Факторы доверия и недоверия в саморегуляции эмоционального состояния субъектов социальных взаимодействий

Анализ связи доверия и недоверия с изменением эмоционального состояния субъектов взаимодействий с обществом проводился на основе следующих показателей и эмпирических индикаторов.

1. Изменение состояния неопределенности/определенности в социальных взаимодействиях. Оно оценивается как согласие и несогласие со следующими мнениями: «Сейчас все так неустойчиво, что может произойти все, что угодно»; «При нынешних беспорядке и неясности трудно понять, во что верить»; «Многое из того, во что верили наши отцы, разрушается на глазах»; «Никому не доверять — самое безопасное». Соответственно согласие (С) является эмпирическим индикатором состояния неопределенности, а несогласие (НС) — индикатором определенности. Проанализируем связь доверия и недоверия с изменением данного показателя эмоционального состояния в обществе на основе этих индикаторов (табл. 23).

С одной стороны, распределение оценок, представленных в табл. 23, отражает доминирование неопределенности, присущее современному украинскому обществу, о чем свидетельствуют более высокие значения согласия со всеми суждениями, отражающими данное состояние. Причем доминирование неопределенности отмечается как среди доверяющих окружающим, общественным и политическим институтам, так и среди не доверяющих. В обеих группах согласие с анализируемыми суждениями колеблется от 52,5 до 90,7%. В этих условиях возникает естественная потребность в повышении определенности: «Никому не доверять — самое безопасное». К такому выводу приходят прежде всего не доверяющие окружающим — 73,8%, общественным институтам — 66,4, политическим институтам — 60,2%. Но и среди доверяющих таких немало: 52,5, 61,0, 53,6%. То есть недоверие становится фактором повышения определенности, а точнее, создания иллюзии определенности.

С другой стороны, среди респондентов, проявляющих доверие и к окружающим, и к общественным институтам, и к политическим институтам, значения согласия (неопределенности) по всем индикаторам намного ниже, чем среди проявляющих недоверие. И, наоборот, доля опрошенных, не согласных с представленными суждениями (что свидетельствует о состоянии определенности среди них), практически

Таблица 23

Связь доверия и недоверия с изменением состояния определенности/неопределенности в социальных взаимодействиях

Доверие/недо-

верие

Оценка согласия/несогласия с суждениями, %

сейчас все так неустойчиво и кажется, что может произойти все что угодно

при нынешнем беспорядке и неясности трудно понять, во что верить

многое из того, во что верили наши отцы, разрушается на глазах

никому не доверять — самое безопасное

С

нс

С

НС

С

нс

С

НС

Доверие окружающим

79,6

13,7

73,7

19,1

84,2

7,9

52,5

33,3

Недоверие окружающим

90,7

6,5

85,2

10,2

89,8

3,7

73,8

17,8

Доверие общественным институтам

77,2

14,8

77,9

16,1

87,9

6,7

61,0

28,1

Недоверие общественным институтам

85,8

7,5

81,0

12,4

86,0

6,6

66,4

21,8

Доверие политическим институтам

65,2

26,8

68,1

23,9

83,2

8,0

53,6

34,8

Недоверие политическим институтам

86,3

6,8

81,7

12,0

87,1

5,4

60,2

25,4

в два раза выше, чем в группах, не доверяющих окружающим, общественным и политическим институтам. Соотношение доли не согласных с суждением «Сейчас все так неустойчиво, что может произойти все, что угодно», являющимся индикатором неопределенности в обществе, составляет среди доверяющих и не доверяющих окружающим соответственно 13,7 и 6,5%; доверяющим и не доверяющим общественным институтам — 14,8 и 7,5%; доверяющих и не доверяющих политическим институтам — 26,6 и 6,8%. Аналогичная тенденция прослеживается в распределении оценок по остальным индикаторам неопределенности в связи с доверием и недоверием окружающим, общественным и политическим институтам. Таким образом, доверие способствует повышению уровня определенности в социальных взаимодействиях, что позитивно влияет на эмоциональное состояние субъекта взаимодействий, а состояние недоверия — снижению ее уровня или имитации определенности.

