Полная версия

Главная arrow История arrow История римской культуры

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ВОСТОЧНЫХ КУЛЬТОВ. МИСТЕРИИ

В период Ранней империи все большее распространение получают так называемые мистерии. Они появились в Риме еще в республиканское время, но в основном стали укореняться при империи. В мисте- риальных культах устанавливались личные связи между человеком и божеством. Греческое слово «мистерия» означает «тайны, таинственные священнодействия». Для вступления в круг вовлеченных в эти таинства необходимо было особое посвящение, которого удостаивались далеко не все люди. Основу всех этих культов составляло представление о скрытых от обычных людей свершениях и знаниях. Только специально посвященные, прошедшие трудный путь испытаний и порой различных ступеней посвящения, принявшие многочисленные ограничения в своей повседневной жизни могут постигнуть эти знания. Прежде всего это были знания жизни и смерти, и эти знания, по мнению посвященных (мистов), давали им надежду на посмертное блаженство. По словам Цицерона, мистерии показывали людям, как жить в радости и умереть с надеждой. Особенно привлекали римлян мистерии, связанные с культами восточных божеств. Таинственный мир Востока, столь не похожий на привычный римлянам и грекам, и отталкивал, и привлекал многих римлян, как, впрочем, и греков.

Восточные культы стали занимать все большее место в общей религиозной картине Римской империи I—II вв. Если греческих богов римляне рассматривали как своих собственных, но только с другими именами (а греки также рассматривали римских богов), то восточные божества с греко-римскими не сливались, и это, в частности, выразилось в сохранении ими своих восточных имен. Еще в эпоху республики римляне приняли культы Кибелы и Аттиса, и теперь эти культы и связанные с ними мистерии распространились еще шире. В середине I в. в отправлении этого культа произошло очень важное изменение. Если до этого жрецами Кибелы и Аттиса, которых называли галлами, были только уроженцы Востока, в основном лидийцы, то с этого времени среди них появляются и римляне. Возникает даже фигура «Аттиса римского народа». Культы и мистерии Кибелы и Аттиса окончательно принимают общеимперский характер, отрываясь от своей этнической основы.

В эпоху империи большое место в религиозном сознании римлян занимают культы египетской Исиды и иранского Митры. Эти культы также имели мистериальный характер, что и привлекало к ним большое число поклонников. В мистерии, в которых осуществлялась таинственная личная связь посвященных в них людей с соответствующим божеством, чего не существовало в официальной римской религии, люди часто уходили, чтобы найти там убежище от тягот реального мира с его заботами и трудами и все усиливающимся гнетом власти. Мистерии часто оказывались последним прибежищем личности. Вероятнее всего, римляне заимствовали эти культы не прямо от египтян или иранцев (либо малоазиатов), а через эллинистическое посредство.

Исида нашла поклонников в самых разных слоях римского населения, но женщин было больше, чем мужчин: эта богиня воспринималась прежде всего как страдающая жена и мать, что было особенно близко женщинам. Этот ее аспект и в не меньшей степени обретение ею блаженства стали основой относительно широкого принятия культы Исиды римлянами. Вместе с Исидой римляне (и особенно римлянки) поклонялись Осирису и Серапису, которые рассматривались как ее супруги.

В культе Исиды мистерии играли большую роль. Исида — египетская богиня, но сами египтяне никогда не были причастны к этим мистериям. Содержанием этих мистерий являлся постепенный переход Исиды от страдания к блаженству, что было воплощено в мифе о муках Исиды, потерявшей мужа, о находке ею тела супруга и последующем его воскрешении, о конечном обретении богиней блаженства. Подобным образом и мисты Исиды переходят через страдания этого мира к обретению вечного блаженства, после гроз судьбы и суровых бурь к пристани отдохновения и алтарям милосердия. Египетское происхождение богини наложило на ее мистерии определенный отпечаток: жречество было резко отделено от остальной массы поклонников богини, так же как одежда жрецов отличалась от одежды посвященных (жрецы носили узкие белые льняные одежды до пят, а посвященные — тоже белые льняные, но значительно более короткие). Мужчины при этом брили головы, а женщины умащивали волосы и покрывали головы прозрачными накидками.

Поклонники Исиды делились на три группы: жрецы, посвященные и остальные люди, поклоняющиеся богине. Последние могли участвовать в священной процессии и слушать молитву, читаемую жрецом по особой книге перед воротами храма. Но только посвященные имели право входить в сам храм. Они должны были всю оставшуюся жизнь посвятить себя служению Исиде, что, однако, не означало отказ от светской жизни и исполнения различных житейских обязанностей, включая государственные. Однако не каждый желающий мог быть посвящен в мистерии Исиды; считалось, что сама богиня избирает своих мистов среди многих. Избранный предварительно 10 дней постился, воздерживаясь от мяса и вина, а на 11-й день проходил торжественный обряд посвящения в таинства Исиды. Жрец облекал посвящаемого в плащ из грубого холста и вводил его в храм. Там проходила сама церемония, символизирующая смерть человека для этого мира и возрождение в мире блаженства: посвящаемый переступал порог потустороннего мира, созерцал какие-то сцены, участником которых, может быть, был и сам и которые показывали различные ужасы мира смерти, после чего загорался свет, воплощающий солнце. Все это происходило ночью, а утром одетый в 12 священных одежд, с пальмовым венком на голове и факелом в правой руке посвященный вставал на особое возвышение перед статуей Исиды, после чего являлся публике, радостно его приветствующей. Вслед за тем новый мист устраивал многодневные трапезы, которые порой могли даже разорить его.

Среди посвященных также существовала своя иерархия. Наиболее благочестивые могли проходить подобные посвящения трижды, каждый раз приобщаясь к более глубоким тайнам учения Исиды. Так, вторично человек посвящался уже в тайны Осириса, супруга богини и владыки подземного мира, но лишь третье посвящение давало гарантию вечного блаженства. Только после него посвященный мог участвовать в самых сокровенных богослужениях и стать жрецом Исиды.

Кроме различных богослужений и молитв важной частью мистического культа Исиды являлась священная процессия. Она проходила в праздник богини, который отмечался весной, когда становилось возможным мореплавание. В процессии участвовали все желающие, но проходила она под руководством жрецов, первый из которых нес зажженную лампу, символизирующую свет надежды и истины. Остальные жрецы несли другие священные предметы, а также изображения других богов, связанных с загробным миром, в том числе Ану- биса. Процессия подходила к морю, и на воду спускался заранее приготовленный корабль Исиды, украшенный золотом. После того как священный корабль скрывался из поля зрения, вся процессия возвращалась к храму, около которого читались молитвы, предназначенные для всех собравшихся, включая непосвященных.

Культ Митры согласно преданию принесли с собой пираты из Малой Азии, взятые в плен в 68 г. до н.э. и приведенные в Рим в качестве рабов. Это вполне возможно, хотя долгое время практически никакого влияния на религиозную жизнь римлян этот культ не оказывал. Иногда предполагают, что первоначальный культ Митры возник в Северном Причерноморье и оттуда через Балканский полуостров проник в Италию и Рим, а затем малоазийский и причерноморский культы объединились в римском варианте митраизма. Как бы то ни было, культ Митры обрел в римском обществе относительно широкую аудиторию.

Поклонение Митре отмечается во всех частях империи вплоть до самых отдаленных провинций, не говоря уже об Италии и самом Риме. В армии поклонников Митры, как кажется, было больше, чем в других группах населения империи, ибо образ бога, постоянно сражавшегося со злом, весьма привлекал воинов, главной задачей которых также была постоянная война. Однако только армией митраизм не ограничивался. Он нашел свою аудиторию среди чиновников и торговцев, отпущенников и даже более или менее образованных рабов. Главной средой, воспринявшей культ Митры, был, пожалуй, средний класс общества — даже в армии он больше распространился среди офицеров, чем среди рядовых воинов. Отдельные поклонники Митры появлялись и среди высшей аристократии, при дворе, и даже некоторые императоры, например Коммод, становились его почитателями. Но в целом высшие круги общества и подавляющее большинство правителей относились к Митре настороженно, хотя поклонники Митры всячески подчеркивали не только свою лояльность по отношению к империи и императору, но и роль их бога как покровителя высшей власти вообще и армии как важнейшей опоры этой власти. Официальным культом митраизм, несмотря на широкое распространение во всей империи, так никогда и не стал.

Культ Митры соединил в себе восточные, особенно иранские, греческие эллинистические и римские черты. В его рамках было разработано свое священное учение, в котором соединение все этих черт проявилось довольно ярко. Вершиной божественной иерархии митра - исты считали верховное божество, воплощающее всепоглощающее время. Его идентифицировали с греческим Кроном и римским Сатурном, а иногда неопределенно называли Веком (Эоном, Saeculum). Изображали его в виде крылатого чудовища с головой льва и человеческим телом, обвитым змеей — символом вечного круговорота времени, которое держит в руках царский скипетр и небесную молнию. Это божество создало Юпитера — Небо и Юнону — Землю, а уже те, соединившись, сначала произвели Нептуна, т.е. Океан, а затем и всех других богов. Юпитер принял от Сатурна правление над миром. Он и другие боги воплощают собой добро, которое постоянно ведет борьбу со злом, и самое активное участие в этой борьбе принимает Митра. В митраизме Сатурн (всепоглощающее время) представляет собой стабильный аспект бытия, в то время как вечный борец Митра — динамичный.

Митра — это бог небесного света, обитающий между небом и преисподней, и уже поэтому он посредник, находящийся в центре всего. Ему посвящен 16-й день (т.е. практически середина) каждого месяца. Он связан с Солнцем, которое также занимает среднее место среди планет. Родился Митра от скалы и при рождении носил на голове особую шапочку — фригийский колпак с загнутым верхом, был вооружен кинжалом и держал факел. С самого рождения его главной обязанностью стала постоянная борьба. Он вступил в бой с Солнцем, но после боя заключил с ним союз. Главным противником Митра стал страшный бык, который был побежден Митрой, но вскоре вырвался на свободу. Тогда солнце послало своего вестника ворона к Митре, и тот снова сражался с быком и убил его. Из тела убитого быка произошли трава и другие растения, из мозга — пшеница, а из крови — виноград. Появились на свет и люди, и Митра стал особенно заботиться именно о них. Другая его обязанность — поддержание существующего порядка в мире, которому постоянно угрожают силы зла и тьмы, воплощенные в постоянно воскресающем быке, поэтому Митра постоянно с ним борется.

Борьба со злом идет не только в мире, но и в душе каждого человека. Души реют в воздухе, но затем спускаются на землю, чтобы вселиться в смертное тело, и во время пребывания в нем испытывают постоянное воздействие сил зла. Чтобы одолеть это пагубное воздействие, человек должен очиститься и победить в самом себе различные пороки и побуждения путем строгого аскетизма, отказа от всех наслаждений, в том числе любовных. Злые силы постоянно стремятся отвратить людей от добродетели и праведности, и люди, как и Митра, постоянно борются с ними. Поэтому содержанием человеческой жизни является вечное служение. После смерти тела душа попадает на суд, творимый Митрой. Если пороков оказалось больше, чем добродетелей, душа низвергается в преисподнюю, где подвергается различным мучениям. Более или менее праведная душа поднимается наверх и проходит через семь небесных сфер, соответствующих планетам, включая Солнце и Луну, и в каждой сфере она очищается от определенных оставшихся у нее пороков. Совершенно очистившись, такая душа попадает в восьмую сферу, где обитают боги, с которыми она соединяется в наслаждении вечной красотой. В конце концов Митра все-таки убьет страшного быка, после чего воскресит всех людей. Воскресшее человечество объединится в единую семью независимо от происхождения. Но воскреснут не только добрые, но и злые люди. И тогда Юпитер или по его поручению Митра окончательно отделит одних от других. Злые будут полностью уничтожены, а добрые обретут бессмертие.

Однако добрыми являются далеко не все люди, даже если они вели добродетельную и аскетическую жизнь, а лишь те, кто посвящен в мистерии Митры, кто постиг тайное учение митраизма. Именно их души поднимутся в небесные сферы и обретут вечное блаженство в конце времен. Посвятиться в таинства Митры было довольно трудно. Существовало семь степеней посвящения, каждая из которых имела свое название — «ворон», «нимф», «воин», «лев», «перс», «гелиодром» (солнечный вестник), «отец». Эти степени связаны с небесными телами:

«ворон» — с Меркурием, «нимф» — с Венерой, «воин» — с Марсом, «лев» — с Юпитером, «перс» — с Луной, «гелиодром» — с Солнцем, «отец» — с Сатурном. Вступление в даже самую нижнюю степень — степень «ворона», сопровождалось суровыми испытаниями, переход на каждую новую ступень тоже требовал выдержки. Посвящаемых буквально пытали огнем, водой, раскаленным железом и другими страшными средствами. И только окончательно очистившийся и достигший высшей ступени человек мог рассчитывать на возрождение в вечности и участие в пиршестве богов. Отражением небесного пиршества на земле были священные пиры, в которых участвовали посвященные в митраистские мистерии — они приобщались к богу, вкушая хлеб, воду и вино. Поклонники Митры объединялись в общины, которые разделялись на основную массу верующих и жрецов, осуществлявших духовное руководство общиной, но все-таки все члены митраистской общины считались братьями. Таких общин становилось в империи все больше.

Однако не все мистерии были связаны с восточными культами. Мистерии занимали определенное место и в греческой религии и с распространением некоторых греческих культов появились в Риме. Еще во II в. до н.э. в Риме получили распространение мистерии, связанные с культом Диониса—Вакха. Принятые суровые меры, как об этом говорилось в соответствующей главе, на какое-то время остановили это распространение и взяли вакханалии под контроль, но позже мистерии в честь Вакха возобновились в римском обществе. Другим мистериальным культом был культ Деметры и ее дочери Коры (Персефоны). Местом этих мистерий был греческий город Элевсин, и все больше римлян посвящали себя в элевсинские мистерии. Но в самом Риме эти мистерии не проводились: чтобы быть посвященным в таинства Деметры и Коры, надо было направляться в Элевсин. Хотя этим двум богиням соответствовали римские Церера и Прозерпина, в мистериях богини свои имена не изменяли. Еще одним мистическим культом был культ кабиров — таинственных древних богов, сыновей Гефеста (Вулкана), которым отец поручил властвовать над металлами и их добычей, наблюдать за полями и защищать моряков. Об этом культе известно очень мало — можно сказать только, что, как и в других подобных случаях, люди, посвященные в таинства кабиров, получали надежду на личное спасение и посмертное блаженство.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>