Полная версия

Главная arrow Социология arrow Конфликтология. Социальные конфликты

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Устранение причин социального конфликта как самый эффективный способ его предупреждения

Основным принципом предупреждения и предотвращения социальных конфликтов средствами государственного управления является воздействие на их причины, а не на результат общественных противоречий. Устранение причин, поводов, условий возникновения противоречий — самая эффективная и одновременно сложная форма предупреждения социальных конфликтов в обществе. На общесоциальном уровне речь идет о выявлении и устранении крупных экономических, политических, социальных и других факторов, дезорганизующих общественную и политическую жизнь.

По мнению специалистов, основными объективными социальными причинами конфликтов в современной России являются:

  • 1) политическая неустроенность, неорганизованность и неэффективность системы управления, несоответствие (неадекватность) технологий, методов и средств управления государством организационно-технологической структуре общества;
  • 2) дезорганизация общества, «перекосы» в экономической, политической, социальной и духовной сферах;
  • 3) неравенство социальных субъектов, резкий разрыв в уровне и качестве жизни большинства населения по сравнению с привилегированными слоями.

Рассмотрим каждую из названных причин.

Политическая неустроенность, неорганизованность и неэффективность системы управления как причина социального конфликта. Политическая неустроенность и неорганизованность общественной жизни во многом определяются несовершенством государственного и социального управления. На «плохое управление» как основную причину социального конфликта указывал основоположник социологии Огюст Конт.

«Плохое управление в России, — отмечает А.В. Тихонов, — основная причина нашей бедности, цивилизационного отставания от развитых стран. В соответствии с материалистическим пониманием истории у нас хорошо могут объяснить, что в революционной ситуации новые производительные силы вступают в конфликт со старыми производственными отношениями, разбивают их оковы и вслед за этим меняют всю государственно-политическую надстройку. Но кто объяснит, почему и в 1917 г., когда боролись монархическая власть и индустриально-социалистические силы, и в 1991 г., когда стало ясно, что социализм в виде административно-командного принуждения не подлежит реформированию и должен быть заменен современным, якобы социально ориентированным рыночным капитализмом, победители не были готовы к управлению. Выступив с благими декларациями, они не предложили стране систему, направленную на построение лучшей, благоустроенной жизни, а стали создавать самый упрощенный вариант организации общества. В 1929 г. был сделан решительный выбор в пользу жесткой регламентации и централизации всей жизни общества, огосударствления всей собственности и создания “плановой экономики”, а в 1992 г. — не менее решительный шаг в сторону введения свободного рынка, отказа от какого бы то ни было планирования и государственного регулирования на основе тотальной “ваучеризации”. В итоге у нас в чрезвычайно деликатной сфере управления, которая не терпит экспромтов и резких движений, без всякого понимания, с какой сложнейшей материей имеют дело, было произведено столько разрушений и изъятий, что теперь приходится прилагать значительные усилия, чтобы в стране стал хотя бы возрождаться культурный слой способных к управлению, толковых и порядочных людей»1.

Кризисное состояние управленческой теории и практики, по мнению А.В. Тихонова, проявляется во все увеличивающемся отставании представлений об управлении, сложившихся в эпоху индустриализма, от реальностей постиндустриального глобализирующегося общества и осознании необходимости пересмотра таких представлений. Основное противоречие отечественного социального института управления, подчеркивает ученый, составляет «раскол» самого этого института на управление, ориентированное:

  • 1) на воспроизводство власти;
  • 2) на удовлетворение нужд и запросов населения, повышение уровня жизни.

Современные отечественные конфликтологи констатируют: социальный конфликт в российском обществе порожден несоответствием методов и средств управления структуре социальной системы, государственного и общественного устройства. Этот конфликт, который В. В. Танчер и В.С. Казаков определяют как организационнотехнологический, возникает не просто в государстве, а в обществе, во всей социальной системе вследствие изменения пропорциональных соотношений между ее структурными элементами: производительными силами, производственными отношениями, культурой, политической системой, численностью населения и т.д. Все остальные виды или типы конфликтов, как бы их ни называли: классовый, цивилизационный, межэтнический, межгосударственный, межнациональный и т.д., — лишь его производные[1].