В последнее время в Украине все шире используются технологии, имитирующие повышение определенности путем эскалации недоверия. Среди них — информационная блокада, позволяющая манипулировать сознанием людей; антироссийская пропаганда, направленная на отвлечение внимания от реальных проблем в обществе; массовые погромы офисов оппозиционных партий и групповые нападения на неугодных политиков в целях их запугивания; искажение собственной истории в угоду политике «незалэжности». Инициаторы этих и многих других технологий не могут не понимать трагических последствий их применения для украинского народа. Но безответственное стремление к достижению сиюминутных интересов служит оправданием подобной политики.

2. Изменение социальных настроений. Данный показатель эмоционального состояния определяется на основе ответов на вопрос: «Какие чувства у вас преобладают, когда вы думаете о собственном будущем?» Проявляясь первоначально как сравнительно устойчивые и продолжительные психические состояния, настроения в социальных взаимодействиях рефлектируются в преобладающее эмоциональное состояние, отражающее реакцию на конкретные взгляды, приобретая социальное содержание. В отличие от ситуативных эмоций социальные настроения являются эмоциональной реакцией не на сами события, а на их значение для людей, осмысленное в более общем контексте интересов и ожиданий. Проанализируем связь доверия и недоверия с изменением социальных настроений в обществе (табл. 24).

Таблица 24

Связь доверия и недоверия с изменением социальных настроений в связи с представлениями о собственном будущем

Доверие/недоверие

Оценка социальных настроений, %

оптимизм

надежда

уверенность

растерянность

пессимизм

тревога

страх

Доверие

окружающим

30,3

58,0

9,0

18,4

6,5

26,1

15,1

Недоверие

окружающим

24,1

43,5

11,1

24,1

9,3

34,3

25,0

Доверие общественным институтам

28,9

53,7

10,1

19,8

6,7

24,8

16,8

Недоверие общественным институтам

19,8

39,7

5,8

24,2

11,6

30,6

16,5

Доверие политическим институтам

31,9

57,5

14,2

16,8

6,2

19,5

9,7

Недоверие политическим институтам

25,6

49,9

9,9

18,8

8,1

32,6

16,9

В табл. 24 четко прослеживается позитивная направленность связи доверия с различными проявлениями социальных настроений. Среди респондентов, проявляющих доверие, значительно больше, чем среди демонстрирующих недоверие, доля оценивающих свои настроения оптимистично и с надеждой на лучшее. Так, доля оптимистов среди доверяющих другим — 30,3%, а в группе не доверяющих — 24,1%; среди доверяющих и не доверяющих общественным институтам — соответственно 28,9 и 19,8; среди доверяющих и не доверяющих политическим институтам — 31,9 и 25,6%. Надежду на лучшее проявляют среди доверяющих окружающим 58,0% против 43,5% среди не доверяющих; среди доверяющих общественным институтам — 53,7 против 39,7; среди доверяющих политическим институтам — 57,5% против 49,9%.

Уверенность в будущем, хотя и ниже по значениям оценок, но также в большей степени проявляется в группе доверяющих общественным и политическим институтам, чем среди не доверяющих (соответственно 10,1% против 5,8% и 14,2% против 9,9%). Лишь в группе не доверяющих окружающим чувство уверенности разделяют несколько большая доля респондентов, чем среди доверяющих (11,1% против 9,0%). То есть доверие общественным и политическим институтам является более значимым фактором для формирования чувства уверенности в будущем, чем доверие семье, соседям, коллегам и даже соотечественникам.

Среди доверяющих значительно реже, чем среди не доверяющих, отмечаются проявления растерянности (среди доверяющих окружающим— 18,4% против 24,1%; среди доверяющих общественным институтам — 19,8 против 24,2; среди доверяющих политическим институтам — 16,8% против 18,8%); тревожности (соответственно 26,1% против 34,3%; 24,8 против 30,6; 19,5% против 32,6%); страха (среди доверяющих окружающим — 15,1% против 25,0%; среди доверяющих политическим институтам — 9,7% против 16,9%). Следовательно, доверие позитивно влияет на изменение социальных настроений в обществе.

Логично предположить, что изменение социальных настроений людей в значительной мере связано с будущим Украины. Проанализируем распределение ответов на вопрос: «Какие чувства у вас преобладают, когда вы думаете о будущем Украины?» (табл. 25).

Сравнение данных, представленных в табл. 24 и 25, свидетельствует о практически одинаковых тенденциях распределения ответов. Во- первых, это подтверждает гипотезу, что представления о собственном будущем люди связывают с будущим Украины. А во-вторых, так же, как и в табл. 24, среди респондентов, проявляющих доверие, доля оценивающих будущее страны оптимистично, с надеждой и уверенностью на лучшее, больше, чем среди демонстрирующих недоверие.

