Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Коммуникативный менеджмент

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Сценарий провокации

Целевые установки сценария провокации

Целью реализации данного сценария является прямое или косвенное (вербальное или невербальное, словом или делом) побуждение к желательному, с точки зрения говорящего, действию (в частном случае — к бездействию).

Предпосылки реализации сценария провокации

Предпосылкой реализации сценария является потребность (нравственная, идеологическая, меркантильная и др.) в том, чтобы собеседник совершил нужное или ненужное говорящему или ему самому действие, реализуемое в поступке, который предполагает, что эта потребность будет полностью удовлетворена.

Участники сценария провокации

Инициатором реализации сценария всегда является тот, кто стремится (по желанию или в связи с какими-либо обязательствами) подтолкнуть кого-либо к какому-либо действию и направляет на эту цель все свои коммуникативные усилия: гебешник, резидент иностранной спецслужбы, учитель общеобразовательной школы, кон- фенансье, тамада, продюсер, экспериментатор типа Плюмбума, пакостник разного калибра, обязательно имеющий место в любом коллективе, продавец-консультант, тренер, профессиональный революционер или человек, который себя им считает, рейдер, риелтор, армейский командир, составитель инструкций, законов и уставов, лингвист-нормализатор, рекламный или РЛ-деятель, страховой агент, синоптик, торговец любой масти, профессиональный политик, модератор, спикер, проповедник, гипнотизер, нищий попрошайка, хулиган в подворотне, модница (если она не самонавязыва- ется и не состязается), шантажист, девушка-зажигалка, крупье, участник предвыборной гонки. Реагентом в этом случае оказывается человек, который попадает в поле активности провокатора, причем способности человека к действию, которое необходимо провокатору, не повышают шансов стать реагентом в рамках данного сценария: избиратель, целевая аудитория рекламы и PR, прихожанин, солдат, участник ток-шоу и фокус-группы, спортсмен, судья, член жюри, зритель, болельщик, любой человек, попавший в сферу интересов инициатора.

Обобщенная последовательность действий в сценарии провокации

0. Возникновение предпосылок и информационной основы сценария

В информационном пространстве представлены темы, непосредственно связанные с действиями (пойти и принести, ударить по лицу), содержащие компонент активности. Эти темы могут контактировать с темами, которые предполагают совершение данного действия, не предполагают его или к нему индифферентны: при первом типе окружения компонент активности стимулируется, а при втором и третьем он нивелируется и угнетается. Такие темы требуют воплощения, но в их окружении отсутствуют условия, в которых активность и воплощение возможны. Диссонанс между потенциальной активностью и отсутствием условий для ее реализации порождает сценарий провокации. В коммуникативном пространстве этот диссонанс проявляется в категории тревожности, ощущении потенциально возможных событий, которые характеризуются как положительным (пусть произойдет), так и отрицательным (я этого не хочу) отношением коммуникантов.

1. Вход (втягивание)

Втягивание потенциального инициатора в сценарий осуществляется за счет внедрения в его сознание продуцируемого информационным пространством импульса, который обращается в мысль «Мне необходимо, чтобы кто-то это сделал».

2. Ориентация

На карту информационного пространства наносятся метки компонентов, используя которые можно повысить активность темы и тем самым снизить тревожность. Эти метки более адресны, локальны, чем в сценарии миротворчества, всегда касаются конкретного объекта. Смысл составления карты информационного пространства в данном случае состоит в нанесении двух типов меток: с одной стороны, метки тех объектов информационного пространства, которые в данный момент руководят поведением потенциального реагента, с другой — метки объектов, которые так или иначе могут в будущем изменить это поведение. И те, и другие метки могут быть разной степени предпочтительности. Эти метки соотносятся с меткой потенциально активной темы, определяя направления, по которым, используя метки второго типа, можно изменить, устранить, значительно снизить влияние меток первого типа.

3. Моделирование

Специфика данного сценария состоит в том, что особое внимание в модели обращается на уязвимые места, связи, подверженные разрушению. В ходе этого этапа производится зондирование устойчивости, которое осуществляется в проверке различных характеристик объектов информационного и коммуникативного пространств на прочность, стабильность по отношению к теме. Инициатор выявляет объекты и связи, которые можно раскачать и направить на актуализацию потенциально активной темы. При этом определяется, какими способами можно раскачать объекты и связи, каких затрат потребуют эти способы, какой способ требует минимальных усилий и вместе с тем максимально эффективен. Инициатор должен думать, как пробить защиту, делая это так, чтобы его поведение воспринималось в качестве естественного и направленного на благо реагента.

