Заключение

Доверие, выступая имманентным свойством социальных взаимодействий, осуществляет в них регуляционную функцию, обеспечивающую взаимность в социальных отношениях, необходимую для нормальной жизнедеятельности современного общества. Функциональные свойства доверия как способа регулирования надежных интеракций непосредственно связаны с изменяющейся социальной реальностью. Это обстоятельство вытекает из анализа существующих теоретических подходов к его исследованию и является основанием для разработки концепции доверия как феномена социальной действительности.

В разрабатываемой нами концепции доверие представляет собой социологическую категорию, отражающую степень соответствия ожидаемым и реальным знаниям о партнере взаимодействий как значимом объекте социальной реальности. Такой подход к исследованию доверия с позиций феноменологии способствует пониманию его объективной сущности и субъективных форм проявления. Доверие возникает в непосредственном взаимодействии с партнером — с другим человеком, общественным институтом, организацией, учреждением — в форме ожиданий от них адекватной реакции. Закрепляясь в социальных практиках, экспектации приобретают форму установки, предопределяющей направленность социальных взаимодействий в соответствии с ожиданиями. Ощущение взаимности в отношениях с партнером становится возможным, когда ожидания соответствуют реальным знаниям о нем и интерактивные отношения осуществляются сообразно с общими правилами. Накопленные в повседневном опыте ожидания объективируются в форме обобщенного доверия, представляющего собой мировоззренческую установку, которая выражает готовность индивида рассматривать окружающих как заслуживающих доверия. Уверенность индивида в адекватности его знания о реальном объекте, а также в том, что оно разделяется ближайшим окружением, придает доверию устойчивый характер. Партнер приобретает значимость как объект социальной реальности, а сама реальность воспринимается как объективная, в которой обобщенное доверие выполняет нормативную функцию.

Как феномен социального мира доверие рассматривается в диалектической связи с недоверием. Диалектика связи доверия и недоверия выражается в единстве двух сторон одного и того же явления и раскрывается во взаимных переходах одного состояния в другое как реакция на изменение ожиданий от партнера взаимодействий. Поэтому недоверие не просто означает недостаток доверия, а является качественно иным состоянием партнеров, связанным с несоответствием ожидаемых и реальных знаний друг о друге, что отражается в характере взаимодействий.

Социорегуляционные функции доверия анализируются в разрабатываемой нами концепции на базе основных социологических теорий социальных взаимодействий — ролевой теории, теории социального обмена, символического интеракционизма, этнометодологии. Анализ позволил определить следующие формы, в которых проявляется данная функция.

Регулирование ожиданий и требований относительно выполнения социальных ролей. Доверие способствует формированию ролевой структуры личности, поощряя ее ожидаемую направленность в ролевых взаимодействиях и предупреждая возникновение социально-ролевых конфликтов.

Регулирование отношений обмена в социальных взаимодействиях. Доверие является формой социального одобрения. Оно стимулирует взаимное вознаграждение, а также доминирование приобретаемых благ над вынужденными затратами во взаимодействиях с партнерами.

Регулирование символической интеракции между субъектами. Доверие повышает значение отношений с Другими, способствует их символизации (значимые Другие), обеспечивает взаимосогласование символов в процессе конструирования социальной реальности.

Регулирование правил поведения, принятых на веру, в повседневных взаимодействиях. Благодаря обобщенному доверию повседневные правила поведения приобретают нормативный характер, происходит конституирование обыденных норм.

Регулирование процесса конструирования людьми собственных имиджей, позволяющих произвести благоприятное впечатление на Других. Под влиянием доверия имиджи приобретают легитимную форму.

При этом недоверие также обладает собственной социорегуляци- онной функцией — защитной, проявляющейся в предупреждении о накапливающейся напряженности во взаимодействиях, в придании им нового смысла, в стимулировании инновационной рефлексии.

