ПУТИ ФОРМИРОВАНИЯ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН

З.1. Правовое государство и правовая культура

Как было подтверждено в предыдущей главе, в рамках соответствующих типов государственно-организованного общества, в рамках соответствующих типов цивилизации и этических обществ формируется свойственная им правовая культура. В рамках различных типов цивилизации и государства, в определенной культурной среде, среди различных этнических обществ формируется определенный тип правовой культуры. Формирование правовой культуры зависит от экономических, социально-политических, духовно-культурных условий и устоев общества. Для реализации ценностей правовой культуры необходимы условия, которые формируются как объективно — в процессе развития общества, так и субъективно — в результате целенаправленной деятельности государства и институтов гражданского общества, а также самих граждан.

Ценности правовой культуры (справедливость, свобода, равенство, права человека, безопасность, порядок и др.) формируются и гарантируются посредством правомерного поведения граждан, правовой активности членов общества и их властных и общественно-политических организаций, заинтересованности самого государства и его институтов в приумножении и реализации культурно-правовых достижений. От типа государства, его социального назначения, функций зависит формирование соответствующего уровня правовой культуры. Ценности правовой культуры, создаваемые в процессе исторического развития общества, могут быть реализованы в условиях демократической организации государства и общества, выполнения государством гуманистический функций, верховенства права, социальной ценности человека и его неотъемлемых прав, укрепления правовых начал организации и функционирования государства и общества.

Идеи, представления, концепции и теории, связанные с защитой и апробацией ценностей правовой культуры, формировались и пробивали себе дорогу во взаимосвязи с идеей правового государства. Во-первых, в рамках правового государства создаются необходимые условия для материализации ценностей правовой культуры. Верховенство права и закона, официальное признание прирожденных и неотчуждаемых прав человека, его социальной ценности, правопонимание, основанное на трактовке права как меры справедливости и свободы, организация и деятельность механизма государства на основе гуманистских традиций и ценностей создают предпосылки для реализации ценностей правовой культуры.

Во-вторых, именно в процессе выдвижения и развития идей и теорий правового государства на различных исторических этапах формировались ценности правовой культуры (права человека, свобода личности, взаимная ответственность государства и личности, верховенство права, законность, правопорядок и др.). Правовое государство как идея само представляет ценность, является неотъемлемым элементом правовой культуры. Исторический процесс познания правового государства неразрывно связан с ценностями правовой культуры.

В-третьих, между правовым государством и правовой культурой существует обратная связь. С одной стороны, в правовом государстве создаются условия для реализации в полной мере ценностей правовой культуры. С другой стороны, правовое государство предполагает высокий уровень правовой культуры. Для того чтобы идеи, ценности и институты правовой государственности стали реальностью, проникли в ткань общества, в сознание чиновников и граждан, членов общества, необходим высокий уровень правовой культуры. Такая зависимость правового государства и правовой культуры вызвана в большей мере тем, что построение правового государства зависит от того, как члены общества осознают его ценности и институты. Правосознание является необходимым условием правового государства. Реализация идеи правового государства невозможна без ее адекватной и трезвой оценки, вне правовоспитательной деятельности, юридического образования, в частности образования в сфере прав человека. Построение правового государства зависит также от желания людей, их целенаправленной правовой деятельности, от юридических знаний и профессионализма работников правотворческих, правоприменительных органов, иных юридических служб.

В-четвертых, в формировании высокой правовой культуры непосредственное участие принимает также правовое, свободное гражданское общество. Свобода личности, реализация прав человека, все виды свободной (экономической, научной, художественной и др.) человеческой деятельности, политический и идеологический плюрализм, которые реализуются в гражданском обществе, создают необходимые условия для реализации ценностей правовой культуры. Гражданское общество не может быть безучастным к реализации правовой политики в сфере правового воспитания и образования, повышению уровня правосознания. Институты гражданского общества (индивиды, общественные объединения, политические партии, СМИ, школа, семья и др.) принимают активное участие в повышении правовой культуры. В то же время гражданское общество формируется в правовом государстве, в условиях правового самоограничения государства, установления разумного предела функционирования государства и его вмешательства в частную сферу жизнедеятельности общества, свободы личности и ее разносторонней деятельности, усиления общественных контрольных механизмов. Поэтому существует нерасторжимая связь между правовым государством, гражданским обществом и правовой культурой.

Ценности правовой культуры формировались на протяжении длительного исторического развития, содержались в сочинениях философов и мыслителей различных эпох, материализовались в форме различных концепций и теорий, апробированных в различных странах и регионах мира. Указанные ценности формировались во взаимосвязи с передовыми идеями и теориями, в частности с идеей правового государства. Справедливость, свобода, права человека, социальная ценность человека, верховенство права, правопорядок и т. п. составляют фундаментальные ценности правовой культуры. Они входят в копилку общечеловеческих ценностей. Поэтому краткий анализ истории их формирования имеет познавательное значение для прослеживания необратимого процесса накапливания и трансляции достижений правовой культуры, их преемственности и преломления в современных условиях. Помимо того, ценности правовой культуры (естественные права человека, свобода личности, верховенство закона и др.) воспринимаются в каждой культурно-цивилизационной среде с учетом ее культурной идентичности, сознания, психологии, менталитета разных этнических обществ. Так, в современной литературе существует многообразие подходов к трактовке таких ценностей, как естественные права человека, справедливость, свобода, равенство и др., в рамках индивидуалистского и коллективистского, универсального и этноидентичного и других подходов.

В эпоху античности в условиях господства мифологических представлений права человека относили к божественному порядку справедливости. Солон (ок. 638—559 гг. до н. э.), выступая против рабства, предпринял усилия по учреждению институтов демократии, обозначил силу закона в обеспечении равенства «простого со знатным»1. Пифагор и его последователи (VI—V вв. до н. э.) защищали тезис о справедливости в человеческих взаимоотношениях, равенство людей сформулировали в форме идеи о том, что «справедливое состоит в воздаянии другому равным»[1] [2]. Демокрит (ок. V—IV вв. до н. э.) предпочел бедность в демократии благополучию граждан при царях на основании того, что «свобода лучше рабства»[3], критерий справедливости усматривал в ее соответствии природе[4]. Протагор (ок. 481—411 гг. до н. э.) провозгласил человека мерой всех вещей. Антифонт сформулировал идею равенства всех людей (варваров и эллинов) по природе[5]. «Божество, — утверждал Алкидам, — создало всех свободными, а природа никого не сотворила рабом»[6].

