ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИЗУЧЕНИЯ ДОВЕРИЯ В САМОРЕГУЛЯЦИИ СОЦИАЛЬНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ

Теоретические подходы к социологическому изучению доверия

Доверие — ключевая характеристика развитого человеческого общества. Оно играет значимую роль в социальных взаимодействиях, регулируя основные формы, направленность, степень их взаимности. От того, насколько люди доверяют или не доверяют друг другу, во многом зависит характер отношений в обществе, коллективе, семье. Степень доверия общественным институтам влияет на отношение к ним, отражаясь в системе социального регулирования. Поэтому доверие проявляется во взаимодействиях как на индивидуальном, так и на социальном уровне. Причем его роль в общественной жизни возрастает.

Рассматривая роль доверия в современном мире, П. Штомпка связывает ее повышение со следующими зависимостями, характерными для нашего времени. Во-первых, на мир, в котором мы живем, значительнее стали влиять целенаправленные действия людей. Во-вторых, разнообразные элементы мира стали в большей степени взаимозависимыми. В-третьих, общественную жизнь наполняет все большее количество угроз и опасностей, возникающих в том числе по нашей вине. В-четвертых, современный мир предлагает нам все больший объем возможностей. В-пятых, многие области современного общественного мира становятся непрозрачными для его участников. В-шестых, растет анонимность лиц, от действий которых зависят наше существование и благополучие[1].

В зависимости от объектно-предметной направленности доверия различаются подходы к его изучению в экономической, политической, социальной жизни. Общим в них является регулятивная роль доверия в системе социальных отношений в различных сферах жизнедеятельности.

В межличностных отношениях предметная область доверия раскрывается преимущественно в психологии. Теоретические и методологические проблемы психологического изучения доверия анализируются в работах А. Л. Журавлева[2], В. П. Зинченко[3], А. Б. Купрейченко[4]. Всесторонне исследуя психологическую природу доверия, его функции в общественной жизни, соотношение с другими феноменами, авторы разрабатывают базовые характеристики доверия в межличностных взаимодействиях. Важное значение имеет разработка проблемы оценки уровня и содержания социального доверия (А. Б. Купрейченко, И. В. Мерсиянова), доверия к себе в межличностном взаимодействии (В. П. Зинченко, А. В. Белянин), сущности доверия и недоверия и их соотношения (А. Б. Купрейченко, С. П. Табхарова).

Определяя доверие с психологических позиций, Т. П. Скрипкина пишет: «Доверие — единый феномен, имеющий, в предельно обобщенном виде, сходные формально-динамические характеристики, условия возникновения, закономерности порождения и функционирования, независимо от того, в какой сфере жизни человека он проявляется — по отношению к чувственно данным образам качественно разнообразного мира или по отношению к сверхчувственной реальности (идеалам, символам культуры, авторитетному мнению, другому человеку, самому себе)»[5]. Доверие — это своего рода установка на позитивные действия Другого. Оно подразумевает ожидание в том, что кто-то поступит или не поступит в конкретных ситуациях определенным образом. Такой тип межличностных взаимоотношений изначально формируется и далее существует как позитивный, поскольку характеризуется открытостью, уверенностью в порядочности и доброжелательности Другого.

То есть доверие рассматривается в психологии как «установка или система установок (аттитюдов) по отношению к социальному миру, к другому и к самому себе», отражающая предрасположенность ин-

5

дивидов и групп к взаимодействиям друг с другом и с окружающей реальностью определенным способом. Однако доверие не только отражается в сознании, но и существует в подсознательной форме, обусловленной тем, насколько люди считают Других своими, насколько совпадают их внутренние миры. Доверие здесь связано с возможностью предсказывать поступки Другого, даже незнакомого человека, лишь на основе знания о его принадлежности к той же социальной общности. Данное обстоятельство играет решающую роль, прежде всего в общении, на чем, например, строятся многие тренинговые программы[6].

