Полная версия

Главная arrow История arrow История римской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ФОРМИРОВАНИЕ ЦЕРКВИ

Увеличение количества общин и усложнение их внутренней структуры потребовали и их организационного оформления. Ранние общины были довольно аморфны и организованы по демократическому принципу. Ими управляли собрания верующих, а признанными руководителями были апостолы, пророки, учителя, положение которых определялось признанием за ними божественной благодати — харизмы. Харизма проявлялась в даре проповедовать, предсказывать будущее, совершать чудеса. Таких харизматиков верующие очень чтили, но их власть опиралась только на личный авторитет. Противопоставления харизматиков основной массе верующих не было, ибо все христиане считали себя святыми, предназначенными к новой жизни.

Важной стороной жизни ранних христианских общин были совместные трапезы, выражавшие идеал братской любви. Организовывали трапезы и служили за столом специальные служители — диаконы (от греч. «диаконео» — служить, оказывать услуги). Другим важным аспектом деятельности общины была благотворительность, помощь вдовам, сиротам, неимущим. Этим занимались епископы (по-гречески «надзиратели»). Для благотворительности были нужны средства, и их доставляли сами верующие. В одних общинах вступившие в них отдавали все свое имущество, в других — его часть. Позже установился обычай отдавать на дело веры десятую часть своих доходов. Этими средствами и распоряжались епископы. Епископам должны быть свойственны непорочность, миролюбие, бескорыстие, но в то же время умение управлять имуществом, доказанное умелым хозяйствованием в своем собственном доме.

С усложнением структуры общин в них выделяются пресвитеры (старейшины), которые вместе с епископами и диаконами образуют особый аппарат внутри общины. Чтобы распоряжаться средствами, надо было иметь и навык, и соответствующий ум, и некоторую образованность. Поэтому епископами становились наиболее опытные и образованные люди, и они скоро начали претендовать и на общее руководство общинами, и даже на толкование тех или иных вероучительных вопросов. Пресвитерами тоже становятся не столько самые старые, сколько самые авторитетные члены общины. Так появляется противопоставление возникающего священства основной массе верующих.

В конце I в. римский епископ Климент уже потребовал подчинения епископам. Но сначала епископы руководили общинами в Сирии и Малой Азии. Там уже в начале II в. было по одному епископу в общине, и Игнатий Антиохийский тогда же требовал полного подчинения его власти. Для обоснования монархической власти епископов выдвигается идея «апостольской преемственности»: Христос назначил своими преемниками апостолов, а те рукоположили первых епископов, преемниками которых являются нынешние. В середине II в. монархический епископат побеждает почти везде. Епископу помогает в управлении совет пресвитеров, а в богослужении оказывают помощь диаконы. В некоторых местах еще сохраняется и пресвитерское управление. Такое управление, например, довольно долго сохранялось в Александрии и в некоторых испанских общинах.

Так община, в которой все верующие были равноправны, подчиняясь не власти, а признанному авторитету апостолов или пророков, заменяется церковью. Церковь является жестко структурированной организацией с четким делением на мирян и духовенство, или клир, который сам делится на несколько степеней — епископы, пресвитеры, диаконы. Носителем благодати и святого духа теперь признается только клир. Внутри клира устанавливается система жесткого подчинения младших по положению старшим. Было объявлено, что апостолами можно считать только личных свидетелей земной жизни Иисуса (в какой-то степени исключение было сделано для Павла), а пророков после явления Христа больше не существует.

Утверждение монархически организованной епископальной церкви проходило не без борьбы. Реакцией на него явился монтанизм. Бывший языческий жрец Монтан, обратившийся в христианство около 156 г., решительно выступил против существующих церквей. Он утверждал, что задачей человека является живое общение с Богом, а церковь с существующей в ней иерархией для этого не нужна, что это общение проявляется в индивидуальной благодати, преимущественно в пророчестве. По утверждению Монтана, Христос скоро снова явится на землю и наступит конец мира, поэтому надо отказаться от всего мирского, в том числе имущества и семьи, строго следовать абсолютно всем моральным предписаниям и не иметь ничего общего с этим миром. Только те, кто следует этим правилам, смогут спастись. По утверждению Монтана, только его аскетические последователи предназначены для вечного спасения, а остальные христиане немедленного блаженства не приобретут, не говоря уже о язычниках. Монтан признавал роль женщин в религиозной жизни, и именно спутницы Монтана Прииска и Максимилла объявили его Параклетом (Утешителем), возвещающим второе пришествие Христа. Монтан объявил малоазийский городок Пеппузу Новым Иерусалимом, куда и явится Христос во время своего вторичного явления на Земле. По призыву Монтана многие люди, особенно экзальтированные женщины, отказывались от имущества и семьи и направлялись в Пеппузу. Монтанизм широко распространился в Малой Азии, но его последователи имелись и в других частях империи, в том числе в Риме. Епископы, особенно малоазийские, решительно выступили против монтанистов. Для обсуждения этого вопроса они стали собираться на свои провинциальные съезды, синоды. Так в церковную практику вошел еще один институт — синод или собор. Против монтанистов выступил и римский епископ Виктор, к авторитету которого обратились его восточные коллеги. Хотя монтанизм еще продолжал существовать некоторое время, а подобные идеи вообще неоднократно выдвигались и позже, в целом это движение было сломлено, и это привело к еще большему укреплению власти и авторитета епископов.

Ранние общины обменивались проповедниками, посланиями, принимали членов других общин при посещении других городов, но организационно объединены не были. С широким распространением христианства и созданием сети структурированных церквей возникла и необходимость их объединения. Живя в Римской империи, христиане, естественно, восприняли и существующие административные единицы. Они стали объединяться в рамках провинций. Епископы провинциальных центров (на Востоке, а иногда и на Западе, таких епископов называли митрополитами) стали осуществлять высшую власть над другими церквами. Митрополией Сирии стала Антиохия, Египта — Александрия, Африки — Карфаген. Епископ Рима, столицы империи, стал претендовать на руководство всеми церквами государства. Это вызвало противодействие некоторых других епископов, в частности Антиохии и Карфагена, и утвердить свою абсолютную власть во всем христианском мире главе римской церкви не удалось.

С нарастающим объединением церквей возникло и абстрактное понятие Церкви как земного партнера Бога. Возникает мысль, что в то время как отдельные христиане, даже из духовенства, могут быть грешными, Церковь в целом святая и безгрешная. Появление такой вселенской, или католической, церкви потребовало и ликвидации разногласий внутри нее по различным вероучительным вопросам. Этому должно было способствовать создание канона, т.е. выбор тех религиозных книг, которые признавались безусловно священными и богооткровенными. И к концу II в. первый, хотя еще и не окончательный, отбор был произведен.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>