Для анализа изменения социорегуляционной функции доверия в условиях неопределенности в настоящей книге представлена социологическая интерпретация данного понятия. Неопределенность в жизненных ситуациях рассмотрена как результат непредсказуемых изменений в их основаниях, когда отсутствует возможность просчитать последствия этих изменений. Выявленные особенности неопределенности выступают имманентными свойствами трансформирующегося общества, которые анализируются в качестве условий формирования доверия.

Особенности неопределенности также проявляются в методах ее социологического исследования. В целях повышения достоверности знания о формировании доверия в условиях неопределенности в нашей книге разработана методология ретроспективного исследования данного процесса. Ретроспективный анализ позволяет не только реконструировать прошлое, но и, имея реальное знание о настоящем, пролонгировать развитие исследуемого процесса. Тем самым минимизируется неопределенность, содержащаяся в прошлом знании, и повышается достоверность в интерпретации выявленных тенденций в изменяющейся реальности.

Результаты исследований, проведенных разными учеными в различных странах Европы, свидетельствуют, что состояние неопределенности присуще всем современным обществам. На основе анализа уровня доверия парламентам, правоохранительным органам, политическим институтам, политикам в этих странах нами обосновывается вывод о связи доверия/недоверия с состоянием определенности/не- определенности в современных обществах. Причем состояние неопределенности в разных странах существенно различается в зависимости от уровня жизни, политической и социальной стабильности в них. Значимым фактором являются также социокультурные особенности различных обществ. Тот факт, что самые низкие значения доверия, по сравнению с другими странами Европы, включая страны бывшего социалистического лагеря, отмечены в украинском обществе, выступает важным аргументом в пользу его выбора в качестве объекта настоящего исследования.

Как показал наш анализ, неопределенность в трансформирующихся обществах проявляется в следующих формах: как особый тип социальной реальности, как состояние общества и как невозможность адекватной рефлексии в социальных взаимодействиях. Современное украинское общество в полной мере относится к числу трансформирующихся, а его социокультурные особенности, используемые различными политическими силами в своих интересах, становятся фактором, усиливающим состояние неопределенности, присущее трансформирующимся обществам.

В разрабатываемой нами концепции механизма саморегуляции социальных взаимодействий выделяются специфические социальные признаки доверия, дифференцирующие его саморегуляционную функцию в институциональной, социокультурной, стратификационной и социально-организационной составляющих этого механизма. В институциональной саморегуляции доверие выполняет роль критерия надежности во взаимодействиях партнеров, который в процессе институционализации приобретает нормативный характер. В социокультурной саморегуляции доверие придает активную направленность ролевым ожиданиям адекватного поведения от партнеров взаимодействий благодаря связи с потребностями; способствует рационализации взаимодействий, отражая заинтересованность в партнерских отношениях; наполняет эти отношения определенным смыслом, придавая им ценностную форму. В стратификационной саморегуляции доверие проявляется в перераспределении социальной энергии людей в направлении повышения или снижения уровня социального расслоения. В качестве социально-организационной составляющей механизма саморегуляции доверие обеспечивает упорядоченность внутренних и внешних социальных связей в структуре организации.

В целях раскрытия глубинных оснований действия анализируемого механизма потребовалось рассмотрение психологических аспектов доверия в саморегуляции социальных взаимодействий. С основой на достижениях современной нейробиологии и нейропсихологии в разрабатываемой концепции раскрывается процесс саморегуляции доверия как феномена психики человека. Это способствовало более углубленному пониманию доверия как психологической установки на позитивные действия Другого. При взаимодействии с различными объектами реальности человек положительно реагирует на те их моральные характеристики, на которые запрограммирован его мозг. То есть он доверяет объектам, обладающим этими характеристиками. Таким образом проявляется эмоциональная сторона доверия, которая играет важную роль в саморегуляции социальных взаимодействий.

Проанализировав связь доверия с возрастными и гендерными различиями, коррелирующими с психологическими свойствами партнеров взаимодействий, мы выявили следующие зависимости. Уровень доверия, особенно в межличностных отношениях, среди женщин выше, чем среди мужчин. С увеличением жизненного опыта, связанного с возрастом, уровень доверия повышается благодаря возрастанию эмпатической способности. Следовательно, в доверии, так же как и в недоверии, отражается не только рациональное отношение людей к объектам социальной реальности, но и эмоциональное, связанное с возрастными и гендерными особенностями их психики. Они проявляются в адекватном возрасту уровне зрелости эмоционально-волевой и познавательной сфер личности, а также в специфике гендерной идентичности.

Механизм социальных взаимодействий претерпевает существенные изменения в условиях неопределенности в трансформирующемся обществе. Эти изменения связаны с нелинейным характером процессов, происходящих в социальных системах в состоянии неопределенности. Факторы нелинейности отражаются в институциональных, социокультурных, стратификационных, социально-организационных составляющих механизма социальных взаимодействий и проявляются в реализации саморегуляционной функции доверия. Во-первых, доверие способствует демократизации нормативно-ориентирующих и гибкости применения нормативно-санкционирующих форм институциональной саморегуляции. Во-вторых, наполняясь новыми смыслами, доверие становится формой легитимации гиперреальности, изменяя мотивационную структуру в процессе саморегуляции. Симуля- кры, пользующиеся доверием, приобретают легитимную форму и воспринимаются уже не в качестве фальсификатов, но как феномены новой реальности, а в состоянии недоверия способствуют имитации определенности. В-третьих, приобретая знаково-символическую форму, доверие выполняет дестратификационную функцию. В-четвертых, активизируя процесс самоорганизации, оно способствует са- моупорядочению социальных взаимодействий.

Отмечая общие тенденции изменения саморегуляционной функции доверия в условиях неопределенности, характерные для трансформирующихся обществ, следует подчеркнуть, что в каждом обществе они проявляются по-особому. На примере трансформирующегося украинского общества нами обнаружены следующие особенности институциональной саморегуляции доверия. Во-первых, влияние традиционных ценностно-нормативных оснований на повышение уровня доверия в межличностных взаимодействиях, что обеспечивает относительную устойчивость трансформирующегося общества. Во- вторых, усиливающееся в условиях неопределенности недоверие общественным институтам, что способствует возникновению спонтанной саморегуляция доверия. В результате традиционные признаки не просто вытесняются современными, но взаимно трансформируются в «гибридные признаки» доверия, ослабляющие стабилизирующее влияние традиционных и инновационное влияние современных признаков, в то же время повышающие уровень определенности в социальных взаимодействиях. В-третьих, влияние общественного мнения на изменение меры доверия, т. е. допустимых рамок доверительных отношений. Так, отрицательное общественное мнение, сформировавшееся в украинском обществе в отношении к коррумпированной власти, стало доминирующим фактором массового недоверия всем политическим институтам и правоохранительным органам.

В социокультурной саморегуляции доверия выделяются следующие особенности. Прежде всего обращает на себя внимание историческая обусловленность социокультурных признаков, определяющая специфику саморегуляции доверия в различных трансформирующихся обществах, в том числе в украинском. Под влиянием исторических условий основания доверия приобретают глубинный смысл, повышая уровень социальной определенности. В результате анализа нами выявлен двойственный характер социокультурной саморегуляции, когда одни и те же социокультурные признаки могут стать факторами доверия одним и недоверия другим. В процессе социокультурной саморегуляции переход доверия в недоверие может сопровождаться имитацией повышения уровня социальной определенности. При этом социокультурные основания недоверия отличаются более устойчивым характером по сравнению с другими факторами, способствуя тем самым эскалации неопределенности.

В стратификационном механизме особенности саморегуляцион- ной функции доверия проявляются в связи с различным уровнем социального расслоения в трансформирующихся обществах. Как было установлено на примере украинского общества, социальное расслоение усиливает поляризацию доверия/недоверия в межличностных взаимодействиях, в отношении к общественным и особенно к политическим институтам. Повышение уровня жизни способствует росту доверия, а символизация современных статусных признаков — усилению социального расслоения. Последнее сопровождается ростом уровня неопределенности в наименее социально продвинутых слоях населения. Благодаря стремлению преодолеть состояние неопределенности среди этой части населения повышается уровень доверия к общественным институтам, включая власть и правоохранительные органы. Доверие институтам в этой среде, способствуя росту определенности, становится фактором дестратификации в обществе.

Особенности социально-организационной саморегуляции доверия связаны с состоянием социального порядка в трансформирующихся обществах. Анализ этой связи на примере украинского общества показал, что в межличностных взаимодействиях уровень доверия в наибольшей степени зависит от удовлетворенности существующим порядком по месту жительства. Доверие и к семье, и к соседям, и к коллегам по работе, и к соотечественникам в целом повышается в зависимости от того, в какой степени обеспечен общественный порядок в местах проживания людей, насколько они ориентированы на сохранение мира и согласия, на расширение и укрепление связей друг с другом, на ощущение самоценности морально-психологического климата и порядка в обществе. Отсутствие порядка в стране большинство людей связывают с дисфункцией общественных институтов. Исключение составляет лишь институт церкви. В условиях недоверия институтам происходит рост неопределенности в социальных взаимодействиях, сопровождаемый деформацией институциональных механизмов регулирования порядка. Эффективной формой повышения социальной определенности в условиях доминирования недоверия над доверием общественным институтам, особенно политическим и правоохранительным, становится самоорганизация.

В связи с этим возникает проблема меры (предела) доверия/недоверия. Пределы доверия/недоверия играют важную роль в механизме саморегуляции при переходе доверия в недоверие и, наоборот, недоверия в доверие. Переход одного состояния в другое происходит, когда доверие или недоверие достигает крайне высокого уровня. Тогда доверие превращается в доверчивость, проявляющуюся в неспособности партнеров взаимодействий критически оценивать сложившиеся отношения, а недоверие перерастает в антагонизм, при котором отрицается сама возможность взаимодействий. Такие состояния реф- лектируются как необходимость изменения объекта доверия/недове- рия или переконструирования его образа. Осознание реальности изменения повышает уровень определенности.

Эмпирическая апробация разрабатываемого механизма завершается анализом доверия и недоверия как факторов саморегуляции социальных взаимодействий на примере трансформирующегося украинского общества. Анализируемый процесс саморегуляции рассматривается на самом общем уровне взаимодействий — человека с обществом. Для анализа выделяются качественные характеристики эмоционального состояния субъекта взаимодействий — человека; ожидания ответных реакций партнера взаимодействий — общества; реализация экспектаций — удовлетворенность либо неудовлетворенность соответствием ожидаемых и реальных характеристик в образе партнера, т. е. общественное доверие/недоверие.

Под влиянием доверия и недоверия изменение показателей эмоционального состояния субъекта взаимодействий носит разнонаправленный характер. Доверие способствует росту позитивных настроений во взаимодействиях с партнерами, положительно влияет на формирование удовлетворенности своей жизнью, снижает уровень протестной активности, выступает социально-стабилизирующим фактором, повышая тем самым уровень определенности в социальных взаимодействиях, что обеспечивает положительную направленность изменения эмоционального состояния людей в их взаимодействии с обществом.

Недоверие проявляется в более противоречивой форме. С одной стороны, оно выступает фактором повышенного эмоционального напряжения людей, формирования негативных настроений — растерянности, тревожности, страха, экстремального и даже экстремистского проявления протестной активности, усиливая состояние неопределенности субъекта взаимодействий. С другой стороны, оно выполняет функцию «болевого синдрома» в социальных взаимодействиях, способствует осознанию рисков, повышает чувство опасности и осторожности, становится фактором имитации определенности.

Среди показателей эмоционального состояния субъекта взаимодействий в наибольшей степени связаны с доверием удовлетворенность качеством жизни, направленность эмиграционных настроений, состояние определенности. Если связь доверия с качеством жизни и состоянием определенности выступает значимым фактором эмоционального состояния людей в любых трансформирующихся обществах, то эмиграционные настроения как показатель доверия характеризуют специфику трансформации современного украинского общества. Специфика проявляется в центробежных тенденциях, отмечаемых на всех уровнях взаимодействий в украинском обществе.

Анализ связи доверия и недоверия с ожиданиями субъекта взаимодействий от общества обнаруживает следующие зависимости. В зависимости от доверия прослеживаются позитивные изменения ценностных ориентаций как оснований экспектаций людей в их взаимодействиях с обществом. Причем под влиянием доверия окружающим и общественным институтам доминируют ожидания от общества духовных ценностей, а под влиянием недоверия — инструментальных. В факторе доверия политическим институтам решающую роль играет персонификация власти. Степень ее влияния на изменение ожиданий зависит от состояния определенности/неопределенности в обществе. В условиях социальной и политической определенности доминирует институциональная саморегуляция ценностной составляющей ожиданий, а с обострением политической ситуации повышается уровень неопределенности и усиливается влияние личностного аспекта в факторе власти.

Недоверие общественным и особенно политическим институтам становится фактором, существенно дифференцирующим ожидания, что приводит к противостоянию не только между большими группами, но и внутри малых групп — так называемых своих (диффузия недоверия).

Кроме ценностных ориентаций, наиболее значимыми показателями ожиданий от общества являются условия для свободного участия в религиозной и политической жизни, а также степень конструктивности политики, проводимой органами власти и политическими партиями в интересах большинства людей. Особенно четко прослеживается связь доверия политическим институтам с ожиданиями положительных решений и действий от всех ветвей власти и оппозиции. Связь доверия с ожиданиями от власти конструктивных решений способствует политической интеграции в обществе. Тем самым реализуется консолидирующая функция доверия в саморегуляции ожиданий. Недоверие в форме негативных ожиданий от власти и оппозиции распространяется в малых группах, разрушая изнутри целостность общества. Следовательно, атмосфера доверия в обществе может быть достигнута на основе поддержки общих исторически сформировавшихся ценностей; преодоления межконфессиональных противоречий и политического манипулирования для свободного участия людей в религиозной и политической жизни; осуществления политики, отвечающей коренным интересам всех слоев общества.

Проведенный нами анализ позволяет сделать вывод о наличии устойчивой связи доверия и недоверия с показателями реализации ожиданий. Доверие придает этой связи преимущественно конструктивную направленность, а недоверие — консервативную.

Конструктивный характер связи доверия с анализируемыми показателями свидетельствует о реализации позитивных ожиданий людей в процессе их взаимодействий с обществом. Среди показателей реализации ожиданий, которые в наибольшей степени связаны с доверием и окружающим (семье, соседям, коллегам по работе, соотечественникам), и общественным институтам (церкви, СМИ, армии, профсоюзам), и политическим институтам (Президенту, Верховной Раде, Правительству, политическим партиям), выделяются чувство гордости за свою страну, уровень развития демократии в стране, оценка работы органов местного самоуправления и жилищно-коммунальной службы. Это свидетельствует о том, что атмосфера доверия влияет на реализацию ожиданий независимо от их ценностных или обыденно-рациональных оснований.

Когда доверие окружающим, общественным и политическим институтам переходит в состояние недоверия, связь приобретает консервативный характер, препятствуя реализации позитивных ожиданий, но способствуя сохранению на время достигнутого уровня определенности. Благодаря консервативной функции недоверие предохраняет взаимодействия от полного разрыва. Поэтому неадекватная реакция на проявление недоверия, тем более попытка противостоять ему силовыми методами, имеет разрушительные последствия. Наглядным примером явились трагические последствия так называемой антитер- рористической операции, проводимой украинской властью. Сегодня становится все более очевидным, что чем бы ни закончилась гражданская война, доверие в украинском обществе восстановится не скоро.

Итак, рассмотренный механизм влияния доверия и недоверия на саморегуляцию социальных взаимодействий носит универсальный характер и может быть распространен на более частные формы социальных взаимодействий, когда партнер не общество в целом, а его различные структуры и отдельные личности. При этом могут измениться показатели взаимодействий, но сохранятся целостность концептуального подхода, системность, характеризующая обоснованность и внутреннюю взаимосвязанность его элементов, последовательность их влияния на достижение конечной цели взаимодействий.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