Характер и направленность установок на доверие в межличностных отношениях изменяются в различных сферах жизнедеятельности людей, что требует социологической интерпретации. В обобщенном виде индивидуально-личностные установки характеризуют направленность на доверие либо недоверие социальных взаимодействий в групповых отношениях и обществе в целом. Сообразно корректируются критерии доверия. Нравственные критерии — порядочность, доброжелательность, надежность — уступают место правилам (нормам), вырабатываемым соответствующими социальными институтами. Основой доверия становится уверенность в соблюдении партнерами взаимодействий этих правил.

В сфере экономических отношений потребность в доверии актуализируется в связи с увеличением числа стратегических альянсов и других форм сотрудничества компаний между собой, поиском партнеров и заключением соглашений о сотрудничестве, а также с привлечением и удержанием клиентов, что повышает значимость всех способов обеспечения обязательств по контракту. Существующие формальные механизмы (контракты, судебные разбирательства и проч.), призванные в случае нарушения соглашения уменьшить издержки, не всегда эффективны. А такой неформальный феномен, как доверие, способен их не только дополнить, но и в некоторых случаях заменить.

Широко используется интегральный показатель — индекс доверия, представляющий собой количественную динамическую характеристику взаимоотношений различных экономических субъектов, которые основаны на выгодности экономических результатов взаимодействия и на уверенности в добросовестности/лояльности, искренности друг друга. Эти данные базируются как на субъективной оценке менеджерами ожидаемого инвестиционного климата, так и на мониторинге реальных инвестиционных решений[7].

В последние годы в странах Еврозоны, в США и Японии применяется индекс потребительского доверия, отражающий оценку устойчивости потребительских настроений конкретных субъектов. Он используется для прогнозирования тенденций в области занятости и общего состояния экономики и считается опережающим индикатором делового цикла[8].

Различные аспекты доверия как фактора экономических отношений рассматриваются в работах Ю. В. Веселова[9]. Этот автор исследует возникновение доверия во взаимодействии экономических агентов, экономические функции доверия, проблему доверия и справедливости в контексте экономической повседневности.

Представления предпринимателей о феномене доверия, а также характер доверительных отношений в государственных и негосударственных (частных, предпринимательских и т. п.) организациях стали предметом исследования А. Л. Журавлева и В. А. Сумароковой[10].

Результаты изучения динамики доверия российских предпринимателей к различным организациям содержатся в работах В. П. Познякова[11].

Особое место проблема доверия занимает в менеджменте. С 70-х гг. XX в. выделялись системы организации и управления с высоким и низким уровнем доверия, а также системы прямого контроля с использованием угроз в качестве главного регулятора трудовых отношений при минимальной ответственности работников и системы так называемой ответственной независимости, при которой акцент переносится на стимулирование работников к формированию устойчивых идентификаций с целями деятельности предприятия, а также на их собственную активность путем придания работникам особого статуса, укрепления в них ощущения собственных значимости и авторитета[12]. Доверие в этом смысле является фактором повышения производительности и отдачи в процессе труда.

Природа, сущность и признаки доверия как результата социального взаимодействия в системе государственного управления, подробно анализируются украинским исследователем С. С. Погорелым. Он определил роль правовых, ресурсных и коммуникативных механизмов доверия в государственном управлении[13]. Этот автор подчеркивает, что в новых общественно-политических условиях основой формирования уровня доверия к власти становятся согласованное сотрудничество, объединение усилий и возможностей, стремление к поиску реалистических решений, взаимоприемлемые контроль и учет общественных интересов, правовая обоснованность государственно-управленческих решений, отказ от использования негативных социальных технологий.

В политических отношениях доверие является основой легитимации власти и консенсуса между различными общественно-политическими силами. Оно задает формирование социальной базы политических партий и движений, делегирование им прав по защите политических интересов, формирование электоральных предпочтений различных социальных групп. Ряд общественно-политических процессов полностью базируется на доверии и блокируется при его отсутствии. Таков механизм принятия решения о политическом участии, голосовании на выборах, поддержке политических институтов, а также более общих процессов реформирования в обществе. Составление рейтингов доверия населения политическим и общественным институтам стремится выявить оценку их деятельности и через нее — отношение к ним. Индекс доверия в данном случае представляет собой разницу между положительными и отрицательными оценками, т. е. между доверием и недоверием[14].

Доверие в системе политических отношений рассматривается в работах И. В. Мерсияновой. В них анализируется роль доверия

4

в жизни гражданского общества, в обеспечении его сплоченности. Эта автор связывает развитие гражданского общества с культурой доверия, понимаемой не только как комплекс исторически сформированных установок, норм и ценностей, но и как активно воспроизводимая в социальных практиках гражданского общества структура доверительных отношений, которую можно сознательно планировать и регулировать.

Политические аспекты доверия широко исследуются украинскими социологами. В работах А. Б. Мищенко определены основные формы проявления доверия в современных демократических обществах: вера, социальный капитал, гражданская культура, соучастие и взаимность между гражданами на уровне горизонтальных и вертикальных сетей взаимодействия[15]. Как элемент легитимации власти доверие отображает поддержку власти со стороны общества, раскрывает расположение граждан к ее действиям, признание предложенных ею законов справедливыми, обеспечивает реализацию их ожиданий.

Место доверия в механизме реализации публичной власти определено М. Л. Братковским. Им обоснован методический подход к оценке доверия, в основу которого положены три ее компонента: предсказуемость (или знания), надежность и единство[16]. Также им определено экономическое содержание категории «доверие», основными элементами которой являются справедливая заработная плата, программа дополнительных выплат, условия безопасности труда, охрана здоровья, гарантия занятости, развитие способностей работников, социальная интеграция, участие работников в управлении производством, демократия на производстве, стиль жизни.

Разработка социологического инструментария в исследовании доверия к политическим институтам содержится в трудах О. И. Вышняка. В них представлена методика измерения доверия к государственным и политическим институтам, разработана система показателей количественной оценки доверия, проанализирована динамика изменения доверия к политическим институтам за разные периоды времени, полученная на основе результатов социологического мониторинга[17].

Сравнительный анализ доверия в политических практиках Украины и России позволил А. О. Сычовой выявить особенности формирования культуры доверия в различных социокультурных средах. Ею обоснована межпоколенная преемственность типов политического доверия, подчеркнута роль государства в их историческом воспроизводстве[18].

С развитием современных информационных технологий и появлением новых форм коммуникативного взаимодействия область распространения доверия существенно расширяется. Возникает проблема доверия информационным системам, трансляторам и передаваемой ими информации. Пользователи сети Интернет задаются вопросом доверия при обращении к сайтам. При этом доверие сайту является показателем, скорее, относительным, который не измеряется в определенных единицах, но в целом обозначает авторитетность проекта для поисковой системы[19]. В более широком социальном плане вопрос доверия актуализируется в связи с чрезвычайно расширившимися манипулятивными возможностями новых технологий и беспокойством по поводу невозможности контроля за их влиянием на массовое сознание и поведение.

Падение доверия прямо или косвенно отражается в индивидуальном, групповом и институциональном взаимодействиях. Недоверие в бизнесе приводит к спаду инвестиций, снижению предпринимательской активности, утаиванию сбережений, вывозу капитала и т. д. На фоне снижения доверия в политической сфере утрачивают влияние политические институты, возникает процесс делегитимации власти, продуцируется напряженность, создаются условия для политического хаоса или, напротив, для авторитарного управления и, как следствие, роста отчуждения или, наоборот, протестной активности. В индивидуальном и групповом взаимодействиях все чаще происходит переориентация индивидов и групп на неформальные способы саморегулирования. То есть доверие играет значимую роль в выборе форм и способов саморегуляции социальных взаимодействий. Оно проявляется в знании правил, обеспечивающих надежность и предсказуемость в партнерских отношениях, установленных тем или иным институтом. Уровень доверия определяется широтой познания и глубиной понимания.

Отсюда следует, что во всех сферах общественной жизни выделяется социологический аспект, рассматривающий доверие в системе социальных взаимодействий. И в экономике, и в политике, и в других сферах участвуют люди, связанные социальными отношениями. От того, в какой степени люди доверяют друг другу, а также разделяют институциональные нормы, во многом зависит конечный результат их деятельности в этих сферах.

