Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow НИР. Современная коммуникативистика № 2(9)

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Коммуникации периода взросления

Личность на этапе взросления формирует условно постоянную неизменяемую часть своего потенциала (генетический, биологический, физиологический статусы, усваиваемые бессознательные стереотипные реакции личности). Условно изменяемая часть потенциала связана с обучением, общим развитием, формированием профессиональных мотиваций, а также с психологическим, социальным, интеллектуальным (когнитивным) и культурным капиталами. Потенциал развивается и структурно фиксируется в результате энергетических информационно-коммуникационных процессов, включающих как внутренние, так и внешние осознаваемые и неосознаваемые коммуникации.

Развитие человека происходит неравномерно. Выделены особые сенсорные, или адаптивные, периоды в онтогенезе человека [7]. Такие сенсорные периоды отмечаются в возрасте от момента рождения до 5 лет, с 7 до 10 лет и с 15 до 17 лет. В эти периоды отмечается повышение общей возбудимости и реакции на внешние раздражители. Тогда как в промежутках между этими периодами (с 5-го по 7-й год, с 10-го по 15-й год и с 18-го по 20-й год) ведущие функциональные системы (например, системы обучения, группового поведения, половая) формируются под влиянием внутренней генетической программы. И не очень ясно, какой период взрослеющего человека наиболее чувствителен для усвоения и формирования программ индивидуального и социального развития [11; 27].

В период пубертатного созревания у части подростков наблюдается незрелость ряда мозговых структур (двустороннее увеличение миндалевидного тела, уменьшение размеров передней части коры поясной извилины, а также орбитофронтальной коры в левом полушарии мозга), эти нарушения достигают нормы к 20 годам, но не у всех. Нарушения у подростков связаны с агрессией и с дисфорией — злобно-раздражительным или тоскливым настроением с повышенной тревожностью. Во взрослом возрасте увеличение миндалевидного тела и асимметрия передней части коры поясной извилины и орбитофронтальной коры связаны с различными расстройствами психики, в частности, депрессией, тревожностью и расстройствами личности[1].

Клинический опыт эмиссионной компьютерной томографии 50 000 пациентов, отраженный в публикациях доктора Дениэл Дж. Амена в 2000—2011 гг., показал, что у проблемы, считавшейся ранее психологической, на самом деле физическая природа [ 1; 11]. Дисгармония функций пяти структур головного мозга — префронтальной коры, поясной системы, глубокой лимбической системы, базальных ганглиев и височных долей — определяет нарушения поведения как у детей, так и у взрослых.

Можно выделить следующие взаимосвязанные области развития: психофизическую — внешние и внутренние изменения тела человека; психосоциальную — изменения в эмоциональной и личностной сферах и отношениях с окружением; когнитивную, включающую аспекты познавательного и интеллектуального развития личности.

Учитывая неравномерность развития ребенка и взрослого человека, естественно предположить, что три сферы — физическая, социальная и когнитивная — также развиваются неравномерно и, по-ви- димому, находятся в сложных взаимоотношениях. Поэтому вопрос, какие программы развития и в какие периоды жизни они наиболее востребованы и могут быть эффективны, остается открытым и требует дальнейших исследований.

Психологи считают, что когнитивные структуры формируются у ребенка в семье уже к пяти годам.

В.Д. Паронджанов считает, что все текстовые учебники устарели по форме представления знаний. Предлагается в качестве формы для записи мыслей использовать многомерную письменность, структурирующую информацию в виде изображения (ориентированного на правое полушарие) и текста (на левое). Графика легче переводится в текст, чем текст в графику (проверено на студентах 2—4 курсов). При таком подходе учебники могли бы создавать сами учащиеся под руководством сначала родителей, а далее и преподавателей. Но такой практики в существующей у нас культуре нет.

Известно, что мышление не является свойством только языка, как следует из теории Ноама Хомского (1955), а тезис Майкла Корбаллиса (2011) о рекурсивном разуме у животных и человека меняет представления о мышлении уже на этапе понимания смысла сигналов[2]. По мнению М. Корбаллиса, мыслительные способности человека, которые сделали возможным существование языка, изначально имеют не лингвистическую природу. Рекурсия — явление не языковое, а когнитивное, следовательно, и сознание, и процессы мышления, и знания не опосредуются только языком. Рекурсия — естественное проявление мозга, результат роста объема мозга. Но именно часть знаний, имеющих языковое представление, доступна современным технологиям, ориентированным на общее и профессиональное развитие и формирование личности. А существующие проблемы личности часто лежат в других сферах — индивидуального и коллективного бессознательного, которое и является основой многих поведенческих и социальных процессов.

На то, что мысль не состоит из отдельных слов, а представляет нечто целое, значительно большее по своему протяжению и объему, чем отдельное слово, указывал и Л.С. Выготский [7; 27]. Мысль со словом непосредственно не совпадает.

В этой связи целесообразно рассмотреть расширенную онтологию как внутренних коммуникаций взрослеющей личности, так и ее коммуникации с внешней социальной средой, которые участвуют в определении индивидуации и профессионализации.

Соотношение сознательного и бессознательного было рассмотрено многими авторами: 3. Фрейдом (http://txtb.ru/147/8-html), М. Эриксоном (http:// blagopoluchnik.ru/?p=349), К. Роджерсом, К. Юнгом, Г. А. Ковалевым (http://vocabulary.ru/dictionary/1095/ word/psihologija-vozdeistvija-koncepcija-g-a-kovaleva).

C.B. Ковалев в своих выступлениях в СМИ, мастер- классах, своих работах [16; 17] высказывал мнение, что бессознательное активно участвует в формировании решения. По Роберто Ассаджиоли, индивидуальное бессознательное трехуровневое и окружено коллективным бессознательным [4]. Столь сложная организация внутреннего и внешнего коммуникационного пространства личности, ее динамичная структура при общем и профессиональном развитии требуют рассмотрения онтологии знаний по проблеме индивидуации и формирования внутренней культуры с позиции данных, полученных в исследованиях последних десятилетий.

Оба полушария головного мозга человека, правое и левое, их связи с четырьмя сенсорными системами (аудиальная, зрительная, тактильная и кинестетическая) находятся в сложных коммуникационных отношениях. Полушария и сенсорные системы могут быть доминантными или находиться в гармонии, и их сочетания различны. В этой связи вероятность встретить «своего учителя» — менее /8, а процессы внутренних и внешних коммуникаций при обучении в системах традиционного образования и самообучении у разных групп различны. Следовательно, и технологии коммуникаций при обучении должны быть индивидуальными [ 18] и ориентированными на развитие внутреннего потенциала конкретной личности и на формирование ее индивидуации.

Рассмотрим три базовых понятия этапа взросления, определяющих внутренние коммуникации личности: индивидуация, рефлексия, креативность. Истоки понятий «пайдейи» (внутренней культуры души) и «индивидуации» и причины потери и трансформации их смысла в западной цивилизации подробно рассмотрены Луиджи Зойя [12] на примере греческой мифологии и философии. Греческая идея «пайдейи» выражала понятие «внутренней культуры», или, иначе говоря, «культуры души», ранее означала выявление природного потенциала индивида, который в нем присутствует, и его развитие на протяжении всей жизни. Индивидуация — процесс развертывания потенциала, созревания, психический эквивалент физического роста и взросления. Индивидуация ничего общего не имеет с индивидуализмом. Процесс индивидуации условно делится на две взаимно дополняющие друг друга части, совпадающие с первой и второй половинами жизни. В первой достигается адаптация к требованиям окружающей среды, во второй происходит углубленное самопознание и познание человеческой природы, рефлексия над осознаваемыми чертами собственной природы, устанавливается внутренняя и внешняя связь с миром и космическим порядком. Луиджи Зойа отмечает, что изначальный смысл «пайдейи» был потерян западной цивилизацией, когда «культура (или культивация) души» была заменена на культуру цивилизации, которая определяется ее социальным строем, а также материальными инструментами, предметами, фетишами общества потребления [12].

Рефлексия — размышление, обращение внимания субъекта на самого себя, на свое сознание, на собственную деятельность, а также их переосмысление. Рефлексия связана с процессом развития мышления, сознания, технологии деятельности, она участвует в этом процессе. В творчестве рефлексия — это процесс осмысления и переосмысления стереотипов опыта, она необходима для возникновения инноваций.

Способность осознавать свою способность осознавать — так называемое «рефлексивное сознание» — открывает тому, кто им обладает, воистину новое измерение [10, с. 216]. К.Г. Юнг считал, что рефлексия возможна, если личность имеет осознаваемую тень и может работать (взаимодействовать) с частью своего бессознательного [31]. Личность без тени не имеет доступа к рефлексии и индиви- дуации. Полное раскрытие человеческого потенциала возможно лишь при условии, что индивид признает в себе Тень.

Психика человека функционирует, подчиняясь правилу амбивалентности. Осуществление сознательного выбора и занятие определенной позиции является, скорее, исключением. Выбор в состоянии амбивалентности порождается невротическим состоянием и, по мнению Луиджи Зойя, сопровождается сильным страданием [12].

Современная психотерапия рассматривает креативность как невроз, «творческую болезнь», «точку роста», процесс созидания, в котором личность находит «третий путь», гармонизируя два амбивалентных пути [12]. «Третий путь» ведет к осознаваемому выбору, решению, действию — в нем участвуют как бессознательное, так и сознательные профессиональные и социальные структуры. Такой выбор связан с рефлексией и индивидуацией.

Креативность — сложное неделимое единство трансформации и развития человеческой личности. Выбор и развитие руководствуются не всегда сознательным выбором (чаще бессознательной интуицией «третьего пути», синтезом двух амбивалентных путей) [12]. Невроз, по К.Г. Юнгу (1934), скрывает в действительности еще не развитую составляющую личности.

Можно резюмировать, что доступ к личностному потенциалу возможен и осуществляется на трех уровнях: личностное и коллективное бессознательное; осознаваемая личностью деятельность; интуитивные трансперсональные системы коммуникации [9]. Коммуникации периода взросления имеют еще более сложную структуру, чем в раннем детстве. Культура коммуникаций в семье, системах общего и среднего образования не имеет опыта конвергенции современного потока знаний и не имеет технологий, отвечающих на внутренние и внешние коммуникационные запросы взрослеющей личности.

  • [1] URL:http://www.medportal.ru/mednovosti/news/2008/02/27/anger
  • [2] Corballis М.С. The Recursive Mind: The Origins of Human Language,Thought, and Civilization. URL: http://press.princeton.edu/titles/9424.html
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>