Полная версия

Главная arrow История arrow История римской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЭЛЛИНСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ

Греческая мысль оказывала в то время огромное влияние на интеллектуальную жизнь империи. Оказавшись под римской властью, Греция и эллинистические страны не утратили свою интеллектуальную мощь. Оправившись от потрясений, связанных с римским завоеванием и гражданскими войнами, восточная (грекоязычная) часть империи вступила в полосу нового культурного расцвета. Этому способствовало и вовлечение высших кругов греческого и восточного общества в правящую элиту государства, начиная с Траяна, и эллинофильская политика ряда императоров, особенно Адриана. Греки понимали неизбежность утери независимости и принимали за благо ту умеренную свободу, какую им предоставляли римские власти. Но это не мешало многим из них чувствовать себя выше покоривших их «варваров», какими они в глубине души продолжали считать римлян, и они с тоской обращались к своему великолепному прошлому, видя в нем утешение при нынешнем подчиненном положении. Они обращались к опыту героев, мыслителей и ораторов прошлого, идеализируя их, распространяя их идеи, стремясь духовно завоевать Римскую империю. Жизнь Плутарха (46 — после 120) является в этом смысле образцом.

Плутарх, принадлежавший к высшим слоям родного города Херо- неи, воспитанный в традициях старой эллинской культуры, жрец Аполлона, являвшийся несомненным греческим патриотом, в то же время имел много друзей в Риме, получил римское гражданство, сделал административную карьеру, был трижды консулом и активно участвовал в одной из войн Траяна. Плутарх соединял в себе эллинство и романство, приверженность родным традициям и верность римскому императору. Он получил хорошее образование и считал себя в первую очередь философом, много писал на морально-этические темы. Но известен Плутарх прежде всего своими «Сравнительными жизнеописаниями». В них он рассказывал о жизни знаменитых греков и римлян, соединяя их попарно по методу сходства или контраста судеб или характеров. Для Плутарха важно было не столько изложить события жизни, сколько обрисовать характеры исторических деятелей в назидание потомству, а также продемонстрировать аналогичность судеб эллинов и римлян.

Вдохновляясь патриотическими чувствами и стремясь показать современникам великое прошлое Греции, Павсаний (111/115 — после 180) в «Описании Эллады» дал целую энциклопедию географии, мифологии, истории и искусства своей страны. Он подробно описывает одну за другой области Эллады, рассказывая буквально обо всех памятниках, которые в данной области находятся, приводя самые разнообразные мифы и исторические сведения, с тем или иным местом либо памятником связанные. Величие Греции для него связано с классическим прошлым, а ее упадок начался с подчинением македонским царям Филиппу и Александру. Эта явная приверженность великому прошлому не мешает Павсанию прославлять императора Адриана, который для него является человеком, возродившим Элладу.

Если для Павсания Александр в известной степени губитель свободы Эллады, то для Арриана (ок. 95—175) он герой, распространивший славу Эллады до самых границ обитаемого мира. Арриан рассказывал о великом походе греков и македонян под руководством этого царя. Будучи в свое время администратором и военным, он со знанием дела, используя источники, современные или очень близкие по времени к Александру, ясно и точно рассказывает о событиях этого, казалось бы, невероятного похода, когда эллины и македоняне разгромили могущественную Персидскую державу. Арриан написал и несколько других сочинений, но описание похода Александра считается главным из них.

Рассказ о жизни и учении всех философов и мудрецов Греции был целью Диогена Лаэртского. Диоген, правда, жил уже в III в., но по умонастроению примыкает к писателям предыдущего столетия. Главное внимание он уделяет составлению биографий философов, не упуская анекдотических деталей, помогающих сделать рассказ более красочным и занимательным. В конце биографии он обязательно приводит краткую характеристику учения данного философа. Диоген объединяет философов по принадлежности к той или иной философской школе, к тому же пытается распределить их по времени, чтобы дать представление об истории эллинской мысли.

Эллинские писатели уделяли внимание и Риму. Аппиан (ок. 100 — после 165) вновь обратился к римской истории, снова пытаясь понять, почему римляне завоевали мир. Причинами этого он считал мудрость, доблесть, выдержанность и твердость римлян. Поскольку Вселенную римляне захватили в войнах, то и историю Рима Аппиан излагал не последовательно, а концентрируя каждый раз внимание на военных действиях, развивающихся в данной стране или в связи с данными обстоятельствами. Значительное внимание уделил Аппиан не только «внешним» , но и гражданским войнам конца республики. Его внимание привлекали не только чисто военные или политические события, но и явления социальной и экономической истории, и порой он именно в них ищет скрытые основания тех или иных видимых всеми событий.

Обращение к прошлому было одной особенностью «эллинского возрождения». Другой особенностью явилось стремление по возможности реставрировать это прошлое. С одной стороны, все более вовлекаясь в общеимперскую жизнь, греки начинали ощущать себя римлянами, а с другой, усилилось чувство общности всего эллинства и его судеб в контрасте с остальными народами империи. Возрождается панэллинизм, уже существовавший в IV в. до н.э. Его выражением стали панэллинские праздники, установленные в Афинах императором Адрианом, покровительствующим грекам.

Другим аспектом этой реставрации стало возрождение красноречия. Ораторы римского времени пытались продолжить великие традиции ораторов классического времени, в том числе софистов. Поэтому новый этап развития греческой риторики именуется второй, или новой софистикой. Ее центрами были школы. Там красноречие стало главным предметом, оттеснив все остальные. Ученики этих школ ориентировались на риторику V и особенно IV в. до н.э., используя в качестве образца речи Демосфена и других великих ораторов того времени, часто даже стилизуя свой язык под аттическую речь классической эпохи. Окончившие эти школы писатели вносили ораторские приемы в свои художественные и даже научные произведения. Софисты не ограничивались школами — выходили на площади и произносили публичные речи. Содержание большинства речей было ничтожным. Часто это были исторические сюжеты. Например, ораторы прославляли великого реформатора VI в. до н.э. Солона или клеймили персидских царей, что, разумеется, было совершенно безопасно и бесполезно. Пустота содержания прикрывалась виртуозностью формы и удивительным разнообразием ораторских приемов, различными стилистическими трудностями, которые ораторы с блеском преодолевали. Публика ничего другого и не требовала, получая от речей удовольствие и иллюзию возрождения славного прошлого. Софисты, получая от публики плату, в погоне за гонорарами переезжали из города в город, театрализовали свои выступления, появлялись перед слушателями в пурпурном наряде с венком на голове и в окружении учеников.

Конечно, не все деятели второй софистики были пустозвонами. Самым знаменитым оратором своего времени был Дион Хризостом, т.е. Златоуст (ок. 40 — после 112 г.). Он был изгнан из Рима Домицианом, но возвращен Нервой. Знаком он был и с преемником Нервы Траяном. Близость к новому двору позволила ему добиться привилегий для его родного города Прусы. В своих многочисленных речах (их сохранилось 80) он, не чуждаясь политики, рассуждал все же преимущественно на нравственные темы, проповедуя идеалы кинической философии, стремясь как можно больше людей увлечь на путь нравственной жизни. Сам прекрасно образованный, Дион ценил и проповедовал ценность классического греческого образования.

Классиком красноречия считался Элий Аристид (117—189), который обычно заранее тщательно обрабатывал речи, ориентируясь на ораторов V—IVвв. до н.э. Речи он составлял как на конкретные живые, так и на выдуманные темы, стремясь каждую из них сделать совершенной, чтобы она могла служить образцом. В политическом плане Аристид — сторонник Рима, он прославляет его мощь, восхищается величием империи. Но это не мешает ему оставаться эллинским патриотом, гордиться славным прошлым Эллады и восхищаться греческой мудростью. Можно сказать, что для Аристида в настоящем времени существует только Римская империя, гражданином которой он себя ощущает, а эллинство принадлежит прошлому.

К концу II в. появляется и теоретическое обобщение софистической практики. Гермоген из Тарса написал ряд сочинений, теоретически обосновывавших ораторское искусство и служивших учебниками в греческих школах. Он сам был оратором, но в конце концов предпочел преподавание и теоретическое обобщение ораторской практики непосредственным выступлениям. На основе анализа речей прошлого, особенно Демосфена, Гермоген создает учение о различных стилях речи, приемах, позволяющих оратору добиться своей цели, качествах, необходимых оратору.

Развивается в это время и художественная литература. Большой популярностью пользуются любовно-авантюристические романы, возникшие на базе эллинистических новелл. Как и новеллы, романы при всех различиях в деталях, именах действующих лиц и описаний стран следуют почти одинаковому сюжету: любовники, разлученные злой волей или обстоятельствами, после многочисленных и порой самых невероятных приключений вновь соединяются. Театром этих приключений часто являются экзотические восточные страны или вообще далекие неведомые земли, описания которых тоже весьма нравилось читателям. Злые разбойники, благородные друзья, верные любовники являются персонажами этих романов. Главные герои — это зачастую пастухи или даже рабы, любовная история которых начинается на фоне идиллического пейзажа, как в романе Лонга «Дафнис и Хлоя». Правда, в конце концов, выясняется, что происхождение героев самое благородное, и только в силу обстоятельств они находились в низах общества.

Развивается сатира. Ее крупнейшим представителем был Лукиан (ок. 120 —после 180). Он учился на скульптора, но не достиг больших успехов, затем выступал как оратор, но и на этом поприще не прославился и наконец обратился к литературе. Лукиан не был создателем жанра сатиры в греческой литературе, но поднял его на невиданную до сих пор высоту. Язвительность Лукиан не щадила не только людей, но и богов. Его любимой литературной формой был диалог, который объединял смелый полет мысли, язвительное остроумие и блестящий художественный талант автора.

Стихотворную басню ввел в греческую литературу Бабрий, живший во II в. Он происходил из Италии, но жил в основном на Востоке. Сюжеты своих басен он часто черпал у старинного баснописца Эзопа, но иногда обращался и к окружающей действительности, используя анекдоты или известные рассказы; мог он и сам придумывать сюжеты.

Этот новый культурный расцвет эллинства был основан на компромиссе: интеллектуальная власть принадлежала эллинам, политическая — римлянам. Это вполне устраивало последних, в том числе императоров. Многие императоры покровительствовали эллинской культуре, оплачивали труд многих ее деятелей, приближали их к себе, использовали их способности в своих целях, но в то же время сурово карали при малейшем подозрении в нелояльности. Большую роль в эллинском возрождении играли частные лица, богачи, тратившие часть своего богатства на покровительство искусству и украшение городов. Самым известным из таких греческих меценатов был Герод Аттик (101 —177) из аттического города Марафона. Он был софистом, выступал в качестве оратора, занимал ряд должностей в Афинах. Герод Аттик унаследовал огромное состояние, которое он использовал для финансирования строительства различных сооружения, причем не только в Афинах, но и в других греческих городах. По его инициативе и на его средства были построены стадион в Дельфах и водопровод в Олимпии, Пейренский фонтан в Коринфе и святилище Посейдона на Истме. Но больше всего Герод Аттик стремился обустроить, разумеется, Афины. Там за его счет были созданы облицованный мрамором стадион, одеон у подножья Акрополя и храм богини удачи Тюхе.

Эллинское возрождение в его различных проявлениях процветало во многих эллинских городах, но его основным центром были Афины. И императоры покровительствовали этому городу. В результате Афины возвращают себе славу культурной столицы эллинского мира.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>