По мнению П. Штомпки, «на определение понятия «доверие» влияли два фактора. Первый связан с имманентными процессами, происходящими в мире идей. В социологической мысли мы являемся свидетелями постепенного отхода от органических, системных или структурных воззрений на общество и связанного с этим поворота к «мягким переменным», к области «неуловимых факторов», а говоря конкретнее — ментальным и культурным измерениям общественной реальности». Второй фактор связан с изменениями в самом обществе — «с дилеммами и вызовами той фазы современности, в которой мы живем»[20]. То есть социологическое понимание доверия этот ученый связывает с его ролью в изменяющейся социальной реальности.

В процессе сложного переплетения разного рода взаимодействий в различных сферах общества возникает феномен обобщенного доверия. Согласно Ф. Теннису и Г. Зиммелю, обобщенное доверие является своего рода мировоззренческой установкой, выражающей готовность индивида рассматривать окружающих как заслуживающих доверия. Оно «основано на ожиданиях относительно надежности других индивидов вообще (как характеристики людей вообще)». Если межличностное доверие возникает в ситуациях взаимодействия «лицом к лицу», то формирование обобщенного доверия связано с мнениями, со стереотипами относительно незнакомых индивидов. Источники готовности доверять незнакомцам могут быть различными, однако большинство исследователей указывают на специфику первичной социализации. Онтологическая установка на доверие кристаллизуется в процессе социализации. По мнению Э. Гидденса, база обобщенного доверия формируется в первые годы жизни человека, когда в процессе взаимоотношений с родителями и ближайшим окружением ребенок учится полагаться на других, доверять им. Доверие — это «способ восстановления интимности жизненного пространства под давлением рисков и опасностей окружающего мира. Оно всегда связано со способами организации надежных интеракций вне времени и пространства».

Обобщенное доверие, воспроизводящееся структурами жизненного мира, позволяет сохранять стабильность взаимосвязи индивида и окружающей среды благодаря «чувству безопасности». Ф. Фукуяма рассматривает обобщенное доверие как один из основополагающих факторов, обусловливающих экономический рост общества. Этот ученый исходит из предположения о том, что уровень доверия, присущий разным культурам, задает темпы формирования социального капитала и влияет на экономическое развитие общества. Доверие — это «возникающее у членов сообщества ожидание того, что другие его члены будут вести себя более или менее предсказуемо, честно и со вниманием к нуждам окружающих, в согласии с некоторыми общими нормами»[21].

Исходя из этого, доверие может быть описано как возможность прогнозирования действий человека, группы или института и надежда, что эти действия совпадут с теми, которые от них ожидают. Насколько они совпадают, настолько и проявляется доверие. «В контексте схемы развертывания жизненного мира общества, — уточняет Н. Л. Смакотина, — экзистенциальное состояние и переживание доверия обозначает возможность осуществления рациональной или внерациональной процедуры обоснования и, стало быть, стабилизации ожидания. В этом плане доверие можно определить как обоснованное или оправданное какими-либо факторами ожидание (скажем, кредит доверия выдается в демократическом обществе под ожидание решения определенной совокупности стратегических и тактических задач)»[22]. В таком качестве доверие капитализируется в системе социальных отношений. То есть наличие доверия между членами общества превращается в социальный капитал. По утверждению Ф. Фукуямы, «он может быть воплощен и в мельчайшем базовом социальном коллективе — семье, и в самом большом коллективе из возможных — нации, и во всех коллективах, существующих в промежутке между ними... и передается посредством культурных механизмов — таких как религия, традиция, обычай»[21]. Раскрывая роль доверия в социальном капитале, Фукуяма подчеркивает, что процесс капитализации доверия требует «адаптации к моральным нормам определенного сообщества и усвоения в его рамках таких добродетелей, как преданность, честность и надежность»[24].

Доверие как часть социального капитала рассматривается в работах В. В. Сукачова. Гражданское общество является результатом сложного процесса самоорганизации социума, в котором задействованы как нормативные, так и структурные факторы. Данный автор показывает, что в результате длительного эволюционного процесса при пересечении нескольких теоретических традиций возникла концепция социального капитала, в которой обосновывается социальная потребность в самоорганизации. Основой трансформации социального капитала в различные формы самоорганизации является доверие. Разрабатывая типологию политического доверия, названный ученый приходит к выводу, что базовым условием возникновения такового как предпосылки процесса консолидации институтов гражданского общества выступает наличие специфической национальной идентичности, которая обусловливает появление трансклассовой солидарности и развитие на ее основе феномена политического дово- рия[25].

