Полная версия

Главная arrow Право

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Нравственный аспект уголовно-процессуальной деятельности адвоката-защитника

Требования к компетенциям

Знать:

  • • нравственное содержание уголовно-процессуального законодательства
  • • принципы российского уголовного процесса
  • • нравственные начала уголовно-процессуальной деятельности в суде первой инстанции и в стадиях апелляционного, кассационного и надзорного производства

Уметь:

  • • оценивать принципы российского уголовного процесса с позиции их демократической природы, гуманистического характера и социальной ценности
  • • анализировать принципы российского уголовного процесса и международно-правовых актов в области защиты прав и свобод человека и гражданина, с позиции их взаимосвязи и взаимообусловленности
  • • вскрывать нравственные аспекты в уголовно-процессуальном доказывании и отстаивании позиции по делу

Владеть:

  • • навыками принятия процессуальных решений по типовым ситуациям с опорой на законность, обоснованность и справедливость
  • • нравственной культурой по особым видам уголовных производств

Нравственные основания принципов уголовного процесса

Конституция Российской Федерации 1993 г. провозгласила человека, его права и свободы высшей ценностью (ст. 2). Этим фактом зафиксирован решительный поворот от первоочередной защиты, прежде всего, государственных интересов к приоритетной защите прав и свобод самого человека как личности.

Такая глубоко гуманистическая направленность сегодняшней политики государства вызвала необходимость и в корректной переориентации всего процессуального законодательства. Выразилось это, в частности, в определении назначения российского уголовного процесса. Согласно ч. 1 ст. 6 УПК РФ «уголовное судопроизводство имеет своим назначением: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод».

Уголовно-процессуальная деятельность ориентирована не только на защиту прав и законных интересов лица, понесшего от преступления физический, имущественный или моральный вред (потерпевшего как участника уголовного процесса), что является совершенно естественным, но и на привлечение к уголовной ответственности только того лица, которое заслуживает этого за виновно совершенное им преступление. Такое указание законодателя ведет к утверждению в обществе уверенности в торжестве справедливости при принятии судьями, а также следователями (дознавателями) тех или иных процессуальных решений по уголовному делу. Этому же служат и используемые судьями и следователями средства обеспечения выполнения уголовным процессом своего назначения, такие как осуществление уголовного преследования и при наличии к тому оснований отказ от такового, назначение виновному справедливого уголовного наказания и при необходимости отказ от такого наказания, а также реабилитация каждого, кто необоснованно подвергался уголовному преследованию (ч. 2 ст. 6 УПК РФ).

Как видим, назначение современного российского уголовного процесса ориентировано на приоритетную защиту прав и законных интересов личности вне зависимости от его процессуального статуса, что свидетельствует о его гуманистическом, высоконравственном содержании.

Деятельность по выполнению сформулированного перед уголовным процессом назначения основывается на закрепленных в ст. 7—19 УПК РФ принципах, наполненных, в свою очередь, глубоко нравственным содержанием. Рассмотрим их, отметив, прежде всего, что под принципами уголовного процесса понимаются закрепленные в правовых нормах положения, на которых основывается вся уголовно-процессуальная деятельность.

1. Во главе системы принципов российского уголовного процесса — принцип законности при производстве по уголовному делу (ст. 7 УПК РФ). Его содержание определено в ст. 15 Конституции

РФ и заключается в необходимости неуклонного соблюдения Конституции РФ и других законов всеми органами государственной власти и местного самоуправления, должностными лицами и гражданами. Применительно к уголовному судопроизводству законность означает требование осуществлять производство по уголовному делу в точном соответствии с предписаниями Конституции РФ, общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров России и УПК РФ. Нравственная же сторона принципа законности в уголовном судопроизводстве состоит в соблюдении нравственных требований, воплощенных в законе, запрете поступать по произволу, субъективному усмотрению в отношении человека, что неминуемо следует за послаблениями в отношении режима законности в уголовном процессе[1].

2. Нравственное содержание принципа осуществления правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ) заключено в том, что единственным органом, могущим признать человека виновным в совершении преступления и подвергнуть уголовному наказанию, является только суд. Никакой иной орган государственный власти или управления не имеет права осуществлять правосудие. Создание для этих целей каких-либо чрезвычайных судов также не допускается (ч. 3 ст. 118 Конституции РФ).

Защита естественных человеческих ценностей в виде чести и достоинства, жизни и здоровья, неприкосновенности как самой личности, так и жилища, а также тайны частной жизни в качестве принципов закреплена в ст. 9—13 УПК РФ.

3. В основе закрепленного в ст. 9 УПК РФ принципа уважения чести и достоинства личности лежит конституционное положение о том, что достоинство личности охраняется государством и никакие обстоятельства не могут выступать в качестве основания для его умаления (ч. 1 ст. 21 Конституции РФ). Нравственное содержание этого принципа заключается в запрещении в ходе производства по уголовному делу осуществлять действия и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также допускать обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья (ч. 1 ст. 9 УПК РФ).

В качестве процессуальной гарантии обеспечения принципа уважения чести и достоинства личности выступает закрепленное в

ч. 2 ст. 9 УПК РФ положение о том, что «никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению».

Нравственное содержание рассматриваемого принципа проявляется в реализации ряда правил, закрепленных в отдельных нормах УПК РФ:

  • (1) недопустимости при производстве следственных действий применения насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создания опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц (ч. 4 ст. 164 УПК РФ);
  • (2) запрете присутствия следователя другого пола при освидетельствовании, связанном с обнажением человека (ч. 3 ст. 184 УПК РФ);
  • (3) продолжительности допроса не более 8 часов, а несовершеннолетнего — не более 4 часов в течение дня (ст. 187 УПК РФ);
  • (4) запрете при получении образцов для сравнительного исследования применять методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство (ч. 2 ст. 202 УПК РФ), и др.

Несмотря на отсутствие в тексте ст. 9 УПК РФ указания на необходимость восстановления чести и достоинства лица, если оно оказалось униженным вследствие совершенных действий со стороны должностных лиц судебных и следственных органов, ими должны быть приняты меры по восстановлению этих ценностей. Такая задача в определенной мере вытекает из содержания ч. 2 ст. 6 УПК РФ, вместе с тем есть настоятельная необходимость законодательного закрепления этого правила. Следует признать правильность предложения Т.З. Зинатуллина и А.Ф. Закирова, что ст. 9 УПК РФ должна быть дополнена ч. 3 следующего содержания:

Каждому, чья честь и достоинство при производстве по уголовному делу были унижены, гарантируется их восстановление способами, предусмотренными настоящим кодексом, и справедливая компенсация причиненного морального вреда[2].

  • 4. В ст. 22 Конституции РФ закреплено право каждого на свободу и личную неприкосновенность. Нравственное содержание закрепленного в ст. 10 УПК РФ принципа неприкосновенности личности заключается в том, что
  • (1) только подозреваемые и обвиняемые в совершении преступления могут быть лишены такого социального блага;
  • (2) лишение такого социального блага возможно только при наличии для этого законных оснований посредством задержания (ст. 91 УПК РФ) или заключения под стражу (ст. 108 УПК РФ); задержание подозреваемого без судебного решения возможно лишь до 48 часов; что же касается заключения под стражу в качестве меры уголовно-процессуального пресечения, то оно возможно лишь по судебному решению;
  • (3) задержанные или заключенные под стражу лица должны содержаться в условиях, исключающих угрозу их жизни и здоровью;
  • (4) выявление факта отсутствия оснований для задержания или заключения под стражу, а также для помещения в медицинский или психиатрический стационар либо содержания под стражей свыше установленного законом срока влечет за собой немедленное освобождение подвергнутых лишению свободы подозреваемых и обвиняемых.
  • 5. Конституция РФ наделяет каждого таким социальным благом, как неприкосновенность его жилища. В соответствии со ст. 75 Основного закона государства никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе — в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения. Эти конституционные установки конкретизированы в ст. 12 УПК РФ. Согласно содержащимся в приведенной уголовнопроцессуальной норме правилам, носящим правовой и одновременно глубоко нравственный характер, (1) осмотр жилища может быть произведен только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения; (2) обыск и выемка в жилище могут производиться только на основании судебного решения.

Отступление от этих правил возможно лишь в случаях, не терпящих отлагательства. Но и при этом о произведенном без судебного решения осмотре, обыске или выемке судья должен быть уведомлен. Судья обязан своим постановлением констатировать законность проведенных действий. В случае если судья признает произведенные следственные действия незаконными, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми.

Безусловно, нравственным содержанием наполнено и указание Закона о недопустимости производства осмотра жилища, обыска или выемки в нем, равно как и любого иного следственного действия, в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства (ч. 3 ст. 164 УПК РФ).

Нравственное содержание рассмотренного принципа раскрывается особенно ярко при анализе закрепленных в ст. 23 Конституции РФ положений о том, что «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени» (ч. 1), а также «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений» (ч. 2).

В качестве гаранта служит указание Закона на то, что ограничение закрепленного в ч. 2 ст. 23 Конституции РФ права допускается только на основании судебного решения. В УПК РФ такая конституционная установка получила свое законодательное закрепление в

ч. 1 ст. 13.

Возможному ограничению таких социальных благ гражданина предшествуют процессуальные действия по наложению ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, а также возможный контроль и запись телефонных и иных переговоров. Все такие действия могут производиться только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 13 УПК РФ) и в строго установленном порядке (ст. 185 и 186 УПК РФ).

6. По своему содержанию и социальному назначению глубоко нравственными являются принцип уголовного процесса, получивший наименование презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ), и тесно связанный с ним принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ). Право на защиту есть часть более емкого принципа, закрепленного в ч. 1 ст. 48 Конституции РФ: «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи».

Отправным для понимания нравственного содержания и социального назначения указанных принципов является презумпция добропорядочности любого человека до тех пор, пока не будет доказано обратное. Согласно презумпции невиновности обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 14 УПК РФ). До этого момента в уголовном процессе есть обвиняемый, но нет преступника. Только вступление в законную силу обвинительного приговора порождает такое социальное лицо, как преступник.

Поистине нравственными выступают и те правовые предписания, что вытекают из содержания такого принципа:

  • (1) подозреваемый и обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность, что «бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого иди обвиняемого, лежит на стороне обвинения» (ч. 2);
  • (2) все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу (ч. 3);
  • (3) «обвинительный приговор не может быть основан на предположениях» (ч. 4 ст. 302 УПК РФ).
  • 7. Нравственное содержание принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ) проявляется в следующем:
    • (1) указанные участники уголовного процесса могут не только защищаться лично от возникшего в отношении них подозрения в совершении преступления или обвинения, но и получать квалифицированную юридическую помощь от адво- катов-защитников на основе заключенного договора, а в указанных в ст. 51 УПК РФ случаях даже бесплатно;
    • (2) к помощи адвоката-защитника можно прибегать с самого начала осуществления процессуальных действий и мер, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ);
    • (3) вся процессуальная деятельность адвоката-защитника связана с его единственной обязанностью защищать права и интересы подозреваемых и обвиняемых и оказывать им в этом юридическую помощь, используя для этого только правовые и наполненные нравственным содержанием средства и способы (ч. 1 ст. 49, ст. 53 УПК РФ).
  • 8. В ст. 11 УПК РФ закреплен принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Нравственное содержание этого принципа органично связано с нравственным содержанием уже рассмотренных принципов российского уголовною процесса, в котором развиваются и конкретизируются применительно к уголовному судопроизводству предписания о защите прав и свобод человека и гражданина, выраженные в ст. 2 и 45 Конституции РФ. «О демократизме государства, — замечает Л.Т. Ульянова, — судят не только по количеству прав и свобод, которыми располагают его граждане и иные лица, но и по средствам, обеспечивающим их реализацию»[3].

Нравственный аспект указанного принципа проявляется в том, что должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу, обязаны:

  • (1) не только разъяснять участникам уголовного процесса их процессуальные права, но и обеспечить их осуществление;
  • (2) принять меры безопасности участников уголовного судопроизводства в случаях угрозы им или их родственникам и близким для них лицам убийством, причинением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями;
  • (3) принять меры к тому, чтобы причиненный участникам уголовного процесса в результате нарушения их прав и свобод вред подлежал в установленном УПК РФ порядке возмещению.

В соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ «судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». Это конституционное положение получило свое закрепление в ст. 15 УПК РФ. Нравственное содержание рассматриваемого принципа выражается в возможности участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения и со стороны защиты активно и на равных собирать и представлять доказательства, доказывать свою правоту, давать свое толкование подлежащим доказыванию обстоятельствам и тем самым способствовать установлению по уголовному делу правды, истины, осуществлению законного, обоснованного и справедливого правосудия[4].

9. Нравственное содержание закрепленного в ст. 17 УПК РФ принципа, получившего наименование свободы оценки доказательств, заключается в предъявлении к судьям, прокурорам, следователям и дознавателям требования оценивать доказательства только по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех собранных по уголовному делу доказательств в их совокупности, и руководствуясь при этом законом (Конституцией РФ, УК и УПК РФ) и такой глубоко нравственной категорией, как совесть.

Для того чтобы названные субъекты доказывания могли оценивать доказательства только по своему внутреннему убеждению, свободно, без какого-либо вмешательства, давления извне, законодатель установил правило — «никакие доказательства не имеют заранее установленной силы» (ч. 2 ст. 17 УПК РФ). И если, к примеру, обвиняемый признался в совершении преступления, то такой факт еще не есть свидетельство его виновности, не есть доказательство «заранее установленной силы». В основу обвинения такой факт может быть положен лишь при условии, что он подтверждается «совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств» (ч. 2 ст. 77 УПК РФ).

  • 10. В многонациональном государстве, каким является Российская Федерация, очень важно обеспечить равенство всех перед законом и судом. Такое социальное благо получило свое законодательное закрепление в ч. 1 ст. 19 Конституции РФ. Один из способов выражения конституционного равенства всех перед законом и судом — обеспечение возможности каждому в ходе производства по уголовному делу пользоваться своим родным языком или тем, которым он владеет. В этом и проявляется нравственное содержание закрепленного в ст. 18 УПК РФ принципа. Гарантом полноценной реализации принципа языка судопроизводства служит право любого участника уголовного процесса бесплатно пользоваться помощью переводчика, включая и право получать следственные и судебные документы в переводе на родной язык или на язык, которым он владеет.
  • 11. Одним из принципов российского уголовного процесса является право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК РФ). Основа этого принципа — конституционные положения об обеспечении государственной защиты прав и свобод человека и гражданина (ст. 2, 18, 33, 45, 46 и др. Конституции РФ). Нравственное содержание этого принципа заключается в том, что любой участник уголовного процесса имеет право свободно обжаловать в установленном ст. 123—127 УПК РФ порядке любое действие или бездействие, а также решение суда, прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя. В указанных статьях обстоятельно регламентируется порядок рассмотрения поданных жалоб прокурором, руководителем следственного органа (ст. 124 УПК РФ) и судом (ст. 125 УПК РФ). Что касается жалоб на судебные решения, то они принимаются к рассмотрению в судах соответственно апелляционной, кассационной или надзорной инстанций (гл. 43—45, 48 и 49 УПК РФ).

Значение института обжалования проявляется в том, что он позволяет исправить допущенные при производстве по уголовному делу следственные и судебные ошибки и восстановить нарушенные незаконными действиями и решениями должностных лиц следственных, прокурорских и судебных органов права участников уголовного процесса.

Таковы нравственные основы назначения российского уголовного процесса и тех принципов, на которых базируется все производство по уголовному делу. Что же касается гражданского судопроизводства, то многие из задач, указанных в ст. 2 ГПК РФ, решаются сегодня посредством расширения коммуникативных возможностей субъектов. При этом акцентируется внимание на нравственных основаниях гражданского спора. Так, со вступлением в силу 1 января 2011 г. Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» созданы благоприятные условия для применения этики и психологии делового общения в целях гармонизации социальных отношений между гражданами; прописаны процедуры медиации на внесудебной, досудебной и судебной стадиях судебного разбирательства.

  • [1] См.: Кобликов А.С. Юридическая этика. Учебник. М., 1999. С. 47.
  • [2] Зинатуллип Т.З., Закиров А.Ф. Уважение чести и достоинства личности в российском уголовном процессе. Ижевск, 2005. С. 11, 95.
  • [3] Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 2006. С. 108.
  • [4] См.: Колоколов Н.Л. Указ. соч. С. 392.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>