Полная версия

Главная arrow История arrow История римской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

РАННЕХРИСТИАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ОБРАЗОВАННОСТЬ

Возникшее сначала как определенное направление в иудейской религии, христианство тоже являлось религией Книги. После некоторой внутренней борьбы христиане признали книги иудейской Библии священными. Но ограничиться этим они не могли. Более того, осознавшее себя сначала как истинный Израиль в противоположность официальному иудейству, а затем полностью противопоставленное иудаизму, христианство нуждалось в своей священной литературе. Уже в I в. стали появляться и собственно христианские произведения. Прежде всего это были рассказы о жизни Иисуса, сборники его изречений и притч, повествования о гибели и воскресении Христа. На этой основе возникли Евангелия («Благовестия»), представлявшие собой биографии Иисуса. Возникавшие в разных общинах, иногда существенно друг от друга отличавшихся, Евангелия тоже могли разниться. Общим у них всех было то, что считалось самым главным, что определяло суть веры, — мученическая смерть Христа, Сына Божьего, этой жертвой взявшего на себя все грехи людей, и последующее его воскресение. Все остальное являлось прелюдией и должно было, с одной стороны, доказать его божественность в соответствии с ветхозаветными пророчествами, а с другой — наставить слушателей и читателей в истинной вере и правильном поведении. А это в принципе могло допускать различия в тех или иных деталях, в отдельных рассказах и поучениях. Поэтому сначала Евангелий было довольно много, но к концу II в. были отобраны четыре наиболее распространенные и авторитетные. Сначала некоторые Евангелия создавались, по-видимому, на арамейском языке, но все дошедшие до нас написаны по-гречески. Три Евангелия — от Матфея, от Марка и от Луки — называют синоптическими (от греч. synopsis — общий обзор, свод), поскольку излагаемые там сведения во многом совпадают или друг друга дополняют, хотя между ними имеются и различия. Совершенно особняком стоит Евангелие от Иоанна. Христианская традиция считает его написанным позже остальных, но, главное, оно отличается от синоптических Евангелий по своему духу и даже частично по сюжету. По словам раннехристианского писателя Климента, первые три Евангелия — телесные, а Евангелие от Иоанна — духовное. По существу Иисус Иоанна — другой, чем Иисус первых трех евангелистов. Он не является там учителем или пророком, лишь соглашающимся с тем, что его признают Мессией и Сыном Божьим, а сам уверенно провозглашает себя таковым. И вся его деятельность, в том числе и творимые им чудеса, как описано в Евангелии от Иоанна, лишь подтверждает этот постулат. Поэтому в этом Евангелии нет места ни Благовещению, ни земной генеалогии, ни даже телесным страданиям Иисуса на кресте во время распятия. Нет в нем и моральной проповеди, подобной Нагорной, ибо главное в нем — не научение правилам практической этики, а утверждение божественности Христа.

Продолжением Евангелий являлись «Деяния апостолов», авторство которых приписывается соратнику Павла Луке, который считается и автором одного из Евангелий. Евангелие от Луки и «Деяния апостолов» составляют единство и в сюжетном, и в литературном, и в идейном плане. Основным содержанием Деяний является история христианской проповеди после распятия Христа и распространение новой веры преимущественно среди язычников. В тексте имеются отрывки, написанные от первого лица, и они считаются фрагментами путевого дневника самого Луки. По-видимому, автором Деяний был действительно Лука, спутник Павла в некоторых его странствиях, и это обеспечивает довольно большую степень историчности его повествования. Написанию этой книги предшествовало создание им же Евангелия. Тогда же появились и распространились в христианской среде послания различных апостолов, особенно Павла, которому позже приписывали некоторые послания, явно ему не принадлежавшие. В народных низах были широко распространены «откровения» (по- гречески «апокалипсисы»), в которых в фантастической форме вещалось о близком конце этого ненавистного мира и о приходе Спасителя, который установит тысячелетнее царство счастья и мира. В центре «Апокалипсиса» Иоанна агнец Божий, который одновременно и Христос, а невестой жертвенного агнца является христианская церковь. Весь «Апокалипсис» проникнут ненавистью к вавилонской блуднице, под которой подразумевается Рим, и предсказанием конца этого грешного мира, после чего наступит тысячелетнее царство Божие, воплощенное в небесном Иерусалиме. Стержнем произведения Иоанна является ясное и яркое противопоставление агнца и верующих в него, с одной стороны, и чудовищного адского зверя, воплощающего греховный мир во главе с ненавистным Римом и его императором — с другой. Рим должен быть уничтожен прежде всего за то, что в нем пролилась кровь мучеников. Четыре Евангелия (от Матфея, Марка, Луки и Иоанна), «Деяния апостолов», 21 послание апостолов, в том числе 14 приписываемых Павлу, и «Апокалипсис» Иоанна составили «Новый Завет», который вместе с иудейскими священными книгами, признанными «Ветхим Заветом», образовали христианскую Библию.

Естественно, что новозаветными и примыкающими к ним книгами христианская литература не ограничилась. Она была довольно разнообразной и по жанрам, и по содержанию. Это были и послания, и наставления, и обличения, и защиты (апологии). Важное место в этих произведениях занимал вопрос об отношении к языческому миру и его культуре. Рационализму и логике античной культуры, прежде всего философии, христиане противопоставляли веру, которая может быть и неразумной, но тем не менее истинной. По мнению христиан, Божественное откровение выше разума и никакими логичными доводами опровергнуто быть не может. При решении вопроса об отношении к античной культуре выделились две линии. Сириец Татиан решительно выступал против эллинской мудрости, обвиняя ее в неистин- ности, безбожии и безнравственности и противопоставляя ей «мудрость «варваров», из которой эллины и заимствовали все свои достижения. Истина одна, по мнению Татиана, и христианин не может признавать истинности даже каких-либо элементов эллинской философии. Решительно выступал против язычников уроженец Африки Квинт Септимий Флоренс Тертуллиан (160 — после 220), один из первых латиноязычных христианских писателей. До этого вся христианская литература создавалась на греческом языке. Получивший хорошее риторическое образование, прекрасно знавший юриспруденцию, обладавший несомненным литературным талантом, Тертуллиан всю свою творческую деятельность посвятил борьбе с язычеством и защите христианства. Он полностью отвергал античную культуру и считал задачей всякого исследования нахождение веры, которую язычники не нашли. Вера, по мнению писателя, выше знания и абсолютно нелогична, поэтому проверить ее разумом невозможно и не нужно, и необходимо больше всего верить в то, что кажется непостижимым и невозможным. Весь мир делится на два лагеря — лагерь Бога (Церковь) и лагерь дьявола (языческий век), и их борьба неизбежна. Христианин не должен ни в каком качестве служить языческому государству, каковое относится к лагерю дьявола. Языческому миру и его насилию христианин, по утверждению Тертуллиана, противопоставляет терпение, миролюбие и нравственную чистоту и в отстаивании своей веры идет до конца и, если нужно, до мученической кончины. Логика защиты христианских добродетелей привела его кмонтанизму, ибо, как он полагал, большинство христиан, в том числе клир, недостаточно строги в своей жизни и фактически предали Христа. Поэтому Тертуллиан скептически относился к утвердившейся епископальной Церкви, утверждая, что дух Божий в человеке гораздо важнее количества епископов. Обладание этим духом и позволит человеку обрести бессмертие и позже воскреснуть во плоти. Тертуллиан — автор чрезвычайно эмоциональный, и это порой приводит его к противоречиям в отдельных высказываниях. Но общая линия его мысли выделяется достаточно ясно.

Однако далеко не все христианские мыслители разделяли такую жесткую и бескомпромиссную позицию. Полностью следуя принципу первенства откровения над разумом, они были готовы признать относительную ценность достижений античных мыслителей. Так, Юстин, учитель Татиана, признавал значение эллинской философии, но считал ее мудростью низшего порядка по сравнению с христианством. По его мнению, христиане открыли истину, которую язычники только предчувствовали, и это предчувствие делало языческую философию предварительной ступенью в познании. Христианство же не только не противопоставляется философии, но на деле является истинной философией. Христианин, по утверждению Юстина, уже из-за одного только исповедания истинной религии преисполнен различных добродетелей и является лояльным подданным императора. Одновременно Юстин защищал христианство и от иудаизма, обвинявшего его в отходе от монотеизма. Живший в конце II в. земляк и современник Тертуллиана Марк Минуций Феликс в диалоге, построенном по образцу цицероновских трактатов, также доказывал, что христианство не только не противоречит разуму, но является законным наследником всей античной философии. Он утверждал, что абсолютная истина существует, и этой истиной обладает христианство.

Стройную концепцию включения языческого знания в христианскую мысль создал Климент Александрийский (ок. 150 — до 215). Он написал довольно много произведений, рассматривавших различные стороны христианского учения. В совокупности эти произведения составляют полный курс христианского учения. Климент утверждал, что вера и знание не противоречат друг другу, что истинная вера основана на знании и является «знающей верой», что часть христианских истин уже содержалась в языческих учениях, как плод в скорлупе. То знание, которое язычники выводили из философских рассуждений, христиане получали в качестве откровения. По мнению Климента, существуют три ступени постижения истины. Первая — конкретные знания и умения, которые имеют своей главной целью подготовить человека к философии и являются в этом плане «слугами философии». Вторая ступень — философия, подготавливающая человека ктеологии, т. е. богословию. Поэтому философия является «служанкой теологии». Третья и высшая ступень — теология, познающая непосредственно Бога. Очищаясь от аффектов, человек приближается к Богу.

Такая позиция Климента заставила его уделять много внимания христианскому образованию. У христиан издавна существовали странствующие учителя, но возникновение епископальной церкви потребовало более прочного и стабильного образования. Богословскую школу основал около 150 г. в Риме Юстин, но она просуществовала недолго. Более удачной была судьба школы катехитов в Александрии, созданной Пантеном, учителем Климента, и позже руководимая самим Климентом. Некоторые произведения и создавались Климентом, по-видимому, для этой школы. В результате деятельности Климента и других александрийских мыслителей Александрия на долгие годы стала одним из крупнейших и авторитетнейших центров христианской образованности и духовной жизни.

Учеником Климента был Ориген (185—254), который после своего учителя стал руководить александрийской школой, но затем был вынужден покинуть Александрию и обосноваться в палестинском городе Кесарии, где создал собственную школу. Огромные знания, аскетическая жизнь, неколебимая верность своим идеалам привлекали к Оригену множество учеников, среди которых были даже язычники. Для лучшего познания Библии людьми, говорившими на разных языках, Ориген создал так называемую Гексаплу, являвшуюся параллельным и точным изложением всей Библии (и Ветхого, и Нового Заветов) на еврейском, греческом и латинском языках. Ориген доказывал, что все положения христианства абсолютно разумны, надо только их правильно понимать. По его мнению, Библия имеет не только буквальный, но и духовный и моральный смысл, а некоторые ее места буквального смысла не имеют, а понятны только как иносказания. Ориген испытывал огромное влияние неоплатонизма и толковал Бога во многом в духе этой философии, рассматривая его как самодостаточное бытие, неповторимую единичность, чистую мысль, мыслящую самоё себя — это чистый свет, видимый только душой, и мир он просвещает через Логос, который и является Сыном и Христом. Мир творится Богом из ничего, но сотворенные им существа обладают свободой воли, и некоторые даже могут отойти от Бога, как это сделал дьявол. Чрезмерный акцент Оригена на разумность христианских положений вызвал подозрение многих руководителей церкви, и позже Ориген был объявлен еретиком.

Жестокий кризис, поразивший Римскую империю, требовал ответа на вопрос о его причинах. Христианство дало ответ на этот вопрос в посланиях и трактатах карфагенского епископа Киприана (200/10—258). Получив хорошее риторическое образование и сам в течение многих лет бывший ритором, Киприан лишь в зрелые годы стал христианином, и с тем большим рвением защищал основные догматы своей новой веры, решительно выступая против язычников и раскольников. По его мнению, упадок империи и связанные с этим людские страдания совершенно закономерны, ибо как природа стареет, так стареет и весь мир, и вслед за роскошью лета приходит суровость зимы. Вот такая зима и наступила в империи. Спасением же является только христианская вера, укрепить и сохранить которую может лишь Церковь, вне которой нет спасения.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>