Полная версия

Главная arrow Социология arrow Конфликтология. Социальные конфликты

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

«Восточноевропейский вариант» реформирования экономики и особенности его реализации в России

Этот вариант предполагает «шоковую терапию». Для его реализации требуется ряд условий:

  • 1) высокая готовность населения к рыночной системе (стойкая мотивация на рыночные отношения, законопослушность и предприимчивость, подготовленность к жизнедеятельности в условиях рыночной экономики и др.);
  • 2) достаточное число честных государственных чиновников, настроенных на внедрение рыночной системы с частной собственностью, готовых соблюдать грань между деятельностью государственного служащего и предпринимателя и не ориентированных на «номенклатурное предпринимательство»;
  • 3) высокий уровень компетентности и чиновников и граждан в проблемах регулирования экономики в рыночных условиях, достаточно глубокие представления об устройстве экономических институтов, роли государства в этот период;
  • 4) относительная социальная, этническая, культурно-идеологическая и экономическая однородность и интегрированность общества; отсутствие антагонистических различий и разрывов в положении, целях и интересах разных групп (национальных, территориальных, отраслевых, профессиональных и др.);
  • 5) относительно небольшой сектор экономики, занятый производством «общественных благ», частный спрос на которые не велик или вообще отсутствует (например, фундаментальная наука);
  • 6) небольшое количество экономически нежизнеспособных секторов («черных дыр»), хронически живших за счет государственных дотаций и не способных выдержать конкуренцию на мировом рынке.

Реализация в России жесткого «восточноевропейского варианта» реформирования социально-экономической сферы явилась бы для нее, по мнению специалистов, крайне тяжелым испытанием. Быстрая приватизация в большинстве отраслей, либерализация почти всех цен, последовательное введение частной собственности (в том числе реальной частной собственности на землю), передача социальной сферы предприятий на баланс местных властей — все это, проведенное в течение нескольких месяцев, действительно вызвало бы сильнейший шок. Основные последствия для России могли бы быть следующими.

  • 1. «Обвал» производства, прежде всего промышленного. То падение народного хозяйства, которое было осуществлено в течение первых четырех-пяти лет преобразований, в случае настоящей «шоковой терапии» могло произойти за один год.
  • 2. «Взрыв» безработицы. Она, по расчетам специалистов, должна была бы составить не менее 20—25% всей численности рабочей силы, что было бы крайне болезненно воспринято населением, привыкшим жить с государственными гарантиями трудоустройства («полной занятости»).
  • 3. Неожиданная и быстрая потеря большинством населения занимаемого социального статуса, источников существования и привычного образа жизни. Это усилило бы и без того негативные последствия предпринятых реформ.

Так, среди 28 стран с переходной экономикой, положение в которых было специально проанализировано Мировым банком, Россия за переходный к рынку период переместилась с 20-го на последнее место по показателю продолжительности жизни, сокращение которой составило 4,8 года. Это свидетельствует о масштабе шока, пережитого населением страны.

В конечном итоге «шоковая терапия» в России в течение одного- двух лет могла привести к физическому исчезновению наиболее слабых социальных групп и возникновению обширных районов социально-экономической деградации, где экономика практически остановилась бы, а население жило в основном за счет натурального хозяйства.

Такая болезненная реакция российского общества на «шоковую терапию» была бы обусловлена рядом объективных и субъективных особенностей. В числе основных из них могут быть названы следующие.

1. Неготовность населения к введению рыночной системы. В России за 70 лет все рыночные институты были уничтожены. Соответствующих «рыночных» знаний и стереотипов поведения ни у «простых людей», ни у правящей элиты, ни у специалистов не было. Отсутствовало и достаточное число законопослушных и честных чиновников для успешного осуществления «шоковой терапии».

В странах Восточной Европы такая готовность была. Сохранилось поколение людей, живших еще до реального социализма и имевших опыт работы в условиях капиталистического рынка. Значительная часть жителей этих стран выезжали в Западную Европу, имели там родственников и друзей. В сфере услуг и сельском хозяйстве сохранялась частная собственность, и эти сектора работали на ограниченных рыночных принципах под контролем государства.

  • 2. Высокая неоднородность российского общества. В отличие от небольших и относительно однородных восточноевропейских стран российское общество было глубоко дифференцированно по значительному числу социально-экономических, природно-географических и этнических показателей. В России чрезвычайно велики различия в культуре и менталитете разных религиозно-этнических групп (мусульман и православных, малых народов Севера и русских), между интеллигенцией и остальным населением, разрыв в условиях жизни и хозяйствования между столицей и остальной Россией, между большими городами и селом, между регионами-донорами и дотационными территориями, между Севером, Сибирью и европейской частью и др. В централизованной системе эти и другие различия не служат источником крупных социальных и политических катаклизмов, так как государство экономическими и силовыми рычагами гасит возникающие конфликты, не дает им разгораться и угрожать стабильности страны. В условиях же либерализации, когда нет жесткого централизованного контроля, противоречия в обществе усиливаются тем больше, чем резче и быстрее проводится «шоковая терапия». В Восточной Европе с ее относительно однородным обществом это было сравнительно неопасно.
  • 3. Важнейшая особенность России — значительный сектор экономики, неспособный жить по законам рынка, успешно работать на частный спрос в условиях либерализации и открытости хозяйства для внешних конкурентов. К числу таких отраслей относятся: военно- промышленный комплекс (ВПК), ориентированный на государственный спрос и внешнюю торговлю; фундаментальная наука, услуги которой потребляет все общество и которые не будут оплачиваться частными потребителями; агропромышленный комплекс, в настоящее время еще не способный выдержать международную конкуренцию. В совокупности в этих секторах в середине 1980-х — начале 1990-х гг. было занято более трети всей рабочей силы. Это значительное число так называемых монофункциональных поселений, т.е. небольших и средних городов, которые возникли и существовали за счет одного-двух или нескольких больших предприятий. Остановка этих предприятий означала прекращение экономической, а значит, и социальной жизни в таких населенных пунктах. Резкое и единовременное лишение их государственной поддержки привело бы к остановке значительной части экономики и огромной безработице.

В результате через несколько месяцев «шоковая терапия», которая предполагает высокую безработицу в сочетании с передачей социальной сферы предприятий местным органам власти, привела бы к огромному росту государственных расходов на социальные нужды, причем расходов как центрального правительства, так и местных органов власти. Пришлось бы увеличить налоги с предприятий (так как с населения все равно нечего было бы взять), что, в свою очередь, способствовало бы дальнейшему падению производства и росту безработицы и т.п. Кроме того, возникла бы необходимость массированного вмешательства государства в экономику в целях поддержания работы отраслей жизнеобеспечения. Такая ситуация неизбежно создала бы условия для возникновения политического кризиса, в результате чего сторонников «шоковой терапии» сменили бы представители более или менее радикальной оппозиции.

Таким образом,

в России не было благоприятных условий ни для «китайского», ни для жесткого «восточноевропейского» вариантов перехода к рынку, хотя смягченный вариант последнего по инициативе западных консультантов и правительственных либерал-демократов был апробирован.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>