Данный конфликт останется неразрешенным, пока средства и методы управления государством и обществом не будут приведены в соответствие с их организационно-технологической структурой, иначе говоря, пока не сформируется настоящее гражданское общество. Усиливающаяся тенденция к созданию последнего не может не вступать в конфликт со сложившимися в современной России институтами государства, интересами отдельных социальных групп, пытающихся использовать старые административные методы управления. Специалисты считают, что, если проблемой урегулирования социальных конфликтов не заниматься на государственном уровне, переходный период для России будет чреват «откатами» к старой системе и неэффективным методам управления страной. При этом просматривается опасность затягивания, стабилизации переходного периода с кризисными тенденциями деградации и распада системы.

Дезорганизация общества как причина социального конфликта. Ответственность за результативность управления несет прежде всего государственная власть. Неудачные реформы ведут к дезорганизации общественной жизни на уровне страны, социальных институтов (семьи, армии, системы образования, здравоохранения и др.), социальных общностей (классов, страт, наций). Дезорганизация общества выражается в неспособности производственных, экономических, политических, идеологических институтов эффективно управлять социальными процессами, связанными с удовлетворением потребностей и интересов людей. Она представляет собой выход производственных, экономических, социальных, политических, идеологических процессов за пределы существующих в обществе норм.

Показателями дезорганизации российского общества являются распад реального сектора экономики и сельского хозяйства, безработица, падение нравственных устоев, выражающееся в усилении криминализации, коррумпированности, росте преступности, распаде семей, распространении алкоголизма, наркомании, проституции, суицидов, а также росте числа случаев психических заболеваний, и что особенно опасно — в среде молодежи. В результате остановка производства и безработица, инфляция и невыплата заработной платы, политический и идеологический кризисы принимают масштабы, угрожающие интересам не только отдельных индивидов, социальных групп, организаций, но и общества в целом. В конечном счете это ведет к дезинтеграции общества — сепаратистским, экстремистским настроениям отдельных социальных слоев и этносов.

По мнению С.В. Соколова, схема развития социальных конфликтов такова: дезорганизация общества -> усиление неравенства -> конфликтные ситуации социальная напряженность -> разнообразные и многочисленные социальные конфликты в обществе. Ученый подчеркивает, что они возникают прежде всего как результат ошибочной, легкомысленной и корыстной деятельности правящих элит разных стран1.

Система смягчения и нейтрализации социальных конфликтов предполагает сохранение проявлений дезорганизации общества и социального неравенства на уровне, не провоцирующем социальные противоборства. В противном случае дезорганизация общества доводит до критического состояния неравенство социальных субъектов.

Неравенство социальных субъектов как причина социального конфликта. Анализируя проблему социального неравенства, следует учитывать, что любое общество несовершенно, не свободно от противоречий и не может в полной мере удовлетворить потребности и интересы всех людей и социальных групп. Все вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы:

  • а) неравенство неустранимо даже в высокоразвитом обществе;
  • б) само по себе всеобщее равенство нельзя расценивать как благо, так как оно может привести к уравниловке с последующим угасанием стимулов для творческой деятельности и инициативы;
  • в) социальное неравенство имеет положительный смысл, выступая важнейшим источником конфликтности и состязательности отношений.

Понятия «равенство» и «неравенство» воспринимаются и оцениваются в зависимости от социального статуса окружающих людей. Как подчеркивает А.Г. Здравомыслов, положение людей и обусловленный им уровень социальных притязаний определяются не вечными инстинктами, а сопоставлением с другими людьми, чувством справедливости[2].

Понятия справедливости и несправедливости, как подчеркивает А.В. Дмитриев, — это конкретно-исторические нормативные понятия, связанные с законом и моралью. В основе современного подхода к ним лежат два принципа — равенство (по закону) и пропорциональность (по заслугам). В настоящее время социально справедливым принято считать то общество, в котором люди имеют равные условия для реализации своих способностей. При этом необходимо «справедливое неравенство» — существование объективного, а не уравнительного подхода к оценке результатов деятельности[3].

Социальное неравенство в современной России проявляется:

  • • в усилении подавления прав большинства населения, невозможности качественного удовлетворения их базовых потребностей;
  • • неравенстве социальных групп по отношению к экономическим и политическим ресурсам (владение собственностью, участие во властных отношениях), по социальному престижу (доход, образование, профессия, самоидентификация), что определяет их социальную позицию, уровень и характер притязаний;
  • • противоположно направленных, несовпадающих целях, интересах, ценностях, ориентациях социальных групп относительно значимых сторон социальной жизни;
  • • осознании большинством обездоленных и ущемленных факта неудовлетворения своих потребностей, что влечет соответствующую мотивацию на борьбу, стремление найти средства и возможности их удовлетворения.

Важны не только потребности сами по себе, но и доступность средств их удовлетворения в рамках соответствующих видов деятельности, обусловленных социальной организацией общества.

Как уже отмечалось, социальные противоречия являются непременным условием развития общества. Факт наличия неравенства и несовпадающих интересов признается социологами как естественный и объективный. Поэтому речь должна идти о предпочтительности не полной ликвидации, а смягчения (умеренности воздействия) и нейтрализации (ослабления влияния) социальных противоречий. Это необходимо принимать во внимание и в ситуации неизбежных конфликтов, которые в силу объективных причин нельзя предотвратить, и при случайных противоборствах, возникших по субъективным обстоятельствам.

Для устранения ненужной (чрезмерной) дезорганизации общества и стабилизации всех его сфер нужны сильное государство и взвешанная (адекватная) внутренняя и внешняя политика. Политика является ведущим фактором перемен в обществе, определяет цели, средства и способы их осуществления, которые закрепляются юридически и становятся обязательными. Она несет в себе свойство быть своеобразным «генетическим кодом» будущего, выполняет функцию социального проектирования, «технологии» социального прогресса, подчеркивает В. В. Серебрянников.

Как показывает опыт построения гражданского общества в США, Канаде, Франции, Германии, Японии, Швеции, Сингапуре после Второй мировой войны, несмотря на то что демократия в этих странах является перманентным (непрерывным, постоянным) источником конфликтов, в результате адекватной политики государства реальна возможность предотвращения случайных и смягчения неизбежных социальных конфликтов.

Реализация функций государства как условие устранения причин социального конфликта и преодоления социальных противоборств. Особое значение государственного управления, по мнению Г.В. Атаманчука, определяется тем, что оно распространяется на все общество[4]. Государство структурирует и юридически регулирует общественные отношения, поведение и деятельность человека, которые носят публичный характер. Чем меньше государство отчуждено от общества, чем полнее отражает его потребности, интересы и цели, тем больше у первого возможностей и оснований для управляющих воздействий на второе.

Государство как базовый элемент политической системы ответственно за сохранение целостности человеческого сообщества и обеспечение его нормальной жизнедеятельности и развития. С помощью административных структур, органов контроля, СМИ оно должно регулировать разноуровневые связи и взаимодействия между различными социальными субъектами, структурируя социальное пространство таким образом, чтобы доля энтропийных (случайных, необратимых) процессов в социуме не превышала уровня, за которым, как отмечают специалисты, начинаются системно-структурные дисфункции и становится возможным распад системы.

Одной из задач управления обществом является социальный порядок, выражающийся в поддержании организованности общественной жизни, возможности ее сознательного удерживания в определенных рамках (держать в определенном порядке).

По Т. Парсонсу, социальный порядок — это рациональная система, в которой все люди осуществляют свое право на формирование собственных целей и выбор средств их достижения, где нравственная составляющая выполняет роль латентного регулятора социального напряжения.

Социальный порядок рассматривается А.В. Тихоновым как организованная общественная жизнь — следствие деятельности, направленной на гармонизацию частных и общих ценностей и интересов путем сознательного создания, поддержания и изменения социальных институтов и их учреждений. Организованному социальному порядку исторически предшествуют традиционный, гражданский и правовой порядки, которые вместе с ним образуют культурные слои упорядоченной общественной жизни. Отсутствие в обществе социального порядка ведет к социальному беспорядку или социальной аномии — «социальной безнормности» — разрушению установленных ранее норм и правил общественной жизни1.

Эволюционное изменение социального порядка, по А.В. Тихонову, подразумевает проведение реформ, внедрение нововведений, посредством которых реализуется потенциал развития такого порядка. При этом устраняются старые, отжившие социальные формы и утверждаются новые, более соответствующие изменившимся обстоятельствам.