Таблица 25

Связь доверия и недоверия с изменением социальных настроений в связи с представлениями о будущем Украины

Доверие/недоверие

Оценка социальных настроений, %

оптимизм

надежда

уверенность

растерянность

пессимизм

тревога

страх

Доверие

окружающим

25,4

54,6

8,1

11,1

11,0

35,3

19,6

Недоверие

окружающим

19,4

37,0

4,6

15,1

16,7

47,7

24,1

Доверие общественным институтам

24,8

53,7

6,7

19,5

10,1

30,9

20,1

Недоверие общественным институтам

13,2

36,4

2,5

9,1

15,7

33,9

15,7

Доверие политическим институтам

32,7

66,4

15,9

10,6

6,2

18,6

10,6

Недоверие политическим институтам

14,8

43,0

4,3

12,3

15,1

37,7

18,0

Доля оптимистов в отношении будущего Украины среди доверяющих другим — 25,4%, а в группе не доверяющих — 19,4%; среди доверяющих и не доверяющих общественным институтам — соответственно 24,8 и 13,2; среди доверяющих и не доверяющих политическим институтам — 32,7 и 14,8%. Надежду на лучшее будущее страны проявляют среди доверяющих окружающим 54,6% против 37,0% среди не доверяющих; среди доверяющих общественным институтам — 53,7 против 36,4; среди доверяющих политическим институтам — 66,4% против 43,0%. Уверенность в будущем Украины характеризуется аналогичным соотношением оценок, хотя и с более низким уровнем их значений.

И, наоборот, в представлениях о будущем Украины среди не доверяющих окружающим и политическим институтам чаще отмечаются проявления растерянности (15,1% против 11,1% среди доверяющих другим; 12,3 против 10,6 среди доверяющих политическим институтам); тревожности (47,7 против 35,3); страха (18,0% против 10,6%). Эти настроения, с одной стороны, негативно отражаются на эмоциональном состоянии субъекта взаимодействий, деморализуя его, а с другой — являются сигналом о неблагополучном развитии интеракций, своего рода болевым синдромом. В связи с этим недоверие выполняет защитную функцию, предупреждая рост социальной напряженности. Защитная функция недоверия проявилась в группе не доверяющих общественным институтам, где реже, чем среди доверяющих, отмечаются растерянность (9,1% против 19,5%) и чувство страха (15,7% против 20,1%). Видимо, недоверие церкви, СМИ, армии в этой группе достигло такого уровня, при котором люди перестают остро реагировать на дисфункцию данных институтов и происходит смена настроений. Растерянность переходит в более стабильное состояние пессимизма (15,7% против 10,1% среди доверяющих), а страх — в тревогу (33,9% против 30,9%).

Следовательно, доверие способствует росту позитивных настроений во взаимодействиях с партнерами, а недоверие — смене настроений. Защитную функцию недоверия все шире используют в украинском обществе, зачастую не гнушаясь весьма сомнительными способами ее реализации. На протяжении всего постсоветского периода в украинских СМИ нарастает пропаганда неонацистских и русофобских настроений. В результате в западных регионах Украины уже сформировалось поколение молодых людей, разделяющих бандеров- скую идеологию и готовых отстаивать ее с оружием в руках.

3. Изменение удовлетворенности качеством жизни. Данный показатель является интегральной характеристикой эмоционального состояния людей, поскольку в нем отражается их удовлетворенность реализацией собственных жизненных амбиций. На вопрос «В какой степени вы удовлетворены своей жизнью в целом?» ответы «скорее удовлетворен» и «полностью удовлетворен» интерпретируются как удовлетворенность респондентов качеством своей жизни, а «скорее не удовлетворен» и «совершенно не удовлетворен» — как неудовлетворенность. Проанализируем связь доверия и недоверия с изменением данного показателя (табл. 26).

В табл. 26 наглядно прослеживается связь доверия с удовлетворенностью качеством жизни. Среди доверяющих окружающим таких

Таблица 26

Связь доверия и недоверия с удовлетворенностью качеством жизни

Доверие/недоверие

Удовлетворенность, %

удовлетворены

не удовлетворены

Доверие окружающим

38,1

36,3

Недоверие окружающим

23,2

55,3

Доверие общественным институтам

45,0

34,3

Недоверие общественным институтам

24,0

54,5

Доверие политическим институтам

40,8

30,9

Недоверие политическим институтам

28,0

46,8

38,1%, а в группе проявляющих недоверие окружающим лишь 23,2%, при этом каждый второй (55,3%) не удовлетворен своей жизнью. Аналогичная тенденция прослеживается среди доверяющих и не доверяющих общественным и политическим институтам, при том что доля удовлетворенных своей жизнью в этих группах выше (45,0% среди доверяющих общественным институтам и 40,8% среди доверяющих политическим институтам). Это означает, что доверие институциональным структурам в большей степени связано с удовлетворенностью качеством жизни, чем доверие в межличностных отношениях. Оценка качества жизни имеет ценностно-нормативную основу, регулируемую социальными институтами. Поэтому доверие церкви, СМИ, армии, различным институтам власти оказывает более устойчивое влияние на удовлетворенность качеством жизни.

Однако нельзя не видеть высокую степень неудовлетворенности жизнью в украинском обществе. Не удовлетворен каждый третий среди доверяющих и каждый второй среди не доверяющих окружающим, общественным и политическим институтам. Следовательно, в оценках неудовлетворенности жизнью содержится влияние не только недоверия конкретным людям и институтам, но и атмосферы недоверия в обществе. Как видно из нашего анализа, всеобщее недоверие способно влиять на рост неудовлетворенности жизнью даже среди доверяющих окружающим и институтам. Поэтому всеобщее недоверие выступает средой, благоприятствующей не только для разного рода негативных проявлений, но и для применения деструктивных технологий в интересах отдельных групп. В связи с этим одинаково опасны как ошибки собственной власти, так и вмешательство во внутреннюю политику третьих сил, преследующих свои интересы. Примерами могут служить подписание Украиной кабального экономического договора с Евросоюзом в интересах узкой группы олигархов или вооружение активистов «Правого сектора», тем более бывших уголовников, выпущенных на свободу, для участия в карательных операциях на юго-востоке страны.

Таким образом, связь доверия с удовлетворенностью своей жизнью является значимым фактором улучшения эмоционального состояния в обществе, а атмосфера недоверия становится средой, способствующей деструктивным взаимодействиям.

4. Изменение протестной активности. Протестная активность включает готовность к протесту и к участию в различных его формах. Индикаторами такой готовности к протесту являются ответы «скорее всего да» и «скорее всего нет» на вопрос: «Будете ли вы лично принимать участие в массовых выступлениях (митингах, демонстрациях), если они произойдут?» Ответы на другой вопрос: «В случае если нарушаются ваши права и интересы, какие формы протеста вы считаете эффективными и допустимыми настолько, что готовы сами принять в них участие?» — предполагают в качестве индикаторов готовность участвовать в различных формах протеста. Проанализируем изменение протестной активности под влиянием доверия и недоверия окружающим, общественным и политическим институтам (табл. 27).

Анализ табл. 27 показывает, что респонденты больше проявили неготовность, чем готовность к протесту во всех группах, независимо от доверия или недоверия, о чем свидетельствуют более высокие значения ответов «скорее всего нет» на поставленный вопрос. Протестная готовность проявляется в большей степени в связи с недоверием политическим институтам (37,7% против 15,9% среди доверяющих), что, впрочем, вполне объяснимо. Заметно меньше готовых прини-

Связь доверия и недоверия с изменением протестной активности

Таблица 27

Доверие/недо-

верие

Протестная активность, %

готовность к протесту

форма участия

скорее всего да

скорее всего нет

в предвыборных кампаниях

в сборе подписей под петициями

в разрешенных митингах и демонстрациях

в бойкотировании решений администрации

в неразрешенных митингах и демонстрациях

в захвате зданий, блокировании дорог

в создании вооруженных формирований

ни одна из форм не является эффективной

Доверие окружающим

24,5

54,4

21,1

31,5

23,6

7,2

3,6

2,5

1,6

36,7

Недоверие

окружающим

26,9

48,1

25,0

25,9

23,1

12,0

7,5

2,8

3,7

25,0

Доверие общественным институтам

24,8

57,0

28,2

32,2

29,5

3,1

3,4

0,7

0,7

35,6

Недоверие общественным институтам

31,4

38,8

20,7

24,0

25,6

5,8

8,3

7,4

2,5

24,8

Доверие политическим институтам

15,9

61,9

24,8

26,5

17,7

3,5

0,9

0,9

1,8

41,6

Недоверие

политическим

институтам

37,7

48,4

19,7

24,9

26,4

7,1

5,0

4,7

1,9

31,9

мать участие в массовых выступлениях среди не доверяющих общественным институтам (31,4% против 24,8% среди доверяющих). Мало различается готовность протестовать среди тех, кто не доверяет и доверяет окружающим (26,9% и 24,5%). Как видно, готовность участвовать в митингах и демонстрациях формируется преимущественно на основе политических мотивов, связанных с недоверием политическим институтам.

Однако, как следует из анализа данных, доверие снижает уровень этой готовности. Среди доверяющих политическим институтам выше процент тех, кто не готов участвовать в митингах и демонстрациях (61,9%), по сравнению с респондентами, проявляющими недоверие (48,4%). Среди доверяющих общественным институтам это соотношение составляет 57,0к38,8%,а среди доверяющих окружающим — соответственно 54,4 к 48,1%.

Влияние доверия проявляется и в выборе формы протестной активности. Среди доверяющих политическим институтам больше, чем среди не доверяющих, стремящихся выражать протест путем участия в предвыборных кампаниях (24,6% против 19,7%); среди доверяющих общественным институтам — соответственно 28,2% против 20,7%. Больше среди них и тех, кто предпочитает протестовать, собирая подписи под петициями и участвуя в разрешенных митингах и демонстрациях. То есть доверяющие общественным и политическим институтам в большей степени ориентированы на правовые формы протеста. Выше в этих группах и процент не признающих эффективной ни одну из перечисленных форм протеста настолько, чтобы принимать в них участие (41,6% против 31,9% в группе не доверяющих политическим институтам; 35,6 против 24,8 в группе не доверяющих общественным институтам; 36,7% против 25,0% в группе не доверяющих окружающим).

Наоборот, недоверие повышает экстремальность выбора различных форм протестной активности. Среди не доверяющих окружающим, общественным и политическим институтам чаще, чем среди доверяющих, отдается предпочтение более жестким и даже экстремистским формам протеста: бойкот решений органов власти (среди не доверяющих другим — 12,0% против 7,2%; среди не доверяющих общественным институтам — 5,8 против 3,1; среди не доверяющих политическим институтам — 7,1% против 3,5%); участие в неразрешенных демонстрациях (соответственно 7,5% против 3,6%; 8,3 против 3,4; 5,0% против 0,9%); создание вооруженных формирований (3,7% против 1,6%; 2,5 против 0,7; 1,9% против 1,8%). Несмотря на, казалось бы, незначительную долю сторонников экстремистских форм протеста, они представляют большую опасность для общества. При попустительстве властей способность дестабилизировать социально- политическую ситуацию в стране продемонстрировали весьма немногочисленные сторонники «Правого сектора».

Таким образом, доверие, снижая протестную активность, позитивно влияет на эмоциональное состояние в обществе, а недоверие, способствуя экстремальным и даже экстремистским проявлениям протеста, воздействует на рост социальной напряженности.

5. Изменение эмиграционных настроений. Их показателем является желание уехать из района постоянного проживания и эмиграционные ориентации. Желание уехать оценивалось на основе ответов на вопрос: «Хотели бы вы уехать из населенного пункта, где вы живете?» («хотел бы», «нет»). То есть в такой постановке в ответах содержатся не столько стремление покинуть страну, сколько желание и нежелание сменить место проживания. Для анализа эмоционального состояния такая постановка вопроса может считаться приемлемой, если учитывать эмоциональные переживания, сопровождающие расставание с малой родиной. В качестве эмпирических индикаторов собственно эмиграционных ориентаций рассматривались различные варианты выезда за рубеж в ответах на вопрос: «Если бы вы надумали уехать, то куда?»

Проанализируем связь доверия и недоверия с изменением значений показателей эмиграционных настроений (табл. 28).

Таблица 28

Связь доверия и недоверия с изменением эмиграционных настроений

Доверие/недо-

верие

Желание уехать, %

Эмиграционные ориентации, %

хотел

бы

нет

в Россию

в другие республики бывшего СССР

за границу бывшего СССР

никуда бы не выезжал

Доверие окружающим

16,2

70,6

4,3

0,5

5,0

64,2

Недоверие

окружающим

27,7

51,4

11,2

0,9

10,3

43,9

Доверие общественным институтам

14,1

71,8

2,7

0,7

2,7

66,9

Недоверие общественным институтам

29,8

47,1

10,9

5,0

13,4

40,3

Доверие политическим институтам

13,4

71,4

8,0

1,8

4,5

67,0

Недоверие политическим институтам

21,7

56,1

7,0

0,8

9,9

52,4

Данные, содержащиеся в табл. 28, подтверждают наличие искомой связи. Среди респондентов, доверяющих окружающим, общественным и политическим институтам, значительно меньше желающих покинуть район постоянного проживания (16,2% среди доверяющих окружающим против 27,7% среди не доверяющих; 14,1% среди доверяющих общественным институтам против 29,8%; среди доверяющих политическим институтам — 13,4% против 21,7%) и больше доля не желающих менять место проживания (более 70,0% во всех группах доверия). Две трети ответивших, доверяющих окружающим (64,2%), общественным институтам (66,9) и политическим институтам (67,0%), категорически отрицают возможность перемены места проживания («никогда и никуда бы не выезжал»). Среди не доверяющих окружающим и институтам таких значительно меньше: 43,9, 40,3, 52,4%. Зато в этих группах на порядок больше желающих уехать в Россию (11,2% против 4,3% среди доверяющих окружающим; 10,9% против 2,7% среди доверяющих общественным институтам) и за границу бывшего СССР (10,3% против 5,0% среди доверяющих окружающим; 13,4% против 2,7% среди доверяющих общественным институтам; 9,9% против 4,5% среди доверяющих политическим институтам).

Очевидно, что доверие, как и недоверие, напрямую не влияет на принятие решения, оставаться на своей земле или уезжать, а если покидать страну, то куда направляться. Но полученные данные указывают на связь доверия с эмиграционными настроениями. Доверие окружающим, общественным и политическим институтам создает атмосферу благополучия, удовлетворенности, стабильности, в которой если не исключается, то и не поощряется сама мысль об отъезде. В свою очередь, атмосфера недоверия порождает подозрительность к окружающим, неудовлетворенность качеством жизни, недовольство властью, что становится причиной дестабилизации среды обитания и поиска новых, более комфортных условий жизни. Атмосфера недоверия режиму В. Ф. Януковича привела на Майдан сторонников соглашения с Евросоюзом, сулящего якобы свободу выезда в Европу. А недоверие самопровозглашенной власти А. В. Турчинова и А. П. Яценюка, достигнув в юго-восточных регионах страны экстремально высокого уровня, стало причиной вооруженного противостояния и массового бегства населения в Россию. Следовательно, доверие выступает социально стабилизирующим, а недоверие — дестабилизирующим фактором, что отражается на эмоциональном состоянии людей.

Итак, анализ позволил выявить наличие связи доверия и недоверия с состоянием определенности/неопределенности; настроениями, связанными с оценкой собственного будущего; чувством удовлетворенности качеством жизни; протестной активностью; эмиграционными настроениями, являющимися показателями эмоционального состояния людей как субъектов социальных взаимодействий. Под влиянием доверия и недоверия изменение этих показателей носит разнонаправленный характер.

Доверие окружающим, общественным и политическим институтам хотя и в разной степени, но позитивно влияет на их изменение. Повышая уровень определенности в социальных взаимодействиях, способствуя росту позитивных настроений во взаимодействиях с партнерами, положительно влияя на формирование удовлетворенности своей жизнью, снижая уровень протестной активности, выступая социально стабилизирующим фактором, доверие обеспечивает положительную направленность изменения эмоционального состояния людей в их взаимодействии с обществом.

Влияние недоверия носит более противоречивый характер. Оно способствует: росту неопределенности и одновременно имитации определенности; формированию негативных настроений — растерянности, тревожности, страха; выполнению функции «болевого синдрома» в социальных взаимодействиях; возникновению деструктивных взаимодействий, которые, впрочем, часто используются для реализации политических технологий, направленных на снижение уровня социальной напряженности; экстремальным и даже экстремистским проявлениям протестной активности, а также дестабилизации в обществе, используемых внутренними и внешними заинтересованными силами для смены политических режимов. Поэтому недоверие выступает, с одной стороны, фактором повышенного эмоционального напряжения людей, зачастую препятствующего принятию рациональных решений в их взаимодействиях с обществом, а с другой — инструментом, широко применяемым политическими игроками для манипулирования их действиями.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >