СЛОВАРЬ ВАЛЮАТИВНОГО ЯЗЫКА И ЕГО ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ПРИЛОЖЕНИЯ

В свое время мы предложили некий общий стандарт валюативного суждения как такого, которое имеет структуру lv,fl, где v- валюативный, a f- фактический компоненты суждения[1]. Эта структура здесь уже упоминалась при анализе идеологической компоненты валюатива. В ва- люативный компонент входят выражения из валюативного фрагмента естественного языка, формирующего словарь языка валюатива. В случае с валюативом мы имеем два типа объектов. Во-первых, это имена строк валюативной матрицы: «герой», «враг», «мученик», «норма», «ценность», «идеология» и т.д. Во-вторых, это части социальной реальности: люди, их действия, качества, потребности, рассуждения, взгляды, социальные институты. Социальная жизнь не дана нам нейтрально, но с какой-то точки зрения - нашей ли только, разделяемой ли нами еще с кем-то, навязываемой нам или предложенной на выбор. Эта точка зрения как раз и устанавливает правила социальной интерпретации, в соответствии с которыми мы кого-то назовем, например, героем, а кого-то - врагом. Эти правила могут иметь явные формулировки - в уставах, кодексах законов, письменных заповедях - в документах. Обычно это относится к нормам и ценностям. Но есть и подразумеваемые варианты таких правил, они содержатся, например, в жизнеописаниях героев. Ясно, что в роли пустых ячеек, заполняемых значениями, выступают как раз названия строк валюативной матрицы, а самих значений - объекты второго типа.

Зададим такой словарь в общем виде применительно к русскому языку, валюативный фрагмент которого обозначим как Rusv.

В этот словарь входят:

  • 1) непосредственно имена строчек валюативной матрицы: «герой», «враг», «мученик», «норма», «ценность», «идеология»;
  • 2) нормативные, оценочные, аксиологические и этические операторы, соответственно: «запрещено», «разрешено», «преступление», «подвиг», «плохо», «хорошо», «позитивно», «негативно», «оптимально», «эффективно», «благо», «добро», «зло», «нравственно», «безнравственно», «правильно», «неправильно», «идеологически верно», «идеологически неверно» и их возможные синонимы;
  • 3) операции использования отрицательных частиц, а также аффиксации с префиксами и суффиксами, сообщающими дополнительные ва- люативные градации корневым элементам слова: отрицательные префиксы, суффиксы степеней прилагательных, отрицательные частицы;
  • 4) операция ударения с функцией выделять отдельно взятый фрагмент высказывания как особо значимый;
  • 5) операция написания особым шрифтом фрагментов высказывания, имеющих ту или иную валюативную значимость;
  • 6) технические знаки: знаки пунктуации (вопросительный знак может выражать сомнение в принадлежности валюативу, восклицательный - эмоциональную наполненность, неравнодушие и т.д.).

Элементы словаря языка Rusv, заданные пунктами 1), 2), представляют собой фактически валюативные модальности, класс которых шире, чем класс только аксиологических, а заданные пунктами 3)-5) - операции по образованию или модификации таких модальностей. При этом выражения из пункта 1) обычно не модифицируются, в то время как операторы из пункта 2) могут модифицироваться, например, предполагать градации «лучше», «хуже», «добрее», «злее», «эффективнее» и т.п. Все грамматические свойства валюативных элементов заимствуются ва- люативным языком из языка естественного. Элементы словаря языка Rusv подчиняются, например, грамматике русского языка и выполняют все полагающиеся функции в предложениях. Среди этих функций мы выделяем одну, а именно - валюативную, делающую язык языком ва- люатива. Еще раз подчеркнем, что оценочность и аксиологичность есть лишь частные аспекты валюатива, разновидности внутри более богатого класса модальностей, включающего все многообразие валюативных характеристик.

Эксплицирование структуры валюативного суждения позволяет говорить о механизмах создания валюативных текстов и распознавании валюативных составляющих адресатами таких текстов. Очевидно, что можно усиливать один из компонентов и ослаблять другой. Максимально сильным для адресата v-компонент становится в случае принципиально не проверяемого f-компонента в момент адресации высказывания или высказывания с вырожденной f-компонентой (например, тексты о будущем). Есть люди, говорящие только на таком субъязыке именно с вырожденной фактической составляющей. Это, в большинстве своем, политики, проповедники, спичрайтеры и т.п. Если это валюативно сформированные люди, то их цель - сделать валюатив привлекательным для адресата. Чтобы не стать объектами и жертвами их риторики, важно диагностировать валюативность последней.

Из «шедевров» валюативного конструирования текстов - клятва Юлии Тимошенко на могиле Тараса Шевченко (оценочные лексемы выделены мной. - Ю.К.): «Я приехала сюда со своим специальным заданием, моим собственным. Я хочу в эти нелегкие для Украины времена принести присягу - и Богу, и Тарасу Шевченко. Свою собственную присягу, что я не сдамся, не проявлю слабость, не отступлю, и что вместе с украинским народом мы пройдем путь становления, путь свободы до тех пор, пока мы не увидим Украину, которую мы лелеяли в мечтах, которую взлелеял Тарас Шевченко, которую хотят видеть и наши родители, и мы сами, и наши дети. Я приношу эту присягу для того, чтобы у меня хватило и сил, и вдохновения, и мужества вместе с вами пройти этот путь, не сдаться и обязательно достичь победы» (автор - Тимошенко Ю.В.). Еще одна цитата: «сегодня на родине Тараса я присягну посвятить жизнь объединению, возрождению и утверждению Украины без оккупантов и мафии»[2].

Очевидны мессианский, народный, исповедальный, позитивно-целе- полагающий контексты в первой цитате и те же, плюс осуждающий мафию и оккупантов смыслы во второй. Доминировать при интерпретации такой речи в сознании адресата, по замыслу адресанта, должно соответствие неким чаяниям, надеждам - в конце концов - целям. Эти цели и выражаются в ценностях («Украина, о которой мечтал Тарас»); нормах («без оккупантов и мафии»); героизме (главная героиня - Ю. Тимошенко - «сильная», «вдохновленная», «мужественная», «ведущая к победе» и, как известно не из этой речи, с во многом придуманной биографией). Поэтому и интерпретироваться будет не фактологическая компонента высказываний Ю. Тимошенко, а сама Юлия Владимировна. Ясно, что мафия и оккупанты - враги, а тот, кто посвятит свою жизнь освобождению от них Украины, - герой.