Революционное изменение социального порядка предполагает насильственное утверждение нового как следствие задержек в проведении назревших реформ, внедрении нововведений, стремления элиты сохранить старый порядок и свое доминирующее положение, несмотря на коренное изменение обстоятельств; ведет к распаду организованной социальной системы, выходу за пределы ее управляемости.

Взаимодействие власти как ресурса управления и управления как условия осуществления власти обеспечивает эволюционное изменение социального порядка. Разрыв между ними, подчеркивает А.В. Тихонов, чреват как нарастанием застоя, так и революционным переворотом.

Сущность социального порядка проявляется в реализации социальной интеграции общества — совокупности социальных институтов (средств контроля и регуляции поведения людей) и отношений, оберегающих стабильность данной системы, социальную и экономическую организацию общества, естественный порядок в нем, который обеспечивается совокупностью правовых и нравственных норм поведения людей, складывающейся на базе естественных законов.

Обеспечение социального порядка является функцией государства. Функции государства — это основные направления его деятельности по решению стоящих перед ним задач. Функция, по Г. В. Атаманчуку, есть отношение, посредством которого одна сторона, в данном случае государство, переносит свою сущность (силу, потенциал) на другую — общество[5]. Важным признаком функций государства является то, что они характеризуют его как инструмент политической власти и проявляются в его деятельности.

Качественная реализация основных функций государства (политической, экономической, социальной, духовной) позволяет сохранять проявление дезорганизации общества и социального неравенства на уровне, не провоцирующем социальные противоборства.

Политическая функция обеспечивает целостность и сохранность общества. Государство возникло как попытка преодолеть раскол, разброд, борьбу в обществе в рамках закона, подчеркивает Г.В. Атаманчук. Общество сохраняется как целое благодаря конструктивному разрешению присущих ему острых противоречий и конфликтов[6].

Карл Манхейм в качестве «новой социальной технологии» в развязывании и предупреждении социальных конфликтов называет силу государства, способного централизовать власть СМИ, силовых структур, системы образования, оказывать влияние на индивидуальное и общественное сознание и поведение людей[7].

Для выбора правильной социальной политики (приоритетов, методов управления обществом) необходимы компетентность, системный подход, патриотическая направленность деятельности субъектов управления.

Специалисты отмечают, что при демократическом типе социальных отношений, характеризующемся равенством и свободой, верховенством закона, выборностью основных государственных органов и разделением властей на законодательную, исполнительную, судебную, дезорганизация общества устраняется медленнее. Однако правовое демократическое государство и гражданское общество оказываются более способными к развитию. Этому содействуют:

  • 1) многообразие форм собственности и рыночная экономика;
  • 2) правовое государство — тип государства, вся деятельность которого подчинена праву (верховенство закона, полная гарантированность прав и свобод граждан, их оптимальное сочетание с конституционными обязанностями, установление и поддержание взаимной ответственности гражданина и государства, принцип разделения властей);
  • 3) развитая гражданская сфера, включающая массовые движения, партии, группировки по убеждениям и другим признакам, имеющая возможность добиваться самоуправления, децентрализации государственной власти, осуществления контроля над ней и взаимодействия большинства и меньшинства в обществе на принципе согласованности позиций;
  • 4) развитая политическая, правовая, моральная культура общества;
  • 5) активный средний класс, составляющий большую часть населения.

В условиях гражданского общества действует совершенно иная модель урегулирования конфликтов. Она реализуется в сфере свободного экономического и иного взаимодействия равных граждан, которые делегируют политической сфере задачу обеспечения целостности социума.

Особую значимость для предупреждения социальных конфликтов, по мнению ученых, приобретают следующие функции гражданского общества, распространяющиеся на все подсистемы социума:

  • • корректирующая деятельность властных структур;
  • • оптимизирующая развитие конфликтных ситуаций;
  • • смягчающая конкретные формы протекания социальных процессов и взаимодействий.

Будучи социальным феноменом макроуровня, гражданское общество функционирует в социуме в качестве альтернативного социального механизма, эффективно компенсирующего недостатки официальной государственной структуры, в том числе:

  • • стремление к монополизации общественной жизни и деперсонификации личности;
  • • предпочтение прямых насильственных методов управления «косвенным» демократическим;
  • • безусловный примат вертикальных систем власти над любыми горизонтальными и т.п.

