Полная версия

Главная arrow Право

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

История этических установок в деятельности отечественной адвокатуры

Требования к компетенциям

Знать:

  • • историю, этапы становления и развития профессиональной этики работников отечественной адвокатуры
  • • биографические сведения о тех исторических личностях (ученых, правоведов, политиков), которые внесли свой вклад в развитие адвокатской этики

Уметь:

  • • анализировать, оценивать исторические события и процессы в их динамике и взаимосвязи с нравственными началами профессиональной деятельности представителей адвокатского сообщества
  • • выделять исторические события правовой действительности с позиции профессиональной этики адвоката

Владеть:

• методами исторического анализа в оценке этических идей и установок, повлиявших на нравственные начала в деятельности отечественной адвокатуры

Адвокатская профессия в Российской империи и за рубежом

Уважительное отношение к адвокатуре, адвокату и адвокатской деятельности со стороны государственной власти и общества — показатель цивилизованности и демократичности государства. Подтверждением тому служит многовековой опыт, мощь и влияние адвокатуры в таких странах, как Франция, Англия, Италия, США. Не случайно французская адвокатура гордится Ги Фуко (XIII в.), ставшим папой римским под именем Климента IV, английская — Эдвардом Коком, Томасом Муром. Многие премьер-министры и президенты Франции[1] и США[2] вышли из адвокатов. А такие адвокаты, как Т. Джефферсон и А. Линкольн, Г. Гроций, М. Робеспьер и Ж. Дантон, И. Гёте и Вальтер Скотт, Д. Мадзини и Л. Кошут, Махатма Ганди, Д. Ллойд-Джордж и Бенито Хуарес, оставили яркий след в мировой истории и культуре.

Судьи современной английской Палаты лордов — барристеры с 15-летним стажем пребывания в адвокатском сословии. Адвокатура — верный путь к магистратуре (судейству). Каждый судья — в прошлом адвокат. Даже одежда юристов в суде (мантии и парики) в основном одинакова как у судей, так и у адвокатов, что подчеркивает их принадлежность к единой профессии, равенство и взаимное уважение[3].

О высоком статусе адвоката и престиже адвокатуры за рубежом красноречиво свидетельствует и знакомая нам по зарубежным фильмам фраза: «Я буду говорить только в присутствии своего адвоката!», означающая, что любой западный гражданин не даст показаний и не подпишет ни один документ, не совершит ни одной сделки, в общем «шага не сделает», не проконсультировавшись со своим адвокатом, что помогает избежать ошибок, связанных с незнанием законов и юридической практики.

Е.В. Васьковский

В России адвокатура долгое время находилась на периферии правовой жизни. Не случайно известный российский и польский адвокат Е.В. Васьковский (1866—1942) говорил, что «история нашей российской древней адвокатуры — в сущности, история ябедничества»[4].

Русские императоры от Петра Великого до Николая I были настроены решительно против создания в России адвокатского сообщества по западному образцу, на что были свои причины. Так, Петр I не без основания считал ходатаев не заступниками оступившихся людей, а ябедниками, товарищами воров и душегубцев. По его мнению, адвокат своими пространными ходатайствами больше утруждает судью и запутывает дело, чем ведет к его скорейшему разрешению. Адвокатской практикой в России, как правило, занимались государственные служащие невысокого ранга в свободное время или находясь в отставке[5].

В указе Елизаветы Петровны 1752 г. говорилось: «К крайнему неудовольствию нашему слышим разорение и притеснение наших подданных от ябедников». И Екатерина II, и ее царствующий внук Николай I считали адвокатов главными виновниками Французской революции и свержения там монархии и категорично отрицали саму идею адвокатуры западного типа. Например. Екатерина II писала в одном из своих писем: «Адвокаты и прокураторы у меня не законодательствуют и никогда законодательствовать не будут, пока я жива, а после меня будут следовать моим началам»[6].

Российский император Николай I говорил князю А.Н. Голицину, отстаивавшему необходимость введения адвокатуры: «Нет, князь, пока я буду царствовать, России не нужны адвокаты. Проживем и без них»[7].

Неуважительное отношение к дореформенным адвокатам выражали и профессиональные юристы, и государственные чиновники, и рядовые российские поданные. Виною всему — нравственная нечистоплотность, алчность и вопиющая безграмотность представителей так называемого «протоадвокатского сообщества».

Как вспоминал о них известный адвокат П.Л. Потехин,

тут были дворяне, прожившиеся помещики, разорившиеся купцы, приказчики, которые прежде вели дела своих хозяев, тут были отставные военные, даже сидельцы кабаков и пивных лавок, были чиновники, выгнанные со службы <...> и т.д., всех не перечислить»[8].

Не имевшие, по признанию Государственного совета, «никаких сведений юридических — ни теоретических, ни практических», они пользовались дурной славой хищников и мошенников («крапивное семя» — говорили о них в народе). Приспосабливаясь к порокам одиозного дореформенного суда, сами заражаясь, а то и щеголяя этими пороками, стряпчие и ходатаи по примеру средневековых подьячих ловчили, ябедничали, мошенничали за любую мзду... О них писал авторитетный юрист А.В. Лохвицкий:

Берут по двугривенному и штофу водки за сочинение просьбы, — по пяти и десяти целковых за фальшивый паспорт; есть у них и такса за фальшивое свидетельство, за фальшивую подпись и проч. <...> В одно и то же время пишут бумаги и истцу и ответчику и, конечно, с обоих берут деньги[9].

Негативное отношение к адвокатуре в Российской империи постепенно стало меняться к лучшему после учреждения в 1864 г. института присяжных поверенных. Однако и в 1903 г. в предисловии к книге А.В. Бобрищева-Пушкина и Ф.А. Волькенштейна «Прения сторон в уголовном процессе» сказано, что, в то время как во Франции, Англии и Бельгии адвокатам ставят памятники, их речи издаются сборниками и брошюрами, им предоставляются депутатские кресла и вручаются министерские портфели, в Российской империи «на, на профессиональную защиту... направлены главные и самые ядовитые нападки»[10].

Справедливости ради стоит отметить, что и за рубежом далеко не всегда отношение государства к адвокатуре было однозначным. Так, в 1780 г. прусский король Фридрих II, яркий представитель просвещенного абсолютизма и один из основоположников прусско- германской государственности, уничтожил адвокатуру в Пруссии, заменив адвокатов чиновниками-ассистентами суда, получавшими определенное жалованье[11]. Французский император Наполеон I Бонапарт, великий полководец и государственный деятель, заложивший основы современного французского государства, по поводу представленного ему проекта организации адвокатуры писал: «Пока я буду носить шпагу, я не подпишу подобного декрета. Я хочу, чтобы можно было отрезать язык всякому адвокату, который употребил его против правительства»[12].

Такое неоднозначное отношение государственных деятелей к адвокатуре свидетельствует о том, что адвокатура нередко проявляла себя серьезным оппонентом государственной власти. И все-таки на Западе адвокатура занимала несравнимо с российскими реалиями высокое и значимое положение. В 1896 г. русский адвокат В.Д. Спасович на собрании своих петербургских коллег-адвокатов с чувством одновременно и гордости и грусти заметил: «Помню, как при мне сказал бельгийский король Леопольд II: «Все мои министры были адвокаты»»[13].

В России монархия, остерегаясь возможного по примеру Запада политического возвышения и авторитета адвокатуры, предельно ограничила ее даже в чисто формальных заимствованиях западных образцов.

После свержения монархического правления в феврале 1917 г. жестко сдерживаемый прежде потенциал адвокатуры сразу же заявил о себе: из шести министров юстиции Временного правительства пятеро — А.Ф. Керенский, П.Н. Переверзев, А.С. Зарудный, А.А. Демьянов, П.Н. Малянтович — были адвокатами.

  • [1] Ж. Мартиньяк, О. Барро, А. Тьер, Э. Оливье, Ж. Дюфор, Ж. Ферри, Л. Гам-бетта, М. Рувье, Ж. Греви, Ш. Флоке, А Рибо.
  • [2] Т. Джефферсон, Д. Мэдисон, Дж.К. Адамс, Э. Джексон М. Фимор, Ф Пирс,Д. Бьюкенен, А. Линкольн, Д. Гарфилд, Ч. Артур, Б. Гаррисон, У. Мак-Кинли.
  • [3] Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат... М.: Прогресс, 1993. С. 56.
  • [4] Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. СПб, 1893. Ч. 1. С. 320.
  • [5] Кучерена А.Г. Становление и развитие института адвокатуры в России// Адвокатская практика. 2002. № 4. С. 24.
  • [6] Колпаков Н. Очерки и воспоминания// Русская старина. 1886. № 12. С. 535, 536.
  • [7] Гессен И.В. Адвокатура, общество и государство (1864—1914). М.: Юристъ,1997. С. 30.
  • [8] Потехин П.А. Отрывки из воспоминаний адвоката // Право. 1900. № 47. С. 22.
  • [9] Лохвицкий А.В. О наших ходатаях по делам... // Русское слово. 1860. №2.С. 44-45.
  • [10] Бобрищев-Пушкин А.В., Волькенштейн Ф.А. Прения сторон в уголовном процессе. СПб., 1903.
  • [11] См.: Мартынчик Е.Г., Колоколова Э.Е. Российская адвокатура на переломе веков(сравнительно-правовое исследование) // Адвокатская практика. 2001. № 2. С. 3.
  • [12] Гессен И.В. Указ. соч. С. 30.
  • [13] Спасович В.Д. Застольные речи. (1873—1901). Лейпциг, 1903. С. 85.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>