприятия и индивидуальные предприниматели, малый бизнес, в другой — крупные и средние торговые организации регионального и федерального значения. С одной стороны, применение традиционных принципов организации и ведения бизнеса, с другой — инновационные технологии построения бизнеса.

При этом влияние конкурентных преимуществ сетевой торговли определяет сокращение сегмента индивидуального и малого бизнеса. Доля потребкооперации в целом по России все годы

| | Продажа товаров на розничных рынках и ярмарках.

Структура оборота розничной торговли России в 2009—2011 гг., %*

Рис. 6.1. Структура оборота розничной торговли России в 2009—2011 гг., %*

* О состоянии розничной торговли в 2011 г. Электронный ресурс — gks.ru

| Организации, нс относящиеся к субъектам малого и среднего предпринимательства.

] Субъекты среднего предпринимательства.

| Малые предприятия.

] Микропредприятия.

| Индивидуальные предприниматели вне рынка

  • • управление организацией в условиях коллективной формы собственности менее эффективно, нежели в условиях частной формы собственности;
  • • потребление в сельских регионах значительно уступает потреблению городского населения как по объему, так и по структуре.

Попытки менеджмента районных организаций потребительской кооперации преобразовать их в частные компании, организованные по сетевым технологиям, наталкиваются на сопротивление региональной и общероссийской управленческой надстройки. В перспективе следует предположить реорганизацию значительной части районных потребительских обществ в коммерческие сетевые торговые организации на принципах, известных в мировой практике, возможно с применением инструмента обременения в части обслуживания отдельных непривлекательных территорий и контингентов. В сложившейся форме кооперативные организации розничной торговли сохранятся, видимо, лишь в труднодоступных и территориально удаленных сельских местностях, а также выморочных регионах[6].

На практику распространения инновационных технологий в РФ оказывает влияние территориально неоднородный характер развития розничной торговли, значительная дифференциация предпринимательской активности. Так, наибольшее число предпринимателей зарегистрировано в Центральном, Приволжском и Южном федеральных округах (в каждом из них наблюдается более 20 % общего числа предпринимателей по стране), т. е. в округах, где сетевая торговля получила наибольшее развитие. Низкая предпринимательская активность наблюдается в Дальневосточном федеральном округе (5 %), где до настоящего времени не представлены транснациональные и федеральные торговые сети. Отчасти ситуация находит свое объяснение в том, что развитие сетевых технологий приводит к росту количества «псевдопредпринимателей», т. е. категории предпринимателей, обслуживающих малый и средний сетевой бизнес в части операционной деятельности и управления недвижимостью.

На векторе развития сетевой торговли также сказывается фактор продолжающейся миграции населения в крупные города и его концентрации в мегаполисах. Так, более 25 % занятых в розничной торговле кадров сосредоточено в Москве, включая область, и Санкт-Петербурге. Для сравнения, в Республиках Башкортостан, Татарстан, Краснодарском крае, Ростовской, Нижегородской, Свердловской областях численность работников в розничной торговле колеблется на уровне 3—4 % общей численности работников розничной торговли Российской Федерации. Безусловное влияние оказывает также фактор расслоения регионов по уровню жизни населения. Так, объем розничной торговли в расчете на душу населения в годовом исчислении составляет в Москве более 250 тыс. руб. Это в 1,7 раза превышает аналогичный показатель только по Центральному федеральному округу[7]. Во многом поэтому 90 крупнейших розничных торговых сетей из списка ТОП-ЮО страны зародились и развились преимущественно в Москве и Санкт-Петербурге[8]. Тот же фактор сказался и в дальнейшем при консолидации активов в отрасли. Не случайно на Москву, Санкт-Петербург, Московскую, Самарскую и Тюменскую области в совокупности приходится более трети общего по стране оборота, в том числе на Москву — более 17 %, Санкт-Петербург — около 4 %.

Неоднородный характер развития сетевой торговли в территориальном разрезе обусловливает также неудовлетворительное состояние логистической инфраструктуры страны. Так, общая протяженность автодорог федерального, регионального и местного значения в РФ составляет 1,1 млн км (для сравнения, Япония имеет 1,2 млн км, США — 6,5 млн км, Китай только за последние 10 лет построил более 4 млн км)[9]. На задержке экспансии торговых сетей в сторону Дальнего Востока сказывается устаревшая инфраструктура железных дорог, завышенные логистические издержки в части перемещения транснациональной и федеральной компонент ассортимента, необходимость вкладываться в расширение собственной логистики. В ряде регионов страны, таких как Чеченская Республика, Ингушетия, Дагестан, процессы сетевизации не получили развития благодаря фактору политической нестабильности.

Значимым фактором сетевизации розничной торговли и ее консолидации является фактор ужесточения конкуренции на большинстве территориальных рынков. Воздействие этого фактора негативно оценили в 2011 г. 55—62 % опрошенных руководителей организаций[10]. Косвенно эту оценку подтверждает информация о среднем сложившемся в 2009—2011 гг. уровне торговой наценки в 27 % при оценке минимально необходимого для развития уровня на 11—12 процентных пунктов выше. Причем немаловажно, что конкуренция протекает больше в ценовом ракурсе, Лишь в крупных городах она распространяется также на рынок торговой недвижимости (недостаток торговых и складских помещений отмечают около 8 % респондентов).

Можно отметить также действие следующих факторов: высокое налоговое давление (по мнению 58—63 % руководителей торговых организаций), недостаточно высокий спрос населения (50—54 %), недостаток собственных финансовых средств (35— 38 %), высокий процент коммерческого кредита (20—21 %), наличие барьеров на пути его получения (11—12 %), высокие транспортные расходы (25—26 %)[11].

На этом фоне конкурентное преимущество в развитии и, следовательно, определенный социально-экономический эффект получают сетевые компании со значительными денежными потоками, возможностью привлечения дешевых заемных средств из-за рубежа, заимствования средств на рынке. В итоге наблюдаем, что к 2009 г. розничные торговые сети обеспечили, даже по не самым совершенным методикам оценки Госкомстата, 14,6 % общего оборота розничной торговли в РФ, или 24,2 % оборота розничной торговли торгующих организаций. В 2008 г.,для сравнения, — соответственно 13,6 и 22,0 %)[7]. В 2012 г. розничные торговые сети формировали в среднем по Российской Федерации около 20 % общего оборота розничной торговли (в 2011 г. — 18,5 %, 2010 г. — 17,5 %). Аналогичный показатель по Москве составил 19,3 % (соответственно 21,0 и 19,6 %[13]), Санкт-Петербургу — 52,3 % (50,0 и 48,8 %). Прослеживается тенденция уверенного распространения розничных торговых сетей по стране. Сократилось число субъектов Российской Федерации, где сетевые торговые структуры не присутствуют на потребительском рынке. В 2010 г. магазины розничных торговых сетей открылись на территории республик Северная Осетия — Алания, Тыва и Ненецкого автономного округа. На территории Республики Ингушетия и Чеченской Республики торговые сети по-прежнему отсутствуют. Географическая и логистическая удаленность Чукотского автономного округа препятствуют консолидации розничной торговли в этом регионе страны[14].

При этом следует отметить, что процесс сетевизации в региональном разрезе проходит неоднородно. Если в 30 субъектах Российской Федерации в 2012 г. доля сетевых торговых структур в общем объеме оборота розничной торговли превышала среднероссийский уровень, то в 16 субъектах Российской Федерации сетевые структуры в апреле 2011 г. обеспечивали менее 10 % общего объема оборота розничной торговли, а в трех сетевая торговля не была выявлена. Активно идет расслоение регионов РФ по степени консолидации торговых активов: удельный вес розничных торговых сетей по Москве превысил 360 млрд руб., или 25 % оборота, по Санкт-Петербургу — 300 млрд руб., или 70 %.

Следует признать, что вектор развития розничного рынка Российской Федерации в полной мере отражает в своем развитии общемировые тенденции укрупнения бизнеса и находится на подъеме. Крупные российские розничные торговые сети растут быстрее конкурентов и рынка в целом. Так, десять торговых сетей — лидеров рынка по товарообороту увеличили выручку за 2011 г. более чем на четверть. В то же время торговый оборот по России в целом вырос только на 15 %. Оборот 100 крупнейших сетей в России за тот же период вырос на 20,8 % и составил 3,1 трлн руб., в то время как совокупный оборот подотрасли увеличился всего на 15,5 % и достиг 19,1 трлн руб. При этом двадцатка лидеров приросла в обороте на 27 % и обеспечила 1,68 трлн руб.[15] Примечательно, что ее сформировали в основном компании, созданные российскими предпринимателями, что выгодно отличает развитие розничной торговли в РФ по сравнению со странами Восточной Европы. Лишь шесть компаний рейтинга явились филиалами транснациональных компаний. Отметим устойчивый поступательный характер развития лидеров и бурный рост остальных участников рейтинга. Лишь две отечественные компании («Лента» и «Эльдорадо») несколько утратили свои позиции, что связано со сменой владельцев бизнеса (табл. 6.3). Следует отметить, что за счет достигнутых за первое десятилетие XX в. конкурентных преимуществ и политики непрерывного развития сформировались хорошо структурированные, самодостаточные сетевые формирования, обеспечившие себе лидирующие позиции в значительной части регионов России, определяющие технологический уровень подотрасли.

Эти торговые организации можно определить как федеральные розничные торговые сети, устойчивость которых на рынке обусловливается мультиформатным профилем ведения бизнеса, непрерывной и агрессивной территориальной экспансией. В табл. 6.4 показана динамика развития и конкурентной борьбы федеральных торговых сетей на примере продовольственного сегмента рынка. Каждый участник рынка развивался по собственному сценарию, однако в них можно выделить и общие элементы: развитие за счет территориальной экспансии, преимущественно органического роста («Магнит», Metro (Cash&Carry), «Лента», O’Key), слияния и поглощения (Х5 Retail Group, Auchan, «Дикси»), диверсификации деятельности, консолидации активов (все компании).

Реализованные в России сценарии формирования торговых сетей различаются в зависимости от специализации бизнеса и сферы рынка. В сегментах продовольственной торговли, бытовой техники и электроники наблюдается значительное влияние отечественных предпринимателей и сдержанная экспансия зарубежных компаний. При этом на отечественном рынке представлены в основном транснациональные компании, да и те несколько запоздали с выходом на отечественный рынок. Вследствие этого сегодня продовольственный сегмент розничного рынка РФ контролируют отечественные компании, постепенно включающие иностранный капитал.

Что касается рынка одежды, обуви, то здесь влияние зарубежных сетевых компаний значительно выше. Здесь, как видно из аналитических данных, практикуется не столько развитие

Таблица 6.3

Динамика развития крупнейших розничных торговых сетей России (ТОП-20)

Место

в

2011 г.

Группа

компаний

Бренд

Сегмент

Чистая выручка в 2011 г., млрд руб. без учета НДС

Динамика мест по сравнению с предыдущим годом, %

1

Х5 Retail Group

Карусель,

Пятерочка,

Перекресток

FMCG

452,5

2

Магнит,

ОАО

Магнит, Гипермаркет Магнит, Маг- нит-косметик

FMCG

335,7

->

3

Auchan

Group

Ашан, Ашан- Сити, Радуга, Ашан-сад

FMCG

195,0*

->

4

Metro

Group

Metro С&С

FMCG

140,0

5

M. Видео, ООО

М. Видео

БТЭ

111,9

t

6

Дикси

групп,

ОАО

Мегамарт, Минимарт, Дикси, Виктория, Квартал, Дешево, Кэш

FMCG

102,3

7

О’Кей,

ООО

О’Кей,

О’Кей-Экспресс

FMCG

93,1

8

Эльдорадо,

ООО

Эльдорадо

БТЭ

89,0*

9

Лента,

ООО

Лента

FMCG

84,9*

10

Евросеть,

ООО

Евросеть,

Билайн

мобильные телефоны

75,1*

11

ГК

«Связной»

Связной

мобильные телефоны

70,12

Т

12

Седьмой Континент, ОАО

Седьмой Континент, Наш гипермаркет

FMCG

53,0*

Т

Окончание табл. 6.3

Место

в

2011 г.

Группа

компаний

Бренд

Сегмент

Чистая выручка в 2011 г., млрд руб. без учета НДС

Динамика мест по сравнению с предыдущим годом, %

13

Леруа

Мерлен

Восток,

ООО

Leroy Merlin

DIY&HH

50,1*

t

14

IKEA

IKEA

мебель

48,6*

15

ГК «Спортмастер»

Спортмастер

спорт

47,0*

t

16

Компьютерный

центр

дне, ООО

DNS

компьютерная

техника

38,7*

t

17

Медиа Маркт Сатурн, ООО

Media Markt, Saturn

БТЭ

35,67

t

18

Элемент-

Трейд,

ООО

Монетка, Монетка Супер, Райт

FMCG

31,90*

t

19

ОБИ

Россия

OBI

DIY&HH

30,91*

t

20

Мария-Ра,

ООО,

ПКФ

Мария-Ра

FMCG

30,88

t

корпоративных сетей, сколько франчайзинговых либо сочетание обеих форм.

Анализ форм концентрации торговых активов и эффективности сетевых компаний на базе формируемого в последние годы ТОП-ЮО розничных компаний показывает, что по показателю торговой площади отечественные сети более чем в три раза превосходят зарубежные компании, а вот по выручке — всего в 2,5 раза. Это объясняется тем, что стратегии зарубежных компаний в части формирования филиальных корпоративных сетей связаны преимущественно с крупными форматами розничной торговли (гипермаркета, Cash&Carry, супермаркета, DIY).

Вместе с тем зарубежные сетевые компании значительно эффективнее российских. Так, средний показатель зарубежных компаний по отдаче с метра торговой площади за период 2009— 2011 г., непрерывно возрастал и составил 272,7 тыс. руб. против 210,4 тыс. руб. по отечественным компаниям, причем эффективность последних несколько снизилась. Кроме того, нельзя не отметить, что зарубежные розничные торговые организации гибче реагируют на требования рынка.

И если отечественные компании увеличивают торговые площади в расчете на магазин, то зарубежные сети, наоборот, их уменьшают: проявляется экспансия зарубежных компаний в небольшие города России и связанный с этим рациональный подход к размерам используемого концепта.

Важным механизмом развития сетевой розничной торговли РФ стала диверсификация бизнес-профилей в целях расширения рынка и снижения рисков, связанных с колебаниями уровня жизни населения (табл. 6.5). Количество профилей бизнеса у крупнейших компаний продовольственного сектора колеблется, как мы видим, от двух до шести и имеет тенденцию к росту.

Следует отметить тенденцию оптимизации торговых концептов (проектов типовых магазинов) с учетом контингента обслуживания и условий размещения торгового объекта. В социальном плане это положительно сказывается на качестве обслуживания населения.

Так, французская компания Auchan, развивая сеть традиционных гипермаркетов в пригородных зонах мегаполисов, сегодня применяет концепт внутригородского гипермаркета Auchan-City. Столь же рационально компания подходит к своему развитию в формате дискаунтера, позиционируя на рынке два концепта: магазин с «претензией на супермаркет» Atak — для мегаполисов и «Наша Радуга» — для областных центров России. Можно отметить также два концепта магазина «У дома» у компании Х5 Retail Group, два концепта гипермаркета («традиционный» и «городской») в сетях Media Markt/Saturn, Real. Мы видим также, что большинство розничных сетевых компаний развивает интернет- профиль.

Самостоятельным бизнес-профилем в сетевом розничном бизнесе становится управление недвижимостью, полноценно развитый сегодня, пожалуй, только у зарубежных компаний.

Практика применения сетевых технологий в розничной торговле России позволяет выявить и оценить социальные и экономические риски, связанные с этим процессом. Опыт европейских стран свидетельствует, что основные риски следует увязывать с агрессивной экспансией транснациональных и федеральных торРейтинг розничных торговых сетей в сфере продовольственной торговли РФ в 2004—2011 гг.*

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

1

Пятерочка

34,57

Метро

Групп

50,0

Х5

Retail

Group

94,29

Х5

Retail

Group

184,64

Х5

Retail

Group

219,81

Х5

Retail

Group

275,09

Х5

Retail

Group

360,0

Х5

Retail

Group

452,5

2

Метро

Групп

32,22

Магнит

44,53

Метро

Групп

69,3

Магнит

94,04

Магнит

132,4

Магнит

169,86

Магнит

236,1

Магнит

335,7

3

Магнит

29,53

Ашан

42,37

Магнит

68,1

Ашан

90,6

Ашан

128,1

Ашан

163,0

Ашан

215,0

Ашан

195,0

4

Ашан

25,4

Пятерочка

38,32

Ашан

54,36

Метро

Групп

89,2

Метро

Групп

111,2

Метро

Групп

133,0

Метро

Групп

158,0

Метро

Групп

140,0

5

Перекресток

22,07

Перекресток

28,72

Дикси

групп

27,12

Дикси

групп

36,65

Копейка

51,6

О’кей

67,01

О’кей

81,69

Дикси

групп

102,3

6

Седьмой

Континент

17,11

Седьмой

Континент

20,16

Седьмой

Континент

26,03

Копейка

34,94

О’кей

51,14

Копейка

56,8

Лента

70,6

О’кей

93,1

138 Глава 6. Развитие сетевой торговли в России..

