Полная версия

Главная arrow История arrow История государственного управления в России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Реформы Петра I

Реформа центрального управления

Реформы высших органов власти и управления, прошедшие в первой четверти XVIII в., принято подразделять на три этапа:

  • • 1699—1710 гг. — частичные преобразования;
  • • 1710—1719 гг. — ликвидация прежних центральных органов власти и управления, создание Сената, появление новой столицы;
  • • 1719—1725 гг. — образование новых органов отраслевого управления, проведение второй областной реформы, реформы церковного управления и финансово-налоговой.

К 1704 г. относится упоминание о последнем заседании Боярской думы. Первостепенное значение приобрела возникшая в 1699 г. Ближняя канцелярия — учреждение, осуществлявшее административно-финансовый контроль в государстве. В 1705 г. в заседаниях этого органа принимало участие не более 20 человек. Реальной властью обладала заседавшая в здании Ближней канцелярии Консилия министров — совет глав важнейших ведомств при царе, управлявший приказами и канцеляриями, обеспечивавший армию и флот всем необходимым, ведавший финансами и строительством. После образования Сената Ближняя канцелярия (1719) и Консилия министров (1711) прекращают свое существование.

Следующим этапом в реформе центральных органов власти стало создание Сената. Он был образован в 1711 г. как чрезвычайный орган перед отъездом царя в Прутский поход. 22 февраля 1711 г. Петр собственноручно написал указ о составе Сената, который начинался фразой: «Определили быть для отлучек Наших Правительствующий Сенат для управления». Содержание этой фразы дало повод историкам до сих пор спорить о том, каким учреждением представлялся Петру Сенат: временным или постоянным. 2 марта 1711г. царь издал несколько указов о компетенции Сената и правосудия, об устройстве государственных доходов, торговли и других отраслей государственного хозяйства. Сенату предписывалось:

  • • «Суд иметь нелицемерный, и неправедных судей наказывать отнятием чести и всего имения, то ж и ябедникам да последует».
  • • «Смотреть во всем государстве расходов, и ненужные, а особливо напрасные, отставить».
  • • «Денег, как возможно, собирать, понеже деньги суть артерия войны».

Члены Сената назначались царем. В его состав первоначально входило всего девять человек, которые решали дела коллективно. В основу комплектования Сената был положен не принцип знатности, а компетентности, выслуги и близости к царю. М.М. Самарин был военным казначеем, князь Г.И. Волконский — управителем тульских казенных заводов, В.А. Апухтин (Опухтин) — генерал-квартирмейстером. Они хорошо разбирались в военном деле, «важнейшем предмете сенаторского ведения, ...украсть могли, наверное, меньше Меншикова, если же сенатор князь М. Долгорукий не умел писать, то и Меншиков немного опередил его в этом искусстве, с трудом рисуя буквы своей фамилии»[1].

Сначала это учреждение представляло собой собрание лиц, назначенных царем для присутствования в нем, затем с 1718 по 1722 гг. Сенат стал собранием президентов коллегий. В 1722 г. он был реформирован тремя указами императора. Изменен состав, включающий как президентов коллегий, так и сенаторов, коллегиям чуждых. Указом «О должности Сената» он получил право издавать собственные указы.

Круг вопросов, которые находились в его ведении, был достаточно широк: вопросы правосудия, расходы казны и налоги, торговля, контроль за администрацией разных уровней. Сразу же вновь созданное учреждение получило канцелярию с многочисленными отделами — «столами», где работали подьячие. Реформа 1722 г. превратила Сенат в высший орган центрального управления, вставший над всем государственным аппаратом.

Своеобразие эпохи петровских реформ состояло в усилении органов и средств государственного контроля. Для надзора за деятельностью администрации при Сенате была учреждена должность обер-фискала, которому подчинялись провинциал-фискалы (1711). Доносы фискалов ежемесячно докладывала Сенату Расправная палата, которая была восстановлена в 1712 г. В ее обязанность входило рассмотрение дел местных судов и администрации в качестве апелляционной инстанции. Недостаточная надежность фискалитета привела в свою очередь к возникновению в 1715 г. при Сенате должности генерального ревизора, или надзирателя, указов. Главное дело ревизора — «чтобы все исполнено было». В 1720 г. был сделан более сильный нажим на Сенат: предписано было наблюдать, чтобы здесь «все было сделано порядочно, и суетных разговоров, крика и прочего не было». Когда и это не помогло, через год обязанности и генерального прокурора и обер-секретаря возложили на военных: один из штаб-офицеров армии дежурил в Сенате помесячно для наблюдения за порядком, а «кто из сенаторов бранился или невежливо поступал, того дежурный офицер арестовывал и отводил в крепость, давая, разумеется, знать государю».

Наконец в 1722 г. эти функции возложили на специально назначенного генерал-прокурора, который «должен был накрепко смотреть, дабы Сенат в своем звании праведно и нелицемерно поступал», иметь надзор над прокурорами и фискалами и вообще быть «оком государевым» и «стряпчим в делах государственных». Первым генерал-прокурором Сената был П.И. Ягужинский (1683—1738), человек весьма деятельный и властный, умевший придать своей должности высокий престиж.

В том же 1722 г. учреждены были еще должности рекетмейстера и герольдмейстера. Первый ведал «правлением дел челобитчиковых», принимал и рассматривал жалобы на волокиту или несправедливые решения коллегии, доносил о том Сенату и требовал решения, а в некоторых случаях докладывал дело самому государю. Герольдмейстер заведовал дворянством и его службой, должен был представлять дворян к делам, «когда спросят» для замещения должностей и исполнения поручений. Таким образом, царь-реформатор вынужден был постоянно расширять созданную им специальную систему организованного недоверия и доносительства, дополняя существующие органы контроля новыми.

Анализируя работу Сената, В.О. Ключевский писал:

В недостатке подготовки, в привычке вести дела кое-как, в отсутствии служебной дисциплины Сенат показывал пример подчиненному управлению... В Сенате шли ожесточенные раздоры и разыгрывались непристойные сцены... Больше того: редкий из сенаторов миновал суда или подозрения в нечистых делах..., казнокрадство и взяточничество достигли размеров, небывалых прежде... Петр терялся в догадках, как изловить казенные деньги, «которые по зарукавьям идут».

Раз, слушая в Сенате доклады о хищениях, он вышел из себя и сгоряча тотчас велел обнародовать именной указ, гласивший, что, если кто украдет у казны лишь столько, чтобы купить веревку, будет на ней повешен. Генерал-прокурор Ягужинский, око государево при Сенате, возразил Петру: «Разве, ваше величество, хотите остаться императором один, без подданных? Мы все воруем, только один больше и приметнее, чем другой». Петр рассмеялся и не издал указа[2].

Создание Сената не могло завершить реформы управления, так как отсутствовало промежуточное звено между Сенатом и губерниями, продолжали действовать многие приказы. В 1717—1722 гг. на смену 44 приказам конца XVII в. пришли коллегии. В отличие от приказов коллегиальная система (1717—1719 гг.) предусматривала систематическое разделение администрации на определенное количество ведомств, что само по себе создавало более высокий уровень централизации.

Сенат назначил президентов и вице-президентов, определил штаты и порядок работы. Кроме руководителей, в состав коллегий входили четыре советника, четыре асессора (заседателя), секретарь, актуариус, регистратор, переводчик и подьячие. Специальным указом предписывалось с 1720 г. начать производство дел новым порядком.

Петр стремился создать в России аппарат власти по образцу западноевропейского государства. Об этом у него был разговор с известным немецким математиком и философом Г. Лейбницем, который государственный механизм уподоблял хорошо отлаженному механизму часов. Лейбниц, в частности, говорил: «Опыт достаточно показал, что государство можно привести в цветущее состояние только посредством учреждения хороших коллегий, ибо, как в часах одно колесо приводится в движение другим, так и в великой государственной машине одна коллегия должна приводить в движение другую, и если все устроено с точною соразмеренностью и гармонией, то стрелка жизни непременно будет показывать стране счастливые часы».

В 1717—1718 гг. система приказов была заменена коллегиями, которые выгодно отличались от приказов:

  • • в коллегиях устанавливался совместный (коллегиальный) принцип рассмотрения и решения всех дел;
  • • каждая из коллегий ведала определенными отраслями или сферами руководства и управления в масштабах всей страны;
  • • в основе коллегиальной системы лежала высокая степень централизации.

Вот как выглядел состав и компетенция новых ведомств согласно «Реестру коллегий» Петра от 12 декабря 1718 г.:

1. Чужестранных дел (что ныне Посольский приказ). Всякие иностранный и посольския дела и пересылка со всеми окрестными го- сударствы и приезды послов и посланников и приезды курьеров и других иноземцев. 2. Камер (или казенных сборов). Всякое расположение и ведение доходов денежных всего государства. 3. Юстиция (то есть расправа гражданских дел). Судныя и розыскныя дела в той же коллегии и ведении и Поместный приказ. 4. Ревизион. Счет всех государственных приходов и расходов. 5. Воинской. Армия и гарнизоны и все воинские дела... 6. Адмиралтейской. Флот со всеми морскими воинскими служители,... 7. Коммерц. Смотреть над всеми торгами и торговыми действиями. 8. Штатс-контор (казенный дом). Ведение всех государственных расходов. 9. Берг и Мануфактур. Рудокопные заводы и все прочия ремесла...[3]

В 1721 г. была создана Вотчинная коллегия, заменившая Поместный приказ, в ведении которой находилось дворянское землевладение. На правах коллегий были Главный магистрат, который управлял городским сословием, и Святейший правительствующий Синод. Его появление свидетельствовало о ликвидации автономии церкви.

Коллегии не охватывали всех отраслей управления. По-прежнему дворцовое, ямское, строительное, медицинское дело и некоторые другие находились в ведении приказов, палат и контор. Политическим сыском на протяжении всей Петровской эпохи занимался Преображенский приказ, созданный еще в 1689 г. С 1697 г. в нем оказались сосредоточенными розыск и суд по важнейшим политическим и воинским делам; он превратился в центральный орган, ведавший политическим сыском. Им руководил князь Ф.Ю. Ромодановский (ок. 1640-1717).

В 1699 г. с целью улучшить поступление в казну прямых налогов была учреждена Бурмистерская палата, или Ратуша. К 1708 г. она превратилась в центральное казначейство, заменив Приказ большой казны. В нее вошли двенадцать старых финансовых приказов. В 1722 г. из единой Берг-мануфактур-коллегии выделилась Мануфактур-коллегия, на которую, кроме функций управления промышленностью, были возложены задачи экономической политики и финансирования. За Берг-коллегией остались функции горнодобычи и монетного дела.

В 1722 г. в Глухове была учреждена Малороссийская коллегия для регулярного управления «малороссийским народом».

Создание системы коллегий завершило процесс централизации и бюрократизации государственного аппарата. Четкое распределение ведомственных функций, разграничение сфер государственного управления и компетенции, единые нормы деятельности, сосредоточение управления финансами в едином учреждении — все это существенно отличало новый аппарат от приказной системы.

К выработке регламентов были привлечены иностранные правоведы, был учтен опыт государственных учреждений Швеции и Дании.

Коллегиальное управление в России было учреждено по шведскому образцу. В 1718 г. Петр указал сочинить регламенты для всех коллегий на основании «шведского устава», изменив те «пункты, которые в шведском регламенте неудобны, или с ситуацией сего государства не сходны». Коллегия состояла из 11 членов: президента, вице-президента, 4 советников и 4 асессоров. В качестве консультантов к ним добавлялись по одному советнику или асессору из иностранцев, один из двух секретарей коллежской канцелярии также назначался из иностранцев. Президентами коллегий были назначены русские, вице-президенты в большинстве коллегий были иностранцы. Коллегиям подчинялась губернская, провинциальная и уездная администрации.

В отличие от приказов, действовавших на основании обычая и прецедента, коллегии должны были руководствоваться четкими правовыми нормами и должностными инструкциями. Наиболее общим законодательным актом в этой области был Генеральный регламент (1720), представлявший собой устав деятельности государственных коллегий, канцелярий и контор и определявший состав их членов, компетенцию, функции, порядок деятельности. Принятые в дальнейшем регламенты коллегий конкретизировали общие положения применительно к сфере их компетенции.

  • [1] Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. Курс русской истории. Ч. IV. М.,1989. С. 150.
  • [2] К,иочевский В О. Сочинения в девяти томах. Курс русской истории. Ч. IV. М.,1989. С. 150.
  • [3] См.: Анисимов Е.В. Время петровских реформ. Л., 1989. С. 241.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>