Модель, создаваемая инициатором в этом случае, стремится быть предельно похожей на модель, предположительно имеющуюся у реагента, но в то же время существенно от нее отличается: в первую очередь тем, что модель инициатора содержит компонент, способный играть роль вируса и разрушить устойчивость модели реагента. Таким образом, у сходных по форме моделей реагента и инициатора противоположные функции: первая призвана сохранять нейтральность по отношению к потенциально активной теме (стабилизационная функция), а вторая — устранить нейтральность (дестабилиза- ционная функция).

4. Генерирование речевых форм

Провокатор пытается преимущественно подбирать такие способы выражения, в которых форма и семантика используются с другой функцией, прячет цель за безобидные речевые формы, подыскивает речевые формы с двойным дном, с общей семантикой неявного подталкивания к действию, обеспечивающим внешне нейтральный или полезный реагенту, соответствующий ожиданиям стабильности образ своих действий. Ссылки на слова других людей в этом сценарии используются как прикрытие своих действий, целей и т.п. Основными вербальными формами провокации являются конструкции с ярко выраженным подразумеваемым следствием («Это нужно — ты должен. Если ты сделаешь это, то ты получишь выгоды. Если ты это не сделаешь, будет плохо»).

5. Адаптация коммуникативного пространства под свои задачи как участника в соответствии с диктатом сценария

Коммуникативное пространство, в котором реализуется сценарий провокации, имеет раздражающий, дестабилизирующий характер. Она не располагает к сохранению установок реагента, заполнена вещами, которые выгодны инициатору, и исключает невыгодные ему вещи. У реагента должно возникать желание вырваться из этого пространства, освободиться от него, заменить его на более комфортное. Причем характеристики пространства, в котором реализуется сценарий, контрастно противоположны характеристикам приемлемого пространства, переход в которое так или иначе обусловлен выполнением требований провокатора. Это такое пространство, которое создает и усиливает состояние тревожности и выталкивает реагента в пространство, нужное инициатору. Характеристики освещенности и координации в горизонтальном пространстве могут быть любыми, но предпочтительно — раздражающими, контрастными (например, грабитель прячется в темном углу, а нищий садится на землю). Видимое отсутствие контраста (как в работе торгового агента, втюри- вателя) объясняется созданием раздражающего фактора стирания контраста там, где он предполагается (гербалайфщик в трико с оттянутыми коленями или герой Машкова в фильме «Питер-FM»). Контраст может реализоваться в неожиданных сочетаниях, обеспечивающих кроме дискомфорта для реагента возможность маневра для инициатора (Ельцин на танке). С другой стороны, пространство для провокации может быть подчеркнуто комфортным, но в этом случае комфортная ситуация является продолжением другой, дискомфортной: реагента предварительно помещают (если он сам там уже не находится) в условия, повышающие тревожность, а затем реализуют провокацию в ситуации комфорта, играющей роль мостика для окончательного перехода в комфортные условия при выполнении действий, нужных провокатору.

6. Экспликация собственного коммуникативного статуса

Максимально широкий диапазон признаков, дающих основание

управлять (дружеские, родительские отношения, большой опыт, возраст, отеческое участие, высокая степень осведомленности, стремление помочь, евангельские заповеди и т.п.), обеспечивает маскировку истинных прав, оснований, мотивов. Из наложения скрываемых истинных признаков и декларируемых ложных всегда возникает некоторое противоречие, которое проявляется в том, что в поведении инициатора обязательно присутствуют логически неоправданные контекстом внешние мимические, жестовые, вербальные сигналы, блуждание по основаниям для управления (инициатор регулярно приводит все новые и новые основания). Последнее, в случае если реагент недостаточно хорошо знаком инициатору, связано также с подбором ключа к реагенту, поиском его слабых мест. С другой стороны, ложные признаки излишне сильно педалируются («Мы же друзья. Нет, ну мы же друзья. Ты мне что, не друг?» и т.д.). Инициатор ведет себя здесь как актер, и эффективность его действий зависит напрямую от того, какой он актер. При этом инициатор вынужден постоянно огладываться на свои истинные признаки, чтобы ни в коем случае не проговориться, в силу чего в его поведении всегда присутствует хорошо или плохо скрытое беспокойство, что, в конечном счете, работает на руку сценарию, хотя не всегда помогает инициатору.

7. Внешнее выражение речевых форм

Разнонаправленное дестабилизирующее воздействие предыдущих этапов трансформируется в однонаправленное подталкивающее воздействие, т.е. ситуация раздражающего дискомфорта со всех сторон, созданная ранее, разрешается указанием на конкретный мост перехода в ситуацию, которую инициатор преподносит как комфортную. Сущность действий инициатора метафорически состоит в поджигании бикфордова шнура, за которым должен последовать взрыв, т.е. нужное инициатору действие реагента. Актуализированный ранее комплекс раздражающих воздействий на этом этапе требует от реагента разностороннего их сворачивания, что влечет за собой повтор подталкивающей формулировки в разнообразных контекстах: так инициатор создает у реагента впечатление (уверенность) в правильности, необходимости нужного инициатору поступка. При этом двойственность состояния инициатора приводит к его нервозности, которая не замечается реагентом потому, что он сам находится в нервозном состоянии.

8. Прогнозирование реакции

На этом этапе происходит динамическое зависание, противостояние заданной инициатором активности и относительной стабильности информационного пространства. Нервозное состояние охватывает в коммуникативном пространстве как инициатора, так и реагента: инициатор беспокоится, с одной стороны, оказал ли он достаточное воздействие, а с другой — к чему это воздействие приведет, каков будет результат; в то же время реагент рефлексирует по поводу последствий действия или бездействия. Таким образом, возникает клубок гипотетических ситуаций, распутывание которого ложится на плечи реагента, что усиливает его нервозность.

9. Реакция

Стабильность быстро или медленно поглощается активностью или наоборот. Это зависит от соотношения силы, рассчитанности воздействия и степени устойчивости, инерционности задействованных областей информационного и коммуникативного пространства, а также от дополнительных факторов воздействия, которые могут способствовать как стимулированию потенциально активной темы, так и сопротивлению этому стимулированию или отклонению информационного и коммуникативного пространства в направлении, которое не предполагается данным сценарием. Последнее особенно актуально в связи с нервозным состоянием реагента, которое может определить не только следование предписаниям инициатора или выход из сценария, но и инициацию собственных действий (гиперадекватную реакцию) и непроизвольный выход (инфаркт, уход в монастырь и т.п.).

10. Оценка реакции

На этом этапе реакция становится фактом информационного и коммуникативного пространств, соотносится с установками, ожиданиями участников сценария, мерой активности и вызывает ряд последствий. Несоответствия ожиданий приводят к попыткам корректировки действий, поступков, а также коммуникативных установок. При этом производимое действие может задевать инициатора в прогнозируемом или непрогнозируемом аспекте либо не задевать вообще. Если поступок реагента задевает инициатора и соответствует его ожиданиям, инициатор выражает положительную оценку, если задевает и не соответствует — отрицательную, так же как и если действие не задевает инициатора, но и не соответствует ожиданиям; если же поступок не задевает инициатора и соответствует его ожиданиям — никакой оценки не выражается.

11. Оценка результата

Если воздействие удовлетворяет информационное и коммуникативное пространства, исчерпывает возможности и потребности инициатора, сценарий завершается; если же воздействие по содержанию, объему и результативности не устраивает участников сценария, не удовлетворяет тенденции информационного пространства, сценарий повторяется в тождественной или модифицированной форме или происходит переход к другому сценарию. Типизированных средств финала в данном случае нет.

12. Информационный финал сценария

Результативная реализация сценария предполагает, что потенциально активная тема становится реально активной и воплощается в конкретном действии того или иного типа. Это приводит к возмущению и перегруппировке тем в информационном пространстве и смене координации между участниками коммуникативного пространства (кто был в хороших отношениях, оказывается в плохих; кто хотел делать одно, делает другое; кто не предполагал совершить поступок, совершает его). Тем не менее устраняется диссонанс между потенциальной активностью темы и отсутствием условий для ее активности, локально снимается тревожность коммуникативного пространства. С другой стороны, активизировавшая тема создает вокруг себя напряжение, стимулирующее различные события, способные быть предпосылками для других сценариев. Активизировавшаяся в результате реализации сценария тема может оставаться таковой различное время в зависимости от специфики своего окружения. Активность темы в коммуникативном пространстве зависит от того, сколько людей так или иначе вовлечены в сценарий.

Типичные коммуникативные ситуации и жанры сценария провокации

Перечень коммуникативных ситуаций, в рамках которых реализуется сценарий провокации: продажа товаров, билетов, заказ любых услуг, предложение совместных действий, презентация проекта, са- мопрезентация, знакомство, защита квалификационных работ, выставление счетов, предъявление улик, уличение во лжи, работа автоответчика, выкрикивание лозунгов, отдание команд, мировой и федеральный суд, демонстрация, пикет, шантаж, различного рода эпатажные действия, саботаж, деловое предложение, смотрины, вовлечение в разнообразные действия, обучение как процесс, действия хакеров, троллинг, выклянчивание, предложение услуг, поиск партнера, лотерея, уличные представления.

Жанры сценария провокации: инструкция, распоряжение, приказ, заказ, договор, заявление, докладная, жалоба, завещание, план, рецензия, лозунг, команда, объявление, комплимент, рекомендация, проповедь, аннотация, приговор, постановление, резолюция, предписание, презентация, донос, просьба, аутотренинг, самооговор, напоминание о чем-либо.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>