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

Сеть

Выручка,

млрд

руб

7

Дикси

групп

14,41

Дикси

групп

20,07

Копейка

26,0

Лента

32,9

Лента

50,8

Лента

55,6

Дикси

групп

64,7

Лента

84,9

8

Копейка

11,98

Копейка

16,26

Лента

24,1

Седьмой

Континент

32,56

Дикси

групп

48,3

Дикси

групп

54,2

Седьмой

Континент

44,0

Седьмой

Континент

53,0

9

Лента

13,92

Лента

16,0

ГК

Виктория

18,1

Карусель

31,16

Карусель

41,71

Седьмой

Континент

44,59

ГК

Виктория

33,04

Монетка

31,90

10

ГК

Виктория

11,29

ГК

Виктория

15,86

Рамс-

тор

17,1

О’кей

30,53

Седьмой

Континент

39,9

ГК

Виктория

30,27

Линия

26,1

Ма-

рия-

Ра

30,88

  • * Поданным Infoline // Retailer magazine. 2011. № 1 (20). С. 14.
  • 6.2. Особенности формирования современных структур розничной... 139

Таблица 6.5

Бизнес-профили лидеров отечественного продовольственного ритейла (ТОП-10) по итогам 2012 г.*

рейтинге

Розничная торговая сеть

Кол-во бизнес- профилей, ед.

Форматы, в которых представлена сеть

Общее

кол-во

магазинов

Выручка,

млрд

руб

Рост выручки к 2011 г.,

%

1

Х5 Retail Group

5

Дискаунтер Супермаркет (4 концепта)

Гипермаркет, Магазин «у дома» (два концепта) Интернет-магазин

3702

490,1

8,1

2

«Магнит»

3

Дискаунтер

Гипермаркет

Дроггери

6884

448,7

33,6

3

Auchan

Group

5

Гипермаркет (два концепта) Дискаунтер (два концепта) Специализированный гипермаркет Управление недвижимостью Интернет-магазин

151

271,7

19,8

4

Metro

Group

5

Cash & Carry Гипермаркет Специализированный гипермаркет (два концепта) Управление недвижимостью Интернет-магазин

86

198,9

17,3

5

«Дикси

групп»

6

Магазин «у дома» Гипермаркет Супермаркет Дискаунтер (два концепта)

Cash & Carry Интернет-магазин

1499

147

43,8

6

«О’Кей»

3

Гипермаркет

Супермаркет

Интернет-магазин

83

115,5

24,1

Окончание табл. 6.5

рейтинге

Розничная торговая сеть

Кол-во бизнес- профилей, ед.

Форматы, в которых представлена сеть

Общее

кол-во

магазинов

Выручка,

млрд

руб

Рост выручки к 2011г.,

%

7

«Лента»

2

Гипермаркет

Супермаркет

56

109,9

22,4

8

«Седьмой

Континент»

3

Гипермаркет

Супермаркет

Интернет-магазин

159

60

13,2

9

«Элемент

Трейд»

4

Дискаунтер

Супермаркет

Гипермаркет

Интернет-магазин

532

49

32,1

10

« Мария-

Ра»

2

Магазин «у дома» Супермаркет

501

40,8

32

* Составлено на основе данных Infoline FMCG Retail Russia Top и интернет-сайтов компаний.

говых сетей в российские регионы, вытеснением регионального и местного бизнеса, часто также сетевого, а также с чрезмерной консолидацией розничной торговли на местах. Так, за 2009 г., несмотря на активную фазу кризиса, площадь торговых объектов крупнейших розничных продуктовых сетей России увеличилась на 10,7 %, при этом только 11 федеральными продовольственными сетевыми сетями было введено 832 тыс. кв. м площадей (табл. 6.6). При этом более половины прироста обеспечили отечественные сети «Магнит» и Х5 Retail Group. Менее динамично в этих условиях развивались международные сети «Ашан», Metro Group, ограниченные в поступлении ресурсов от материнских компаний вследствие продолжавшейся в Европе рецессии.

В 2010—2011 гг. процесс экспансии крупных розничных торговых сетей и консолидации торговых активов продолжился. За 2010 г. 90 торговых компаний России сумели открыть 1 млн кв. м площадей при общем приросте примерно 8 млн кв. м, что оказалось на 200 тыс. кв. м больше, чем в 2009 г. При этом, как и ранее, две трети прироста пришлось на три компании: «Магнит», Х5 Retail Group и Auchan.

В 2011 г. консолидация торговых активов усилилась: прирост торговой площади, обеспеченный 100 крупнейшими сетевыми розничными компаниями, составил более 2,5 млн кв. м. Далеко

Таблица 6.6

Рейтинг продовольственных сетей РФ по объему вводимых торговых площадей в 2009 г. (На основе данных INFOLine)

№ в рейтинге

Сетевая розничная торговая компания

Статус

Объем введенный площадей, тыс. кв. м

Доля,

%

1

«Магнит»

Фед.

236

28,8

2

Х5 Retail Group

Фед.

199

23,0

3

Metro Group (форматы C&C и гипермаркета)

Транс.

62

7,5

4

Auchan, включая Atak

Транс.

59

7,2

5

O’Key

Фед.

41

5,0

6

«Копейка»

Фед.

25

3,0

7

«Монетка»

Фед.

23

2,8

8

«Система Регион Март»

Per.

16

2,0

9

«Дикси»

Фед.

15

1,8

10

Лента»

Фед.

15

1,8

11

«Седьмой Континент»

Фед.

12

1,5

Остальные 39 сетей

129

15,7

не случайно в нашей стране темпы развития федеральных сетей в 2011 г. почти в пять раз превысили темпы роста межрегиональных[16] сетей. Свою роль здесь, безусловно, играет фактор инвестиционной привлекательности бизнеса, позволяющей наращивать заимствования средств на финансовом рынке. В этих условиях на первый план выходит стратегия ускоренной капитализации компании, наращивания количества магазинов и торговой площади вне зависимости от качества их локации и ожидаемого оборота. Так, например, в конце 2009 г. банк VTB Capital, принимая во внимание оценку результатов запуска компанией Х5 Retail Group новых объектов, приобретение крупной федеральной сети «Патэрсон», переключение на опережающее развитие формата дискаунтер в структуре активов компании, повысил котировки 12-месячной прогнозной цены акций торговой компании с 34,9 до 39,6 долл.[17]

Нельзя не отметить также осторожный подход к экспансии со стороны транснациональных компаний. Тем не менее за счет использования активов материнских компаний и общей синергии темпы их развития в два раза превышали динамику межрегиональных сетевых компаний, обеспечивая усиление давления со стороны траснационального сегмента рынка на малый бизнес. Ухудшение положения мелких предпринимателей в подотрасли следует также увязывать с вектором развития межрегиональных и региональных торговых сетей. В условиях ужесточения внутри- рыночной конкуренции эти торговые компании сегодня вынуждены активно развиваться и преобразовываться в компании федерального масштаба, активно копировать инновационные технологии либо продаваться более сильным участникам рынка, поднимать капитализацию и формировать рынок М&А. Первым путем прошли совсем недавно екатеринбургская сеть «Монетка», татарстанская сеть «Бахетле», а сейчас движется сибирская сеть «Мария-Ра», по второму пути следуют сибирские компании «Холидей Классик», «Новые торговые системы».

И в том, и в другом случае для региональных компаний многократно возрастают риски кассовых разрывов, а для рынка — риски банкротств розничных компаний и монополизации рынка. Анализ динамики конкуренции на экономически развитом региональном рынке Екатеринбурга и Свердловской области (табл. 6.7) показывает выраженный процесс вытеснения местных торговых сетей и их замещение федеральными компаниями. Если в 2007 г. здесь превалировали местные игроки, то в 2010 г. за лидером, сетью «Кировский», расположились три федеральные сети и одна транснациональная. А чуть дальше следуют такие лидеры рынка страны, как ОАО «Магнит» и Auchan.

Несмотря на сохраняющиеся высокие темпы роста оборота ведущих сетевых игроков на розничном рынке, можно констатировать, что пика в своем развитии интеграционные процессы пока не достигли. Однако заметно замедление развития компаний на традиционных для них рынках, что позволяет говорить о насыщении ряда территорий торговыми объектами. Сегодня в мегаполисах и областных городах РФ конкуренция торговых сетей постепенно становится контрпродуктивной, поскольку

Динамика сетевизации продовольственного рынка Екатеринбурга и Свердловской области в 2007—2010 гг.*

в рейтинге

Розничная

сетевая

компания

Оборот в Екатеринбурге и Свердловской области в 2007 г., млн руб.

Статус

компании

в рейтинге

Розничная сетевая компания

Оборот в Екатеринбурге и Свердловской области в 2010 г., млн руб.

Год входа на региональный рынок

Статус

компании

Расположение

головного

офиса

1

Кировский

10 377

Региональная

1

Кировский

17 160

1987

Региональная

Екатеринбург

2

Монетка

8879

Федеральная

2

Монетка

16 309**

2001

Федеральная

Екатеринбург

3

Купец

7477

Региональная

3

Дикси

9069

1998

Федеральная

СПб

4

Дикси

4358

Федеральная

4

Х5 Retail Grpoup

7870

1995

Федеральная

Москва

5

Звездный

2231

Региональная

5

Metro Cash & Carry

6150**

2005

Федеральная

Германия

6

Елисей

679

Региональная

6

Звездный

2491

2000

Региональная

Екатеринбург

144 Глава 6. Развитие сетевой торговли в России..

в рейтинге

Розничная

сетевая

компания

Оборот в Екатеринбурге и Свердловской области в 2007 г., млн руб.

Статус

компании

в рейтинге

Розничная сетевая компания

Оборот в Екатеринбурге и Свердловской области в 2010 г., млн руб.

Год входа на региональный рынок

Статус

компании

Расположение

головного

офиса

7

Пятерочка

Н.д.

Федеральная

7

Магнит

2062[18] [19]

  • 2003 в формате дискаунтера 2008 — гипермаркет
  • 2010 — супермаркет

Федеральная

Краснодар

8

Магнит

Н.д.

Федеральная

8

Елисей

1354

2000

Региональная

Екатеринбург

9

Ашан

Н.д.

2006

Федеральная

Франция

6.2. Особенности формирования современных структур розничной... 145

не просто сдерживает развитие малого бизнеса, но уничтожает условия для его возникновения.

В ближайшие годы ситуацию будет осложнять освоение федеральными торговыми сетями городских агломераций с населением менее 500 тыс. жителей. Так, французская компания Auchan берет сегодня курс на города с населением 250 тыс. жителей, а компания Х5 Retail Group предполагает развитие в поселениях населением более 50 тыс. человек. Компании «Магнит» и «Дикси» уже снизили планку присутствия до населенных пунктов с населением от 10 тыс. человек, развивая, соответственно, форматы дискаунтера и магазина «у дома». Это значит, что фокус конкуренции на розничном рынке будет последовательно перемещаться в сторону региональных сетей местного значения и независимых магазинов. По существу, за независимыми предпринимателями останутся сегменты «Мини-маркета» и специализированного магазина либо работа на условиях приобретения франшизы у крупной сети.

Важным аспектом сетевизации и повышения социально-экономической эффективности станет последовательная экспансия транснациональных и федеральных розничных торговых сетей на новые территории РФ. Как мы отмечали выше, работая на условиях инвестиционного актива, эти компании не могут позволить себе притормозить экспансию и сосредоточиться на повышении внутренней эффективности. Не случайно сети Х5 Retail Group, «Магнит» и Auchan ориентированы сегодня на сибирский рынок. Концепции их развития, правда, отличаются. Так, Х5 Retail Group традиционно ориентируется на поглощение крупной региональной сети, имеющей отлаженную логистику. Сеть Auchan уже работает в Новосибирске и Омске, применяя концепт гипермаркета «Сити» и логистическую инфраструктуру аутсорсера — компании FM Logistic. Компания «Магнит» предпочитает органический рост. Сегодня компания запустила собственный распределительный центр в Омске и строит аналогичный РЦ в Новосибирске. А значит, реализует стратегию С. Уолтона по агрессивному захвату рынка. Понятно, что завоевание регионального рынка для самого крупного ритейлера не является одномоментным процессом. Это достаточно растянутый во времени процесс, а в городах Сибири и Дальнего Востока это может продлиться годы.

