Полная версия

Главная arrow Политология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Центральноафриканская цивилизация

Центральноафриканская цивилизация (Черная Африка) — культурноисторический регион, расположенный южнее Сахары. Черная Африка — первоколыбель человечества, не имеющая вековых письменных традиций, испытывает сложный процесс формирования цивилизационного самосознания и отличается высокой конфликтностью. Колонизация Черной Африки разрушила сложившееся многомерное пространство, включая социальные, экономические, торговые и другие коммуникации. В процессе деколонизации получили распространение идеи панафриканской идеологии и «афросоциализма». Политические институты, привнесенные из Европы и неорганичные для местной почвы, не смогли обеспечить модернизацию Черной Африки. Для молодой государственности особенно разрушительными стали военные перевороты и гражданские войны. Попытки федеративного устройства не удались, за исключением ЮАР. Крупнейшее федеративное государство Нигерия не отличается стабильностью и занимает одно из ведущих мест в мире по коррумпированности властей.

В качестве языков государственности и межэтнического общения в Тропической Африке выступают английский, французский, португальский и другие европейские «колониальные» языки.

Проблемы Тропической Африки рассмотрены в статье Э.Е. Лебедевой «Тропикоафриканская цивилизация в современном мире» (2004), а специфика формирования африканских элит — в статье М.Ю. Френкеля «Африка: взаимодействие цивилизаций» (2001).

В большинстве стран региона основой общества остаются общины и кланы, а родственные и этнические интересы доминируют над социальными. В роли традиционной элиты выступают правители и вожди, а новая элита формируется на основе социальных групп, получивших европейское образование и воспринявших западную культуру. Новая элита представлена преимущественно бюрократами и политиками, а не промышленной аристократией. В Африке потерпели поражение «просветители», предлагавшие использовать европейские традиции вместо местных африканских и создать «Черную Европу». Сторонники «культурного национализма» выступают за сохранение самобытной африканской культуры. Идеологией местного национализма является концепция панафриканизма, объединяющего народы негроидной расы, пережившей колониализм и работорговлю.

Христианство доминирует среди новой африканской элиты, тогда как среди бедных масс усиливаются позиции ислама. Если в прошлом христианство ассоциировалось с колонизаторами, то теперь — как проводник глобализации, усиливающий маргинализацию африканского общества.

В Черной Африке проживает свыше 600 млн человек, из них 80% — сельское население. В отличие от других регионов мира, за исключением Восточной Европы, растет численность населения, живущего за чертой бедности (46% населения). Большинство стран имеют огромный внешний долг, а промышленный экспорт составляет лишь 0,1% от мирового.

Неолиберальная глобализация привела к смене нескольких авторитарных режимов, но одновременно ослабила непрочные основы государственности и социальных отношений и усилила международную криминализацию экономики (наркотики, торговля оружием). Большое количество неукорененных горожан, образовавшееся в результате массового переселения из африканской деревни, становится важной средой для становления исламского фундаментализма.

После распада Советского Союза изменилась геополитическая обстановка в Африке. Еще в недалеком прошлом Черная Африка была поделена между сверхдержавами на зоны влияния. СССР оказывал военную и экономическую помощь местным режимам в строительстве «социализма». Причем определить политическую ориентацию африканских стран было элементарно просто. Когда студенты на экзаменах по географии испытывали трудности в этом вопросе, автор рекомендовал более внимательно ознакомиться с экономической картой континента. Страны, бедные полезными ископаемыми и со слабо развитым хозяйством, «строили», как правило, социализм. И наоборот, страны с относительно развитой экономикой и богатыми природными ресурсами шли по пути капитализма. Когда противостояние двух политических и экономических систем закончилось, нарушилась относительная стабильность на Африканском континенте. Если раньше за политическую ориентацию сверхдержавы оказывали существенную и зачастую безвозмездную помощь, развращавшую местную власть, то теперь в этом исчезла необходимость.

В Черной Африке сложилась драматическая социально-экономическая обстановка. На рубежах влияния ислама и других верований наблюдаются кровавые междоусобицы. Многие местные политические деятели заявляют, что жить при колониализме было во много раз лучше, чем сегодня. Например, в Заире, где до провозглашения независимости в 1960 г. функционировало 140 тыс. км дорог с твердым покрытием, уцелело только 15 тыс. км. В Анголе, Сомали и других странах разрушены заводы. Большинство граждан африканских стран разочарованы в способностях и честности национальной элиты и не верят политическим руководителям.

В большинстве стран Черной Африки ежегодно сокращается валовой национальный продукт, наблюдается дефицит продуктов питания, а международная гуманитарная помощь разворовывается. Местные национальные модели общественного развития оказались несостоятельными. Политики, вошедшие во власть на волне демократии по принципу «из грязи в князи», скомпрометировали национальный путь возрождения, они быстро теряют авторитет и доверие. Многие «демократические» лидеры оказались некомпетентными и коррумпированными.

Усиливается социальная маргинализация Черной Африки, переживающей самый острый в истории общественный кризис. В результате национально-освободительного движения сформировался антиколониальный неотрадиционализм, основанный на эгоцентризме (отрицательном отношении к Западу) и самоценности африканской модели «духовной гармонии цивилизации без машин». Проявляется неэффективность очередного обращения к традиционным ценностям, уже дважды продемонстрировавшим свою слабость в столкновении с внешним миром. Отмечается неспособность африканцев интегрировать мировые достижения путем оживления традиционных ценностей заимствованиями извне или обращением к науке. Этот путь, показавший прогрессивность в Азиатско-Тихоокеанском регионе, оказался неприемлемым в Африке, где психология находится на средневековом уровне, а ученых ненавидят.

Приведенные примеры отрицают наличие универсальных стратегий развития. Либерализация экономики в развивающихся странах не всегда приводит к желаемым результатам. Усиливается разрыв между Севером и Югом, Центром и Периферией мирового капиталистического хозяйства. «Шоковая терапия» стала «потерянным десятилетием» для многих стран Латинской Америки и Африки. Стало очевидным, что необходимо не только учитывать функции места и социального времени, но и неготовность к позитивным преобразованиям местных элит.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>