При этом должны стать легитимными такие демократические процедуры, как широкое обсуждение директив и постановлений, выдвижение альтернативных проектов, привлечение к анализу документов независимых экспертов и др.

Преодолеть сложившееся организационно-технологическое противостояние в России можно только с помощью правового регулирования, представляющего собой единство социологического, нормативного и практического аспектов. Регулирование начинается тогда, когда в целях, содержании, требованиях закона или иного правового нормативного акта «схватывается» назревшая необходимость в упорядочении взаимосвязей и взаимодействий людей, причем определенным образом (моделью, логической структурой) и в определенном направлении, подчеркивает Г.В. Атаманчук1. При этом важно, чтобы принимаемые юридические акты были законными и легитимными. Одновременно закон должен отражать объективное начало общественной жизнедеятельности и тем самым вызывать доверие, отражать волю общества, приниматься с его согласия, чтобы люди были уверены, что правовые акты выражают и защищают их интересы. Закон должен быть не просто легальным, а легитимным, быть консенсусом, констатируют В.В. Танчер и В.С. Казаков1. Законность и легитимность содействуют:

  • • созданию устойчивого стабильного правового поля, четкой правовой регламентации, особенно тех сфер социальных отношений, где возможны конфликты;
  • • реализации в общественных отношениях принципа верховенства закона не на словах, а на деле.

В ситуации социального противоборства в ряде случаев приемлемы жесткие модели управления конфликтами как необходимый элемент функционирования любого, в том числе и демократического, общества. С теми или иными модификациями и ограничениями они используются:

  • • при социальной корректировке форм девиантного (отклоняющегося) поведения;
  • • для предотвращения случаев геноцида (особенно его массовых форм);
  • • при свержении антинародного правящего режима или для успешного ведения национально-освободительных войн.

Таким образом, политическая функция государства в современном российском обществе должна базироваться на поиске консенсуса, на признании необходимости и неизбежности достижения соглашения, в том числе правового, между участниками назревающего конфликта.

Правовые, моральные, политические нормы (правила, процедуры, традиции) обеспечивают профилактику социальных конфликтов с помощью следующих средств:

  • • предложения адекватных вариантов поведения и реагирования, отвечающих норме;
  • • реализации в случае невыполнения норм принудительной функции с опорой на авторитет общества, государства, конфессии, политической партии;
  • • активизации нравственной, правовой, политической, религиозной культуры противоборствующих сторон;
  • • воздействия на все элементы конфликтных ситуаций — на предмет, объект, условия зарождения противостояния, а также интересы и действия участников.

К сожалению, в современной России социальные конфликты разрешаются преимущественно в интересах власть имущих, а не большинства граждан. По мнению Г.В. Атаманчука, это противоречит самой сути государства, так как оно является достоянием всего общества и не может и не должно следовать интересам только одних людей, игнорируя интересы других. Забвение этого и превращение государства в орудие насилия и торжества одной части общества над другой неизбежно ослабляют государство, разрывают его связи с обществом[8].

Для профилактики социальных конфликтов важна адекватная экономическая политика государства, цель которой — экономическая стабильность страны. Л.А. Тихомиров еще в начале прошлого века констатировал, что «действительная, прочная система экономики страны может воздвигаться лишь на идее развития производительных сил. Это система экономической самостоятельности страны, завершенности всех ее сил, добывающих и обрабатывающих, гармонически друг друга дополняющих и дающих в результате страну экономически самоудовлетворяющуюся, по крайней мере, в пределах необходимости. Эта система по внутреннему смыслу вполне совпадает с той идеей независимости, которая проникает собою цели и смысл государства вообще»[9].

Невзирая на опыт практически любой индустриально развитой страны, нередко даже люди, занимающие руководящие государственные посты, ошибочно полагают, что рыночная экономика переходного периода должна функционировать без вмешательства государства, без сознательного влияния на ее структуру и механизмы. При этом, как отмечает Г.В. Атаманчук, смешиваются два подхода:

  • а) по созданию централизованной плановой экономики с детальным планированием, контролем;
  • б) по формированию нормативного пространства, в котором экономические потребности и интересы, стимулы и санкции были бы тщательно продуманы, осуществлялись рациональным способом, приносили социальный эффект, гармонизировали отношения «человек — общество — природа».

В странах с высоким жизненным уровнем населения социальное планирование соотносится с интересами развития экономики, эффективности общественного производства. В связи с этим Карл Манхейм подчеркивает, что не всякое планирование — зло. Следует дифференцировать планирование ради подчинения и ради свободы. В обоих случаях велика роль координации средств социальных технологий, таких, как образование, пропаганда, администрирование и др.

Приоритеты планирования в условиях современной России должны быть направлены на стабилизацию и преодоление дезорганизации производства, а именно:

  • 1) эффективное участие государства в управлении экономическими и национальными процессами в интересах основных классов и социальных групп;
  • 2) развитие реального сектора экономики;
  • 3) усиление борьбы с экономической преступностью и коррупцией;
  • 4) создание новых рабочих мест, повышение уровня жизни населения;
  • 5) финансовую стабилизацию, борьбу с инфляцией, создание современной системы денежного обращения и т.п.;
  • 6) совершенствование экономического законодательства и др.

Предотвращение социального взрыва, развитие по пути реформирования возможны в случае, если власти будут отслеживать меру удовлетворения потребностей различных социальных слоев, находить средства для компенсации неудовлетворенных потребностей, не допустят острых антагонизмов в мере развития и удовлетворения потребностей, удержат социальное неравенство на уровне социальной нормы.

Социальная функция государства не исчерпывается провозглашением своей обязанности по защите прав и свобод человека, а предполагает проведение в жизнь принципов социальной справедливости:

  • • создание многообразия условий для воспроизводства и развития человека начиная с рождения новых поколений, их образования и воспитания и до обеспечения преемственности поколений;
  • • формирование социокультурного пространства, благоприятного для самореализации каждого человека, а не только избранных;
  • • стимулирование творческого потенциала человека, реализацию его талантов и возможностей и др.

В. В. Танчер и В.С. Казаков предупреждают о том, что наиболее опасным и деструктивным для государства и общества является конфликт не на макроуровне — между различными ветвями власти, политическими партиями, социальными группами по поводу распределения властных полномочий или материальных ресурсов, а на микроуровне — между личностью и государством, личностью и обществом. Если такой конфликт приобретает массовый тотальный характер, то необходимо говорить уже не о государственной или национальной, а о социальной безопасности1. В силу этого все государственные и социальные институты (политические партии, общественные организации, профсоюзы, правительство, органы правопорядка, здравоохранения, образования и т.д.), как поддерживающие власть, так и находящиеся в оппозиции, должны совместными усилиями стараться разрешить социальные противоречия, не допуская их широкого развертывания. Этому может способствовать налаживание, поддержание и развитие сотрудничества между государством, индивидами и социальными группами.

Как бы ни был свободен человек в обществе, всегда должна сохраняться его связь с государством и обществом. В связи с этим важно развитие демократии, основанной не только на частной собственности и свободе, но и на социальной справедливости.

В условиях гражданского общества социальная справедливость является не только этическим принципом, но и условием функционирования самой демократической системы. Социальная справедливость не подразумевает, как уже отмечалось, обязательного равенства. В обществе рационально, по мнению С.В. Соколова, не устранение социального неравенства ради социального равенства, а введение разумного (умеренного) социального равенства (и неравенства), соответствующего эффективности общественного производства. Разумные различия в доходах и накоплении богатства являются нормой в обществе. Они стимулируют состязательность в достижениях до тех пор, пока, по К. Манхейму, не нарушают общих тенденций планирования и не вырастут до таких размеров, что препятствуют сотрудничеству между классами. Это вызовет смягчение социальных конфликтов, переведет их из сферы насильственных действий в сферу социального согласия.

Умеренное социальное неравенство должно предполагать прекращение дискриминации тех или иных социальных групп государством. Особенно это актуально в условиях реформирования отношений, когда отдельные социальные группы занимают привилегированное положение, а другие теряют его. Для нейтрализации социальных конфликтов необходимо удовлетворение естественных ожиданий людей, преодоление материальной, политической, национальной, религиозной деприваций.

Содействуют социальной справедливости (но не социальному равенству) адекватное налогообложение, контроль за инвестициями (долгосрочными вложениями капитала в отрасли экономики внутри страны и за границей), расширение социальных служб и т.д. Стремление к социальной справедливости и разумному социальному неравенству предполагает опору на демократические силы, традиции, ментальность людей.

Духовная функция государства реализуется в духовной сфере — сфере отношений людей по поводу создания, распространения и усвоения духовных ценностей.

В настоящее время духовная жизнь общества чаще всего понимается как жизнь людей, связанная с удовлетворением их духовных потребностей и производством духовных ценностей. Она включает в себя все духовные образования, в том числе духовную культуру, формы и уровни общественного сознания, настроения, привычки, неосознанное и подсознательное и т.д.

В широком смысле духовная жизнь включает в себя не только само сознание, но и деятельность по производству духовных ценностей, а также возникающие в связи с этим отношения между людьми. С этой точки зрения духовная жизнь является элементом всех сфер общественной жизни:

  • • экономической — поскольку существуют экономическое сознание, экономическая наука, вырабатывается экономическая стратегия и т.д.;
  • • социальной — так как речь идет о классовом, национальном, групповом и другом сознании;
  • • политической — поскольку она включает в себя политическую идеологию, политические взгляды и настроения.

Производство духовных ценностей (экономического, политического, классового, правового, морального сознания) в этих сферах является условием для создания материальных ценностей и развития соответствующих общественных отношений, которые и выражают основное содержание данных сфер общественной жизни.

Духовная сфера общества — сфера общественной жизни, основным содержанием которой являются производство духовных ценностей и удовлетворение духовных потребностей. Следовательно, понятием «духовная сфера» охватывается не вся духовная жизнь, а лишь та ее часть, которая связана с производством и распространением духовных ценностей специальными социальными институтами (научными, образовательными или религиозными учреждениями, библиотеками, музеями, театрами и т.п.) или отдельными лицами (художниками, писателями, поэтами и др.).

Основными областями духовной сферы являются наука, искусство, религия, образование и воспитание. Их развитие составляет основную духовную функцию государства. Для этого создаются специальные социальные институты (научные учреждения, учебные заведения, церковь, учреждения культуры). Весь процесс производства духовных ценностей, их накопления в обществе и усвоения имеет своей конечной целью формирование человека как духовного существа.

Таким образом, предупреждение и предотвращение социальных конфликтов невозможны без осуществления социальной, экономической, культурной политики в интересах всего общества. Для ее реализации необходима продуманная государственная стратегия развития, пользующаяся массовой поддержкой населения.

Понятно, что борьба с дезорганизацией общества не может быть быстрой. Вряд ли удастся найти универсальный механизм, устанавливающий оптимальный баланс между равенством и неравенством людей. Решение проблемы стабилизации общества требует системного подхода и наличия долгосрочных, целенаправленных, комплексных государственных программ, действенных социальных проектов.

Опыт показывает, по свидетельству Г.В. Атаманчука, что лучшего состояния общество достигает, когда в нем царят мир, спокойствие, сотрудничество, конструктивное творчество. Если государство подобное состояние общества не поддерживает, а позволяет тем или иным политическим силам его будоражить, ввергать в конфликты, не говоря уже об этнических или гражданских войнах, то, следовательно, оно не выполняет своей первейшей государственной функции, не оправдывает своего существования. В такой ситуации вообще трудно говорить о каком-либо государственном управлении1.

  • [1] Таннер В.В., Казаков В.С. Технологии регуляции конфликтов: историческийхарактер, параметры консенсуса // Современная конфликтология в контекстекультуры мира: Материалы I Международного конгресса конфликтологов. М.,2001. С. 52-58.
  • [2] Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М., 1996. С. 80—81.
  • [3] Дмитриев А.В. Конфликтология: Учеб, пособие. М., 2000. С. 203.
  • [4] Атаманчук Г. В. Государственное управление (организационно-функциональные вопросы): Учеб, пособие. М., 2000. С. 18.
  • [5] Атаманчук Г. В. Указ. соч. С. 17.
  • [6] Там же.
  • [7] Манхейм К. Диагноз нашего времени. М., 1994. С. 415.
  • [8] Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 18.
  • [9] Там же. С. 20.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>