В результате экспансии розничных торговых сетей в регионы страны обостряется конкуренция между торговыми организациями как за покупателя, так и за поставщика, за обученные кадры продавцов и кассиров. У занятых в отрасли кадров появляется возможность выбора места работы. Покупатели также получают возможность выбирать, каким магазином пользоваться из наиболее доступных к посещению. Право выбора — одно из важнейших социальных характеристик современного рынка. И в этом явно прослеживается четко выраженный положительный эффект. Однако, с другой стороны, у местных компаний снижаются объемы продаж, труд занятых в отрасли интенсифицируется, порою обезличивается. А покупатели зачастую получают типовые, одинаково оформленные магазины, почти с идентичным ассортиментом.

Для региональных и местных поставщиков, надо отметить, изначально даже неплохо появление торговых сетей, не имеющих наработанных связей в регионе. Можно им дороже продать товар. Но войти в число системных поставщиков большинство региональных производителей и поставщиков, как правило, не в состоянии (производственной мощности не хватает), да и работать с магазинами крупных сетей сложно из-за удаленности центра принятия решений, административных проволочек. Тем не менее здесь присутствует обоюдная выгода. Однако по мере накопления траснациональными и федеральными торговыми сетями веса в регионе социально-экономические риски возрастают. И эти риски усиливаются, как только крупные сети начинают реализовывать стратегию сокращения издержек, а значит, оптимизировать штаты. Здесь мы сталкиваемся с серьезной социальной проблемой — на фоне роста рабочих мест, вызванного увеличением обеспеченности региона торговой площадью, происходит относительное сокращение рабочих мест.

Технологические преимущества федеральной торговой сети не ограничиваются оптимизацией использования человеческих ресурсов. На рынке появляется новый для региона ассортимент товаров либо товар, аналогичный предлагаемому региональными дистрибьюторами ассортименту. При этом федеральная компания располагает сравнительно более низкими закупочными ценами и транспортными расходами за счет синергии закупки и товародвижения, а значит, большими возможностями варьирования розничными ценами за счет манипулирования маржой. Она может пойти на снижение маржи, временно отказаться от нее, получая покрытие потерь в других регионах. Региональная торговая компания такой возможности лишена. Кроме того, экспансию федеральной сети поддерживают федеральные или транснациональные производители, которым выгоднее работать с регионами через одну федеральную сеть, чем с множеством региональных дистрибьюторов или торговых компаний.

Таким образом, постепенно мы получаем ужесточение конкуренции на рынке и изменение ее характера. Конкурентная борьба становится для региональных торговых организаций жизненно важной, жестокой, многогранной, затрагивает не только их самих, но и местных товаропроизводителей, всю местную элиту. Возникают риски потери покупателя и выручки для так называемых независимых торговцев, разорения небольших местных розничных сетей. В свою очередь, закрытие магазинов влечет за собой увольнение персонала, снижение занятости населения в регионе. Отметим, что часть потерявших работу специалистов новый владелец торговых объектов берет обратно. Но технологически при интеграции торговых объектов в крупную сеть требуется меньшее количество персонала. Формируется риск нарушения сложившихся в регионе хозяйственных связей, ведь часть местных поставщиков теряет налаженный сбыт. Выигрывают здесь поставщики, имеющие федеральные контракты с новыми владельцами торговых объектов.

Указанные процессы касаются отдельных предприятий и далеко не всех работников, занятых в отрасли, растянуты во времени, поэтому протекают в большинстве своем незаметно для общества, формируя лишь некоторую, некритичную, социальную напряженность на отдельных локальных территориях. Следует отметить здесь и риски возникновения задолженности прежних владельцев бизнеса перед поставщиками товаров, свертывания бизнеса, перехода предпринимателей в разряд рантье, их отъезда за границу. И это уже серьезные потери для страны.

Ужесточение конкуренции создается крупными сетями сознательно, за счет прямого демпинга. Негативные элементы сетевиза- ции возрастают и становятся значимыми. И наиболее болезненный из них — риск подрыва основ справедливой конкуренции.

В дальнейшем следует ожидать процесса передела сферы влияния на рынке. Практика показывает, что основным источником сокращения операционных расходов федеральной торговой компании на этом этапе становятся поставщики продукции за счет перераспределения совокупной добавленной стоимости в пользу сетевой торговой компании. В этом подходе реализуется принцип «больше заказ — ниже закупочная цена». Сети стремятся к размещению увеличенных заказов из расчета на одну ассортиментную позицию, оптимизируя ассортимент и сокращая количество предприятий-поставщиков. Конкурентным преимуществом розничных сетей федерального значения становятся прямые поставки от транснациональных и крупнейших отечественных производителей, использование услуг логистических компаний, в то время как региональные сети вынуждены работать с теми же поставщиками через посредников.

И здесь для российских регионов риски многократно возрастают. Они связаны с сокращением продажи продукции у местных торговых компаний. Региональные предприятия отечественной пищевой промышленности сталкиваются с диктатом крупных розничных сетей, когда их буквально заставляют снижать отпускные цены до нижней границы рентабельности, возлагать на себя дополнительные обязательства и услуги. Но если диктат российских торговых сетей сегодня основан в большей части на получении скидок с объемов заказа, то диктат международных сетей в работе с поставщиками более изощрен. Ими используются и другие инструменты. Федеральная сеть формирует приверженность покупателя торговой марке (customer loyality). Это преимущество конкурента региональной сети, тем более независимому предпринимателю, ликвидировать сложно, а часто невозможно.

Оговоримся, что технология частной марки опасна не для всех региональных производителей и поставщиков, не по всем товарным группам. Указанный способ воздействия особенно опасен для местных продовольственных брендов в условиях нестабильного финансового положения последней, изношенности производственных мощностей, ограниченности финансовых ресурсов. Выстоять под давлением крупных розничных сетей, выиграть у западных производителей тендеры на поставку продуктов питания в розничные сети у большинства предприятий местной пищевой промышленности не получится. Поэтому риски финансового краха местной промышленности в регионах России чрезвычайно высоки. А это не только частные капиталы, но и рабочие места, отчисления в бюджеты различных уровней, социальные программы, бюджеты домохозяйств, рост социальной напряженности.

Отрицательное следствие внедрения сетевых технологий торговли порою связано с нерешенными социальными задачами, в основе которых лежит вымывание профессиональных кадров в торговле и потеря престижа работы в отрасли[20]. Особенно это заметно в продовольственном секторе отрасли. Сетевизация торговли в условиях низкой технической вооруженности труда и роста трудоемкости определяет обострение проблемы нехватки операционного персонала. Проблему усугубляет снижение уровня профессиональной подготовки, развал материальной базы профессиональной подготовки продавцов и кассиров (торговых техникумов). Ориентация торговых сетей на самостоятельную ускоренную подготовку оперативного персонала, переманивание готовых кадров из других отраслей оказались неэффективными. Через создаваемые учебные центры федеральных торговых сетей прошло все трудоспособное незанятое население крупнейших городов.

Высокая текучесть персонала привела к развитию аутсорсинговых и аутстаффинговых организаций, «пропускающих через себя» жителей малых городов и сельской местности. Несмотря на это, кадровый голод на операционный персонал в мегаполисах устранить не удается во многом из-за отсутствия необходимой инфраструктуры, содержание которой или субсидирование через заработную плату не укладываются в операционные расходы современного бизнеса. Пролоббированное крупными продовольственными сетями увеличение до 25 % квоты на привлечение трудовых мигрантов, привлечение в отрасль малоквалифицированного труда, на наш взгляд, только «замораживают» обострившуюся проблему нехватки трудовых ресурсов и увеличивают социальную напряженность в обществе.

Следующий недостаток обусловлен повышением технологичности процесса товародвижения и снижением значимости руководителя торгового объекта в отрасли. Перенесение значительной части управленческих функций с уровня магазина на уровень сетевого офиса позволило задействовать в управлении торговыми объектами людей без высшего и даже специального торгового образования. Уровень же и сфера профессиональной и социальной ответственности руководителя, по существу, не изменились.

Управляющий торговым объектом (директор) по-прежнему отвечает за весь спектр работы магазина, несет административную и уголовную ответственность за работу объекта. Участились случаи, когда руководитель небольшого сетевого объекта торговой сети не знает не только технологии торговли, но и рамок своей ответственности, не умеет работать с людьми. Роботизация управления в среднем и нижнем звеньях современной торговой сети, снижение потребности в профессиональных компетенциях, значимости труда, постоянный и изнуряющий контроллинг — все эти факторы вызывают «творческое выгорание» профессионалов. Вряд ли можно считать перспективной политику активной ротации управленческих кадров низшего и среднего звена, их самостоятельной ускоренной (в течение 2—3 недель), принятую крупными отечественными сетевыми компаниями. В итоге мы имеем следующий социально-экономический аффект, выраженный в дегуманизации профессиональных отношений в отрасли. Человек, как менеджер, продавец, «теряет свое лицо», становится безликой функцией и перестает ценить свое место работы, держаться за него.

Заметным аффектом, следствием, сетевизации надо рассматривать снижение качества обслуживания в торговой отрасли. Оптимизация численности занятых, рост интенсивности труда, а также, сравнительно с другими отраслями, невысокая оплата труда обусловливают обезличивание собственно процесса продажи товаров. Применение инновационных технологий торговли выводит продавца-консультанта из процесса купли-продажи, заставляя покупателя опираться на информацию, содержащуюся на ценнике и упаковке товара. Наконец, размещение товара в торговых залах магазинов все больше (на 30 и более процентов) осуществляется силами внештатных сотрудников (мерчандайзеров), часто случайных людей.

Однако зададимся вопросом, являются ли все отмеченные ранее риски процессов интеграции исключительно негативным явлением? Неконкурентоспособность отечественного товара, производящегося в регионах, против импорта, а также продукции отечественных гигантов является реальностью. И региональный производитель должен уже сегодня урезать потребление и озаботиться модернизацией предприятия, а государство и регионы — обеспечить необходимый протекционизм. Вторая составляющая экономического негатива — перераспределение доходов между промышленностью, дистрибьюторами и розничными торговыми сетями в пользу последних полностью отвечает рыночному механизму.

С социально-экономической эффективностью все более сложно: регионы получают импульс к развитию, в них стимулируется экономика, они в чем-то «интегрируется в Европу». Но одновременно регионы теряют в налоговых поступлениях, ведь доля местных товаров снижается, торговать будут «пришлые» предприниматели. Значит, часть налогов «уйдет в центр», снизится «управляемость» экономикой. Как ни судить, социально- экономическое значение вхождения сетей в регионы является разнонаправленным и в чем-то отрицательным. Но это уже данность. Влияние «пришлых» розничных торговых сетей в регионах имеет четкий вектор к возрастанию, а для местной торговой и производственной элит данный показатель снижается. В силу этого происходит объективный передел рынка.

Представляется, что регионам не следует бояться прямой финансовой помощи региональным производителям, розничным торговцам, предоставления каких-либо льгот, осуществления протекционизма уже сейчас и за счет бюджета. А государство должно увеличить объемы перераспределения налогов в пользу регионов с высоким уровнем интеграции, под конкретные программы поддержки регионального бизнеса, как производства, так и розничной торговли. Тогда четвертый этап экспансии розничных сетей в регионы будет в большей степени положительным и социально управляемым.

В заключение остановимся на вопросе оценки пределов развития сетевой торговли в регионах. Этот процесс происходит на волне смены рыночной парадигмы, механизма взаимодействия игроков. В экономической литературе давно известен термин для соответствующей характеристики — «рынок покупателя» (consumers pull market). Баланс сил смещается в сторону розничного оператора. Этот тип отношений между продавцами и поставщиками приходит на смену традиционным связям, которые назывались «рынком производителя» (manufacture push market) и были основной формой выстраивания взаимодействий в течение нескольких десятилетий.

Однако надо понимать, что сегодня у нас на рынке одновременно работают крупные операторы, действующие в рамках pull market, и средние, а также малые предприятия, индивидуальные предприниматели, работающие в рамках push market. Существование на рынке двух типов взаимоотношений продолжит оказывать негативное влияние в первую очередь на малых предпринимателей. Они будут вынуждены и далее платить завышенную цену за закупаемый товар вследствие более слабой переговорной позиции, а также из-за того, что производители и дистрибьюторы стремятся перенести максимум издержек, связанных с дистрибуцией, а также с предоставлением дополнительного оборудования, на мелких контрагентов.

Наконец, укрупнение розничной торговли, введение новых систем обработки информации, рост числа распределительных центров в составе торговых сетей, увеличение внутрисистемного оборота в розничной торговле значительно подорвали бизнес большинства оптовиков. Так, например, если в 1981 г. в США насчитывалось около 400 крупных оптовых компаний, то к 1991 г. их число сократилось до 240, а в настоящее время основная доля продаж приходится на первые десять компаний. Иными словами, оптовая торговля в ответ на консолидацию розничной торговли сама укрупняется. Вероятно, в России ситуация будет развиваться по аналогичному сценарию. Представляется, что будущее за дистрибьюторами, а не оптовыми фирмами. За специализацией и объемами. Развернутая структура оптовой торговли сохранится, видимо, только в экономически неперспективных регионах РФ.

Подводя итог анализу развития и различным сторонам социально-экономических аспектов ритейла в России, следует подчеркнуть, что наиболее значимые достижения в сфере сетевой торговли связаны с приобщением самого бизнеса — в первую очередь малого и среднего — к деятельности в условиях современной конкурентной среды, формированию у населения более взыскательных требований к ассортименту товаров и услуг, технологиям продаж и постепенному продвижению к реализации потребностей более высокого порядка.

Литература

  • 1. Чеглов В.П. Инновационный ритейл. Организационное лидерство и эффективные технологии: монография. М.: ИД «Форум», 2013.
  • 2. Чеглов В.П. Сетевой ритейл: концепции и стратегии, ловушки и решения: монография. М.: Вузовский учебник; ИНФРА-М, 2013.
  • 3. Чеглов В.П. Технологические новации, сформировавшие современный ритейл России. Сетевые технологии розничной торговли: практика внедрения и применения в России в 1991—2011 гг. монография. Lambert Academic Publishing, 2012.
  • 4. Чеглов В.П. Экономика и организация управления розничными торговыми сетями: учеб, пособие. — М.: Вузовский учебник; ИНФРА-М, 2012.
  • 5. Чеглов В.П. Экономика и организация управления розничными торговыми сетями: учеб, пособие. Практикум. М.: Вузовский учебник; ИНФРА-М, 2013.

  • [1] Следует отметить, что лишь немногим торгам удалось пройти приватизацию и сохранить свою структуру в новой экономической реальности. —Примеч. авт.
  • [2] Иллюстрацией этого процесса является становление Евгения Чичваркина, как будущего сетевого ритейлера.
  • [3] Был принят Федеральный закон № 271-ФЗ «О розничных рынкахи о внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации». — При-меч. авт.
  • [4] Данные Росстата. Электронный ресурс — www.gks.ru
  • [5] Приведены статистические данные из информационного ресурса«О состоянии розничной торговли в 2009/2011 г.». Электронный ресурс — gks.ru
  • [6] К выморочным регионам по классификации Госкомстата относятсярегионы России, в которых коэффициент естественной убыли населения, поданным последней переписи, населения составил до минус 8 включительно.Это Новгородская, Тверская, Тульская и Псковская области. — Примеч. авт.
  • [7] Согласно статистическому отчету «О состоянии розничной торговли в2009/2011 г.». Электронный ресурс — gks.ru.
  • [8] Retailer magazine. 2011. № 2(21).
  • [9] Оценка Росавтодор. Электронный ресурс — foodmarkets.ru
  • [10] Данные Росстата. Электронный ресурс — gks.ru
  • [11] Там же.
  • [12] Согласно статистическому отчету «О состоянии розничной торговли в2009/2011 г.». Электронный ресурс — gks.ru.
  • [13] Некоторое снижение показателя объяснимо территориальным расширением города. — Примеч. авт.
  • [14] Подчеркнем, что приведенные статистические оценки недостаточнополно отражают сложившуюся в стране ситуацию с сетевизацией ритейла.Причина видится в недостатках используемой методики учета розничныхторговых сетей, некоторой путаницей применяемых понятий, сложностиучета оборота индивидуальных предпринимателей и стихийного рынка.Можно отметить и стремление многих российских предпринимателей к непрозрачному ведению бизнеса, сознательному усложнению его организационной структуры. — Примеч. авт.
  • [15] Данные аналитической компании Infoline. Электронный ресурс —infoline.spb.ru>infoline-retailer-russia-top-100/
  • [16] Под межрегиональными розничными торговыми сетями подразумеваются те сетевые компании, которые ведут бизнес в двух и более сопредельныхрегионах РФ.
  • [17] Ведомости. 2010. 29 янв.
  • [18] Составлена с использованием данных с электронного ресурса «Деловой квартал» — ekb.dkvartal.ru
  • [19] Оценочные данные портала «Деловой квартал». Жирным шрифтом выделены компании федерального значения.
  • [20] Есютин А.А., Чеглов В.П. Кадровое обеспечение торговли: сегодня изавтра отрасли // Вестник Российского государственного торгово-экономического университета, научный журнал. М.: Изд-во РГТЭУ, 2011. № 3.С. 131-142.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>