Полная версия

Главная arrow Журналистика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Форматы телесерий.

По принципу серий строятся программы эстрадных, телетеатральных и игровых программ. Телеэстрада, а впрочем, и сама эстрада, неразрывно связана с историей XX в. — это продукт эпохи кабаре и Николая Николаевича Евреинова. Он был подлинным Момусом Серебряного века российской культуры. Один из основателей и вдохновителей кабаре «Бродячая собака» и «Приют комедиантов», он настойчиво проводил курс на развитие легких и ироничных по сути сценических форм. Он же и предрек появление ТВ в его конкретных формах: «география, представленная в форме драматизированного путешествия, всемирная история, точно инсценированная в сотнях картинок. Все эти науки и многие другие живо найдут солидное, а подчас и решительное, подспорье в некоем миниатюрном электро- и радиотеатре, который, будем надеяться, будет в грядущем украшать жилище каждого интеллигента».

Первоначально телеэстрадные форматы были близки к сценическим, а ключевой фигурой всех программ был конферансье. Именно он связывал воедино все разноликие и разноплановые номера, создавал известную сюжетность и даже синкретность программы. Такими мастерами сцены были артисты Михаил Гаркави, Борис Брунов, Олег Милявский и Евгений Петросян. Из-за стремительного развития музыкального шоу-бизнеса концертный формат к середине 1980-х гг. стал исчезать (тем не менее подобная структура программ в настоящее время еще характерна для некоторых передач типа «Аншлаг» РТР или «Утренняя почта» (1-й канал). Фактически ему на смену еще в середине 1970-х гг. пришел новый тип формирования программ — тип, специализированный по жанру. Именно тогда и появились популярные передачи «А ну-ка, девушки», «Вокруг смеха», конкурсы «Песня года» и многие другие.

Помимо активного захвата эфирного времени эстрада определила некоторые знаменательные тенденции не только в тематических выпусках. Первая из подобных тенденций — движение от любительского искусства к профессиональному: от песенных конкурсов самодеятельных коллективов к передачам типа «Звездный час» на ОРТ, которые представляли не только новый репертуар, но и новые творческие имена, создавая стимул для подъема общей культуры. Второй, правда, менее заметной, тенденцией стало тяготение профессионалов драматических жанров к сольным эстрадным выступлениям. Это достаточно заметно в «Театральных понедельниках» на канале «Культура». Лидером подобных творческих трансформаций долгое время был актерский клуб «Белый попугай» на РТР. Как правило, теле продюсеры охотно предпринимают запуск подобных серий, основанных на использовании имиджа популярных артистов и успехе сложившихся эстрадных номеров.

Телевидение активно развивает и третью тенденцию — переход авторов в исполнители. Примером является эстрадная деятельность Жванецкого и Задорнова, Добрынина и Мартынова. Однако далеко не все подобные метаморфозы играют позитивную роль. Многие талантливые исполнители вынуждены самостоятельно создавать тексты и ждать своего часа на выход.

На этом этапе сотрудничества эстрады и телевидения стало очевидно, что помимо трансляционных способов передачи эстрадных номеров, появились и другие специализированные способы перевода законченных выступлений из сценического пространства на экран. Эти режиссерские решения обычно разделяются на три группы.

  • 1. Стирание — способ реализации наиболее зрелищных масштабных представлений, и в первую очередь гала-концертов. Сам эстрадный номер служит не столько предметом съемки, сколько ядром хорошо организованной феерии, включающей в себя сцену, зал, компьютерные врезки. Необычные ракурсы, стремительные пролеты камер, смена точек снизу и сверху, стирание границы между залом и исполнителем — все это предстало перед нами в сольных выступлениях Мадонны, а также многих западных вокальных групп — от «Скорпионе» и «Назарет» до отечественной «На-На». Однако стоимость подобных телешоу обычно велика для средних телеэстрадных проектов из-за использования большого количества технических средств.
  • 2. Контраст — более камерный способ создания телепродукта, позволяющий создавать достаточно полноценный экранный материал с помощью параллельного монтажа двух пространств: сценического и закулисного. Таким образом телезрителям предоставляют возможность оценить атмосферу кулуаров концерта. Подобный прием чаще всего используется в программе «Аншлаг» на РТР. Стоимость подобной экранизации с привлечением ПТС вполне приемлема для создания программ со многими исполнительскими коллективами.
  • 3. Включение — это один из самых традиционных приемов режиссерских трансформаций. Суть его состоит в переводе монологов или диалогов со сценического подиума в привычные интерьеры дома или работы, в безусловную среду. Однако для его реализации нужно иметь хорошо сложившиеся эстрадные дуэты и трио, подобные Мироновой и Менакеру, Веронике Маврикиевне и Авдотье Никитичне, которые добились огромного зрительского успеха. Наиболее классическими примерами создания аналогичных по жанру программ были миниатюры театра Аркадия Райкина в середине 1970-х гг. Смета подобных программ по основным статьям затрат равноценна созданию постановочного игрового фильма.

Классические номинации телетеатра включают в себя ряд собственных телепродуктов, созданных, как правило, в удобных павильонных пространствах. К ним следует отнести такие разновидности телепроизведений, как литературный театр, документальная драма, масочные серии, детективы без финала и даже КВН.

Только одна номинация этого жанра так называемые провоцированные ситуации — изобретение гениального итальянского актера Нанни Лоя — реализуется в толпе случайных прохожих, безусловной городской среде. Подобные телесюжеты чрезвычайно просты — это поведение джентльмена в автобусе, семейная ссора посреди улицы, дама, заблудившаяся в универсаме. Миниатюрные камеры и радиомикрофоны помогают передать цельность развития сюжета. Попытки запуска отечественных римейков оказались не вполне удачными — различные социальные и экономические мотивы не располагают россиян к уличному сопереживанию и соучастию в подобных розыгрышах, однако образцы подобного жанра иногда можно заметить в программах «Городка» на РТР. Гораздо более прочно утвердились на телевидении различные постановочные серии: докторские, джентльменские, семейные ОСП-программы. Бесплодные поиски отечественного Бенни Хилла закончились созданием прочных творческих дуэтов, квартетов и даже октетов. Одни программы базируются на прочном литературном материале, другие создают костюмированную буффонаду, для третьих оказалось целесообразнее разыгрывать комедию положений. Семь лет устойчивого эфира «Городка» создали лидера с прочным форматом и завидным оформлением. Однако не нашли своего зрителя более стоящие программы: «Шоу долгоносиков» на РТР, бесплодно менявшее эфирные позиции и в результате ушедшее на украинский эфир, многие экранные разработки талантливого исполнителя и режиссера Игоря Угольникова.

Совершенно другая направленность была у «масочных» персонажей программы «Куклы» на НТВ, где главным объектом пародирования являлся высший эшелон власти — чиновники и политики. Следует отметить оригинальность и выразительность формата передачи — сюжет текущей политической ситуации, сыгранный персонажами популярных литературных произведений. Коммерческий успех подобной сатирической серии ориентирует на создание собственного кукольного канала в России, поскольку подобные проекты давно реализованы на французском ТВ. Маски сами по себе вечны: прочные традиции «комедии дель арте» позволяют создавать зрелище, наполненное острой сатирой или теплым юмором, не затрагивая реально существующих прототипов.

Спектакли литературного театра — это, как правило, авторское исполнение устного рассказа. Они обычно ориентированы на очень ограниченную аудиторию — интеллигентов-книгоманов, пожилых людей. Основная особенность литературного телетеатра, или экранного моноспектакля, в выразительности облика рассказчика образности и темпераментности его речи. Документальная драма — еще одно направление литературного театра. Ее оригинальность в актерском исполнении и использовании забытых судебных дел. Как правило, это протоколы допросов или заседаний суда. Французы, пристрастные к собственной истории, охотно запускают подобные циклы, в основе которых протоколы революционного трибунала или заседаний Конвента. Из отечественных оригинальных постановок следует вспомнить телепьесу «Секретный узник» о Чернышевском. История одного из первых пламенных революционеров не столь драматичная, если вспомнить финалы Марата и Дантона, однако поучительная. Последним произведением этого жанра в России стала серия «Ленин. Страницы жизни» с Николаем Губенко в главной роли. По закону жанра подобные циклы полагается ставить в реальных интерьерах — в мрачных камерах или в судебных палатах. Отход от условности неминуемо лишает экранизацию требуемой достоверности. Отечественные архивы изобилуют подобными историями — от народовольцев до буха- ринцев, однако на ТВ их экранизация пока ограничивается журналистскими расследованиями программы «Как это было» (РТР).

К забытым жанрам телетеатра можно отнести детектив с открытым финалом. По технологии экранной постановки это скорее настоящий сериал, разница лишь в том, что на сценах кульминации действие серии обрывается: развязка предоставляется фантазии зрителей. По лучшему из присланных сценариев выпуск доигрывается и вслед за ним начинается следующий. Последние подобные детективы выходили на канале ТВ-6 в 1995 г. Нишу детективного сериала в настоящий момент занимает документальный детектив «Криминальная Россия» на НТВ.

Другой ветеран отечественного экрана — турнирная игра КВН пока остается в эфире. Сегодня зритель видит только финалы, может быть лучшее и зрелищное, но главный смысл передачи, заключающийся некогда в самом игровом сопереживании, в турнирной борьбе, уже утерян. Именно благодаря телевидению КВН в 1960-е годы был популярнее, чем фигурное катание. Подражатели были в каждой средней школе, институте и даже в учреждениях и на предприятиях.

Тридцать пять лет существования КВН в телеэфире не привели к появлению сколь бы то ни было заметных аналогов. Игровой сценарий, состоящий из «домашнего задания», «конкурса капитанов» и других заданий, не претерпел никакого изменения. Существенным отличием КВН от других жанров является включение в состязание аудитории. Плакаты и скандирования групп поддержки являются органичным компонентом сценического состязания.

Время от времени продюсеры запускают разнообразные игры и конкурсы. Природа их экранного происхождения различна. Если одни имеют явно лицензионное происхождение, то другие возникают на основе оригинальных идей или в них используются креативные идеи, заимствованные из западных проектов. Безусловно, телеигра — это наиболее яркая и функционально полезная форма формирования целевой аудитории. Многообразие современных игр — павильонных, натурных, интеллектуальных, спортивных, командных или личных — убедительное доказательство жизнестойкости этого жанра. В драматургии реальных экранных состязаний используются всего три основных игровых компонента — удача, скорость и интеллект.

Наибольшую целевую аудиторию имеют игры, рассчитанные на фортуну. Многочисленные лототроны, рулетки, а иногда и просто игральные кости позволяют имитировать атмосферу экранного казино в программах «Русское лото» и «ТВ Бинго-шоу» на РТР. Менее обширны аудитории квиз — интеллектуальных игр и викторин — от самых простейших («Лучший из лучших» на ТВЦ) до «Что? Где? Когда?» на НТВ. По сути дела здесь достаточно трудно сформулировать сам тип задания — знать или правильно найти решение поставленной задачи. Подобные игры содержат мощный компонент позитивной самооценки зрителя и функционально более значимы. Менее заметны на экране семейные или спортивные игры, основанные на временных показателях контроля. Великолепный набор подобных экранных игр был предложен в 1970-е годы телевидением ГДР и отличался редкой эстетичностью, организацией и функциональной полезностью. В идеальном конструкторе игры, безусловно, следует закладывать сразу три игровых компонента, такой органичный сплав и продемонстрировала известная французская игра «Форт Байяр» на НТВ. Прекрасный выбор натуры — казематы крепости, знакомые нашему зрителю по фильму «Искатели приключений», стали естественными интерьерами игры. Подобный творческий замысел сделал цикл законодателем жанра на нашем экране. Одним из удачных маркетинговых решений оказался финал телеигры — ожидание ненормированного золотого приза в значительной мере оживляло динамику игрового процесса.

В основе проекта любой игры лежат достаточно простые принципы, позволяющие создать цикличность программы. В первую очередь необходимо установить порядок отбора игроков. Это целесообразно регламентировать исходя из запросов зрителей, сложности и длительности состязаний, особенности игровых заданий, эстетики зрелища. Исходя из практики телеигровых программ априорный баланс возможностей игроков собственно и определяет динамику состязаний — вспомним процедуру отбора команд, описанную в фильмах Роберта Редфорда «Телевикторина» и Ива Буассе «Цена риска». Организаторы не только ориентируются на целевую аудиторию, но учитывают определенные моральные и этические критерии. Для интеллектуальных игр широко используются тесты, например, в «Поле чудес» таким тестом является кроссворд.

Можно привести и более убедительный пример объективизации отбора игроков, продемонстрированный радиостанцией «Эхо Москвы» в целой серии радиоигр. Приняв за основу замысла игрового задания различные фрагменты романа Булгакова «Мастер и Маргарита», радиожурналисты вывели на улицы Москвы сотни слушателей радиостанции. Подобный игровой марафон с радиомостами и состязаниями в ориентации на местности — позитивный пример использования игровых возможностей. Однако чаще всего в качестве игровых заданий используются самые различные источники, включая энциклопедии и справочники, фрагменты мелодий из популярных кинофильмов. Позитивным примером подобных игр следует считать телеигры «Угадай мелодию» на ОРТ и «Два рояля» на РТР. В некоторых играх типа «Загадки Фемиды» на ТВЦ или «Колесо истории» на ОРТ игровое задание формулируется в актерских интермедиях.

В середине 1990-х годов было очевидно стремление отечественных продюсеров поколебать привычную эстетику игровых экранных постановок размещением циклов, подобных «Бирже по субботам», или силовых игр, подобных «Русскому бою». Социальный заказ того времени как нельзя более соответствовал зрелищам, насыщенным погонями, перестрелками, единоборствами. На экран вышли мастера рукопашного боя, десантники, спецназ. Натурализм подобных силовых игр выходил за рамки эстетики традиционного экранного зрелища и содержал отчетливые элементы агрессии. Постановщикам этих недолговечных циклов не удалось совместить принципы художественности и общественной пользы.

Подобная участь постигла и мощный игровой проект «Перехват» (ОРТ) с чисто американским масштабом безусловного включения в городскую среду. Появление этого цикла многим напомнил сюжет известного фильма Ива Буассе «Цена риска». Однако просчеты управления и организации ограничили его экранную реализацию. В то же время хочется отметить завидную жизнестойкость цикла «Что? Где? Когда?» и его экранного римейка «Брейн-ринг» на РТР. Простоту формата восполняет отточенный механизм состязания и полное ощущение собственного участия. Эрудиция, демонстрация интеллектуального уровня игроков, эвристические методы поиска верных ответов стали элементами оригинального игрового жанра. Даже очевидная коммерциализация интеллектуального состязания пока не обедняет концепции игры и традиционно привлекает значительную аудиторию как к участию в игре, так и к сопереживанию. Характерно, что именно в этой игре в последнее время нашли инновацию, позволяющую во многом расширить и видоизменить привычный игровой принцип путем включения интерактивного партнера — Интернета. К последним креативным разработкам продюсеров ОРТ и НТВ следует отнести ряд чрезвычайно затратных телеигр, построенных на крупных денежных призах, — это телеигры «Как стать миллионером» (ОРТ), «Алчность» (НТВ) и «Слабое звено» (ОРТ).

Например, в программе «Биржа по субботам», запущенной в 1994 г., в которой принимали участие маститые финансисты и биржевики, в качестве итогового приза разыгрывалось пасхальное яйцо «а ля Фаберже» работы известного ювелира Андрея Ананова.

Однако денежное вознаграждение является не самой оптимальной формой стимулирования состязательного интереса. Приз — это не только ключ к зрелищу, но и двигатель самой программы. Аттракцион награждения предполагает размещение в кадре автомобилей и яхт. Долгое время в игре «Как стать миллионером» (ОРТ) у ног игрока стоял стеллаж с заветным «миллионом».

Многолетний и плодотворный опыт американского ТВ показывает, что в играх возможно практиковать не только поощрение, но и наказание за проигрыш. Таковыми являются для выбывающих игроков процедура вручения различной позорной символики, участие в неожиданной клоунаде и др.

В программе «Русская рулетка» впервые на нашем экране игроков удаляют с поля через падение в люк. И несмотря на сочувственные комментарии ведущего программу Валдиса Пельша, этот постоянный аттракцион впечатляет массовую аудиторию.

Таким образом, анализируя отличительные признаки игры как жанра, следует выделить три организационных принципа создания подобных программ:

  • • принцип формирования команд или выбора игрока;
  • • принцип формирования игрового задания;
  • • принцип стимулирования состязательного интереса.

Лицом программы всегда был и будет сам ведущий. На этапе становления игрового телевидения подобные программы, по аналогии со спортом, нередко вели две фигуры — арбитр и комментатор. Сейчас же на ТВ господствуют два типа арбитров: шоумен и квизмастер. Обязанности шоумена напрямую связаны с буффонадой и импровизациями. А вот для квизмастера ни клоунада, ни хеппенинг просто невозможны. Он — высший судья и призван находиться всегда за кадром. Хрестоматийный пример российского квизмастера — Владимир Ворошилов.

Однако иногда арбитр может быть коллективным. Например, в детской игре «Команда на Марс» главный интерес зрителей вызывают не действия игроков, а толковые и пространные комментарии жюри — команды в синих летных погонах.

Технология подготовки экранных игр в последнее время предполагает использование интерактивного общения с аудиторией, как это и было удачно реализовано в последнем эпатажном проекте ТВС «За стеклом».

Иные зрелищные принципы очевидны в телеигре «Поле чудес» на ОРТ, в которой, как и в американском лидере телепрограмм «Колесе фортуны», возможна не только игра, но и демонстрация собственных заготовок в диалоге с ведущим программы.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>