Программы политических партий, затрагивающие не только идеологический, но и иные валюативные аспекты общественно-политической жизни, пишутся на таком языке, и чем радикальнее политическая сила в своих властных интересах, тем заметнее валюативный аспект программных высказываний. Еще раз подчеркнем: валюативный, а не просто оценочный или аксиологический, так как он относится и к героям и врагам, и к нормам, и к идеологии, окрашивающей политическую реальность в валюативные тона. Из недавних это программа украинской политической партии «Правый сектор» - экстремистской организации, деятельность которой запрещена в Российской Федерации решением Верховного суда от 17.11.2014 г. Под вуалью, сотканной из валюатив- ных модальных операторов, скрыто то, что может быть соотнесено с реальностью как соответствующее или не соответствующее ей, как то, что не может быть проверено в настоящем, т.е. то, что является высказыванием о неопределенном будущем, наконец, то, что не выдерживает логической экспертизы на предмет последовательности, правильности определений и т.п. Так, главной задачей народа эта политическая сила, как следует из ее программы, видит задачу политическую - построение национального государства как воплощение национальной идеи. Затем ее решение должно создать возможность «решения исключительно на пользу (здесь и далее в цитатах по данному тексту выделено мной. - Ю.К.) народа всех других проблем (политических, экономических, социальных, аграрных, правовых, конфессионных, языковых, образовательных, культурных и других)»[3]. В формулировке цели уже присутствуют смутные очертания будущего валюатива, предлагаемого «Правым сектором» (запрещена в Российской Федерации): «Наша цель - реализация украинской национальной идеи, обретение, закрепление и строительство национального государства - государства украинской нации на украинских землях, которое бы обеспечило украинскому народу гарантированное развитие, всем гражданам Украины - всестороннюю Свободу, Справедливость, Благополучие»[4]. Итак, первый интерпретационный слоган сформулирован: «Свобода, Справедливость, Благополучие». Он не единственный, содержательная часть уже самой программы открывает второй слоган - «Бог! Украина! Свобода!». И если в отношении первого еще можно говорить о всех гражданах Украины, то второй предполагает некоторое уточнение: Украина - мультиконфессиональная страна, и если быть последовательным, то «все граждане» - это люди любого вероисповедания, а также атеисты. Последние уже исключены во втором слогане из ряда достойных и Украины, и Свободы. Дальнейшие уточнения ограничивают вероисповедание только христианством, и одновременно становится ясно, что «украинская нация» мыслится только в этническом смысле: «Всемогущий Господь сотворил нас украинцами, украинской нацией, и да святится воля его во веки веков. Только в собственном национальном государстве украинцы могут сохраниться украинцами и христианами, а Украина - Украиной». Основания при этом эмпирически не проверяемы, кроме того - ошибочны или вероятностны: «Божья воля» и тезис одного из первых идеологов украинского национализма Ю. Вассияна «Дорога к Богу лежит через Отечество». Таким образом, определен субъект валюатива, культивируемого данной политической силой, это этнические украинцы-христиане, а не все граждане; имплицитно в первом пункте программы содержатся и другие аспекты этого валюатива, впрочем, прописанные в остальной части программы. Итак, Бог и Украина объединены, остается Свобода. Свобода трактуется как то, за что надлежит бороться, как свобода человека, нации и Украины, и эта борьба - христианский и национальный долг; ее - этой борьбы - содержание исключительно политическое: «культивирование и реализация украинской национальной идеи, создание украинского национального государства с действенной системой украинского народовластия». Под национальным народовластием понимается «узаконенная система определяющей роли коренного народа в государственном строительстве и функционирования государства через своих избранников - носителей национальной идеи этого народа».

Тут же определяется и главная ценность этого валюатива, она содержится в третьем слогане «Украина - превыше всего!», который имеет известный аналог. Итак, ценность валюатива, предлагаемого в высказываниях «Правого сектора» (запрещена в России) - государство для этнических украинцев-христиан. Безусловно, по высказываниям, в которых ва- люативные операторы приклеиваются к социально-политической реальности, это панаксиологический валюатив, с заданным «порядком любви и ненависти», замыкающий на себя - на валюатив украинского националиста, чувства и судьбу своих адептов.

Преамбула текста, который мы здесь анализируем, начинается с валюа- тивно окрашенных сожалений об отсутствии национальной идеи как идеи государственности украинской нации: «украинцы на родной земле и в дальнейшем остаются под угрозой уничтожения внутренними и внешними врагами, а наша страна может обрести статус бесправной неоколонии»; «в основу украинского государственного строительства с самого начала были узаконены как приоритетные заимствованные доктрины, а не ...украинская национальная идея». Казалось бы, при важности этого аспекта жизни этноса такая идея должна быть внятно сформулирована. Между тем эта формулировка занимает восемь неполных строк, определяя национальную идею как идеологическую формулу, но формализация при этом не используется. Эта «формула» «выводится» из актуальных и вечных проблем народа, всех его стремлений и замыслов, ее реализация обеспечивает бытие народа во времени. Такая риторика уже готовит нас к тому, что сама национальная идея будет сформулирована неясно, метафорически: «Гениальную поэтическую формулировку украинской национальной идеи дал Тарас Шевченко: “В своем доме своя и правда, и сила, и воля"». Это - образец валюа- тивного высказывания, истинного своей правдой, выполнимого в данной валюативной матрице. Апелляция к герою (Тарас Шевченко), его имя, как и имена двух других героев в этом тексте - националистов Юлиана Вассия- на и Степана Бандеры, названо. Украинский поэт здесь - автор формулировки национальной идеи, в которой в снятой форме присутствует главная ценность - своя Украина в виде своего дома и которая не эксплицитна, так как является метафорой. Немедленно возникает и нормативно-валюативное высказывание о наказании за подмену заведомо неясно определенного понятия: «Любая подмена этой идеи чем-то другим - это сознательное или несознательное преступление против Украины». Помимо высказывания о национальной идее присутствует также и высказывание, определяющее область приложения идеологического оператора данного валюатива: «Наша идеология - украинский национализм».