Большое значение для формирования правовой культуры имеет суждение Платона о необходимости приучения людей к соблюдению законов с раннего возраста, поскольку благодаря такому воспитанию они «привыкнут к законности» и «эти навыки будут, постоянно возрастая, сказываться во всем, даже в исправлении государственного строя, если что в нем было не так»[7]. Он был убежден, что соблюдение законов зависит от налаженной системы воспитания и образования человека. По его словам, при любой форме государства люди «не нарушат важнейших законов, пока будут пускать в ход... воспитание и образование...»[8], которые «пробуждают в человеке хорошие природные задатки, а у кого они уже были, благодаря такому воспитанию они становятся еще лучше — и вообще, и в смысле передачи их своему потомству, что наблюдается у всех живых существ»[9]. В словах Платона звучат идеи воспитания и образования и их трансляции среди различных поколений людей, что немаловажно для целей формирования правовой культуры в наши дни.

Другой древнегреческий философ — Аристотель, говоря о значении воспитания для отправления правосудия, в частности, писал: «Каждое должностное лицо, воспитанное в духе закона, будет судить правильно»1. Им обоснованы также идеи о воспитании как условии верховенства закона, о связанности воспитания с духом законов, о взаимообусловленности воспитания и государственного порядка. Об этом мыслитель пишет: «Никакой пользы не принесут самые полезные законы, единогласно одобренные всеми причастными к управлению государством, если граждане не будут приучены к государственному порядку и в духе его воспитаны, а именно: если законы государства демократические — в духе демократии, если олигархические — в духе олигархии; ведь если не дисциплинирован один, не дисциплинировано и все государство»[10] [11]. Аристотель, ратуя за верховенство закона в государстве, был глубоко уверен, что «там, где отсутствует власть закона, нет и государственного устройства»[12].

По Эпикуру, свобода человека предполагает его ответственность за разумный выбор, является сферой ответственности, а не необходимости, ибо «необходимость не подлежит ответственности»[13]. По его словам, справедливость, «происходящая от природы, есть договор о полезном — с целью не вредить друг другу и не терпеть вреда»[14]. Причем он отмечал, что для каждого места и времени есть свое «естественное представление о справедливости»[15]. Эпиктет сформулировал следующий естественно-правовой принцип: «Чего не желаешь себе, не желай и другим»[16]. Марк Аврелий Антонин защищал государство, в котором функционирует равный для всех закон и которое управляется «согласно равенству и равноправию всех»[7].

В римской юриспруденции проводились идеи разделения публичного и частного права, о естественных правах человека, соответствии закона праву. Еще тогда было осознано разграничение «сферы действия государства и гражданского общества»[18]. Естественный закон был признан источником естественного права[19].

В эпоху Средневековья ценности правовой культуры формируются в рамках христианско-теологического правопонимания, а также в деятельности юридических школ. И. А. Покровский отмечал, что «юриспруденция этого времени, по своему общему и основному направлению, является предшественницей естественноправовой школы позднейшего эпохи»1. С начала XVI в. развивается гуманистическая школа в юриспруденции (Баудас, Альциа- тус, Цазий и др.), которая сосредоточивает внимание на изучении источников римского права в рамках филологического и исторического подходов[20] [21].

В Новое и Новейшее время получают дальнейшее развитие идеи прав человека, разделения властей, господства права, верховенства закона как необходимых атрибутов правового государства. Широко используются рационалистические подходы к правам человека, господству права во взаимоотношениях государства и индивида, гарантированности прав человека, формулируются концепции общественного договора и естественных прав человека. Многими мыслителями формулируются идеи, вобравшие ценности правовой культуры. Так, Г. Гроций (1583—1645) под государством понимал «совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы»[22]. Б. Спиноза (1632— 1677), защищая идею разумного государства, его цель усматривал в свободе[23]. Т. Гоббс (1588—1679), отстаивая неотчуждаемые права человека, писал, что «имеются некоторые права, о которых нельзя думать, чтобы кто-нибудь мог их словом или знаками уступить или отчуждать»[24]. Дж. Локк (1632—1704) писал, что каждый человек по закону природы вправе отстаивать «свою жизнь, свободу и имущество»[25], следовать его собственному желанию «во всех случаях, когда этого не запрещает закон»[7]. По словам Ш. Л. Монтескье (1689—1755), свобода «есть право делать все, что дозволено законом»[27], в противном случае у гражданина «не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане»[7]. По убеждению Ж. Ж. Руссо (1712—1778), отказаться от своей свободы — «это значит отречься от своего человеческого достоинства, от прав человеческой природы, даже от ее обязанностей. Невозможно никакое возмещение для того, кто от своего отказывается. Подобный отказ несовместим с природой человека; лишить человека свободы воли — это значит лишить его действия какой бы то ни было нравственности»1.

В конце XVIII — начале XIX в. идеи правовой государственности развиваются в рамках новой системы экономических отношений, становления либеральной экономики, провозглашения частной собственности и создают необходимые условия для развития теории взаимосвязи правового государства и прав человека. Формулируется идея самоограничения государства с целью обеспечения неприкосновенности права частной собственности, свободы предпринимательства, освобождения свободной экономической деятельности от государственного вмешательства. Американскими мыслителями (Т. Пейн, Т. Джефферсон и др.) обосновываются идеи о естественных правах человека, разделении властей, республиканской форме правления и др., которые впоследствии нашли отражение в Декларации независимости США 1776 г., Конституции США 1787 г., в Билле о правах 1789—1791 гг. Идеи о правах человека, человеческой свободе и др. получили закрепление также в Декларации прав человека и гражданина Франции 1789 г., в которой, в частности, было сформулировано положение о том, что общество, «в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции» (ст. 16).

Идеи правового государства, неотъемлемых прав человека, свободы личности, равенства и др. получили развитие в Новое время. И. Кант (1724—1804), защищая идею верховенства правового закона, государство определяет как «объединение множества людей, подчиненных правовым законам». Кант, особо подчеркивая неприкосновенность прав человека, пишет, что право человека «должно считаться священным, каких бы жертв ни стоило это господствующей власти»[29] [30]. Кантовский категорический императив по отношению к свободе человека гласит: «...поступай внешне так, чтобы свободное проявление твоего произвола было совместимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом». Само право трактуется в качестве совокупности условий, «при которых произвол одного (лица) совместим с произволом другого с точки зрения закона всеобщей свободы».

По словам Г. В. Ф. Гегеля (1770—1831), право «есть вообще свобода как идея»1. По другому его выражению, «система права есть царство осуществленной свободы»[31] [32]. Право велит быть лицом и уважать других в качестве лиц[33]. Государство понимается как конкретное право, включающее в себя ряд абстрактных прав — права личности, социально-экономические права и т. д. Гегель обосновывает плодотворную для последующих эпох идею различения гражданского общества как сферу реализации свободы и прав человека, и политического государства. По Гегелю, гражданское общество, созданное в современном мире, «всем определениям идеи предоставляет их право»[34]. При этом для охраны интересов гражданского общества действуют законодательные органы, суд и полиция, а гарантией «публичной свободы» служит разделение властей[35].

Термин «правовое государство» стал применяться в работах К. Т. Велькера и Р. Моля. Немецкий мыслитель Р. Моль государство трактует в качестве гаранта разумных целей и свободы человека, а его цель усматривает в защите личности, жизни и здоровья человека, создании необходимого материального достатка. Не менее активной является также роль гражданского общества и его институтов (общественные союзы), которые, обеспечивая автономность гражданина, призваны брать на себя часть обязанностей государства[36]. Другой немецкий исследователь — Р. Гнейст правовое государство трактовал как парламентское государство, власть которого призвана регламентировать «сожительство людей в разных кругах владения, заработка, профессии посредством твердых норм»[37].

Идеи правового государства, прав человека, свободы, равенства, парламентаризма, разделения властей и др. разрабатывались в конце XIX — начале в. также в России. Один из представителей российской естественно-правовой школы — П. И. Новгородцев правовое государство олицетворял с государственным строем, в котором «могут уживаться разные веры и могут бороться разные политические воззрения»1, свободная личность провозглашается целью общественного развития, а ее притязания на права и свободы — «вечной моральной аксиомой»[38] [39]. В. М. Гессен считал, что правящее, а не законодательствующее государство «ограничено действующим положительным правом»[40]. Б. А. Кистяковский правовое государство трактовал как «последовательно развитое конституционное государство»[41], в котором соблюдаются права и свободы человека, человек является не только объектом, но и субъектом власти[42]. Им сформулированы также принципы правового государства: ограничение государственной власти; подзаконность государственной власти; народное представительство. С. А. Кот- ляревский был убежден, что «правовое государство может быть только конституционным»[43]. Б. Н. Чичерин цель государства усматривал в охране прав и свобод человека, а его возвышение над гражданами и гражданским обществом называл «организованным отечеством»[44].

И. А. Покровский гражданское общество трактовал как совокупность лиц, причастных к правотворчеству, правоприменению, свободно участвующих в гражданской жизни[45]. С. А. Муромцев государство определил как «общественный союз», служащий соблюдению прав и свобод личности[46].

Н. М. Коркунов обосновал идею ограничения власти правом по причине как ее целесообразности, так и того, что «сознание зависимости от государства, служащее основой его власти, никогда не бывает безграничным»[47]. Государство, по Н. М. Коркунову, «внешне являясь творцом прав личности, в действительности не может себе позволить их произвольно нарушать»1. По словам Ф. Ф. Ко- кошкина, правовым является «государство, которое в своих отношениях к подданным связано правом, подчиняется праву, иными словами — государство, члены которого по отношению к нему имеют не только обязанности, но и права, являются не только подданными, но и гражданами»[48] [49]. По мысли М. М. Ковалевского, государство не может упразднить «личные права, так как признание их является таким же требованием общественной солидарности, как установление самого факта государственного общежития»[50]. Г. Ф. Шершеневич выделил следующие принципы правового государства: ограничение власти, разделение властей, правовое самоограничение власти, подчиненность государства стоящему над ним праву[51].

А. С. Ященко выступил с идеей «синтетического плюрализма» индивидуализма и коллективизма как равновесия «личного и общего»[52]. Б. Н. Чичерин в рамках идеи соотношения естественного и положительного права обосновал необходимость принятия «общего закона, определяющего область каждого лица»[53]. П. И. Новгородцев (представитель теории «естественного права с изменяющимся содержанием») предполагал совместимость идеи правового государства с идеей социалистического государственного устройства[54]. Л. И. Петражицкий в рамках психологической теории права государство как явление «правовой императивно-атрибутивной психики» считал гарантом прав и свобод человека, а естественные и позитивные права человека — объектом внутренних чувств, переживаний, эмоций[55].

Проблемы человеческого достоинства, верховенства права (шариата), соблюдение закона, законности, добродетелей, общественного блага находились также в центре внимания персидско- таджикских мыслителей. Однако культурные ценности формировались в рамках особой культурно-цивилизаторской среды, воплощались в специфических формах, например в поэтической, повествовательной, дидактической, историографической, суфийской литературе, а также в философской и научной литературе.

Ценности правовой культуры формировались в рамках господства исламской цивилизации, под воздействием его мировоззренческих, идеологических, социально-политических постулатов. По словам Л. Р. Сюкияйнена, традиционно мусульманская теория государства основное назначение государства видела «в связанности всех его органов мусульманским правом»1. Персидско-таджикские мыслители для обозначения правовых явлений «использовали привычные им понятия и категории»[56] [57]. О. В. Мартышин также обращает внимание на то, что политическую «мысль древности нельзя анализировать, пользуясь современными понятиями»[58]. Персидско-таджикских мыслителей также волновали проблемы свободы человека, его достоинства, естественная природа прав человека, справедливости и др. Однако своеобразие выражения традиционных в западной философии и политико-правовой мысли понятий было сильно настолько, что «они не могут быть удачно и лаконично переданы традиционной европейской терминологией»[59]. Так, идея верховенства права, которую всячески защищали восточные философы и мыслители, выражалась в форме идеи «верховенства шариата». Как утверждает Л. Р. Сюкияйнен, идея «верховенства шариата», в соответствии с которой глава государства во всех своих действиях связан нормами мусульманского права, перекликается «с современными теориями «господства права» и «правового государства»[60].

Соответственно, идеи и ценности правовой культуры обозначались и преломлялись в своеобразных формах. Свобода, справедливость, человеческое достоинство, права человека, благо, порядок, безопасность и иные ценности трактовались в рамках доминирующего в общественном сознании исламского мировоззрения. При этом необходимо учесть, что трактовки ценностей правовой культуры, хотя и подчинялись общим религиозным догматам, все же различались в различных школах мусульманского фикха (суннитские и шиитские), философии восточных перипатетиков (Фараби,

Ибн Сина, Ибн Рушд и др.), в мусульманском богословии (Газали и др.), суфизме, естественно-научной мысли, политической поэзии, гуманистической литературе.

Персидско-таджикскими мыслителями были высказаны идеи и суждения, представляющие познавательное значение для понимания культурно-цивилизационных ценностей. Так, Абунаср ал-Фараби (870—950) был глубоко убежден, что достижение человеческого счастья возможно лишь в рамках добродетельного города-государства (ал-мадина ал-фазиля) благодаря его высоким моральным принципам, высоким нравственным качествам его жителей и их социальной гармонии1.

Абу Али Ибн Сина (980—1037) высоко чтил социальную ценность человека, используя аяты Корана и хадисы пророка ислама Мухаммада, доказывал высокое положение человека среди всех живых существ планеты. Он подчеркивал высокое место человека в масштабах вселенной, его приоритет по сравнению с иными божьими созданиями. Свою идею о высоком положении человека мыслитель объясняет тем, что люди являются самыми прекрасными божьими созданиями, имеют совершенную природу и гармоничное строение[61] [62].

Насируддин Туей (1201 — 1274) также активно проводил идею о высоком положении человека в мире всех живых существ. Он считал, что человек по своей природе занимает высокое место в обществе. По его глубокому убеждению, такого социального статуса человек может достичь в рамках идеального государства[63].

В сочинениях Низам ал-Мулька проповедовались концепции «царского искусства», «идеального правителя», «правосудного правления», нацеленные на создание государственно-организованного общества на основе высоких нравственных и гуманистических идеалов[64]. Низам ал-Мульк в течение 30 лет занимал пост визиря (по современным понятиям — премьер-министра) в империи Сельджукидов и активно проводил политику по пропаганде научного, философского и религиозного знания, налаживания эффективной системы воспитания и обучения. Он лично покровительствовал открытию и функционированию мусульманских медресе (учебных заведений) в крупных культурных центрах того времени — Багдаде, Нишапуре, Бухаре и других городах.

Большое значение для развития ценностей правовой культуры имеет суфийско-теологическая концепция человека. Средневековые суфии были убеждены, что в «человеке имеется частица абсолютного совершенства, то есть Бога»1. Суфии отстаивали идею свободы человеческого выбора. Как утверждал один из суфиев, Айнулкузот, «как у огня нет другой способности, кроме как жечь, так и у человека нет другого качества, чем свобода выбора»[65] [66].

Суфийская концепция человека послужила основой развития гуманистических идей. Персидско-таджикские мыслители (Руда- ки, Фирдоуси, Низами, Джами и др.) в рамках этической концепции совершенства личности создали образ идеального человека как достойного члена общества благоденствия[67].

В истории персидско-таджикской политико-правовой мысли были сформулированы и обоснованы гуманистические идеи о возвышенном месте человека в мире и его достоинстве, о выстраивании гуманистического взаимоотношения государства и человека, о необходимости появления гуманизма в сфере реализации политики государства и осуществления властных полномочий, а также в сфере назначения наказаний. Идеи и суждения мыслителей были аргументированы нравоучительными положениями Корана и хадисов пророка Мухаммада. Это придавало непоколебимое значение суждениям мыслителей, благоприятствовало распространению их идей в качестве истин.

При этом суждения и идеи персидско-таджикских мыслителей имели свои особенности. Общей отличительной особенностью персидско-таджикской мысли было неприятие идей индивидуализма и автономии индивида, преобладание коллективистского подхода, предполагающего реализацию требуемых человеческих качеств на основе взаимопонимания и солидарности между людьми, между правителями и подданными. Помимо того, мыслители, не будучи уверенными в реализации собственных идей и проектов в современных им условиях, всячески уповали на утопические представления, активно проводили идею об идеальном государственном устройстве. Они были убеждены в том, что в идеальном государстве возможно достижение человеческого достоинства.

Другая особенность персидско-таджикской политико-правовой мысли проявляется в преобладании патерналистских воззрений на систему взаимоотношений государства и подданного. В рамках таких воззрений благополучие общества и достижение добродетелей связывались с деятельностью правителя в качестве «отца-предводителя». Идея «добродетельного правителя» или «народного пастыря», разработанная и развитая персидско-таджикскими мыслителями до уровня целостной концепции, насаждала в сознании людей культ «шаха-предводителя», способствовала укоренению патерналистских умонастроений и иждивенческой психологии1.

В начале XX в. развивается также социалистическая школа (А. А. Богданов, В. И. Ленин, Г. В. Плеханов и др.), в рамках которой защищается классовый подход к государству и праву, в том числе к правам человека, проводятся идеи изменчивости прав личности при социализме, социального равенства, социальной гармонии, тождества интересов общества и индивида, революционного демократизма, подлинной свободы при коммунизме. Получает развитие классовая и коллективная трактовка прав и свобод человека[68] [69].

После революционных событий 1917 г. классовый подход к государству, праву, закону, правам человека стал доминирующим. Исследование права, правосознания, правовой культуры было подчинено целям построения обоснованного В. И. Лениным «пролетарского социалистического государства»[70]. Причем идея правового государства расценивалась как буржуазная, что не могло не сказаться на трактовке его ценностей и институтов. Однако оценки правового государства были разными. К примеру, П. И. Стучка утверждал, что «государство диктатуры пролетариата не может быть правовым в силу фактического верховенства власти над правом, неразвитости правовой системы»[71]. Д. И. Курский государственный строй РСФСР оценивал как «правовой строй», несмотря на незавершенность борьбы «Советской власти с ее врагами»1. А. А. Малицкий политическую централизованную власть диктатуры пролетариата, верховенство закона, правовой режим считал необходимыми признаками правового государства[72] [73].

Параллельно намечаются подходы к формированию социалистической правовой культуры на основе накопленных общекультурных достижений либо создания заново новой правовой культуры. В. И. Ленин настаивал на использовании предыдущего культурного наследия при формировании социалистической правовой культуры. Дореволюционные юристы стали активно вовлекаться в законотворческий процесс. Однако в результате преобладания юридического нигилизма многие предыдущие достижения правовой культуры были преданы забвению. Классовый подход к правовой культуре, к ее ценностям (справедливость, разумность и др.) стал доминирующим. Был взят курс на «всемерное ужесточение законодательства и карательной практики. Казалось, были забыты уроки, уже давно извлеченные человечеством из многовекового опыта»[74].

В условиях правового нигилизма 1930-х гг. доминирующие позиции занял узконормативный подход к праву и всем его проявлениям, в том числе к правам человека. Предложенное А. Я. Вышинским определение социалистического права в качестве установленных и санкционированных государством правил поведения (норм)[75] отводило государству главную роль в создании права. Получает развитие концепция октроированных (дарованных) государством прав и свобод гражданина.

В 30-х гг. прошлого века на формирование правовой культуры населения сильное влияние оказывала официальная пропаганда Советского государства. Она была настолько всеобъемлющей, что преобладала над теми идеалами и ценностями культуры (доброта, достоинство человека и др.), в том числе правовой культуры, которые формировались веками в сознании людей под влиянием передовой мысли, литературы, жизненного опыта. Как отмечает М. И. Пискотин, «сила официальной пропаганды, провозглашавшей прежде всего беспощадность и суровость по отношению к тем, кто объявлялся врагом, преступником, правонарушителем и даже заблуждающимся, была чрезвычайно велика. Она формировала души, вернее, бездушие многих людей. Ее влияние усиливалось тем, что в периоды наибольшего разгула репрессий политическая атмосфера в стране нагнеталась, создавался массовый психоз и люди, отмеченные клеймом «врага народа» или каким-то иным, попросту исчезали. ...Общество постепенно привыкало к тому, чтобы ничего на знать о тех, кто канул в пучину репрессий»1.

После XX съезда КПСС начался процесс преодоления узконормативного подхода к праву, защита прав и свобод советских граждан была провозглашена важнейшей обязанностью социалистического государства[76] [77], стали активно разрабатываться методы воспитания личности[78]. В 1960—1970-е гг. начинается разработка социальных ценностей права, обосновывается мысль о ценности правового государства в создании «правовых институтов», позволяющих контролировать власть в качестве «основного права человека»[79]. Конституция СССР 1977 г. нацеливает социалистическое общенародное государство на повышение материального и культурного уровня жизни граждан[80], закрепляет понятие «правовая основа государственной и общественной жизни» (ст. 9)»[81]. Советское общенародное государство расценивается как «подлинно правовое государство»[82]. В действительности государство еще не было доведено до уровня общенародного[7]. Определяются новые тенденции развития советской юридической науки, в частности в рамках научного познания понятий «правовое государство», «права личности», «субъективное право», «правовой статус личности» и др.[84], гражданское общество, основывающееся на гарантированных правах личности, признается основой правового государства1, правовое государство исследуется в рамках проблемы организации «взаимоотношения власти и человека на основе права»[85] [86].

На XIX Всесоюзной конференции КПСС получает официальное признание идея социалистического правового государства как соответствующая социализму форма «организации политической власти»[87]. Активизируется разработка идеи социалистического правового государства[88]. Гарантированность прав и свобод индивида рассматривалась как условие реализации концепции социалистического правового государства[89]. Формулируются следующие принципы социалистического правового государства: господство права и верховенство закона, выражающего правовые принципы общества; связанность законом самого государства, всех его органов, общественных организаций, должностных лиц и граждан; незыблемость свободы личности, ее прав и интересов, их охрана и гарантированность; взаимная ответственность государства и личности; эффективные формы контроля и надзора за осуществлением законов и других нормативных правовых актов[90]. Намечаются новые подходы к правовой культуре. Так, правовая культура оценивается как «знание населением, гражданами исходных начал, основных положений действующего законодательства, умение пользоваться ими»[91]. Определяются проблемы повышения правовой культуры: создание условий для роста социальной роли права в жизни общества, признание его подлинной ценности для поднятия уважения к закону, к правам личности, а также утверждение в массовом сознании истин, правовых институтов, обеспечивающих создание цивилизованного общества, повышение качества законодательных актов, совершенствование институтов и механизмов защиты права, искоренение безответственности1.

В постсоветский период внедрение в общественную жизнь идей правового государства, прав человека, социальной ценности права, свободы, справедливости, равенства и иных ценностей правовой культуры было начато и продолжено в условиях смены ориентиров общественного развития, переоценки прежних ценностей, перемены взглядов на государство и право, на взаимоотношение государства и личности, в рамках отхода от идеологической парадигмы марксистско-ленинской теории государства и права, концепции октроированных прав и свобод граждан. Как утверждает Н. И. Матузов, в прошлом «юридическая наука исследовала в основном лишь формальные свойства и атрибуты права, без наполнения их реальным «человеческим содержанием», в то время как она должна быть обращена к живому индивиду, его сознанию, воле, интеллекту»[92] [93].

Изменяются взгляды на роль личности в качестве созидателя и творца правового государства[94]. Оформляется конструкция договорных отношений между правовым государством и гражданином[95]. Ряд авторов обосновывают идею первичности и приоритета прав человека по отношению к государству[96].

При этом идея правового государства оценивается по-разному в позитивистских, либеральных, либертарной и иных концепциях. По мнению представителей либертарной концепции, в позитивистских концепциях правового государства создается конструкция самоограничения государства самим созданным правом[97] и поэтому позитивистский подход не способен сформулировать критерии разграничения правового и неправового начал в общественной жизни[98]. Сторонники естественно-правового подхода защищают идею верховенства неотъемлемых прав человека по отношению к государству. Защита прав и свобод человека возводится в ранг основной функции правового государства[99]. По причине изменения и обнаружения изъянов классического буржуазного либерализма появляются новые теории с целью разрешения социальных противоречий западного общества, предлагаются новые подходы к проблеме приоритетности интересов государства или человека. К примеру, выдвигается концепция, суть которой состоит в признании равенства (баланса) интересов государства и личности1.

В постсоветский период в связи с провозглашением идеи правового государства и неотъемлемых прав человека в конституциях постсоциалистических государств активизировались исследования его понимания. В соответствии со ст. 1 Конституции Республика Таджикистан провозглашается суверенным, демократическим, правовым, светским и унитарным государством[100] [101]. В ст. 5 Конституции провозглашаются естественные права и свободы человека. В последующий конституционных нормах закреплены положения о непосредственном действии прав и свобод человека, гарантируется комплекс личных, экономических, социальных, политических, культурных прав и свобод человека и гражданина.

В то же время всплеск научных разработок понятия «правовое государство» привел к многообразию его трактовок. Ныне существуют различные определения понятия правового государства.

В либертарно-юридической концепции правового государства В. С. Нерсесянца правовое государство определяется как «особая форма правовых взаимосвязей между индивидами, обществом и государством»[102]. В данной концепции естественные права и свободы человека, а также права и свободы граждан вместе с нормативным правовым и институционально-правовым компонентами представляют различные аспекты господства права.

По словам Н. В. Варламовой, правовое государство «представляет собой институцию гражданского общества. При его отсутствии государство неизбежно утрачивает правовое качество, ибо правоотношения возникают только между автономными частными лицами — свободными собственниками»[103].

По мнению Н. И. Матузова, правовым является государство, «которое основано на верховенстве закона, предполагает неуклонное исполнение всеми гражданами, должностными лицами, органами государства и организациями законов государства; предусматривает взаимную ответственность гражданина и государства в рамках действующего законодательства; обеспечивает права и свободы граждан, необходимые для функционирования гражданского общества»1.

Р. Ш. Сативалдыев дает следующее определение: «Правовое государство — это качественно новый тип организации и функционирования государственной власти, форма организации жизнедеятельности людей и общества на основе провозглашения человека и его прав и свобод высшей социальной ценностью, верховенства права и правового закона, самоограничения власти правом, взаимной ответственности государства и индивида»[104] [105].

Существует множество других определений правового государства. Указанные определения, несмотря на их различие, отражают основные ценности правового государства: неотъемлемые права человека, социальная ценность человека, его прав и свобод, свобода личности, неприкосновенность личности и др.

Проведенный выше анализ показал, что ценности правовой культуры формировались и приумножались во взаимосвязи с идеей правового государства, его идейными, организационными, институциональными, гуманитарными составляющими. Правовое государство как передовая, развиваемая несколькими поколениями людей идея и общечеловеческая ценность является неотъемлемым компонентом правовой культуры. Построение правового государства способствует реализации ценностей правовой культуры.

В то же время следует обратить внимание на то, что простое копирование западных идей и ценностей правового государства в Таджикистане без учета культурно-цивилизованной идентичности общества не приведет к желаемым целям. О проблематичности переноса западных идей правового государства на российскую и в целом на постсоветскую почву пишут многие авторы. Так, по мнению белорусских авторов, «чисто механическое заимствование идей разных мыслителей о правовом государстве» не сможет «привнести в Россию и Беларусь согласие, порядок, демократию»[106]. По убеждению других авторов, в случае непосредственного внедрения в постсоветском обществе современных концепций западных правовых государств ситуация не приведет к прогрессу правопорядка1. По словам М. Н. Марченко, в последние годы доперестроечное «отрицание реальных прав и свобод граждан западных государств (одна крайность) сменилось постперестроечной эйфорией, связанной с их идеализацией, а точнее, с абсолютизацией (другая крайность)»[107] [108]. Проблематичность слепого копирования западного опыта объясняется многими причинами. Одна из них связана с кризисом классического буржуазного либерализма, с его идеей индивидуализма[109]. Острые дискуссии вызывает также проблема универсальности прав человека в условиях отчетливого проявления культурных, религиозных, политических, экономических различий стран и народов.

Разумеется, у каждого народа есть собственный путь к правовому государству. Идеи и ценности правового государства воспринимаются прежде всего на уровне сознания и психологии людей. Правовое государство, по мнению И. А. Умновой, — это «явление, весьма слитное с правом и национальным правосознанием»[110].

Проблема осознания правового государства и прав человека имеет принципиальное значение. Так, на осознание западных идей правового государства и прав человека в Таджикистане влияют национальные традиции, духовно-культурные устои жизнедеятельности общества, психология и сознание местного населения. Реализация идей и теорий правового государства и прав человека зависит от того, как воспринимают данные явления члены конкретного общества. К примеру, негативную оценку у жителей Таджикистана вызывают культивируемые на Западе свобода секс-индустрии, однополых браков, изменения человеческого пола, проведения гей-парадов и т. п. Иными словами, свобода как ценность правовой культуры трактуется на Западе и в Таджикистане по-разному. На осознание западных ценностей в Таджикистане сильное влияние оказывают моральные принципы, сложившиеся в обществе, устойчивость элементов традиционного общества, религиозное сознание, семейные традиции.

Словом, ценности правовой культуры, создаваемые в процессе общественного прогресса, воспринимаются в разных странах, в рамках разных этнических обществ по-разному. Как показал проведенный выше анализ, ценности человека, его свободы, прав, достоинства, правопорядка, блага, добродетелей трактовались в сочинениях персидско-таджикских мыслителей с учетом их мировоззрения, посредством специфических понятий и категорий, в своеобразных формах. Указанные ценности правовой культуры предавались из поколения в поколение. Они сохраняют свое познавательное и социальное значение и в наши дни.

Между правовым государством и правовой культурой существует нерасторжимая связь. Данная взаимосвязь проявляется в следующих формах.

1. Правовое государство немыслимо без высокого уровня правовой культуры. Признаки правового государства (верховенство права и правового закона, признание, соблюдение, обеспечение и защита прав и свобод человека, конституционная законность, разделение властей и др.) предполагают необходимый уровень правосознания, правовую воспитанность человека, необходимый минимум правовых знаний населения, высокий уровень юридических знаний и профессиональной подготовки юристов, выстраивание полноценного юридического образования, качество закона, соблюдение правил юридической техники, уважение к закону, его соблюдение и исполнение, качественный уровень работы правотворческих и правоприменительных органов, иных юридических служб, реализацию прав и свобод человека, режим законности, правовой порядок. Только требуемый уровень правовой культуры в совокупности всех составляющих ее компонентов (правосознание, права человека, уважение к правам человека, законность, правопорядок, правовая деятельность, юридическая практика и др.) создает предпосылки и условия, необходимые для реализации ценностей и институтов правового государства.

Правовая культура формируется под воздействием комплекса экономических, социальных, политических, культурно-духовных условий жизнедеятельности общества. Ее уровень зависит также от нравственной и политической культуры, развитости институтов демократии, активизации деятельности человека, свободы научного, культурного и т. п. творчества. Как пишет А. Н. Головисти- кова, «можно быть нищим, но свободным какое-то время, однако чего стоят закон и государство вместе взятые, если не растет материальное благосостояние граждан? Без материальной основы, без достаточно высокого уровня общей, политической и правовой культуры, без активизации всех форм народного волеизъявления трудно представить себе правовое государство»1.

2. На разных этапах исторического развития формировались различные типы правовой культуры. В рамках различных типов государственно-организованного общества, среди разных этнических сообществ складывались соответствующие им типы правовой культуры. Правовая культура как социально-правовой феномен социальной жизни существовала и проявлялась в разнообразных формах, в разных типах культурной среды, в рамках различных типов цивилизации. По мере развития общества, нарастания его цивилизованности соответственно развивалась также правовая культура. Правовая культура — явление изменчивое. Прогрессирующее развитие человеческого общества способствует прогрессу правовой культуры. Чем выше уровень (экономический, социальный, политический, культурно-духовный) развитости общества, чем выше уровень правосознания, правовой воспитанности личности, обеспечения и защиты прав человека, защищенности человеческого достоинства, полноценности правовой деятельности, тем выше уровень правовой культуры.

По данному критерию различаются типы правовых культур. Развитость общества и культуры в целом служит критерием оценки правовой культуры. Правовому государству соответствует свой тип правовой культуры. «Современная правовая культура, — подчеркивает В. С. Нерсесянц, — это правовая культура развитого и эффективно функционирующего гражданского общества и правового государства. По своей сути и основной идее она представляет собой культуру признания, защиты и осуществления прав и свобод человека и гражданина в качестве высших ценностей»[111] [112].

  • 3. В свою очередь, высокая правовая культура может сформироваться в правовом государстве. Условия и предпосылки построения правового государства (верховенство права, авторитет закона, соблюдение закона как меры справедливости и свободы, социальная ценность человека, признание и защита неотъемлемых прав человека, приоритет прав человека в качестве критерия правового характера закона и функционирования всех ветвей государственной власти, культура прав человека, культура работы правотворческих, судебных, правоохранительных органов и др.) служат также факторами формирования высокой правовой культуры. Тоталитарное и авторитарное государства с характерным для них ограничением либо игнорированием неотъемлемых прав человека, сменой закона властной диктатурой, подавлением самореализации личности во всех отношениях, идеологизацией и политизацией правовой культуры в крайних формах, превращением правотворческих и правоприменительных органов, в том числе судов, в послушные придатки государственного механизма, в проводников воли правящей верхушки не способны обеспечить условия для формирования высокой правовой культуры на базе ее гуманистических и ценностных пластов. Лишь в правовом государстве, где обеспечиваются верховенство права и правового закона, социальная ценность каждого человека, его прав и свобод независимо от его социального происхождения и политических, религиозных, идеологических убеждений, предпринимаются усилия государства и общества по повышению правовых знаний, создаются предпосылки для формирования высокой правовой культуры.
  • 4. Правовая культура как система материальных и духовных правовых ценностей, как показатель развития общества и государства становится неотъемлемым атрибутом правового государства. Правовая культура и правовое государство — явления равноценные. Как правовая культура, так и правовое государство представляют социокультурную ценность, являются достижениями культурного прогресса. «Идея правового государства, — пишут В. Н. Кудрявцев и Е. А. Лукашева, — входит в золотой фонд общечеловеческих ценностей, которые в современных условиях приобретают ведущее, приоритетное значение»[113].

Правовая культура представляет ценность для общества, его членов, а также для государства. Ценности правовой культуры в полной мере реализуются в правовом государстве. Ценность правовой культуры по отношению к правовому государству проявляется в том, что культурно-правовые ценности, материальные и духовные достижения правовой культуры являются созидательными началами правового государства. Лишь в условиях правомерного поведения, активизации правовой деятельности, самореализации личности, свободы ее экономической, хозяйственной, научной, культурной деятельности, высокого уровня правосознания, правовых убеждений становятся достижимыми идеалы правового государства. Высокая правовая культура личности возможна в условиях соответствующей правовой культуры общества. Как утверждает В. П. Сальников, «правовую культуру личности и общества можно рассматривать как одну из категорий общечеловеческих ценностей, как важнейший результат общедемократических завоеваний прогрессивного человечества. Она становится неотъемлемым компонентом цивилизованности и правового государства»1.

  • [1] Аристотель. Афинская политая. М., 1937. С. 395.
  • [2] Аристотель. Этика. СПб., 1908. С. 91.
  • [3] Материалисты Древней Греции. М., 1955. С. 168.
  • [4] Там же. С. 152.
  • [5] См: Антология мировой философии: в 4 т. Т. 1. М., 1969. 4. 1. С. 321.
  • [6] Цит. по .Аристотель. Политика. М., 1911. С. 408.
  • [7] Там же.
  • [8] Платон. Указ. соч. С. 242.
  • [9] Там же. С. 212.
  • [10] Аристотель. Соч.: в 4 т. М., 1983. Т. 4. С. 482—483.
  • [11] Там же. С. 551.
  • [12] Там же. С. 497.
  • [13] Материалисты Древней Греции. С. 212.
  • [14] Там же. С. 217.
  • [15] Там же. С. 218.
  • [16] Антология мировой философии. Т. 1.4. 1. С. 519.
  • [17] Там же.
  • [18] Нерсесянц В. С. История идей правовой государственности. М., 1993. С. 157.
  • [19] См.: Дигесты Юстиниана // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: в 2 т. / отв. ред. Н. А. Крашенинникова. М., 2007. Т. 1. С. 292; ЦицеронМарк Туллий. Диалоги. О государстве. О законах. М., 1966. С. 6.
  • [20] Покровский И. А. История римского права. Пг., 1918. С. 191 — 192.
  • [21] См.: Нерсесянц В. С. Философия права. С. 447.
  • [22] См.: Гроций Г. О праве войны и мира. Три книги, в которых объясняются естественное право и право народов, а также принципы публичного права. М., 1956. С. 74.
  • [23] См.: Спиноза Б. Избранные произведения: в 2 т. М., 1957. Т. 2. С. 261.
  • [24] Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. М., 1936. С. 119.
  • [25] ЛоккДж. Избранные философские произведения: в 2 т. М., 1960. Т. 2. С. 50.
  • [26] Там же.
  • [27] Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955. С. 289.
  • [28] Там же.
  • [29] Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре, или Принципы политического права //Руссо Ж.-Ж. Трактаты. М., 1969. С. 156.
  • [30] Кант И. К вечному миру. Трактовка о вечном мире. М., 1963. С. 185.
  • [31] Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990. С. 89.
  • [32] Там же. С. 67.
  • [33] Там же. С. 98.
  • [34] Там же. С. 228.
  • [35] Там же. С. 302.
  • [36] См.: Моль Р. Наука полиции по началам юридического государства. СПб., 1871.С. 5, 6, 288, 289.
  • [37] Гнейст Р. Правовое государство и административные суды Германии. СПб., 1896.С. 37.
  • [38] Новгородцев П. И. О задачах русской интеллигенции // Новгородцев П. И. Соч. М.,1995.С. 122.
  • [39] Новгородцев П. И. Об общественном идеале // Новгородцев П. И. Соч. С. 47; Онже. О задачах современной философии права // Там же. С. 54.
  • [40] Гессен В. М. Правовое государство и народное голосование: сб. статей. М., 1906.С. 11-12.
  • [41] Кистяковский Б. А. Философия и социология права. СПб., 1999. С. 328.
  • [42] См.: Кистяковский Б. А. Государственное право (общее и русское): лекции // Кистяковский Б. А. Философия и социология права. С. 420.
  • [43] Котляревский С. А. Конституционное государство. Опыт политико-мифологического обзора. СПб., 1907. С. 29.
  • [44] См.: Чичерин Б. Н. Курс государственной науки. М., 1894. 4. 1. С. 9.
  • [45] См.: Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 2003. С. 35.
  • [46] См.: Муромцев С. А. Определение и основное разделение права. СПб., 2004.С. 148.
  • [47] Коркунов Н. М. Указ и закон //Антология мировой политической мысли: в 5 т.М„ 1997. Т. 4. С. 288.
  • [48] Коркунов Н. М. Русское государственное право: введение и общая часть. 4-е изд.СПб., 1901. Т. 1. С. 414.
  • [49] Кокошкин Ф. Ф. Лекции по общему государственному праву. М., 2004. С. 5.
  • [50] Ковалевский М. М. Учение о личных правах. М., 1906. С. 6, 7.
  • [51] См.: Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. Вып. 1. М., 1910. С. 241.
  • [52] См.: Ященко А. С. Теория федерализма. Опыт синтетической теории права. Юрьев, 1912.С. 15.
  • [53] См.: Чичерин Б. Н. Наука и религия. М., 1999. С. 424.
  • [54] См.: Новгородцев П. И. Идеалы против народной свободы // Новгородцев П. И.Соч. С. 97.
  • [55] См.: Петражицкий Л. И. Теория права и государства. СПб., 2000. С. 589.
  • [56] Сюкияйнен Л. Р. Мусульманское право. Вопросы теории и практики. М., 1986.С. 232.
  • [57] Сативалдыев Р. Ш. Политическая и правовая мысль раннесредневекового мусульманского Востока. С. 232.
  • [58] Мартышин О. В. Политическая и правовая мысль Древней Индии // История политических и правовых учений. Древний мир. М., 1985. С. 124.
  • [59] Там же. С. 125.
  • [60] История политических и правовых учений: учебник для вузов / под общ. ред.В. С. Нерсесянца. М., 1998. С. 129.
  • [61] См.: Сативалдыев Р. Ш. История политических и правовых учений: учебник. Натадж. яз. Душанбе, 2011. С. 154— 155.
  • [62] Там же. С. 161.
  • [63] Там же. С. 170.
  • [64] Подробнее см.: Сативалдыев Р. Ш. Политические и правовые идеи «Сиасет-намэ»и их современное значение. Душанбе, 1998.
  • [65] Керимов Г. А. Аль-Газали и суфизм. Баку, 1969. С. 57.
  • [66] Умаров Г. А. Философские и этические взгляды Айнулкузота. Душанбе, 1984.С. 25.
  • [67] См.: Сативалдыев Р. Ш., Кенджаев Ш. Ю. Учение Джами о праве и государстве.Худжанд, 2010. С. 26.
  • [68] См.: Сативалдыев Р. Ш. Политическая и правовая мысль раннесредневековогомусульманского Востока. С. 46, 176, 189, 190—193.
  • [69] См.: Венгеров А. Б. Социалистический плюрализм в концепции правового государства // Правовое социалистическое государство: понятие, опыт и перспективы: сб.науч. трудов. М., 1990—1991. С. 56; Живова Л. Я. Генезис и эволюция левого радикализма в России: дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1993. С. 36—37.
  • [70] См.: Ленин В. И. Доклад о задачах власти Советов // Ленин В. И. Поли. собр. соч.Т. 35. С. 3.
  • [71] Стучка П. И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права.Рига, 1964. С. 58.
  • [72] См.: Курский Д. И. Избранные статьи и речи. М., 1948. С. 126.
  • [73] См.: Малицкий А. А. Советская конституция. 2-е изд. Харьков, 1925. С. 26.
  • [74] Пискотин М. И. Правовое государство и правовая культура // Социалистическоеправовое государство. Проблемы и суждения /отв. ред. Б. Н. Топорнин. М., 1989. С. 143.
  • [75] См.: Основные задачи советского социалистического права: матер, первого совещания науч. работников права 16—19 июля 1938 г. М., 1938. С. 183.
  • [76] Пискотин М. И. Указ. соч. С. 144.
  • [77] См.: Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., 1961. С. 101.
  • [78] См.: Явич Л. С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М., 1961. С. 40—41.
  • [79] См.: Витрук Н. В. Общая характеристика конституционных прав, свобод и обязанностей граждан СССР // Социализм и личность / отв. ред. В. М. Чхиквадзе. М., 1979. С. 16.
  • [80] См.: Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик// Ведомости ВС СССР. 1977. № 41. Ст. 617.
  • [81] Топорнин Б. Н. Конституция в социалистическом правовом государстве // Социалистическое правовое государство. Проблемы и суждения / отв. ред. Б. Н. Топорнин. С. 28.
  • [82] Конституция СССР. Политико-правовой комментарий. М., 1982. С. 32.
  • [83] Там же.
  • [84] См.: Матузов Н. И. Субъективное право граждан СССР. Саратов, 1966; Кучин-скии В. Л. Личность, свобода, право. М., 1978; Витрук Н. В. Основы правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979; и др.
  • [85] См.: Гулиев В. Е., Рудинскии Ф. М. Социалистическая демократия и личные права.М„ 1984. С. 61.
  • [86] Мальцев Г. В. Социалистическое государство: исторический опыт и традиции //Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации / отв. ред.В. С. Нерсесяиц. М., 1990. С. 239.
  • [87] Материалы XIX Всесоюзной конференции КПСС. М., 1988. С. 122.
  • [88] См.: Зорькин В. Д. Правовой характер взаимоотношений личности, общества и государства // Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации /отв. ред. В. С. Нерсесянц. С. 93.
  • [89] См.: Нерсесянц В. С. Концепция советского правового государства в контексте истории учений о правовом государстве // Социалистическое правовое государство. Проблемы и суждения / отв. ред. Б. Н. Топорнин. С. 60.
  • [90] См.: Кудрявцев В. Н., Лукашева Е. А. Социалистическое правовое государство //Социалистическое правовое государство. Проблемы и суждения / отв. ред. Б. Н. Топорнин. С. 12—23.
  • [91] Пискотин М. И. Указ. соч. С. 133.
  • [92] См.: Пискотин М. И. Указ. соч. С. 133—134.
  • [93] Обшая теория права: курс лекций / под ред. В. К. Бабаева. С. 223.
  • [94] См.: Керимов Д. А. Проблемы общей теории права и государства. М., 2001. Т. 1. С. 68.
  • [95] См.: Перевалов В. Д. Теория государства и права: учебник. М., 2005. С. 305.
  • [96] См.: Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2001. С. 660;Права человека: учебник / отв. ред. Е. А. Лукашева. С. 178—179.
  • [97] См.: Нерсесянц В. С. Философия права. С. 104.
  • [98] См.: Лапаева В. В. Российская юриспруденция в поисках нового типа правопо-нимания // Наш трудный путь к праву: матер, филос.-прав, чтений памяти акад.В. С. Нерсссянца / сост. В. Г. Графский. С. 47.
  • [99] Там же. С. 48.
  • [100] См.: Бабаджанян К. А. Современная концепция взаимоотношения государства иличности // Правовая политика и правовая жизнь. 2011. № 4. С. 115.
  • [101] См.: Конституция Республики Таджикистан. Душанбе, 2011. (В дальнейшемссылки на Конституцию будут даваться в тексте.)
  • [102] Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства: учебник. С. 308.
  • [103] Проблемы обшей теории права и государства: учебник / под общ. ред. В. С. Нерсесянца. С. 721.
  • [104] Матузов Н. И. Гражданское общество: сущность и основные принципы // Правоведение. 1995. № 3. С. 92.
  • [105] Сативалдыев Р. Ш. Теория государства и права: учебник. Душанбе, 2009. С. 141.
  • [106] Общая теория права и государства: учебник / под общ. ред. В. А. Кучинского.С. 522.
  • [107] См.: Биктасов О. К., Щербаковский Г. 3. Взаимодействие государства и гражданского общества в условиях интеграции в международную правовую систему: некоторыевопросы истории и теории // История государства и права. 2006. № 6.
  • [108] Марченко М. Н. Теория государства и права: учебник. 2-е изд. М., 2004. С. 437.
  • [109] См.: Проблемы теории государства и права: учебник / под ред. В. М. Сырых.С. 134.
  • [110] Умнова И. А. Конституционные основы современного российского федерализма.М„ 2000. С. 211.
  • [111] Теория правового государства / под ред. А. С. Пиголкина, Ю. А. Дмитриева.С. 313-314.
  • [112] Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства: учебник. С. 274.
  • [113] Кудрявцев В. Н., Лукашева Е. А. Указ. соч. С. 7.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >