Полная версия

Главная arrow Психология arrow Возрастная психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Биологические факторы развития.

Строение и функции организма ребенок получает в наследство от своих предков. От рождения он обладает специфической (человеческой) нервной системой, мозгом, способным стать органом сложнейшей психической деятельности, свойственной человеку; органами чувств, позволяющими отражать внешний и внутренний мир. Эти биологические предпосылки являются необходимыми факторами развития человеческой психики. Может быть, именно они и определяют весь ход дальнейшего психического развития человека? Такой вопрос возник перед учеными уже в XIX в.

В 1866 г. биологи Э. Геккель и Ф. Мюллер сформулировали биогенетический закон, основанный на принципе рекапитуляции (повторяемости). Он гласит, что индивидуальное развитие организма (онтогенез) является кратким и быстрым повторением истории развития данного вида (филогенеза). Это повторение никогда не бывает полным, но этапы внутриутробного развития индивида в основном воспроизводят этапы истории происхождения организма. Об истории внутриутробного развития человека свидетельствуют, например, атавизмы, возникающие на разных этапах эмбрионального генеза — жаберные щели, волосяной покров.

В биологии существовало направление, которое трактовало развитие как развертывание некой заранее предусмотренной (преформированной) биогенетической программы. Преформизм — учение, в котором организм рассматривается как заранее запрограммированный по всем показателям развития, и поэтому ничего нового в нем появиться не может. Нативисты и преформисты в психологии считали, что знания и навыки заложены в самой структуре организма человека, носят врожденный характер и, следовательно, наследственность — определяющий фактор. В этом случае развитие приравнивается к процессам созревания и роста, к реализации наследственной программы поведения независимо от воспитания, обучения и сознательной деятельности человека. Такой тип развития называют преформированным. К нему относится, например, эмбриональное (внутриутробное) развитие организма.

В психологии также были предприняты попытки представить психическое развитие ребенка в целом как преформированное. Первой из них считается концепция американского ученого Стенли Холла (1844-1924).

Холл занялся изучением детской психики, используя метод анкетирования, анализируя детские игры, страхи, речь, сравнивая рисунки современных ему детей и древнюю наскальную живопись. На основании всех этих материалов он обнаружил черты сходства в развитии ребенка и человечества в прошлые эпохи: тот факт, что дети любят играть в песок, был объяснен потребностью в строительстве, реализуемой человечеством. Сравнение детских рисунков с наскальными обнаружило их родство (схематичны, эмоциональны). Дети, как и древние люди, демонстрируют анимизм (одушевление всего).

По мнению Холла, поскольку последовательность стадий психического развития заложена генетически (преформирована), то нужно просто создать условия, чтобы ребенок без задержек прошел их и изжил все пережитки прошлого.

Теория Холла подверглась критике психологами прежде всего потому, что сам его метод сбора данных был субъективен, вряд ли можно признать строго научными аналогии между эволюцией человечества и индивидуальным развитием личности. Однако значение его теории состоит в том, что Холл одним из первых попытался показать определенную взаимосвязь между историческим, социальным и индивидуальным развитием человека.

Ученик Холла, известный американский психолог А. Гезелл (1880—1971) проводил лонгитюдное изучение психического развития детей с рождения до подросткового возраста с помощью повторяющихся срезов. Он хотел составить примерный временной график появления конкретных психических действий, начиная с двигательных умений ребенка и его интеллектуального развития. Его научным вкладом было применение для этих целей новых методов, не использовавшихся ранее в детской психологии: фото— и киносъемки для объективной регистрации моторики и речи; специального стекла с односторонней проницаемостью («зеркало Гезелла») для изучения социального взаимодействия детей, метод сравнительного изучения развития близнецов, а также развития детей в норме и патологии (в частности, слепых детей).

Идея Гезелла заключалась в том, что существует врожденная тенденция к оптимальному развитию, а физический рост и психическое развитие проходят ряд стадий в строго определенной последовательности. Эти стадии отличаются преимущественно темпом развития и количественным «приростом поведения». Такое «механическое» понимание развития было и остается главным направлением критики концепции Гезелла, хотя большинство ученых оценили его заслуги по внедрению новых методов, методик и оборудования для проведения психологических исследований.

Видный австрийский психолог Карл Бюлер (1879—1963) предпринял попытку создать общую теорию развития детской психики. Он известен как автор преформистской теории трех ступеней в развитии ребенка. Каждый ребенок в своем развитии проходит стадии, которые соответствуют стадиям эволюции форм поведения животных: инстинкт, дрессура, интеллект.

Инстинкт — низшая ступень развития, определяемая наследственным фондом способов поведения. Набор готовых инстинктов у ребенка (новорожденного) узок крик, сосание, глотание, защитный рефлекс.

Дрессура — образование условных рефлексов, прижизненно складывающиеся навыки, которые дают возможность приспособиться к различным жизненным обстоятельствам.

Интеллект — высшая стадия развития; приспособление к ситуации путем изобретения, обдумывания и осознания проблемной ситуации.

Бюлер всячески подчеркивал «шимпанзеподобность» поведения детей первых лет жизни. Поэтому к изучению ребенка им был применен зоопсихологический эксперимент. Хотя сам Бюлер не причислял себя к биогенетистам, однако, как отмечает Л.Ф. Обухова, «его взгляды — еще более глубокое проявление концепции рекапитуляции, так как этапы развития ребенка отождествляются со ступенями развития животных»9.

Исследования этих ученых показали значимость биологических факторов развития, однако идея об их абсолютной, определяющей роли для формирования человеческой психики и личностного развития не подтвердилась: если в животном мире достигнутый уровень развития поведения передается от одного поколения к другому так же, как и строение организма, — путем биологического наследования, - то у человека свойственные ему виды деятельности, а вместе с ними и соответствующие знания, умения и психические качества передаются путем социального наследования.

У животных большая часть мозгового вещества «занята» уже к моменту рождения — там закреплены механизмы инстинктов, т.е. форм поведения, передаваемых по наследству. У ребенка значительная часть мозга оказывается «чистой», готовой к тому, чтобы принять и закрепить то, что ему дает жизнь, обучение и воспитание. Более того, процесс формирования мозга животного в основном заканчивается к моменту рождения, а у человека продолжается после рождения и зависит от условий, в которых происходит развитие ребенка. Следовательно, эти условия не только заполняют «чистые страницы» мозга, но влияют и на само его строение.

Природные предпосылки — строение организма, его функции, его созревание — необходимы для психического развития, без них развитие происходить не может, но они не определяют того, какие именно психические качества появятся у ребенка. Это зависит от условий жизни и воспитания, под влиянием которых ребенок усваивает общественный опыт.

Какова в таком случае роль и значение социального фактора развития? В чем выражается взаимосвязь биологических предпосылок развития и социальной среды?

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>