В результате можно выделить следующие ключевые характеристики обобщенного доверия: возникновение и проявление на макроуровне как феномена коллективного сознания, отражающего определенный тип культуры; отсутствие прямой зависимости от конкретной ситуации взаимодействия (т. е. обобщенное доверие не является ситуационным); направленность на «обобщенного Другого», незнакомого, чужого; связь обобщенного доверия с социокультурными образцами, усвоенными в процессе социализации.

Анализируя процесс становления теории доверия в социологии, Т. А. Стеценко отмечает ключевую роль в ней концепции аномии Э. Дюркгейма и Р. Мертона, теории социального действия Т. Парсонса, теории рационализации М. Вебера. В них доверие рассматривается как один из компонентов социального действия. Уровень доверия определяется в зависимости от каждой составляющей мотивационной структуры: ценностной — объект будет значимым, если заслуживает доверие; когнитивной — действующий субъект будет заинтересован в том или ином аспекте ситуации, если он надежный, а значит, заслуживает доверие; оценочной — выбор будет сделан скорее всего в пользу того объекта, который заслуживает высшего уровня доверия[26].

Рассматривая социальную функцию доверия, Ф. Фукуяма вводит в оборот понятие «спонтанная социализированность» («spontaneous sociability»), «призванное описывать те многочисленные промежуточные сообщества, которые отличаются как от родственных, так и от создаваемых целенаправленными государственными усилиями»[27]. Именно в процессе спонтанной социализации доверие играет важную роль, поскольку способствует формированию устойчивости и расширению социальных контактов в отличие от традиционной социализированное™, которая характеризуется верностью старым, устоявшимся социальным группам. Спонтанная социализированность, напротив, подразумевает способность собираться в сплоченные группы и сосуществовать в рамках новых форм общежития.

В каждой стране спонтанная социализированность имеет весьма различную историю. Как отмечает Ф. Фукуяма, «в Японии она вырастает из структуры местной семьи и природы местного феодализма;

в Германии она связана с тем, что такие традиционные сообщества, как гильдии, сохранились вплоть до XX века; в США она уходит корнями в религиозное наследие протестантских сект»[28]. Можно утверждать, что и в России, и в Украине, и в Белоруссии исторический источник социализированности коренится в православной культуре. Сформированное в конкретном сообществе отношение к окружающим как заслуживающим доверия является важным показателем его культуры. Культура доверия, таким образом, представляет собой определенный способ организации жизнедеятельности, необходимое условие регуляции социальных взаимодействий.

Для понимания сущности понятия «доверие» важно определить его специфические отличия от таких близких понятий, как «вера», «надежда», «уверенность».

Хотя слово «доверие» является однокоренным со словом «вера», они существенно различаются по смыслу. Понятие веры связано с отсутствием всякого сомнения или колебания о бытии, а также с безусловным признанием истины. Вера превышает силу внешних фактических и формально-логических доказательств. «Сущность всякой веры состоит в том, что она придает жизни такой смысл, который не уничтожается смертью» (Л. Н. Толстой). В качестве феномена сознания вера выступает как идейная, мировоззренческая позиция принятия или непринятия (в этом случае говорят о неверии) определенных утверждений или поступков (как целесообразных, ценных, истинных, справедливых и т. п.) без фактической или логической проверки. Доверие же более переменчиво, поскольку связано с явлениями, находящимися в компетенции человеческого познания. Доверяют тому, кого знают, или думают, что знают, в чьей порядочности и доброжелательности уверены.

Убедительной представляется точка зрения о существенных различиях между верой и доверием, содержащаяся в подходе Т. П. Скрип- киной. Вера понимается ею как акт принятия информации за истинную, а доверие — как определенное отношение к источнику информации. Вера в истинность какого-либо содержания может не означать доверия к отправителю сообщения, равно как и само по себе доверие к источнику не предполагает веры в истинность всей сообщенной информации[29]. Это позволяет сделать вывод, что вера и доверие различаются. Вера может стать содержанием внутреннего мира личности вплоть до самоотождествления с объектом верования. Доверие же всегда связано с дистанцией между субъектом и объектом, поскольку предполагает ценностное отношение к последнему[30].

Согласно П. Штомпке, надежда — пассивное, нерациональное чувство того, что все сложится к лучшему.

В экзистенциальном смысле это эмоциональное переживание, связанное с «ожиданием субъектом некоторого желаемого события и отражающее предвосхищаемую вероятность его реального осуществления»[31]. Ожидание (экспектация) в его социологическом значении (применительно к теме данного исследования) рассматривается как требование, предъявляемое индивидом к Другому, будь то личность или институт. То есть с надеждой связываются поведенческие ожидания в межличностных либо институциональных отношениях. В надежде отражается состояние неопределенности, которое преодолевается по мере удовлетворения ожиданий, перерастая в уверенность.

В подходе Штомпки уверенность имеет совершенно иную природу и тем самым принципиально отличается от надежды. Ее источником выступают не характеристики партнера и проявленные им способности и намерения, а, скорее, особенности субъекта, готового полностью полагаться на Другого. Последний доверяет без видимой причины. «Доверие — третий тип ориентации, принципиально отличающийся от надежды и уверенности тем, что укореняется в дискурсе агента: активное участие и ориентация на будущее»[32]. Таким образом, доверие в отличие от надежды и уверенности содержит более выраженный когнитивный и активный поведенческий компоненты.

Иная концептуализация содержится в трудах Э. Гидденса. Этот ученый исходит из понимания доверия как проявления уверенности, выделяя два ее типа: базисное доверие и доверие абстрактным системам. «Доверие — кредит доверия агентам или абстрактным системам, основанный на своеобразном «погружении в веру», которая выносит за скобки игнорирование или нехватку информации». И элементарное доверие, и доверие абстрактным (техническим, экспертным) системам выполняют функции создания стабильности с внушаемым ими чувством безопасности. По мнению Гидденса, невозможность индивида самостоятельно сохранить стабильность своего жизненного мира вынуждает его верить в бесперебойность функционирования системы и добропорядочность окружающих его социальных агентов. Определяя два типа доверия — доверие друг другу и доверие системе в качестве показателя личного доверия, Гидденс выделяет откровенность, готовность делиться интимной, секретной информацией. Показателем доверия системе выступает готовность делегировать ей соответствующие полномочия, в частности по защите интересов и восприятию этой системы как безопасной и надежной.

Условия человеческого существования, отмечает Гидденс, полны угроз, но для нормальной повседневной жизни очень важно, чтобы в сознании людей было сформировано базовое доверие к Другим, ибо оно защищает от бесконечных переживаний и беспокойства[33]. Усвоение установок, способствующих проявлению либо доверительного, либо настороженного отношения, происходит в процессе социализации. Таким образом, доверие укореняется в отношении к окружающему миру. Оно выполняет функцию своеобразного защитного кокона в условиях неопределенности. По Гидденсу, взаимное доверие отражает стремление положиться на партнера взаимодействий в пределах допустимого или приемлемого риска и является ключевым элементом рефлексирующей организации, к которой данный ученый относит любые формы самоорганизации (объединения, движения, ассоциации и др.).

Рассматривая соотношение понятий «вера», «доверие», «надежда», Л. А. Облова приходит к выводу, что открытия, которые осуществляются в результате приобретения творческого опыта философской веры, отличаются от рациональных результатов опыта доверия и надежды. Последние, исследуя мир, имеют конкретное основание. Доверие, опираясь на прошлый опыт, является локальным знанием, отклоненным от познания действительного назначения человека. Надежда, направленная на улучшение настоящего положения вещей, выступает знанием допустимым, поэтому также влияет на развитие духовного мира человека[34].