Определены и объекты, к которым «приклеивается» валюативный ярлык «враги». Список логически некорректен, но не логика, а валюа- тивная выполнимость, «своя правда», определяет его наполнение. Среди врагов - империализм и коммунизм, нацизм и космополитизм, шовинизм и глобализм.

Нормативные операторы приписываются лишь в виде «преступлений» и «преступников», а также «прав», но как того, что принадлежит «спутникам» коренного народа наряду и даже прежде всего вместе с «обязанностями». Среди таких спутников оговорен лишь один субъект, и это - крымские татары. Их статус определяют следующие валюатив- ные высказывания: «Всякие попытки игнорировать крымскотатарский вопрос или откладывать, или решать его впротивовес украинским национальным (напомним - в этническо-христианском смысле. - Ю.К.) интересам неминуемо обернется новыми бедами и для украинцев, и для крымских татар, и для представителей иных национальностей, прежде всего, проживающих в Крыму; права крымских татар могут быть реализованы «только в форме Крымской татаро-украинской автономии» (имена других этносов, проживающих в Крыму, исключаются).

Таким образом, в валюативном языке осуществляются обычные для языковой практики процедуры: имеется набор синтаксических, заимствованных из естественного языка, структур - элементов валюативного словаря, а также - параллельный ему ряд объектов, которым они приписываются в базовых валюативных текстах, таких, как проанализированная программа. Тут все есть: объекты, которые существуют и вне ва- люатива (Украина, коренной народ Украины, права коренного народа Украины, украинский национализм, Тарас Шевченко, Юлиан Вассиян, Степан Бандера и т.д.), есть и сугубо валюативные (ценность, главный субъект валюатива, нормы права для главного субъекта валюатива, идеология валюатива, герои валюатива соответственно). Если их объединить, как раз и получится валюативная интерпретация. Если же мы изменим хотя бы один из рядов, приписав валюативные объекты каким- то иным реалиям - не Украине, как ее видят адепты реваншистких политических сил, некоренному ее народу и т.д. - изменится и валюатив вплоть до противоположности исходному.

Валютивная выполнимость в данном случае означает совпадение в приписывании синтаксических структур валюативного словаря по отношению хотя бы к одному внешнему валюативу объекту. Например, высказывание «Национальная идея Украины состоит в том, что “в своем доме своя и правда, и сила, и воля”» выполняется в ячейке «идеология» вышеописанной валюативной матрицы. Валюативная общезначимость - выполнимость во всех строчках валюативной матрицы, обеспечивается риторикой относительно всех без исключения составляющих данного валюатива соответственно списку ценностей, идеологии, норм, имен героев, интерпретационных слоганов. На рассмотренном примере становится особенно заметной значимость валюативного анализа: обнаружение валюативного покрова диагностирует предзаданность необъективности в данном случае политических интересов, существенно ущемляющих права неукраинцев, проживающих в Украине.

В целом отметим, что и корпус высказываний на основе языка ва- люатива «Правого сектора» (запрещена в России), и приведенная речь Ю.В. Тимошенко отсылают нас к таким высказываниям, в которых фактологическая компонента вырождена, не проверяема, денотаты относятся к будущему, но валюативная - максимально присутствует, как правило, с привлечением большей части арсенала валюативного языка, превращающего валюативно нейтральные имена, например «Украина», «украинская нация», «государство» и т.п. в ценности, нормы и т.п., раскрашивая все высказывание в цвета флага валюатива.

Средствами валюативного языка реализуются целые речевые жанры: клятва, проповедь, гимн, ода и т.п. Они «обслуживают» валюатив, являясь средствами инициации при первичном освоении валюативной матрицы (клятва, присяга, являющиеся частью обряда «посвящения» в валюатив), время от времени возобновляя и укрепляя, «освежая» чувство общности интерпретаций у субъектов валюатива. В высказываниях, принадлежащих таким валюативноречевым жанрам, в текстах, состоящих из этого рода высказываний, обычно упоминаются в той или иной форме большая часть строчек валюативной матрицы, интерпретационный слоган валюатива, название валюатива. Приведем здесь цитату из текста военной присяги, принимавшейся в СССР в период с 1940 по 1991 г. и идентифицирующей валюатив советского военнослужащего, по-прежнему выделяя аллюзии к валюативу:

«Я, гражданин Советского Союза, вступая в ряды Вооруженных Сил, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников. Я клянусь... до последнего дыхания быть преданным своему Народу, своей Советской Родине и Советскому Правительству. Я всегда готов по приказу Советского Правительства выступить на защиту моей Родины - Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Вооруженных Сил, я клянусь защищать ее... не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами. Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение товарищей»[5].

Из текста ясно, что за валюатив перед нами, и что он центрирован на ценности (главная ценность здесь - Родина-СССР), и какова главная валюативная норма, требующая беспрекословного и однозначного выполнения (приказ Советского правительства). Этот валюатив «вкладывался» в валюатив советского гражданина, который, с точки зрения своей валюативной правды, отождествлял волю народа с волей правительства, что также проявляется посредством валюативных маркеров в приведенном тексте.

Помимо языков, описывающих валюатив в целом, есть отдельные высказывания, не относящиеся к валюативу непосредственно, но, тем не менее, задающие перспективу видения не только социального, но и природного. Это особенно отчетливо видно в условиях реального господства тоталитарного валюатива. В этом смысле иллюстративны определения, встречающиеся в словарях иностранных слов, изданных в эпоху господствующего валюатива, например в сталинский период (как и ранее, мы выделяем валюативные операторы или отсылающие к таковым слова и словосочетания):

  • • «ген [<гр. Оепо8рождение>] - биол. в вейсманистской генетике (см. вейсманизм) - некий воображаемый носитель наследственности, якобы обеспечивающий преемственность в потомстве тех или иных признаков организма и будто бы находящийся в хромосомах. Представление о генах является плодом метафизики и идеализма»’;
  • • «депутат [<ср.-лат. deputatus посланный>] - выборный представитель; д. Совета депутатов трудящихся - избранный в состав Совета депутатов трудящихся - органа государственной власти СССР - на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании; д. Совета является слугой народа, его посланцем и может быть в любое время отозван по решению большинства избирателей в установленном законом порядке»[6] [7] [8].

Образцово-показательным является, безусловно, определение империализма, данное Лениным и включающее в себя пять чисто экономических признаков, список которых, однако, дополнен чисто валюативны-

ми признаками, среди которых «загнивающий, умирающий капитализм,

з

канун мировой социалистической революции» .

  • [1] Коротченко Ю.М. Логический стандарт оценочных рассуждений [Текст] /Ю.М. Коротченко // Ученые записки ТНУ им. В.И. Вернадского. Серия: «Философия. Социология». -2008. -Т. 21 (60). - № 4. - С. 173-177.
  • [2] Тимошенко Ю.В. Речь во время визита в Канев 9-ого марта 2011 г. [Электронный ресурс] / Ю.В. Тимошенко. - URL: https://ru.tsn.ua/ukrayina/timoshenko-poklyalas-kobzaryu-borotsya-s-mafiey-i-okkupantami.html?page=4
  • [3] Перевод с украинского мой. - Ю.К.
  • [4] В настоящее время в связи с запретом деятельности данной экстремистской организации сайт с ее Программой заблокирован.
  • [5] Военная присяга Советской армии [Электронный ресурс].- URL:http://armyrus.ru/index. php?option=com_content&task=view&id=893&Itemid=2307.
  • [6] Словарь иностранных слов [Текст] / под ред. И.В. Лехина, Ф.Н. Петрова.М.: Гос. изд-во иностранных и национальн. словарей, 1949. - С. 149.
  • [7] Там же. С. 198.
  • [8] Там же. С. 245-246.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >