Полная версия

Главная arrow Журналистика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Сценарий отчета

Целевые установки сценария отчета

Целью реализации данного сценария является прямое или косвенное распространение какой-либо информации вне зависимости от того, соответствует ли она действительному положению дел.

Предпосылки реализации сценария отчета

Предпосылками реализации сценария являются наличие информации и желания, потребности, возможности или необходимости вербализовать ее и распространить в тех границах, которые в данный момент доступны говорящему (от частной беседы до СМИ мирового уровня).

Участники сценария отчета

Инициатором реализации сценария всегда является тот, кто хочет передать информацию, распространить ее в пространстве и времени, зафиксировать ее таким способом, чтобы она так или иначе стала доступной той или иной группе адресатов: преподаватель, журналист, режиссер, президент, начальник, подчиненный, водитель трамвая, экскурсовод, диктор. Реагентом в этом случае оказывается человек или группа лиц, которые по собственной или не собственной воле получают информацию, любой человек, воспринимающий тексты «к сведению»: читатель газеты, телезритель, кинозритель, студент на лекции, пассажир автобуса, инструктируемый, экскурсант, толпа на митинге, получивший донос чиновник, пассажир общественного транспорта, член диссертационного совета, а также любой идеальный или материальный объект, к которому обращен отчет.

Обобщенная последовательность действий в сценарии отчета

0. Возникновение предпосылок и информационной основы сценария

Возникновение этого сценария происходит на фоне формирования, трансформации, взаимодействия, исчезновения в информационном пространстве полей и полюсов избыточности, недостаточности, о которых говорилось при описании сценария допроса, однако эти явления не определяют сценарий отчета, а являются фоном, способным влиять на специфику его протекания. Основным же фактором, ведущим к началу сценария отчета, оказывается то, что под воздействием каких-либо условий в информационном пространстве возникают (постоянно существуют) поля, в которых оно стремится к собственной экспликации, внешнему выражению своей части. Такими условиями могут быть как информационная избыточность (например, слух или сплетня), разряженность (затянувшееся молчание, низкая активность информационного фона), так и стечение специально созданных (конференция, симпозиум и т.п.) и возникших в связи с особенностями самого сегмента информационного пространства (официально-деловой, массмедийный дискурс) обстоятельств. Эти поля в зависимости от характера порождающих условий могут существовать эпизодически или постоянно. В отличие от сценария допроса сценарий отчета не может быть исчерпан на этом этапе: то, что испытывает необходимость выражения, рано или поздно выражается.

Механизм возникновения потребности в экспликации имеет двоякую природу. С одной стороны, он продуцируется тем, что коммуникативное пространство, являясь отражением информационного, вытягивает из него определенные комплексы информации (под воздействием, например, стереотипов: «надо же что-то говорить»). С другой стороны, в самом информационном пространстве создаются условия для выталкивания информации вовне. Это может быть связано как с тем, что масса сегмента информации превосходит критическую и происходит взрыв, так и с тем, что в результате выброса энергии в информационном пространстве в коммуникативном пространстве выжигается дыра, которую необходимо заполнить, а также с новой комбинацией тем. Конкретной причиной экспликации могут быть первый фактор, второй фактор, третий фактор и их сочетания.

1. Вход (втягивание)

Втягивание потенциального инициатора в сценарий осуществляется за счет внедрения в его сознание продуцируемого информационным пространством импульса, который обращается в мысль «Мне необходимо об этом рассказать».

2. Ориентация

В зависимости от остроты потребности в экспликации у инициатора возможны два пути: случайный тык и картографирование, причем в отличие от сценария допроса карта намечает не точки в виде флажков, а направления, векторы, области, в которые возможна трансляция информации: кто в конечном счете окажется в этом поле, на пути этого вектора в коммуникативном пространстве предсказать невозможно (если запросить информацию, не зная об этом, нельзя, то распространять, не подозревая об этом, можно; если спросить, который час, у обычной собаки невозможно, то рассказать ей о том, что тебя волнует, — всегда, при этом услышать отчет может не только собака). У создаваемой в рамках этого сценария карты изначально нет той меры определенности, которая есть в рамках допроса (возможен крик в пространство), поэтому взаимодействие с другими картами информационного пространства (в том числе создаваемыми реагентом) ограничивается в основном параллельным существованием или поверхностным наложением, само взаимодействие между картами менее актуально.

3. Моделирование

На этом этапе моделируется коммуникативное пространство в целом и конкретная ситуация, в которой будет транслироваться информация: будут ли слушать (если да, то кто и зачем); будут ли мешать (если да, то кто и почему); будут ли посторонние (способствующие или препятствующие); уместно ли будет говорить в предполагаемый момент; кто, кому и зачем сможет транслировать эту информацию в дальнейшем. При этом модели коммуникативных пространств и ситуаций, сделанные инициатором и реагентом, сталкиваясь на разных уровнях взаимодействий (через посредников, знаки внимания, взгляды, жесты и их интерпретацию), вносят коррективы в результаты процессов на предыдущих этапах, а также, реализуя довербаль- ное взаимодействие интенций, во многом предопределяют характер протекания ситуации отчета. В зависимости от остроты необходимости в выражении этот прогноз может не строиться.

4. Генерирование речевых форм

В поле действия сценария вовлекается арсенал языковых средств, которые соотносятся с характеристиками ситуации и в результате проверки оптимальности сочетания отбраковываются или намечаются к использованию. Критерии такого отбора обычно субъективны, предположения о возможных действиях собеседника могут в разной степени соответствовать действительности, но, как правило, иллюзорны. Тем не менее на этом этапе осуществляется отчет как вербальное взаимодействие с неким образом собеседника. Поскольку участники этого процесса проектируют словесную сторону коммуникации вне реального взаимодействия, на этом этапе возможно образование противоречий, конфликтов, установок на предвзятую коммуникацию. Интенсивность этого взаимодействия зависит от множества факторов, среди которых — острота потребности инициатора в трансляции информации и актуальность инициатора как источника информации для реагента. Основной вербальной формой отчета является констатация. Использование ссылок на чужие слова обычно направлено на придание веса собственным словам.

5. Адаптация коммуникативного пространства под свои задачи как участника в соответствии с диктатом сценария

Инициатор производит обустройство коммуникативного пространства: во-первых, места, которое позволяет ему эффективно работать на заданной площади (кафедра, трибуна, интерактивная доска и т.д.), а во-вторых, коммуникативной среды, ограничивая его («Отойдем в сторону, я тебе что-то скажу») или максимально расширяя во все стороны, в том числе за счет распространения информации реагентами, предположительно (в рамках смоделированного коммуникативного пространства) обладающими свойством передавать услышанное другим. Специфика коммуникативного пространства отчета состоит в том, что оно ориентировано на максимальное облегчение восприятия, учитывающее предпочтения реагента: предполагается тишина, отсутствие потенциальных преград, усилительной техники и др. Особенностью коммуникативного пространства сценария отчета является предпочтительная направленность света на инициатора, что подчеркивает важность получаемой от него информации. Это касается как живых, так и неживых трансляторов. Так, не только трибуна, сцена освещаются прожекторами, но и в страшные советские времена репродукторы размещались на фонарных столбах. Реагенту же отводится место в тени. Координация участников в горизонтальной плоскости предполагает, что инициатор занимает позицию, которая несколько выше позиции реагента, что подчеркивает статус инициатора. Инициатору остается удалить людей, которые могут помешать трансляции (крикунов).

6. Экспликация собственного коммуникативного статуса

Роль транслятора предполагает право не на использование определенных каналов, а на захват информационных областей. Кроме того, на этом этапе происходит не открытие определенных каналов передачи информации, а запуск процесса трансляции в выбранном направлении. Инициатор становится наиболее ярким объектом на картах коммуникативного пространства всех участников сценария как персонифицированное напряжение информационного пространства. Роль инициатора может варьироваться в различных диапазонах (юродивый — мудрец, проповедник — клоун, заботливый папаша — обремененный знаниями аналитик и т.д.). Особенностью статуса инициатора отчета является обладание информацией: он внешне актуализирует эти качества (портфель, бумаги, папки, ноутбук).

7. Внешнее выражение речевых форм

Если информация облачается в вербальные формы, то процесс умножения информации, непосредственно доступной для восприятия, осуществляется внешне, интенция становится материальным объектом, а среди информационных объектов и между участниками коммуникации возникает новый объект, который в качестве равноправного вмешивается в коммуникативную ситуацию, распространяя свое влияние на некоторые области информационного пространства, и в дальнейшем, как и другие объекты, может оказывать определяющее воздействие на нее. В момент вербализации участники коммуникации попадают в ситуацию необходимости соизмерять свое видение мира с фактом существования материальной формы отчета. Причем сам транслятор может попадать под воздействие речевых форм и собственных стереотипов. В таком случае они начинают им руководить. Кроме того, если выступление не носит мгновенного характера (выходит за пределы реплики), реагент под влиянием процессов, сопровождающих внедрение нового объекта в коммуникативное и информационное пространство, внешне продуцирует элементы реакции, которые побуждают транслятора адаптировать, видоизменять свое поведение (повышать голос, прятаться за кафедру, импровизировать в плане речевых форм). В результате то, что создано на этапе генерирования речевых форм, часто не соответствует реально вербализованному (к слову пришлось).

8. Прогнозирование реакции

Коммуниканты осмысляют факт сказанного: при этом инициатор освобождается (я это сказал), а реагент обременяется (и что теперь с этим делать), происходит полная или частичная переброска информации или ее распределение. И в том, и в другом случае информационное пространство перестраивается в новое состояние. Этот процесс может требовать разных усилий и разного времени (от почти мгновенного вычеркивания сказанного как глупости до полувекового осмысления научным и культурным сообществом). Информация находится в состоянии, когда она никому не принадлежит и всеми присвоена.

9. Реакция

Статус ситуации и коммуникативных форм закрепляется в информационном пространстве: это истина, это хорошо, это шутка и т.п., т.е. коммуникативная форма как объект информационного пространства приобретает оценку, которая будет сопровождать ее дальнейшее существование и степень активности нового объекта в процессах самоорганизации информационного пространства. В дальнейшем довлеющей может стать другая оценка, но полученная в данный момент в той или иной степени остается представленной всегда.

10. Оценка реакции

Форма реакции соотносится с ожиданиями, установками, предназначенностью. Поскольку полного соответствия быть практически не может, между одним и другим возникает зазор, который продуцирует дальнейшие действия участников, направленные на согласование или рассогласование информации, установок, позиций и т.п. В этот момент сменяется прагматический вектор: инициатор выступает в роли реагента, что создает напряжение в коммуникативном пространстве (сталкиваются трансляция и прием, гипотезы с реальностью, неопределенность с определенностью, факты с мнениями, центробежность с центросремительностью и т.д.), причем, если информация связана со статустными изменениями, эта смена вектора становится еще более напряженной.

11. Оценка результата

В случае исчерпанности сценария инициатор и реагент используют типизированные средства (маркеры) финала (от «Спасибо за внимание» до «Что с тобой говорить», «Пока», «Надеюсь, Вы все поняли», «Примите к сведению», «Предлагаю принять отчет», самодовольной улыбки, победного шествия или пристыженного побега к своему месту, аплодисментов, улюлюканья, криков «Позор!» и т.п.), переходят к другим темам и сценариям либо расходятся по своим делам. Если сценарий не исчерпан, участники используют типизированные средства продолжения («Я не о том говорил», «Надо еще раз все обдумать», «Давайте начнем сначала», «А пройдемся-ка по проблеме еще раз», «Повторение — мать учения», «Стоп! Я еще не договорил», «Вы так быстро от меня не отделаетесь», «Не все так просто», «Куда собрались? Я никого не отпускал», «Продолжим в следующий раз», «Продолжение следует», «Конец первой части», пауза концентрации внимания или подготовки продолжения, перерыв, антракт и т.д.), т.е. не только не перекрывают информационные каналы, но и ищут возможности их модификации (расширения или сужения), что осуществляется за счет внутренних резервов рефлексии, а также за счет того, что с течением времени характеристики коммуникативной ситуации могут как угодно измениться.

12. Информационный финал сценария

Происходит снимающее остроту необходимости в экспликации информации взаимодействие между информационным и коммуникативным пространствами: избыточный в том или ином плане сегмент выталкивается из информационного пространства или вытягивается из него (оставаясь при этом и в информационном пространстве, но теряя энергетический потенциал), формализуется в относительно стабильные речевые формы. Информационное пространство таким способом медленно подтягивает коммуникативное пространство к степени своей полноты и насыщенности, но делает это не буквально, поскольку материализованная информация не тождественна исходной, а это, в свою очередь, вызывает новые возмущения в обоих пространствах. Вследствие этого увеличивается общее количество информации, в том числе общее количество шума в информационном пространстве. Реализация этого сценария в массовом, глобальном масштабе способствует лавинообразному увеличению объема информации и этим дестабилизирует пространство, но в то же время определяет его жизнеспособность, потому что увеличение количества шума и доступной информации запускает динамические процессы, продуцирующие появление новых информационных форм. В конечном счете, если информационное пространство доведет коммуникативное до тождественности себе, возникнет точка сингулярности и мир перестанет быть таким, какой он есть. Реализация сценария в локальном отношении может быть неуспешной (распространяемая информация не воспринимается реагентом), однако в общем плане этот сценарий всегда результативен, успешен, поскольку в любом случае он приводит к умножению материальных форм информации.

Типичные коммуникативные ситуации и жанры сценария отчета

Коммуникативные ситуации, в рамках которых реализуется сценарий отчета: ежегодные официальные отчеты, объявление остановок в общественном транспорте, приветственная речь пилота, отчетный концерт, рассказ о происшествии, экскурсия с точки зрения экскурсовода, показания датчиков, счетчиков, выставка достижений, демонстрация фотографий.

Жанры сценария отчета: научные труды, ответ на запрос, экспертное заключение, отзыв, репортаж, акт выполненных работ, характеристика, реферат, хроника научной жизни, обзор, исповедь, объективная автобиография, рапорт.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>