В трехзвенной модели доверия А. Л. Журавлева и А. Б. Купрейчен- ко в его определение вводятся понятия «предсказуемость», «надежность», «единство» («тождественность»). Под предсказуемостью понимается представление субъекта о том, насколько хорошо он знает объект, по отношению к которому оценивается уровень доверия, и насколько он способен предсказывать его поведение в ситуации неопределенности; под надежностью — представление субъекта о том, способен ли другой человек оказать помощь, поддержать в трудной ситуации; под единством (тождественностью) — представление субъекта о наличии у него общих с другим человеком целей, принципов или мировоззрения[35].

Итак, проанализировав существующие подходы к определению доверия, можно выделить следующие его особенности, необходимые для исследования социологического содержания данного понятия. Во-первых, доверие является имманентным свойством социальных взаимодействий. Представляя собой ожидания адекватного поведения от партнера, доверие осуществляет регуляционную функцию, обеспечивающую взаимность в социальных отношениях. Во-вторых, доверие носит направленный характер. Оно всегда соотносится с конкретными субъектами — индивидами, группами, институтами. При этом существенное влияние на характер формирования и поддержания доверия оказывают различные характеристики субъектов, среди которых — и социально-экономические, и социально-психологические, и социокультурные. В-третьих, в доверии отражаются социально-исторические особенности развития различных сообществ. Они формируют определенный тип обобщенного доверия, проявляющегося в индивидуальных, групповых и общественных формах взаимодействий. Перечисленные особенности доверия свидетельствуют о том, что его уровень и направленность непосредственно связаны с характером социальной реальности и тенденциями ее изменения в современных условиях.

  • [1] См.: Штомпка П. Указ. соч. С. 54—58.
  • [2] См.: Журавлев А. Л. Психология доверия и недоверия: теория, эмпирика и практика // Купрейченко А. Б. Психология доверия и недоверия. М., 2008. С. 9—21; Журавлев А. Л.,Купрейченко А. Б. Социально-психологическое пространство личности. М., 2012.
  • [3] См.: Зинченко В. П. Психология доверия // Вопросы философии. 1998. № 7.С. 76—93; Он же. Психология доверия. Самара, 1998; Зинченко В. П., Белянин А. В. Доверие к себе в межличностном взаимодействии: внутренний конфликт и функциональное действие с точки зрения теории игр //Доверие и недоверие в условиях гражданского общества / отв. ред. А. Б. Купрейченко, И. В. Мерсиянова. М., 2013. С. 90—ПО.
  • [4] См.: Купрейченко А. Б. Психологические феномены доверия и недоверия — общиеи дифференцирующие признаки // Мотивация в психологии управления: матер. Все-рос. науч.-практ. конф. / отв. ред. А. В. Концов. Самара, 2006. С. 8—16; Он же. Психология доверия и недоверия. М., 2008; Купрейченко А. Б., Табхарова С. П. Критерии доверия и недоверия личности другим людям // Психологический журнал. 2007. Т. 28. № 2.С. 55-67.
  • [5] Скрипкина Т. П. Доверие как социально-психологическое явление: дис. ... д-рапсихол. наук. Ростов н/Д, 1998.
  • [6] См.: Любимов А. Общение: доверие. URL: http://trenings.ru.
  • [7] См.: Интегральный индекс доверия. URL: http://www.inline.ru.
  • [8] См.: Макроэкономические индикаторы США. URL: http://www.glossary.ru.
  • [9] См.: Веселов Ю. В. Проблема доверия // Экономика и социология доверия / подред. Ю. В. Веселова. СПб., 2004. С. 5—15; Он же. Доверие и справедливость: моральныеоснования современного экономического общества. М., 2011; Он же. Институциональное и сетевое доверие как экономические категории // Доверие и недоверие в условияхгражданского общества / отв. ред. А. Б. Купреиченко, И. В. Мерсиянова. С. 263—289.
  • [10] См.: Журавлев А. Л., Сумарокова В. А. Доверие предпринимателей к разным видаморганизаций: региональные и половые различия //Доверие и недоверие в условияхгражданского общества / отв. ред. А. Б. Купреиченко, И. В. Мерсиянова. М., 2013.С. 290—305; Они же. Доверие предпринимателей к разным видам организаций: региональные особенности // Социально-психологическая динамика в условиях экономических изменений / отв. ред. А. Л. Журавлев, Е. В. Шорохова. М., 1998. С. 258—272.
  • [11] См.: Позняков В. П. Динамика доверия российских предпринимателей к различным организациям // Доверие и недоверие в условиях гражданского общества / отв.ред. А. Б. Купреиченко, И. В. Мерсиянова. М., 2013. С. 305—332; Он же. Региональные игендерные особенности доверия российских предпринимателей к различным видам организаций // Экономическая психология в России и Беларуси / под ред. А. Л. Журавлева, В. А. Поликарпова. Минск, 2007. С. 274—297.
  • [12] См.: Fox A. Beyond Contract: Work, Power and Trust Relations. L., 1974; Friedman A.Industry and Labour. L., 1977.
  • [13] См.: Погорелый С. Мехашзм пол1тично! дов1ри в систем! сошального та державногоуправлшня // Держава та регюни. Науково-виробничий журнал. 2010. № 2. С. 56—61.
  • [14] См., например, об индексе доверия молодежи различным политическим и общественным институтам, рассчитанном по данной схеме: Зубок Ю. А., Чупров В. И. Указ,соч.
  • [15] См.: М'щенко А. Б. Феномен полггично!' дов1ри // Зовшшш справи. 2008. № 2.С. 42- 44.
  • [16] См.: Братковський М. Л. Дов1ра як мехашзм реа/пзацп публ1чно!' влади. Донецьк,2010; Idem. Понимание феноменов доверия и недоверия // Сошальний менеджмент iуправлшня шформащйними процесами: зб. наук, праць. Донецьк, 2009. Т. X. С. 337—341.
  • [17] См.: Вишняк О. Соцюкультурна динам1ка полтгичних регюшв Укра'ши //Сощолопчний мониторинг: 1996—2006. Кшв, 2006.
  • [18] См.: Сичова А. О. Псштична дадара у трансформащйних пострадянських сощумах(Украшата Росшська Федеращя): автореф. дис.... канд. поли. наук. Чершвщ, 2012.
  • [19] См.: Lacohee Н., Cofta Р., Phippen A., Furnell S. Understanding Public Perceptions:Trust and Engagement in ICT Mediated Services. Chicago, 2008.
  • [20] Штомпка П. Доверие — основа общества. М., 2012. С. 27.
  • [21] Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию. С. 52.
  • [22] Смакотина Н. Л. Социальное развитие молодежи в России: концептуальная модель анализа. URL: http://lib.socio.msu.ru.
  • [23] Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию. С. 52.
  • [24] Там же. С. 53—54.
  • [25] См.: Сукачов В. В. Дов1ра як проблема полПично! науки // Грань 2004. № 2(34).С. 124-128.
  • [26] См.: Стеценко Т. Становление Teopi'i дов1ри в соцюлоги // Сощальш вим1рисуспшьства. Вип. 12. Киш, 2009. С. 177—187.
  • [27] Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию. С. 54—55.
  • [28] Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию. С 252.
  • [29] См.: Скрипкина Т. П. Психология доверия (теоретико-эмпирический анализ).С. 3, 4.
  • [30] См.: ДанкинД. М. Проблема политического доверия в международных отношениях: дис.... д-ра полит, наук. М., 2000.
  • [31] Психология: словарь / под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. М.,1990. С. 229.
  • [32] Sztompka Р. Op. cit.
  • [33] См.: Giddens A. The Consequences of Modernity.
  • [34] См.: Облова Л. А. Фшософська Bipa як щншсть // Аксюлопчш аспекти трансфор-мацп сучасного укра'шського суспшьства: Всеукр. наук.-практ. конф. 1вано-Франювськ, 2007. С. 69, 70; Eadem. Сшввшношення понять рел1пйна та фшософськаBipa // Тези доповщей 71-luoi наук. Конф. молодих вчених, астранпв i студент!в «Нау-KOBi здобутки молодi». КиТв, 2005. С. 23.
  • [35] Цит. по: Харчилава X. П. Доверие и устойчивое развитие экономики. URL:http://www.kapital-rus.ru/index.php/articles/article/174271.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >