Пограничная патология характера и личности.

Независимо от типа нервной системы неблагоприятные условия социальной среды могут способствовать формированию патологического характера — патохарактерологического развития личности. Раздражители внешней среды, преломляясь через наследственно-биологические особенности конкретной личности, создают клиническое разнообразие акцентуаций и психопатизаций характера, когда человек уже нездоров, но еще не болен. Их может быть столько же, сколько существует психопатических личностей.

Ф. Пинель в 1809 г. под рубрикой «Мания без бреда» описал такое состояние у молодого человека, когда тот постоянно «предавался своим капризам» и «беспорядочным стремлениям» и который однажды, когда женщина отрицательно выразилась в его адрес, сбросил ее в колодец. Судебный процесс, выявивший особенности его поведения на протяжении всей жизни, сделал заключение о необходимости его лечения.

Дж. К. Причард еще в 1935 г. под моральным помешательством понимал тип психического заболевания, состоящего в «болезненном извращении естественных чувств, аффектов, наклонностей, темперамента, жизненных установок... без грубых расстройств психики в виде бреда и галлюцинаций».

B. М. Бехтерев в 1885 г. в докладе, посвященном психопатиям, отметил, что это патологическое состояние психики с лабильностью эмоций, импульсивностью и недостаточностью нравственного чувства, которое, возможно, обусловлено изменениями в структуре головного мозга или перенесенными мозговыми заболеваниями.

C. С. Корсаков отмечал, что психическая неуравновешенность при психопатиях — это состояние как бы промежуточное между нормальным психическим состоянием и тем, что в общежитии называется сумасшествием, и оно бывает разной степени выраженности: иногда бросается в глаза, а иногда настолько невелико, что даже врач может этого не заметить. Рассматривал он их как особую «прирожденную психопатическую конституцию».

Э. Крепелин выделил сначала четыре группы психопатов: врожденные преступники, неустойчивые, патологические лгуны и плуты и псевдокверулянты, затем семь, подчеркивая пограничный характер психопатических расстройств между выраженными болезнями психики и особенностями личности, оставшимися в рамках нормальных

В 1887 г. Г. Маудсли впервые ввел в обиход ныне распространенный термин «патологическое развитие». Он выделил легкие формы странностей в поведении, не достигающих настоящего помешательства, но создающих трудности в решении вопросов юридической и нравственной ответственности.

В. Гризингер описывал таких лиц как дисгармоничных личностей, обладающих живым блестящим умом, но поверхностных и не способных к усидчивому и серьезному труду.

Таким образом, в европейской литературе в начале XX в., благодаря работам В.М. Бехтерева, С.С. Корсакова, Э. Крепелина,

У. Кона, 3. Фрейда, П. Жане, Р. Крафт-Эбинга, Ф. Раймона, И. Коха, В. Маньяна, Ж. Шарко, И.М. Балинского, О.А. Чегот и др. сформировались такие пограничные понятия, как «неврозы» и «психопатии», затрагивающие личность человека. При этом под «неврозами» были выделены такие частные клинические типы, как истерия, неврастения, невроз тревоги, навязчивый невроз. Под «психопатиями» — такие как возбудимые, неустойчивые, импульсивные и др.

Тогда же именно эти расстройства Карл Пелман назвал впервые «пограничными психическими расстройствами», стоящими на грани здоровья и болезни.

Одна из наиболее полных современных типологий характера разработана К. Леонгардом[1], а в нашей стране — Е.А. Личко[2].

Е.А. Личко выделяет следующие типы акцентуации личности: гипертимный, циклоидный, лабильный, астеноневротиче- ский, сенситивный, психастенический, шизоидный, эпилептоид- ный, истероидный, неустойчивый, конформный, смешанный.

Акцентуация — это обострение индивидуальных черт личности под влиянием внешних раздражителей с тенденцией к переходу в патологическое состояние.

Как было отмечено выше, в разные времена различные ученые пытались выделить акцентуированные психопатические личности в отдельные группы, называя их тормозными, возбудимыми, паранойяльными и т.д. Но время показывает, что такие классификации не оправданны, так как не отражают всего многообразия возможных вариантов патохарактерологического развития личности, выявляя лишь какую-то одну особенность поведения в момент конфликта. Поэтому клиническая диагностика акцентуаций и психопатий носит каждый раз чисто субъективный характер, и относительная «точность» диагностики зависит от опыта и приверженности психиатра или психолога к определенным школам.

Но тем не менее следует отметить, что большой вклад в изучение личностной патологии внесли выдающиеся отечественные клиницисты С.С. Корсаков, П.Б. Ганнушкин, О.В. Кербиков, П.М. Балинский, С.А. Суханов и др.

Неоценимую роль в исследовании аномалий психического развития — психопатий — сыграл П.Б. Ганнушкин. Он впервые обосновал принцип динамичности в учении о психопатиях, рассматривая их как результат взаимодействия конституциональнобиологических особенностей личности с социальными раздражителями. П.Б. Ганнушкин впервые обозначил границы понятия «пограничная психиатрия», предложил пути исследования, ушел от применения понятия «невроз».

К. Шнайдер предложил полностью отказаться от термина «невроз» и употреблять только термин «психопатия».

Еще больше усложнились отношения между этими понятиями, когда появились работы К. Леонгарда об акцентуированных личностях.

В международной классификации психических болезней (МКБ-10) уже не используются термины «невроз» и «психопатия», они заменены термином «расстройства личности», среди которых выделяют «паранодную», «шизоидную» и др.

Учитывая то, что в норме человек как сложная биофункцио- нальная система складывается из множества подсистем, характеризующих его как личность, на современном этапе развития науки нельзя учесть и систематизировать характер возможных нарушений всех подсистем в жесткую устоявшуюся классификацию личностных нарушений. Часто, говоря об «измененной личности», мы имеем в виду изменение адаптивных способностей человека в социуме, менталитета, системы ценностей, образа жизни — его динамическую структуру, но не реакции и тип нервной системы. Последние у нормальных личностей остаются неизменными в течение всей жизни.

В психиатрической практике под изменением личности имеются в виду различные степени тяжести нарушений, вызываемые психическими болезнями в определенных стадиях, постепенно нивелирующие ядро личности и тип нервной системы. Темперамент можно определить на начальных стадиях болезней. Например, когда человек находится в состоянии кататонического ступора, вряд ли можно узнать, какой тип нервной системы был у него первоначально, до болезни.

В практике клинического психолога: изменения личности можно наблюдать при очень длительном функционировании человека в напряженных или эктремальных условиях, при этом они в начальных стадиях могут не доходить до уровня психотических, но уже заметно нарушают адаптацию человека к нормальным условиям. Вырабатывается определенный стереотип поведения в экстремальных условиях, который при возвращении в нормальные условия при отсутствии психологической поддержки и помощи в адаптации может привести человека к выбору самоуничтожаю- щей стратегии поведения (употреблению алкоголя, наркотиков, поискам рискованных, неправопослушных форм поведения, депрессии, суицидам, профессиональному травматизму[3])- На таком фоне могут развиться дезадаптация и запущенные формы стрессовых расстройств, на которых мы остановимся далее.

Каждый человек имеет свой личностный профиль, отличный от других, дающий возможность психологу предположить в критических ситуациях определенную реакцию личности.

В настоящее время с появлением психодиагностических методов определения структуры личности наиболее полное представление о личности клиента можно получить путем психологического тестирования, отражающего профиль личности в динамике. Тестирование дает возможность увидеть психологические реакции личности, прогнозировать многообразность реагирования личности на различные ситуации, оно проводится известными в психологии методами исследования личности (MMPI, его модификации и др.).

Однако в экстремальных условиях деятельности наиболее доступными остаются методы беседы, опроса и наблюдения, а также изучение дневников, писем, заявлений, рисунков. Сопоставление всех этих данных и наблюдение за поведением личности в различных условиях дают о ней объективное представление.

Необходимо знать, что основой болезненный процесс, если он есть, нередко обостряет характерологические особенности личности, делая человека повышенно требовательным, грубым, капризным, агрессивным-малоадаптивным в социуме. Поэтому тактика общения и психокоррекции в конфликтных и экстремальных условиях должна быть сугубо индивидуальной.

Кроме того, знание личности в экстремальных условиях психологу необходимо для формирования психологически совместимых групп и коллективов в зависимости от оперативной обстановки для выделения лидеров, способных к решительным действиям в экстремальных ситуациях и условиях, и для оказания помощи в решении других организационно-управленческих задач и т.д.

  • [1] См.: Леонгард К. Акцентуированные личности. Киев, 1981.
  • [2] См.: Личко Е.А. Подростковая психиатрия. М., 1985.
  • [3] Феномен снижения бдительности и чувства самосохранения (синдром супермена) или повышенной бдительности и подозрительности, часто приводящий кконфликтам и травматизму.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >